«Как будто до «короны» ситуация была блестящая»: что ждет российский спорт после пандемии

Газпром-арена
В первом выпуске программы «Спорт без короны» Константин Терехов поговорил с создателем ФК «Арарат» Арамом Габреляновым и президентом ФК «Велес» Евгением Шиленковым о том, что ждет спорт после пандемии.

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


К. Терехов:

- Здравствуйте. Меня зовут Константин Терехов. В эфире первый выпуск программы «Спорт без короны». Я думаю, уже без названия нашей программы понятно, о чем мы будем говорить. Приостановлены практически все чемпионаты, только белорусы что-то пытаются доигрывать. Закрываются спортивные клубы в России. Много говорится о том, что футболистам урезают зарплаты. И народ очень радуется этому, особенно в регионах. Лично знаю, что приветствуют прямо-таки с ликованием это урезание зарплат. Мусолятся самые разные бытовые скандалы. Каждый день поступают новости, причем напрямую со спортом не связанные, но действительно влияющие на положение дел в российском спорте, причем новости не самые радостные.

Но в целом программа «Спорт без короны», которая теперь будет выходить каждую неделю по пятницу в 17.00, посвящена самому главному вопросу, который волнует и спортивных болельщиков, и спортивных функционеров, и непосредственно спортсменов, - что будет после пандемии. И каждую неделю у нас в гостях будут первые лица большого спорта, те люди, которые действительно принимают решения, которые определяют политику в российском профессиональном спорте. Будут у нас и звезды, которых вы все прекрасно знаете, будут и представители власти.

Сегодня у нас в эфире, в первом выпуске программы «Спорт без короны» люди, которые пришли в спорт как в бизнес (по крайней мере, так это видится со стороны). Сегодня мы приветствуем создателя футбольного клуба «Арарат» (Москва) Арама Габрелянова. Также с нами Евгений Шиленков, президент футбольного клуба «Велес», топ-менеджер компании «Велес Капитал», инвестор в футбол. Я правильно вас называю, Евгений Викторович?

Е. Шиленков:

- Ну, можно и так сказать.

К. Терехов:

- Мы все в Зуме, как сейчас это принято и модно. Сейчас даже появилось такое понятие – спецзум, когда первое лицо РФ проводит свои встречи и совещания, все находятся в Зуме. Арам Ашотович, вы как проводите карантин? Я смотрю, вы в рабочем кабинете.

А. Габрелянов:

- Ну да. А что остается делать? Отсюда и работаю.

К. Терехов:

- То есть на дачу не уехали, как большинство?

А. Габрелянов:

- Нет, я на даче.

К. Терехов:

- Но рабочий процесс идет. У вас как график выстроен? Вы так же, как обычно, просыпаетесь в 5 утра – и вперед?

А. Габрелянов:

- Ну да, планерки, звонки, все как обычно. В принципе в СМИ же нет ни суббот, ни воскресений. Все время на связи. Мы все на дистанции, коллектив у нас не работает, кроме журналистов, которые выезжают по заданиям.

К. Терехов:

- Евгений Викторович, я вижу, вы точно на даче, судя по интерьеру.

Е. Шиленков:

- Да, уже давно, два месяца.

К. Терехов:

- Многие наслышаны о вашей истории, связанной с коронавирусом. Мы знаем, что ваша супруга переболела, знаем, что у вас тоже непростая ситуация. Как сейчас, все живы-здоровы?

Е. Шиленков:

- Ну, мы переболели. У меня просто тесты не показали. Два месяца назад была немного другая система, не такая, как сейчас тестируют людей. Пневмония, лекарства – все, как полагается. Наверное, уже и антитела есть. У супруги, по крайней мере, точно. Когда забирали в больницу, вообще все было непонятно и неоднозначно. Но это вопрос диагностики, вопрос медицинский, ты не веришь до конца, но за эти два месяца про коронавирус уже знаешь если не все, то достаточно много, всю симптоматику на себе переживаешь и понимаешь, кто болеет, кто не болеет. И сам понимаешь, болел ты или не болел, даже без теста.

К. Терехов:

- То есть Евгений Шиленков сейчас может стать таким донором для всех этих антител? У вас уже пытались как-то арендовать эти антитела?

Е. Шиленков:

- Нет, у меня официального подтверждения нет, а у супруги есть. В Склифосовского еще в марте проводили исследование на антитела. Это штука, которая единственная работает, - плазма из антител, как я понимаю.

К. Терехов:

- Мы желаем всем здоровья и переходим непосредственно к спорту. К нам присоединяется наш спортивный эксперт, обозреватель «Комсомольской правды» Андрей Вдовин. Самые свежие спортивные новости. Андрей, что нового в спорте?

А. Вдовин:

- Полно всего в спорте нового на самом деле. И первая новость, о которой я хотел бы вам рассказать, это трансферная бомба, которая разразилась не где-нибудь в футболе, а в фигурном катании. Александра Трусова, та самая 15-летняя девчонка, которая умеет делать сумасшедшее количество четверных прыжков, внезапно поменяла тренера, ушла от легендарной Этери Тутберидзе к не менее легендарному Евгению Плющенко. Это, конечно, самое большое событие, которое могло случиться в фигурном катании. И это большой вызов как Трусовой, так и Плющенко. Потому что у него не было спортсменов такого уровня. И для Трусовой это тоже риск, потому что она была ведущей фигуристкой. И тут как сложится дальше сезон, совершенно непонятно. А мы должны понимать, что у Тутберидзе и Евгения Плющенко такая война между собой идет, и сейчас еще на ледовых площадках, когда начнутся соревнования, это противостояние будет еще более жестким.

К. Терехов:

- Андрей, а в фигурном катании, как в футболе, тоже бабло побеждает зло? Или там какие-то личные отношения?

А. Вдовин:

- Конечно, экономическая история тоже есть в этом переходе. Потому что та же Трусова должна думать, что она будет делать, после того как закончится ее карьера действующей спортсменки. А девчонки, они же там однодневки, два-три года – и все, ты уже должна выступать в шоу. У Тутберидзе шоу как таковых нет, и там полно прим, а у Евгения Плющенко такой примы, как Трусова, сейчас тоже нет. И я думаю, что это с расчетом на будущее сделано.

Константин Терехов

К. Терехов:

- Андрей, у нас тут сегодня футбольные люди собрались. Свежая новость, что Максим Орешкин, помощник президента, возглавил ЦСКА. Что там с чемпионатами? Говорят, Бундеслига возобновляется?

А. Вдовин:

- Да, это тоже самая главная новость на сегодняшний момент. Потому что Бундеслига первой из чемпионатов собирается выходить из этой паузы. И все за ними, конечно же, следят. Во-первых, это психологически очень важно. Потому что – как пойдет у немцев, как у них все сложится? И дальше все смотрят еще, какие регламентные нормы принимать, когда возобновится этот чемпионат. Потому что у них все это разработано здорово, там очень много регламентных деталей – на стадионе не может быть больше 322 человек. Я напомню, что возобновляется чемпионат без зрителей. Там нельзя будет ездить в одном автобусе всей команде. Там надо будет даже на скамейке запасных сидеть с таким расчетом, чтобы была социальная дистанция. Футболисты даже ограничены в том, чтобы заниматься сексом. Так что там все прописано до деталей. И я думаю, что если наш российский чемпионат будет возобновляться…

К. Терехов:

- …то у нас сексом разрешат заниматься все-таки.

А. Вдовин:

- Я не знаю. Но думаю, что многое в регламенте будет списано с Бундеслиги.

К. Терехов:

- Арам Ашотович, не все, но некоторые особо приближенные к спортивной действительности, внутренней кухне знают о том, что вы собирались делать футбольный клуб «Москва-Сити». Непонятно, что там с вашим московским «Араратом», какая-то странная история с ним. Очень ярко все начиналось. Я достаточно близок к спорту, слежу за футболом, но что с «Араратом», мне непонятно.

А. Габрелянов:

- Они снялись. Я уже к этому не имел отношения.

К. Терехов:

- Для вас сейчас этот «коронакризис» - это шок, терапия? Что будет с вашими футбольными, спортивными проектами?

А. Габрелянов:

- Вот вы говорите: что будет после «короны», как будто до «короны» просто блестящая ситуация была в спорте, в футболе. Я думаю, что Мутко больше вреда принес российскому футболу, чем любой коронавирус. И то, что творят сейчас руководители футбола, те же владельцы Газпрома, те же владельцы «Спартака» (Федун, например)…

К. Терехов:

- Федун в больницу уехал сегодня, говорят.

А. Габрелянов:

- Ну да, он болеет (дай бог ему здоровья). Но проблема в том, что спорт уже давно, по сути, в России угроблен. Тут вопрос же не в коронавирусе, это было и до коронавируса. Коронавирус сейчас просто хорошая отмазка для местных властей, которые кое-как заставляли: давайте финансировать вторую Лигу. Я не знал владельца «Велеса», но я знал, что они хорошие, толковые специалисты, развивают свою команду. С такими возможностями, которые у них, как можно конкурировать с тем же «Зенитом»? 200 миллионов евро государственных денег (по сути, наших с вами денег) тратится на «Зенит». И как с ними конкурировать?

К. Терехов:

- Арам Ашотович, вы говорите: до этого Мутко все угробил, наши суперклубы всё угробили, эти госкорпорации. А что вы-то туда полезли, в этот бизнес?

А. Габрелянов:

- Я вам скажу. Я всегда болел за две команды – как армянин болел за «Арарат» (Ереван») и за «Спартак». Это была моя мечта детства – я хотел сделать команду «Арарат» (Москва). Я думал, что это будет чисто бизнес, мы начнем что-то развивать. Но я понял, что в России… Я сейчас не хочу с себя вину снимать, наверняка были и у меня какие-то ошибки. Я очень внимательно смотрю, как развивается английский футбол, немецкий футбол. Это чисто проектные работы. Люди вложили деньги (государство или клубы вложили деньги), потом раскрутили это всё и на этом стали зарабатывать.

Я могу привести пример. Есть такая компания Netflix (сериалы). Они взяли кредит около 15 млрд. долларов. Они расплачиваются. Но сам Netflix стоит сейчас 170 млрд. долларов. Вот она, капитализация. Вот так все раскручено. Если вы сейчас возьмете любой английский чемпионат, так он стоит, наверное, сотни миллиардов, если не под триллион.

А здесь система другая. Здесь владельцы нескольких клубов, тот же владелец Газпрома Миллер, ему в кайф, берет деньги Газпрома, 200 миллионов, потратил. На стадионе сидит, смотрит футбол. Не свои же тратит, а газпромовские.

К. Терехов:

- Евгений Викторович, Араб Габрелянов говорит о том, что никакого бизнеса нет, что даже разочаровался несколько во всех этих футбольных делах. У вас совершенно новый проект – ФК «Велес», успешный, судя по результатам в турнирной таблице (фактически вышел в первую национальную футбольную Лигу). Вы разработали, как мы понимаем, бизнес-модель, вложили средства, создали некую систему подготовки, скаутинга этих футболистов. И что, сейчас проект можно закрывать?

Евгений Шиленков

Е. Шиленков:

- Очень много вопросов. Давайте по порядку. Во-первых, соглашусь с Арамом Ашотовичем, что бизнес и футбол в России это две разные вещи, тут с Англией, Испанией, Германией сравнивать, к сожалению, не приходится. Потому что без помощи контролирующего акционера – владельца клуба ни один клуб, будь Газпром, будь «Велес», не сможет существовать просто. То есть те деньги, которые он зарабатывает с футбола, этого недостаточно, для того чтобы покрывать те расходы, которые несет каждый из клубов в любой из лиг. Это, к сожалению, та реальность, которая есть. Можно проводить аналогии с любыми европейскими чемпионатами, где все немножко иначе, и там клубам можно существовать на те деньги, которые они зарабатывают непосредственно с футбола, но это не про Россию, к сожалению.

У меня была примерно такая же история. Я не мечтал о том, чтобы сделать ФК «Велес», но так звезды легли, это спонтанное решение, которое возникло у меня, и захотелось попробовать, что такое по-настоящему российский футбол. Я как болельщик, как отчасти футболист в прошлом в разных ипостасях уже попробовал футбол, но изнутри эту игру я еще не щупал. Это уникальный опыт, который (к сожалению или к счастью) можно было получить, только сделав что-то самому. Никто бы меня президентом футбольного клуба, условно, моего любимого ЦСКА, наверное, не сделал.

Понимая, как устроена система, я понимаю, что отчасти я поливаю песок, потому что мой доход – это сэкономленный расход. И моя задача – сделать эффективный менеджмент во всех его направлениях с точки зрения, во-первых, количества потраченных ресурсов (как финансовых, так и человеческих, так и любых других) на качество, которое я получу в виде спортивного результата. И, конечно же, мне как менеджеру, как бизнесмену интересно получать это было бы не только в очках, голах и призах, но и в финансах. Потому что для меня задача – хотя бы жить в ноль (с точки зрения футбола). Это основная история, которую я бы хотел. Но, увы, система в России не выстроена таким образом, чтобы зарабатывать на футболе. И я думаю, что благодаря коронавирусу, наверное, мы все легитимно получим возможность сократить расходы, а у кого-то, может быть, и на то, чтобы по минимуму существовать, денег не хватит. Мы и сейчас уже видим команды, которые, к сожалению, не смогут участвовать. Но, учитывая, что вирус завтра не пройдет, и послезавтра, скорее всего, тоже, эти проблемы… Вообще российский футбол это проекция на экономику, на то, что происходит в стране в целом, что происходит с ценами на нефть, что происходит с бюджетом и что в целом происходит в экономике. И это, так или иначе, шлейфом отражается на российском футболе.

К. Терехов:

- К нам подключился Евгений Ловчев. Евгений Серафимович, стоит ли доигрывать российский чемпионат? И будет после коронавируса с нашим футболом? Начнется ли какое-то отрезвление?

Е. Ловчев:

- То, что отрезвление начнется, - без сомнения. Люди, которые вкладывают деньги (можно говорить, что это государственные деньги и т.д.), даже корпорации, которые сегодня содержат основные клубы, все равно будут экономить на этом. Во-первых, клубы должны все-таки учиться зарабатывать как-то деньги. К большому сожалению, наш футбол, как и весь наш спорт, не зарабатывает, он дотационный, как и многое в принципе в стране. Поэтому отрезвление будет, без сомнения.

Надо ли доигрывать или нет? А почему надо закрыть этот чемпионат и начинать новый? Мне объяснить этого никто не может. Любое решение приостановить… Те две команды вылетают. 18 команд пускай будет в высшей Лиге. Это всё решение надуманное. А не надуманное решение, если даже просто собратья где-то всем командам на одном поле и играть…

К. Терехов:

- Спасибо. Евгений Ловчев за то, чтобы играть.

Сегодня мы говорим о том, что ждет российский профессиональный спорт после пандемии коронавируса… Вообще в целом сейчас ситуация такая, что болельщикам, экспертам, всем причастным к спортивной жизни фактически ничего не остается, кроме как мусолить эти все слухи, скандалы, интриги, расследования… но я знаю, что именно футбольные функционеры именно это время используют по максимуму, для того, чтобы лоббировать как-то свои интересы, рынок тех же игроков в достаточно живом состоянии находится… но в целом все-таки спорт – это не просто голы, очки, секунды, это все-таки и шоу-бизнес, и политика… все что-то пытаются решать, соблюсти где-то баланс, а где-то пролоббировать какую-то свою историю. В общем, отличное время для всех этих подводных течений. И, конечно, слухи. Сейчас у нас в прямом эфире наш эксперт Андрей Вдовин, который поделится пачкой свежих слухов из спортивного мира. Андрей, добрый вечер.

А. Вдовин:

- Добрый вечер еще раз. И самый главный слух, который сейчас обсуждается в российском футболе, касается «Локомотива» и Юрия Павловича Семина. Это еще не факт, но все ждут, что 31 мая, когда истечет контракт Юрия Павловича с «Локомотивом», это соглашение не будет продлено. То есть, самого успешного тренера в истории клуба, в истории «Локомотива», отправят в отставку. Все бурлят, все думают, сколько это будет стоить «Локомотиву», потому что Юрий Павлович все-таки любимчик фанатов «Локомотива». То есть, таким решением руководство клуба себе по-любому создает проблемы. Может быть, сейчас очень удобный момент для этого, потому что, если премьер-лига возобновится, то матчи будут проходить при закрытых трибунах, значит, фанаты не смогут врубать свои любимые кричалки, типа «убирайте бабу из клуба» и т.д. Но все равно т о, что Юрий Павлович, скорее всего, покинет «Локомотив» после такого очень успешного периода работы, это, конечно, очень большое событие и обсуждается всеми.

К. Терехов:

- Очень большое событие, одно непонятно… а зачем им Палыча-то убирать? Какая первопричина?

А. Вдовин:

- На самом деле, Юрий Павлович очень такой сложный в общении человек и в работе сложный…

К. Терехов:

- Ну ладно, это что, причина, что ли?

А. Вдовин:

- Потому что он требует покупать тех игроков, которые ему нужны. Часто он не попадает с выбором, а это миллионы евро, между прочим. У него достаточно устаревшие методы работы – и на это тоже вполголоса жалуются игроки сами, и не зря тот самый футболист Федор Смолов уехал в Испанию. Он же уехал не только из России, не только в Испанию, он уехал, в том числе, и от Семина. То есть, здесь очень большой клубок и этот клубок когда-то надо было разрубать и руководство «Локомотива», генеральный директор «Локомотива» Кикнадзе решил это сделать сейчас.

К. Терехов:

- А у нас в прямом эфире владельцы, создатели футбольных клубов, пусть и не такого масштабного уровня, но все же… Я к Араму Габриелянову обращаюсь. Арам Ашотович, что, действительно мнение игроков кого-то интересует?.. Вот у вас, кстати, работал Александр Григорян, очень эмоциональный персонаж… что, из-за эмоций можно увольнять? Или это настолько имеет значение какое-то?

Арам Габрелянов

А. Габрелянов:

- Я не думаю, что Семина увольняют… во-первых, я ни разу не слышал и не видел, я с ним общался, с Семиным, и ничего сложного в общении с ним нет. Да, он требовательный, да, у него советская система тренировок, я так думаю, немножко другая, к чему сейчас уже футболисты приходят. Вот я, когда занимался клубом, то Лобановский делал там две тренировки в день – это было регулярное правило. Сейчас игроку сказать давай две тренировки в день, он начнет вешаться… сейчас немножко другие требования, понимаете. У игроков другие требования. Я думаю, что здесь совокупность каких-то несовпадений с Семиным, ну и, я так думаю, возраст, конечно, у него… Но я не думаю, что сейчас можно найти супер какого-то тренера, который может «Локомотив» как-то поднять. Игроков слушать не слушать, но, насколько я знаю, когда тренер идет на поводу у игроков, вот Григорян был, он никогда не слушался игроков – и правильно делал. Когда тренер идет на поводу и начинает слушать игроков… вот я, если вы помните, на чемпионате мира когда Месси там управлял сборной, до чего это довело? Поэтому игрок – у него свои отношения, у него свои задачи. Если игрок начинает клубом управлять, на фиг нужен такой клуб. Я так считаю.

К. Терехов:

- А у нас в прямом эфире так же молодой президент футбольного клуба, не самого плохого, во многом благодаря как раз деятельности президента, Евгений Шиленков, футбольный клуб «Велес». Евгений Викторович, кстати, кто у вас там тренер?

Е. Шиленков:

- Стукалов Алексей.

К. Терехов:

- Это младший?

Е. Шиленков:

- Да.

К. Терехов:

- Вот вы бы взяли Семина на работу к себе?

Е. Шиленков:

- Давайте я о другом скажу. Я тренеров плохо знаю в России, поэтому я бы, конечно… тренер – для меня это такой большой вопрос и я считаю, что тренер – это топ-менеджер, который не может ошибиться, скажем так. Он закрывает очень большой пласт вопросов… Я бы взял Семина, если бы он отвечал тем требованиям, которые я бы предъявлял ему как к человеку и как к профессионалу.

К. Терехов:

- Евгений Викторович, все-таки основная статья расходов – это игроки, ну и тренер… все эти люди, которых мы покупаем, которым платим зарплату… вы говорите, что я в тренерах не разбираюсь, а Стукалов у вас откуда взялся? Это вам какие-то агенты насоветовали, что именно он должен тренировать?

Е. Шиленков:

- Стукалова я выбирал. У меня был момент, когда мне надо было поменять тренера… мне нужно было по своим соображениям это сделать, для развития клуба в первую очередь, тогда я уже подошел к этому так, как я в принципе делаю в бизнесе. То есть, я смотрю всех кандидатов, которые мне интересны, и дальше уже по своим личным критериям отбираю шорт-лист и среди них уже отбираю конкретного человека.

К. Терехов:

- Сколько сейчас стоит тренер для Первой Лиги?

Е. Шиленков:

- Я думаю, что у всех по-разному, но мне кажется, что хороший тренер какое-то количество сот тысяч рублей стоит.

К. Терехов:

- Это во сколько раз меньше Семина зарплата?

Е. Шиленков:

- Боюсь представить, но, думаю, что кратно. Ну, на ноль, наверное, можно поделить смело.

К. Терехов:

- Арам Ашотович, а вы сколько тренеру платили главному?

А. Габрелянов:

- Смотря какие времена…

К. Терехов:

- Вот сейчас сколько бы дали?

А. Габрелянов:

- Сейчас у меня был тренер Москва-Сити, я считаю, это блестящий тренер… Я не помню точную цифру, ну, в долларовом выражении это было тысяч пять, наверное, долларов тогда…

К. Терехов:

- Это вторая лига.

А. Габрелянов:

- Нет, мы не были во второй лиге. Это был клуб, который мы формировали, хотели сделать клуб такой совсем молодой, максимальный возраст игроков там должен был быть 18 лет.

К. Терехов:

- Спасибо, Арам Ашотович. А от Андрея Вдовина еще один слух…

Андрей Вдовин

А. Вдовин:

- Следующий слух тоже касается тренера. Сергей Семак никак не может заключать контракт с «Зенитом», обговаривают все какие-то детали этого контракта, и что это за детали, сейчас как раз и обсуждает футбольное сообщество. Возможно, они действительно касаются зарплаты, Семак торгуется вокруг суммы 2 миллиона евро в год, и, возможно, еще речь идет о таком нюансе, как принятие решения. Вы помните тот скандал, когда Кокорина отправили в Сочи без согласия с тренером, Семак об этом узнал из прессы, после завтрака, и был в шоке… И, чтобы такой ситуации не повторялось, возможно, Сергей Богданович сейчас это и обсуждает с «Зенитом».

К. Терехов:

- Да, где-то сколько-то тысяч рублей, а где-то – миллионы евро… Такой российский футбол… Постоянно приводится пример – вот Сергей Галицкий, какой молодец, единственный в России создал работающую бизнес-модель и фактически это единственный пример, больше ни о ком не говорится… Как я понимаю, и Арам Габриелянов, и Евгений Шиленков, либо пытались, либо продолжают пытаться создать какую-то свою бизнес-модель в профессиональном футболе – Арам Ашотович, вы полностью разочаровались в спорте, как в бизнесе? Деньги будете вкладывать? И вообще, ваше видение некоей бизнес-модели для России? Чтобы не было бюджетной иглы, но при этом хотя бы в ноль, как Евгений Шиленков сказал, все работало.

А. Габрелянов:

- Ну, я в принципе примерно понимаю, что нужно делать. Вот вы привели в пример Галицкого – вот Галицкий один из тех, кто мог бы возглавить проект «Футбол в России», например. Для этого нужно не так уж и много. Потому что страна богатая, в любом случае. Для этого нужен миллиард долларов кредит… Это не такие большие деньги, если учитывать, что «Зенит» 200 млн. долларов в год тратит, если не евро… Это строится модель, когда люди за какие-то победы получают деньги, люди начинают раскручивать свои клубы… да, я не говорю бесплатно, да, это кредитные деньги. Тот же Галицкий спокойно мог бы это выстроить и создать эту схему, которая рабочая. Вы думаете, что в Англии люди с рогами, что ли там? Так же все построено. Там просто немного другая экономическая модель в стране, и у нас так же можно было это построить, ничего тут страшного нет. Да, взять, а потом тратить эти деньги, пойдут люди на стадионы, пойдут рекламные деньги с трансляций, почему нет-то? Что, у нас не ходили на стадионы? Я помню, я жил в Дербенте, в Дагестане, там был стадион 10 тысяч человек, в советские времена. И играл дербентский клуб, «Урожай», не знаю, четвертая или третья лига, хрен знает, где они там играли, стадион был на каждом матче полный. 10 тысяч человек ходили!

К. Терехов:

- Да, все хорошо. Но вот мы сейчас смотрим на вашу бизнес-модель – бизнес-модель Габриелянова. Берем 1 млрд. долларов? Где берем?

А. Габрелянов:

- Да, берем, отдаем Галицкому или там кому-то и это под контролем пусть государства…

К. Терехов:

- Так это опять бюджет же…

А. Габрелянов:

- Нет, это не бюджет, это кредитные деньги, которые потом… я же вам рассказываю модель того же «Нетфликс». Это модель, на которой можно построить схему, на которой можно зарабатывать потом. Как вы хотите-то? Не вложив деньги… никто не говорит – дайте бесплатно, никто не говорит «мы будем воровать». Просто вы реально понимаете – вот сидит президент «Велеса», да, он свои деньги вкладывает. Но вы возьмите все региональные вторые лиги чемпионата – это бюджетные деньги, это почти 90% клубов тратят бюджетные деньги. Как только появляются бюджетные деньги, там коррупция, там все схвачено, все поделено и т.д. Это же правда, это все знают, и все делают вид, что это не так. Нет, все нормально, у нас прекрасно все. Поэтому эта бизнес-модель она рабочая, ее нужно просто… это проект… почему можно было сделать проект в Советском Союзе – атомное оружие создать? Мы, что, не можем создать проект Футбол? Пусть это будет 2-3 лиги. Никто не говорит, что давайте «Велесу» платить за каждую победу во второй лиге. Вот сейчас он выиграет вторую лигу, что он за это получит? Ничего.

К. Терехов:

- А вот мы как раз обращаемся к Евгению Шиленкову. Евгений Викторович, сколько вы вложили в «Велес», и вообще, что ждут инвесторы? Вы ж не единственный инвестор, правильно.

А. Габрелянов:

- Да он свои деньги потратил – и все. Ему никто спасибо не скажет, а еще и обвинят его, скажут – блин, ты почему так мало потратил?.. Я вам скажу, что будет. Вот он выиграет вторую лигу – я выиграл с «Араратом» вторую лигу – дали медные медали, покрытые хрен его знает какой краской. И сказали – спасибо вам большое. Все. До свидания.

Программа в студии Радио КП

К. Терехов:

- Евгений Викторович, ну, как президент, скажите все-таки, прокомментируйте, правду Габриелянов говорит?

Е. Шиленков:

- Давайте я один пример расскажу вам. Если сравнить, например, российскую лигу футбольную, из трех дивизионов состоящую, профессиональную, и взять, например, три дивизиона в Испании… Секунда Б – это наша ПФЛ, где мы сейчас играем. И у нас бюджет одинаковый, примерно команда Секунда Б столько же стоит, сколько команда ПФЛ. Средний бюджет, абсолютно одинаковый. Я во многих блогах и везде уже озвучил, что там плюс-минус в пределах миллиона евро, условно, миллиона долларов… Так вот, при переходе из Секунды Б в Секунду А, увеличивается сильно размер выплат, которые платит общественная организация испанская, которая выплачивает в зависимости от продажи этого контента, который генерит Ла-Лига, соответственно, всем командам, включая академии. Выплаты там, по-моему, в год в районе четырех с лишним миллиардов евро. Ну, по полмиллиарда получает «Барселона» с «Реалом», понятно, ну и остальные дальше. И при выходе из ПФЛ в ФНЛ я бы по испанским критериям получил бы примерно где–то 6-7 млн. евро за участие в ФНЛ. В России я получаю не доход, а допрасход, соответственно. У нас по-другому идет система, от обратного. То есть, чем дальше ты проходишь, тем больше ты должен тратить.

К. Терехов:

- Так поэтому никто и не идет из второй лиги в первую. Не заходят же команды, насколько я знаю.

А. Габрелянов:

- А я вам о чем говорю? Вот сейчас он выйдет в первую лигу, у него…

К. Терехов:

- Ищи еще сто миллионов, да, примерно?

А. Габрелянов:

- Миллион долларов. Сейчас ему скажут – в первой лиге это минимум 4 миллиона долларов. Все. Выхода у него нет.

Е. Шиленков:

- А отвечая на вопрос «что нужно?», какая модель рабочая, как мне кажется, если брать сейчас футбольную историю, то это, конечно, комбинация некоторых фактов – контент, плюс структура, плюс культура. Если у тебя будут ходить люди, смотреть, платить, соответственно, контент будет потребляемый, права этого контента будут дороже, ТВ-трансляции, интернет-трансляции и т.д…

К. Терехов:

- Евгений Викторович, футбол будет жить в России? Да или нет?

Е. Шиленков:

- Конечно.

А. Габрелянов:

- Футбол-то в любом случае будет, конечно…