Кашин: «У каждой нации в составе РФ есть свое национальное государство, только русские лишены всего»

Олег Кашин
Роман Голванов и Олег Кашин поговорили о годовщине дела Скрипалей, столкновениях фанатов в Чечне, новой части интервью Владимира Путина и поправках в Конституцию о роли русского народа.

Скачать передачу [mp3, 43.1 МБ]

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


Р. Голованов:

- Добрый вечер! Сегодня вот опять страничка спорта - физкультпривет, так сказать!

О. Кашин:

- Да, физкультпривет! Как раз и хотел вам это предложить. Потому что буквально жизнь наш вчерашний разговор про Чечню иллюстрирует большими мазками буквально. Потому что вы мне постоянно и вчера, в том числе, доказываете, что это и есть мир, это и есть победа над терроризмом, при этом во время матча «Зенит»-«Ахмат» в Грозном была довольно массовая драка…

Р. Голованов:

- Смотрите, я уже успел все изучить…

О. Кашин:

- Давайте я скажу. По официальной версии, было из-за того, что болельщики «Зенита» разделись до пояса, а это оскорбляет древнюю чеченскую традицию…

Р. Голованов:

- Да, я это и хотел сказать, что это началось перед матчем и потом закрутилось в середине второго тайма. Пришлось матч останавливать.

О. Кашин:

- Да, да. По другой версии, которую я тоже читал в разных социальных сетях, зенитовцы пели песню про шестую роту, которую чеченские болельщики сочли оскорбительной. Но при этом я реально не знаю, кто прав, кто виноват и футбольные фанаты реально не те люди, с которыми бы я хотел крестить детей так или иначе. Но, когда я вижу, что дерутся болельщики «Зенита» и «Ахмата», тем более, извините, на территории противника, на территории кадыровщины, то есть, эти люди, какими бы отморозками они ни были в Петербурге у себя, какими бы футбольными хулиганами ни были у себя, поехать в логово вот этого тотального зла – это, конечно, смелость уже и безрассудство…

Р. Голованов:

- То есть, вы болели за ленинградскую команду?

О. Кашин:

- Конечно, мой привет, мой поклон зенитовскому виражу. Конечно, безусловно, все здравомыслящие люди с вами, друзья! Держитесь, пожалуйста!

Р. Голованов:

- Я думаю, что здравомыслящие люди точно будут против. И против «Зенита», и против «Ахмата» в этой истории. Точнее, против их фанатов, которые дерутся… Послушайте, это вообще отдельный мир футбольных хулиганов, где из-за любой вспышки может быть драка. Там же Полтавченко не было, который тогда сидел и говорил – «Ахмат» - сила! Помните эти кадры?

О. Кашин:

- Да. Но где он сейчас, Полтавченко? В какой-то госкомпании, наверное. Тоже он обессмерчен пением фанатов «Зенита» «Губернатор – жлоб», правда, его сменили на такого же губернатора, причем, буквально такого же, родом из Баку, ну, ладно…

Что-то мы заболтались на околоспортивные темы, давайте к большим летописям перейдем, раз уж у вас на связи человек из Лондона, было бы странно проигнорировать главную российско-британскую тему, наверное, со времен нашего союзничества во второй мировой войне. Сегодня очень важная дата в истории российско-британских отношений.

Р. Голованов:

- Это годовщина Скрипалей.

О. Кашин:

- Да, годовщина Скрипалей.

Р. Голованов:

- Я объясню, почему вы должны это послушать. Потому что так, как про Скрипалей рассказывает Кашин, вам не расскажет никто. То, что вы боялись где-то спросить, даже боялись вбить в поисковике, не переживайте, Олег Кашин сделал за вас и сейчас все расскажет. Вот кто такой Скрипаль? Это бывший офицер ГРУ, ставший предателем. Что с ним случилось на самом деле? Олег, вы знаете все шпионские тайны!

О. Кашин:

- Да, Роман, вот мы с вами говорим – бывший офицер ГРУ, который перешел на сторону врага… и сразу возникает в сознании какой-нибудь такой яркий шпионский сюжет… из какого-нибудь советского кино «ТАСС уполномочен заявить». На самом деле, когда Скрипаля судили в России в начале нулевых, прозвучали все даты. В 1994-м или 1995-м году его завербовали, кадровика ГРУ, насколько я помню… Представьте себе, вот 94-й год – холодный, голодный год, когда ты, человек, сделавший карьеру в военной разведке, ходишь на свою уже никому не нужную на тот момент службу, когда кругом страна в руинах лежит, вокруг бандиты в малиновых пиджаках, вокруг валютные проститутки и т.д., и ты, 40- или 50-летний мужичок, который сидит на картотеке ГРУ, думаешь – да гори они все огнем! И, когда к тебе подходит британский резидент и говорит – дядя, а продай мне свою картотеку за сто долларов – ты думаешь: о, на 100 долларов можно семью прокормить… Такое было время, такая была жизнь. Я не говорю, что он хорошо поступил, он поступил плохо и присягу предал. Я хочу сказать, что это был не мегашпион, а был человек из 90-х, который сделал такой грустный выбор. Ну, вот как в блокаду ленинградскую люди ели котов в лучшем случае… Прошли годы, его посадили, осудили, отправили в колонию. А потом наступили уже благословенные медведевские времена, когда в Америке вдруг разом поймали какую-то довольно адскую толпу наших нелегалов, самая знаменитая из которых Анна Чапман, разумеется, потому что мы сексисты, наверное, когда девушка такой вполне эффектной внешности оказывается шпионом, это будоражит какие-то чувства. На самом деле, народу там было много… Вот там был мужик, забыл я его фамилию, теперь он в Роснефти каким-то начальником работает… И России срочно потребовалось в обмен на это отдавать каких-то западных шпионов. А у России западных шпионов по лагерям-то не так много… То есть, если послушать какую-нибудь программу на телевидении Владимира Соловьева, окажется, что каждый второй оппозиционер – это агент Госдепа, но по факту людей, которых осудили за шпионаж, раз, два и обчелся. И скребли буквально по сусекам. И Россия среди этих сусеков выдала никому не нужного, забытого Скрипаля. Было это 10 лет назад. Прошло еще 8 лет и вдруг оказалось, что Скрипаль отравлен. И вот мы, вот я, в частности, мы чешем голову и думаем: боже мой, забытый, ничтожный, совершенно какой-то из прошлого человек, а англичане говорят, что Россия его пыталась убить. Зачем его убивать России, думаем мы? Нет, это, конечно, бред, это, конечно, новый виток антироссийской компании. Так проходит полгода. Когда англичане на что-то намекают, видно, что прямой фактуры у них нет, то есть, нет фотографии российских агентов, которые там мажут дверную ручку ядом «Новичок», собственно, как официальная версия и звучит… Да, оговоримся, что отравлен был не только Скрипаль, но и его дочь Юлия. Собственно, вот Скрипаля мы с тех пор не видели, формально он жив, а на самом деле, не знаю, умер он или нет… но Юлия давала однажды интервью. Но – летом 2018 года, когда уже все понятно, англичане доказать не могут – вдруг официальная Россия выкатывает двух мужичков, которые, кривляясь, говорят – да, мы туристы, мы хотели посмотреть собор, мы то, мы сё… Это так называемые Петров и Баширов, которых довольно быстро идентифицировали как сотрудников того же самого ГРУ, Чепигу и Мишкина… В общем, на самом деле, для меня, как для Кузьмича в делах разведки, то интервью Маргарите Симоньян, нашумевшее, конечно, было каминаутом, когда официальная Россия иносказательно, но довольно четко, прозрачно сказала – да, это мы, ну а что такого? Зачем Россия это сделала, я не знаю…

Р. Голованов:

- Подождите, так никто не говорил. Давайте будем честны все-таки. Они поехали смотреть шпиль. Их подозревали в гомосексуализме. Им задавали вопросы, работают ли они в ГРУ?

О. Кашин:

- Они отвечали – нет.

Р. Голованов:

- А вы им не верите? А я вот верю.

О. Кашин:

- Роман, ваша способность верить российскому государству, конечно, меня завораживает с первых минут нашего с вами знакомства. Да, верьте. Я воспринимают их выступление как такой сознательный показательный балаган. Поскольку прекрасно ориентируюсь на местности. Да, город Солсбери интересный туристический город, действительно, и шпиль там легендарный, и под шпилем в этом соборе, между прочим, лежит Великая хартия вольностей, довольно важный исторический документ, имеющий значение для всей мировой демократии. Плюс недалеко от города Солсбери находится легендарный Стоунхендж, языческая капище знаменитое, куда тоже все ездят. То есть, в принципе, ничего бредового в том, чтобы туристы могли поехать в город Солсбери нет. Но, когда они, путаясь в названиях, в показаниях, в рассказах о своей работе, которую тоже пытались выдумать, но, видимо, недокрутили, объясняют, как ехали, чтобы сделать то самое или сделать ЭТО, потом ЭТО оказалось посмотреть шпиль, но мы-то понимаем… и все это с ухмылочками… И вот стандартное поведение российских официальных лиц на любую тему, вот когда «а ручки-то вот они где», а вот их там нет, а вот еще что-то… в этом контексте, конечно, абсолютно недвусмысленно читалось это их интервью. Да, это мы, более того, вот то, что их выставили геями, как вы правильно сказали, конечно, опять же вот в этой полууголовной логике российских силовиков, по крайней мере, выглядело как такое наказание. Вы, значит, чего-то неправильно сделали и вот давайте мы вас выставим идиотами, а заодно и гомосеками, чтобы вообще вам было стыдно находиться среди товарищей. Где они, кстати, сейчас, Петров и Баширов? Может быть, их тоже убили?

Р. Голованов:

- Нет, я думаю. Но вы прямо уверены, что это разведчики?

О. Кашин:

- Ну, у них на лице написано, что восемь классов разведчицкого образования. Посмотрите это интервью и, если у вас есть совесть, сердце и ум, вы, конечно, однозначно воспримите их, как разведчиков…

Р. Голованов:

- Смотрите, вот Кашин знает правду! Мы можем только делать свои выводы и предполагать… Вот, кстати, вы тут говорили Кузьмич, Кузьмич… а в «Особенностях охоты» была такая фраза от Кузьмича: «На Руси, слава богу, дураков лет на сто припасено».

А теперь мы переходим к истории русских анархистов. Но не тех самых, которые были на заря развала царской Руси, а про анархистов нынешних. Это ребята из дела «Сети»…

О. Кашин:

- Кстати, Роман, а давайте прямо говорить – нигилистов. Давайте вернем старую терминологию. Хорошее слово «нигилист»… Расскажите, пожалуйста, о ней. Я, наверное, не потяну эту сложную историю пересказать.

Р. Голованов:

- Да я тоже не особо-то. Думаю, кроме вас, ее вообще никто не помнит… Я вот сейчас, как Кузьмич, у которого дураков в голове полно, расскажу. Есть ребята из Пензы, которые там бузотерили у себя где-то в интернетах, занимались страйкболов, кидали коктейли Молотова, потом выяснилось, что они готовили переворот…

О. Кашин:

- Выяснилось по материалам дела.

Роман Голованов

Р. Голованов:

- Да, что они готовят переворот, что пойдут они штурмовать, как только где-то рак на горе свистнет и станет понятно, что власть ослабла. Их всех замели. Оказалось, что они готовили теракты, готовили захватывать здания. В общей сложности всем этим ребятам дали от 6 до 18 лет – в общем, 86 лет на всех… Потом выходит расследование «Meduzы»в пику, я так понимаю, всему крику в интернете, где от Алексея Навального до Евгении Альбац кричали, что ребят надо отпустить, что это ужас, их пытали, как они сами заявляли, что их пытали в застенках ФСБ. «Meduza» говорит, что на самом-то деле они вообще виновны в убийстве двух людей и в торговле наркотиками – по крайней мере, некоторые из них… И вот сейчас такая небольшая развязка всей этой истории, потому что после расследования «Meduzы» стали проверять эту версию убийства. И я читаю ТАСС. «Под Рязанью найдены останки, которые могут принадлежать знакомой фигурантов дела «Сеть», - как сообщил источник в правоохранительных органах. – Принадлежность останков удастся установить после проведения необходимых экспертиз». И тут я умолкаю.

О. Кашин:

- Да, поскольку вы примерно правильно все пересказали, но я еще раз уточню. Их судили и осудили на гигантские сроки и вроде бы действительно пытали, по крайней мере, нет оснований сомневаться в том, что они говорят на тему пыток…

Р. Голованов:

- Тут я был бы не я, если бы не сказал про ролик с НТВ, где один из фигурантов дела пытается себя покалечить в камере…

О. Кашин:

- Да, да, пытается покончить уже сильно после допросов. Но это уже немножко периферийная часть этого сюжета. На самом деле, еще раз проговорим, первый труп нашли раньше, и по убийству этих людей не привлекают, потому что по какой-то загадочной причине государству выгоднее их судить за терроризм, выгоднее им шить какую-то гигантскую подпольную «Сеть», существование которой до сих пор не доказано, несмотря на так называемый приговор российского суда. Но мы говорим о другом. Мы говорим об общественной компании, потому что и я сам в эфире не раз поднимал эту тему, и, более того, и сейчас продолжаю говорить, что дело о терроризме сфабриковано и в пытки я продолжаю верить. И не только я. Были коллективные письма людей разных профессий, тоже такой новый жанр, когда там инженеры пишут в поддержку дела «Сети», учителя пишут в поддержку фигурантов дела «Сети», мультипликаторы пишут… Все это продолжалось до публикации «Meduzы», которая написала о том, что вроде бы эти люди еще и убили кого-то из своих. И тут немножко все растерялись, но, поскольку… вот тоже – я в эфире не очень люблю ругать либералов, потому что и так их ругают, и так их не любят… Так вот, нет, лучше такие вещи говорить по либеральным радиостанциям, чтобы как бы их сильнее корежило, но, раз уж я сегодня с вами, давайте я вам расскажу…

Р. Голованов:

- Давайте, честно, вот Кремль вас подкупил и вы вот говорите, как кремлевский…

О. Кашин:

- Это само собой, да, называйте меня Умар Кремлев. Так вот, значит, наш московский либеральный интеллигент кто такой? Это человек, который преуспевающий, благополучный, все у него хорошо, он приходит домой, наливает себе бокал бурбона, закуривает сигару, садится и наслаждается – какой я клевый диссидент, какой я академик Сахаров, как меня преследуют власти. И вот вы узнаете этот типаж, он действительно нам постоянно встречается и на либеральных радиостанциях, и в соцсетях, особенно в Фейсбуке и т.д. То есть, вот такая стандартная либеральная тетушка с советским бэкграундом. Эти люди уже объяснили себе, что смысл их жизни в ближайшие несколько лет будет выступление в поддержку фигурантов дела «Сети». Когда «Meduza» немножко нарушила их картину мира публикацией о том, что некий другой знакомый этих людей, вроде бы сумасшедший, утверждает, что они кого-то убили, эти люди, которые с сигарой и с бокалом, взвыли – ой, «Meduza» продалась ФСБ, «Meduza» плохая, все неправда! Потом пошла вторая волна… Наконец, нашли второе тело. И сегодня я тоже наблюдаю прекрасные совершенно есть какие-то перлы, когда самые либеральные комментаторы, которые в другие моменты готовы говорить, что все ради правды, никакого сотрудничества с государством, теперь доказывают, что «Meduza», если бы она была честным СМИ, вначале бы отнесла свой материал на проверку в полицию… В какую полицию, либерал? В российскую полицию, которую ты сам учил нас ненавидеть? В общем, действительно, у людей рвется шаблон и, не отменяя того, что приговор чудовищно жестокий, дело сфальсифицировано, пытки были, конечно, гениальное наслаждение и радость – наблюдать за тем, как коллективный Виктор Анатольевич Шендерович или коллективная Зоя Феликсовна Светова, наша легендарная правозащитница, которая в свое время так же защищала Никиту Тихонова и Евгению Хасис, которые убили адвоката Маркелова и журналистку Бабурову, вот очень я рад, когда этих людей буквально корежит и вот из них бесы выходят. Обычно на бесов ссылаются, когда говорят об этом в сюжете, что вот там студента убили, а на самом деле, конечно, бесы сидят в тех людях, которые монополизировали во многом сегодня в России право выступать от имени сил добра, правды и т.д. Позор российской либеральной интеллигенции! Вот мой тейк на эту тему, Роман.

Р. Голованов:

- Слушайте, а что мне-то говорить? Мне кажется, вы уже все сказали. А это были мои реплики! Наверное, мне надо защитить и выступить – как вы можете обижать светлоликих людей? Вы понимаете, что вы-то как раз пришли на провластную радиостанцию и здесь кроете тот протест, который у нас зарождается, наше гражданское общество… Или я так не должен говорить?

О. Кашин:

- Нет, вы так должны говорить, но я здесь уже включу стандартного Олега Кашина, который скажет вам. Ах, Роман, вот выражение «светлоликие люди» я никогда нигде не встречал, кроме как пропаганды, критикующей либералов. И вот этот весь набор – ну, правда, это игра, в которую играют двое, и рука об руку идут – товарищ майор и товарищ либеральный интеллигент… И вот действительно я процитирую даже, наверное, своего товарища, друга и учителя Дмитрия Ольшанского, который сказал, что никого, конечно, не надо наказывать из этих людей, которые пытались критиковать «Meduza», но было бы здорово отправить их в этот рязанский лес и заставить руками копать и доставать это тело, которое они отрицали, что оно есть. То есть, они реально писали, что «Meduza» все придумала, «Meduza» все соврала, «Meduza» работает на федеральную службу безопасности. Опять же, я не друг «Meduzы», «Meduza» очень спорное издание и вопросов к нему много, и вот это их желание быть эталоном журналистской этики и всего на свете, оно, конечно, часто их подводит и, когда они там проваливается, я думаю, журналистское сообщество отдельно злорадствует, что вот эти люди, которые учили нас жизни, теперь сами оказываются выпачканы. Но здесь тот случай, когда «Meduza» стоит стоя поаплодировать и за то, что она расследовала, и за то, что она выстояла, когда в нее кидала камнями либеральная интеллигенция. Общий осадок, конечно, в этой истории таков, что уже… и мечта на самом деле, я думаю, российской власти, что никто никому не верит. Никто не верит«Meduzе», никто не верит антифашистам-анархистам, никто не верит правозащитникам, никто не верит полиции, никто не верит ФСБ. И давайте скажем – друзья, если вы выбираете, кому не верить вообще, не верьте Роману Голованову и Олегу Кашину, но мы хотя бы прикольные, да. То есть, все обманщики, но есть унылые обманщики из полиции или унылые обманщики из либеральной интеллигенции, а есть мы, но более-менее симпатичные, милые обманщики.

Р. Голованов:

- «Мой либерал дошел до того, что отрицает саму Россию, то есть, ненавидит и бьет свою мать. Каждый несчастный неудачный русский факт возбуждает в нем смех и чуть ли не восторг. Он ненавидит народные обычаи, русскую историю, все. Если есть для него оправдание, так разве в том, что он не понимает, что делает, и свою ненависть к России принимает за самый плодотворный либерализм». Вы как, согласны?

О. Кашин:

- «Напрасный труд. Нет, их не вразумишь. Чем либеральнее, тем они пошлее. Цивилизация для них фетиш. Но непонятна им ее идея», Роман, отвечу я словами современниками вашего автора, которого вы цитировали сейчас.

Р. Голованов:

- Но все же, мы либералы или нет? Вопрос к нам двоим…

О. Кашин:

- Нужно быть народниками…

Р. Голованов:

- Я не думал, что в нашей самой серьезной на планете программе мы будем всерьез обсуждать Ренату Литвинову, Ксению Собчак, Земфиру, плюс еще все это намешано в блендере под фамилией Кашин. Я открываю YouTube. Там выходит интервью Ксении Собчак, Ренаты Литвиновой. И здесь они обсуждают Олега Кашина. Давайте послушаем отрывок.

«К. Собчак:

- Вы знаете журналиста Олега Кашина? Он не так давно очень зло написал про Земфиру…

Р. Литвинова:

- Он не прав.

К. Собчак:

- Вы читали это? «Земфира, наверное, понимает, что без дружбы с Сурковыми она никто, она уже не голос современности, да и публику свою она ненавидит, и та ушла к другим. Но отсутствие публики она компенсирует дружбой с Сурковым, Эрнстом и подругами его жены». Что бы вы могли ответить Олегу Кашину?

Р. Литвинова:

- Дико злобный парень. По-моему, не талантливый. Что это? Какое-то странное сведение счетов. Он же про нее когда-то книгу написал, она ее пыталась запретить. Он постоянно сводит эти счеты. Знаете, когда тебе не ответили взаимностью, и вот ты будешь дальше выискивать какие-то сусеки, заусеницы, сгрызать их своим бездарным ртом. Ужасно.

Р. Голованов:

- Знаете, у нас был обычно «поганый рот», а вот теперь и такой рот появился.

О. Кашин:

- Роман, вы зря разжигаете. Потому что сейчас в Москве вечер, а публикация появилась утром по московскому времени. И за это время мы всё разрулили. Я с Ренатой Литвиновой поговорил, она принесла извинения. Безусловно, я их принимаю. Я понимаю прекрасно, что вряд ли она слушает наши программы или читает мои статьи.

Р. Голованов:

- А вот это ее ошибка.

О. Кашин:

- Это ее ошибка, но не будем ее заставлять что-то делать. Ей прочитали неприятный и хамский текст по отношению к близкому ей человеку - Земфире, она естественным образом среагировала. Знаете, если бы мне сказали: Олег, смотри, Шендерович написал, что Роман Голованов - дурак. Естественно, я скажу: какой негодяй Шендерович, он своим бездарным ртом ругает Романа Голованова. А потом окажется, что не Шендерович. В общем, Ксения Собчак, вернее, ее редакторы, напутали. И Ксения тоже извинилась, признала ошибку. Под видом моего текста прочитали текст совершенно другого автора, петербургского блогера Корпускулы (Настасьи Частицыной). На самом деле умная женщина, которую иногда вот так заносит, когда она кого-то критикует. Естественно, у меня по поводу Земфиры совершенно другая позиция. Я действительно писал про нее восторженную, но плохую книгу много лет назад, и она не то что пыталась ее запретить, но, по крайней мере, отказалась мне помогать в ней участвовать. Мы встречались, она сказала фразу, что пока народ не прочитал всего Гоголя, давать книгу про Земфиру не имеет смысла, я не хочу в этом участвовать. Я с 99-го года поклонник Земфиры, ее творчество - часть меня. И пока я не разобрался, чьи это слова, панически искал по своим текстам Земфиру, нашел массу каких-то восторженных моих слов о ней. В частности, в рецензии на альбом певицы Монеточки у меня было написано, что в 70-80-е была Пугачева, потом была Земфира, потом был Стас Михайлов, такие три главные вехи российского шоу-бизнеса. То есть я ее признаю как огромную величину. В общем, всё разрулили.

Теперь выясняем, уже на уровне Ксении, кто из редакторов сделал эту ошибку - то ли один парень, которого уже уволили, то ли другой парень, которого не уволили. В общем, так работает испорченный телефон, к сожалению.

Р. Голованов:

- Просто Олег Кашин постит у себя цитаты, не подписывая авторство.

О. Кашин:

- Нет. Олег действительно постит у себя цитаты, но никогда не постит цитатами личные выпады, потому что понимает, чем это чревато. Это был довольно редкий случай, когда Олег дал реальную ссылку на чужой пост, то есть не придерешься. Здесь в этом смысле я чист. В общем, дурацкое недоразумение, но оно позволяет нам с вами в этом эфире поговорить о том, что у нас есть великие современники, один из которых - Земфира. Я тоже прекрасно понимаю как избиратель Ксении Собчак, потому что утро у нас началось с моего публичного мата в адрес Ксении в социальных сетях, а под вечер случились ее извинения в мой адрес. И я тоже хохочу, потому что мы с ней в этом смысле похожи - вот такие токсичные люди, от которых заведомо многие (и вы, Роман, от меня, я знаю) ждут скандала. И даже если мы придем тихонечко в кафе, будем попивать кофе, рядом будет стоять охранник, который будет смотреть, как бы этот безобразник чего-нибудь не учудил. Ну, живешь так, привыкаешь. Я еще в молодости об этом писал. В Москве было такое популярное кафе «Маяк», где собиралась либеральная интеллигенция старшего поколения, я тоже иногда заходил и имел всегда конфронтацию с персоналом по непонятным причинам. И я тоже жаловался, что вот придет поэт Рубинштейн, его будет тошнить, а ему будет официант бороду вытирать полотенцем. А если я приду, буду тихонечко пить чай, мне будут говорить: э, мужик, ты сейчас будешь скандалить, уходи отсюда. Ну, такая жизнь, так Россия устроена на самом деле, никуда от этого не деться.

Р. Голованов:

- Вот так и поговорили, поскандалили. Я думаю, сейчас все рады, счастливы.

О. Кашин:

- Интересно, что у нас с цифрами прослушиваний. Я думаю, сидит бабушка в Таганроге, включила, а так говорят: какое-то кафе, Собчак, Литвинова… И бабушка с изменившимся лицом бежит к Азовскому морю.

Р. Голованов:

- Вы бабушке поясните, кто такая Земфира.

Олег Кашин

О. Кашин:

- Земфира - великая российская певица башкирско-татарского происхождения, совершенно прекрасная. В 99-м году, когда одновременно… Тоже интересно. Вот были 90-е, лихие, святые, какие угодно, но отдельная эпоха. Россия была буквально беременна новым временем. И все ждали какого-то триггера, который это время откроет. Триггером, я думаю, стал кризис 98-го года, когда вдруг оказалось, что весь этот уже слегка устоявшийся быт, к которому люди начали привыкать, на самом деле ничего не стоит, деньги превратились в труху и мир превратился в труху. И на обломках стали прорастать цветы. Первый цветочек - 200-летие Пушкина, которое показало, что мы нуждаемся в каком-то коллективном «я» и в каком-то своем герое, что это наше святое. Потом вышел альбом Земфиры. И через два месяца премьером стал Владимир Путин. Это тоже новая фигура, отвечающая запросам нового времени. Это были явления одного порядка - желание жить в новой стране, своей стране. Потому что в 90-е самое гадкое ощущение было то, что страна теперь не наша, а непонятно чья. Я прекрасно помню, как бело-сине-красный флаг в течение долгого времени считался и воспринимался не как флаг национальный, государственный, а как флаг той группировки, которая пришла к власти. Оппозиция ходила на митинги кто под красным флагом (если коммунисты), кто под имперским (если националисты). И ощущение, что этот флаг наш, пришло позже почему-то. Я прекрасно помню, как в том же 99-м году, впервые оказавшись за границей как матрос парусника «Крузенштерн» на гонке, которая через Северное море (мы соревновались с иностранными парусниками), я смотрю на этот российский флаг и вдруг сам с удивлением понимаю: боже, а ведь это флаг моей родины. Не власовская тряпка, не ельцинский флаг, а это моя родина. Это было удивительное свойство. Не думаю, что оно одного меня коснулось тогда. Потому что ощущение времени, когда ты хочешь стать частью какого-то «мы», частью нации, частью страны, частью государства. Это реально пришло в 99-м году. И Земфира, так получилось, стала одним из признаков наступившего нового времени. Потом, годы спустя, она перестала быть таким всенародным героем эстрады номер один, ушла в какую-то более камерную музыку, музыку для своих. Она по-прежнему выступает довольно часто, выходят какие-то ее альбомы, но они уже не имеют такого сенсационного, глобального успеха, как первые. Но когда звучит в плеере у меня «Привет, ромашки», я, 40-летний, опрокидываюсь в прошлое и обнаруживаю себя 19-летним гражданином России времен Ельцина, который мечтает о России времен Путина.

К вопросу о государствообразующем народе. Земфира - полутатарка из Башкортостана, более того, она ассоциировала себя с башкирским медом, который был до ее появления главным брендом ее региона. И когда мы сейчас спорим о том, чья Россия, - Россия русская.

Р. Голованов:

- Россия - государствообразующая…

О. Кашин:

- Мы государствообразующие. И мы ценим лучших людей этих народов и преклоняемся перед ними. И никакого нет чувства превосходства, расизма и т.д. Конечно, это наша общая и история, и культура.

Р. Голованов:

- А теперь заметки на полях. В нашем учебнике истории они обязательно должны быть.

О. Кашин:

- Это поправки к нашей с вами Конституции, Роман, народные поправки, видимо.

Р. Голованов:

- Поправки к нашему учебнику истории, который станет в будущем Конституцией.

Зачитаю вопрос. «Актуальна ли сейчас в России заповедь Солженицына жить не по лжи?»

О. Кашин:

- Да, разумеется, актуальна. Более того, честно скажу, что для меня лично это такой смыслообразующий жизненный текст. И сам весь текст, не только его титульная строчка, а сама идея. Если тебе не хватает сил, смелости для ведения какой-то активной борьбы, просто хотя бы не участвуй, не поднимай голосующей руки, не соучаствуй во лжи. Это не так просто, но это и не так сложно, как что-то более масштабное. Поэтому, люди, когда вас призывают на избирательном участке совершать вброс, допустим, или одобрять действия полицейских, постарайтесь воздержаться от этого. Потому что вас не посадят в тюрьму за то, что вы отказались участвовать в неправде, вас не расстреляют. Поэтому ставка меньше, чем жизнь, поэтому, думаю, можно делать выбор в пользу правды.

Р. Голованов:

- Выбор в пользу правды нужно делать двум сторонам - и тем, которые существуют в своем ресторанчике «Маяк», где тоже существует своя такая формулировка - жить не по лжи.

«В формировании государства участвовали многие нации». И следом другое сообщение: «Как теперь татары, чеченцы, дагестанцы будут жить с тем, что русские становятся по Конституции главными?»

О. Кашин:

- Мы видели в Грозном, как эти стюарды с дубинками главных русских гоняют, зенитовских болельщиков сегодня на футболе, когда была драка фанатов «Зенита» и «Ахмата». Поэтому здесь на самом деле проблемы нет. Еще раз скажу, во всех республиках, которые вы назвали, и так уже в Конституции прописано, что Удмуртия - государство удмуртского народа, Татарстан - татарского народа, Чечня - там нет слова «чеченского», но понятно какого. Там сказано, что носителем власти в Чеченской Республике является ее народ, являющийся частью многонационального российского народа. Проблемы нет, у каждой нации в составе России и так уже есть свое полноценное национальное государство. Только русские лишены вообще всего. Поэтому дать русским хоть какую-то надпись на той собачьей будке, в которой они сидят, наверное, это было бы по справедливости за все тяготы, которые русский народ несет даже сейчас, когда общается с лоялистом Романом Головановым в эфире.

Р. Голованов:

- «Что вы думаете о Шнурове в костюме?»

О. Кашин:

- Шнуров в костюме это на самом деле печально. Один из немногих ярких людей, в чьем успехе сомневаться невозможно. Мы вчера говорили про Little Big. А имеет ли отношение к их успеху их старт карьеры около движения «Наши», около «Росмолодежи»? Про Шнурова таких вопросов нет, он состоялся сам. Он главный, наверное, самый важный эстрадный артист всех путинских 20 лет. И когда такой человек не может себе позволить не участвовать, жить не по лжи, это очень печально. Как его заставили или как его купили, я не знаю. Он же не бедный человек.

Р. Голованов:

- Вы думаете, купили?

О. Кашин:

- Либо купили, либо он не смог отказаться. Бывают же такие предложения. Не то что ноги тебе вырвем, но из серии: тогда у тебя не будет концертов никогда больше. Такое ведь тоже бывает, были прецеденты какие-то даже на таком уровне, из городских легенд. Я могу сказать достоверно, когда Гарик Сукачев на пике борьбы с партией Лимонова позволил себе выйти на сцену в футболке этой партии с ныне запрещенной символикой, его на следующий день избили в подъезде, предупредив, что он совершил ошибку. Мы не знаем, кто это был, государство, не государство, но с тех пор Гарик Сукачев себе такого не позволял. На любого человека можно найти управу - и на вас, и на меня, и на меня сейчас в Лондоне. Поэтому надо относиться с пониманием. Видимо, Шнуров был вынужден на это пойти. Это грустно.

Р. Голованов:

- Про Шнурова. Давайте небольшой отрывок послушаем… Это предвыборный лозунг, я так понимаю?

О. Кашин:

- Роман, я сейчас в Лондоне, уже 4 года здесь живу. Если вдруг я захочу открыть бар для русских эмигрантов, это идеальный саундтрек для этого бара. Потому что каждый, кто уехал в нулевые, зайдет и скажет: вау, это же тот самый Шнур, которого я слушал в 2001-2002-м. Я не понимаю, в чем загадка того, что эти песни, будучи многократно воспроизводимыми, каждый раз оказываются свежими и острыми. «Боже мой, он спел матом». В детском саду меня такие вещи могли трогать - в песне есть слово «жопа», как это смело. В 2020 году, когда все было, каждая новая песня Шнурова, и есть люди, которые удивляются. Наверное, эти люди проголосуют за Партию Роста. Ну и дай им бог здоровья, я думаю.

Р. Голованов:

- «Скажите, это старт к досрочным выборам?» - спрашивает слушатель.

О. Кашин:

- Знаете, почти уже нет поводов сомневаться в том, что досрочные выборы будут?

Р. Голованов:

- А мне кажется, нет. Просто бессмысленно.

О. Кашин:

- А Конституцию менять, Роман, это очень осмысленно?

Р. Голованов:

- Да, это было очень осмысленно, кстати.

О. Кашин:

- Вот так поправлять, как ее поправляют? Нет, такое ощущение, как 15 января Путин задал этот старт - смена правительства, смена Конституции и т.д., вдруг стали плодиться новые партии тут же…

Р. Голованов:

- Это будет слишком ожидаемо. Путин не ведет себя так, как все. Хотя вдруг… Мы те еще прогнозисты. Если взять, как у биатлонистов, эти закрытые мишени, у нас получится, что все полетело в «молоко».

О. Кашин:

- Я так скажу. Кто попадает строго в яблочко, тот в российских условиях, как правило, самый негодяйский негодяй. Потому что всегда угадывать настроение начальства - это признак скорее конформиста, плохого, нечестного человека. Поэтому еще раз скажу, сегодня в наших условиях, живя не по лжи, лучше ошибаться, заблуждаться, лучше быть маргиналом.

Р. Голованов:

- Мне кажется, что мы не ошибаемся. Потому что или вы, или я точно правы - или будут досрочные выборы, или не будут досрочные выборы.

О. Кашин:

- Нашу правоту докажет история. Она обязательно ее докажет, вопрос - когда: в 2021 году, или в 2100-м, или в 2900-м.

Р. Голованов:

- Я общался со многими политологами. Они говорят: нет, вообще бессмысленно сейчас проводить эти досрочные выборы.

О. Кашин:

- Нас с вами еще за Шнурова голосовать, боюсь, Роман.

Р. Голованов:

- Нет, это вам (меня не вписывайте) - за Шнурова, за Собчак, за Ренату Литвинову или за Земфиру. Я не знаю, за кого еще проголосует Олег Кашин.