Лягушки, змеи и водяные крысы: радиослушатели вспомнили самую необычную еду

Тарталетки
Слушатели Радио «Комсомольская правда» поделились воспоминаниями о самых экзотических блюдах, которые им доводилось пробовать. Об этом они рассказали в эфире программы «Дежавю» Михаила Антонова.

В очередном выпуске программы «Дежавю» воспоминаний ведущий Михаил Антонов предложил слушателям рассказать о самых необычных блюдах, которые им доводилось пробовать в прошлом.

Оказалось, что среди поклонников «Дежавю» есть множество гурманов. Так, одна из них призналась, что ей понравились лягушачьи лапки, поскольку очень напомнили ей по вкусу курицу.

Высоко оценил сочетание дранников со сгущенкой и вареньем еще один слушатель, а вот следующему повезло не так: как-то пришлось есть коровье вымя: «Напоминает белую резину. Чтобы я еще хоть раз!».

Другие слушатели вспомнили армейскую службу.

«Там я попробовал манную кашу на воде с селедкой. Мерзостнее я в своей жизни ничего не ел, отвратительно», «В 1983 были в армии, наелись пшена со скумбрией. На завтрак оно, в обед приходишь в первом плавает лук и пшено со скумбрией, на второе опять пшено со скумбрией», — рассказали они о поражающем воображение «разнообразии».

Не оценили слушатели и такие блюда, как жареная селедка, шведский деликатес — подтухшую селедку со специальной обработкой, рубленную первловку с толстым слоем жира и куском сала прямо с кожей.

Оказались среди участников радиопрограммы и счастливчики, которым в 1960-х, по тем временам вообще роскошь, довелось побывать в круизе по Средиземному морю с иностранным экипажем.

Осьминожек с желе «руссо туристо» оценили, а вот от мяса черепахи у непривыкших к такой экзотике советских людей случилось несварение. Равно как и от устриц.

Не произвели должного впечатления, а то и вовсе оставили равнодушными слушателей мясо крокодила, черная икра и крабы. К мясу змеи они отнеслись терпимо, а нутрия — водяная крыса — пришлась ко двору.

Из детских впечатлений, от которых сейчас их передергивает, слушатели вспомнили о сливочном масле, которое ели, как леденец, и серый ржаной хлеб с сигаретным пеплом, по вкусу напоминавший яичницу.