Милонов: «Если женщина заявляет о харассменте, не нужно ни доказательств, ни сроков, заявила и все»

Виталий Милонов
Роман Голованов и депутат Госдумы Виталий Милонов в эфире Радио «Комсомольская правда» обсудили обвинения в домогательствах, схимонаха Сергия из уральского монастыря и дело Михаила Ефремова.

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


Р. Голованов:

- Лучший радио дуэт страны Голованов и Милонов вернулся в эфир. Я сейчас думаю, что все медиаменеджеры, которые занимаются радиостанциями, трепещут, понимая, что никаких рейтингов у них не останется, потому что все сейчас с нами. Депутат Госдумы Виталий Милонов и журналист «Комсомольской правды» Роман Голованов будут этот час вместе с вами сжигать напалмом всю нечисть, так что бесам в аду пора прятаться!

В. Милонов:

- Да. Ласковым пламенем доброты.

Р. Голованов:

- Виталий Валентинович, давайте мы начнем с самой громкой новости, которая сегодня сотрясает соцсети. Вот те, кто знает, что такое твиттер – это там, где можно писать…

В. Милонов:

- Кто помнит, что такое твиттер.

Р. Голованов:

- Там 140 символов и больше можно даже написать. Боятся туда сегодня заходить, потому что там просто сыплются байки из склепа, там все признаются в том, что кто-то домогался, кто-то насиловал, кто-то издевался, там прозвучали такие фамилии, как Яшин по имени Илья, его друг, там звучат такие либеральные медиа, как МБХ, как «Открытая Россия». И там сознаются женщины, кстати, в этой истории фигурирует отдельной строкой Павел Лобков – это журналист НТВ, «Дождя», который домогался вообще до мужчины на телеканале «Дождь», пытался соблазнить стажера. В общем, все, наконец, решили раскрыть карты и сказать правду.

Вот вы же состояли в комитете по международной политике, где заседал Леонид Слуцкий, которого тоже, кстати, обвиняли в домогательствах и всяких непристойных действиях. Что насчет всего этого думаете? Где правда? Тут врут нам со Слуцким, ничего не было или, наоборот, может, со Слуцким было, а тут…

В. Милонов:

- А тут ничего не было. Нет, что касается либеральной тусовки, то это уже притча во языцех, что реальная тусовка, особенно молодежные группировки, это один сплошной свальный грех. Там, как говорится, не поиграешься с активисточкой, в общем, и дня не проживешь. В общем, мне иногда кажется, что вот эти прыщавые смешные люди, которые ходят с плакатами, они идут в эти тусовки ради одного, не ради тусовки, не ради плаката, а именно ради активисточек. Особенно любят престарелые либеральные неполживцы замазать какую-нибудь молоденькую либералочку или журналисточку юную. Передать, можно сказать, опыт, наевшись виагры. К сожалению, то, о чем говорят про Павла Лобкова, знаете, мне казалось, что он был выше. Все-таки, то, что Павел Лобков не скрывает свою ориентацию точно так же, как и ВИЧ-положительный статус, это его личное дело. Но то, что вот он оказался замазанным в домогательствах, и вот тут начинается момент истины. День сурка.

Что скажет общественность? Либеральная в отношении Павла Лобкова. Ведь это так же, как и с неграми, что нельзя белому, негру можно. И у нас что нельзя нормальному человеку, можно гомосексуалисту. То есть, история с домогательствами со стороны гомосексуалиста Лобкова будет иметь такой же окрас, как и история с Михаилом Ефремовым, ну, Миша, он же разволновался!

Р. Голованов:

- К Михаилу Ефремову мы еще вернемся. Это тоже отдельный сочный кусок, который мы сегодня будем рвать на части. Но по всей этой истории. С Лобковым же.. С ним это было известно давным-давно.

В. Милонов:

- Там это же целое трио было. Энтэвэшная голубая троечка: Красовский, Лобков и еще там какой-т

Р. Голованов:

- Ну, знаете, за Красовским такого не замечали.

В. Милонов:

- Да, Антон Красовский не был замечен в домогательствах.

Р. Голованов:

- Я понимаю, у вас с ним личные разборки.

В. Милонов:

- Слушайте, не надо! Не надо приплетать.

Р. Голованов:

- Давайте Антона сюда не будем вписывать.

В. Милонов:

- Да. Я думаю, что Лобков должен понять для себя одно. Если он хочет оставаться в медиапространстве России, должен прийти к нам на следующую передачу. И пройти на детекторе лжи просто, так сказать…

Р. Голованов:

- А вы бы не постеснялись с ним в одном эфире быть?

В. Милонов:

- Слушайте, следователь не стесняется быть в одном кабинете с насильниками, а мы же как радиоследователи. Мы должны вскрыть правду жизни. И если Павел Лобков не постесняется прийти к нам в эфире, публично опровергнуть эти доводы…

Р. Голованов:

- А он уже подтвердил! Я читаю из его фейсбука: «Сегодня меня обвинили в домогательствах. Это тяжелое обвинение. Что я могу сказать? Да, я вырос в те времена, когда студентки жили с преподавателями, а обнять коллегу на дружеской вечеринке или даже поцеловать считалось нормой». То, что он себя не оправдывает и считает виноватым. Ну, насколько мы знаем, уже Лобков не раз получал по морде за свои выходки. Лечили его этим, но не вылечили.

Давайте поставим диагноз, вердикт всей этой истории. Нужно вообще публиковать тему о домогательствах или это не наша русская жизнь?

В. Милонов:

- Я считаю, что тема домогательства должна быть публична только тогда, когда она доказана. Вот если есть доказательства, если у так называемой жертвы есть, как говорится…

Р. Голованов:

- У нас связь сейчас очень плохая.

В. Милонов:

- … это можно.

Р. Голованов:

- Виталий Валентинович сейчас едет в машине, поэтому плохая связь.

В. Милонов:

- Вспомните все американская истории с харассментом. Как правило, какая-нибудь Немова – актриса, вспоминает, что двадцать лет тому назад он ей, так сказать, руки распускал. И в штаны засовывал. Это, понимаете… Ведь дело в том, что где здесь правда, а где здесь ложь? Вспомните Майкла Джексона. Это человек, которого все последние годы его жизни обвиняли. Потом точно так же опровергали все обвинения. И люди признавались, эти маленькие негритятки, что они просто туда за деньги шли. И хотели его шантажировать тем самым.

Где правда? Где гарантия того, что люди, которых обвиняют в этих домогательствах, просто не являются жертвами шантажа? Ведь это так просто – шантажировать человека. Можно сказать, знаешь, ты десять лет ко мне приставал. А ты кто, ты говоришь? А что, говорит, не помнишь? Я Ирочка. Мы с тобой на картошку ездили.

Р. Голованов:
- Нам тут пишут про депутата Слуцкого. Пишет нам Олег: Если Слуцкий не виноват, ну, наказать бы за клевету журналисток… А если не наказаны за клевету журналистки, то…

В. Милонов:

- Нет, это неправда. Вот это фигня на постном масле! Почему?

Р. Голованов:

- А почему с Лобковым, почему вот с ними со всеми не фигня, а тут фигня?

В. Милонов:

- Почему человек, которого обвинили без доказательств, доказательств не предъявили, обвинили голословно, почему он должен потом кого-то наказывать? Ну, не все же такие, как…

Р. Голованов:

- Сегодня Леся Рябцева написала там просто, у кого не слабая психика, зайдите в ее твиттер и прочитайте.

В. Милонов:

- Прочитали мы Лесю Рябцеву. Как дружки Яшина и сам Яшин, другие яшины ее насиловали. И так далее.

Р. Голованов:

- Леся Рябцева – это бывшая помощница Венедиктова.

Виталий Милонов

В. Милонов:

- Слушайте, бывших не бывает, к тому же, мало ли у кого какая бывшая. Вопрос в другом: Леся, если это правда, почему это у нас в твиттере? Почему это у нас не протоколе опроса? Почему нет заявления?

Р. Голованов:

- А вот к Слуцкому такой же вопрос! Если они клевещут, почему это не в протоколе?

В. Милонов:

- Секунду. Если они заявляют о преступлении, почему они не пошли в полицию? Вот в чем вопрос. Они не пошли в полицию. И я в этой истории, честно говоря, не хочу разбираться. Почему? Потому что эта история, в которой есть только слова. И Павел Лобков, я не могу сказать, что Павел Лобков преступник, потому что нет доказательств.

Р. Голованов:

- Извращенец – это не всегда преступник.

И пока связь плохая, я тоже попытаюсь сформулировать и вопрос к Виталию Валентиновичу. Вы же понимаете, что жизнь публичного политика полна интересностей. И, например, таких, что в любую секунду может прилететь обвинение в чем угодно.

Виталий Валентинович, если связь позволяет, а вы не думаете, что и в ваш адрес когда-то могут прилететь обвинения в том, что вы кого-то домогались? Что кто-то в либеральной тусовке в те вот девяностые годы от вас претерпел и намучился, что вы где-то вдруг…

В. Милонов:

- Да нет! В том-то и дело, поймите, любой человек, вот сегодня будет в компании, завтра, через год, неважно, будет человек, которого я в глаза не видел, которую, надеюсь, что это женского рода.

Р. Голованов:

- Может быть всякое, кстати.

В. Милонов:

- Слушайте, в телеграме разные пишут. Но выйдет и скажет: он ко мне приставал, я помню. И это было в 1992-м году. Я в глаза этого человека, может, не видел. Или видел, неважно. Ведь это получается, что у нас нет… Вот есть такой либеральный антидемократизм. То есть, если женщина заявляет о харассменте, ну, не нужно ни доказательств, ни сроков, просто заявила и все.

Р. Голованов:

- Тут тоже, понимаете, главное сказать и задать вопрос, а уж какой будет ответ, для многих неважно.

В. Милонов:

- Вот нужно уголовную ответственность внести за ложные обвинения.

Р. Голованов:

- Продолжаем. Теперь схиигумен Сергий. Это тот, про кого мы сейчас будем говорить, разоблачать, может, даже и спорить. Потому что я, кстати, не знаю, Виталий Валентинович, что вы про него думаете?

Для тех, кто не в курсе такая справка «КП». Есть монах, который живет на Урале, он духовник Среднеуральского женского монастыря, который он строил в нулевые годы. После он боролся с фильмом «Матильда», на этом, кстати, он и прославился, как на трамплине выехал. И потом отрицал коронавирус, потом призывал уйти в отставку Святейшего, последнее, что он сказал, чтобы Путин сложил свои полномочия. И передал их схиигумену Сергию. Был церковный суд. Его лишили сана после того, как к нему приехала Ксения Анатольевна Собчак, которую там толкнули, она упала на тюльпаны. И вот это падение попой на клумбу цветов и решило судьбу схимника.

В. Милонов:

- О, нет. Нет. Он, во-первых, тюльпаны тут ни при чем. Благоухание цветов, может, только усилилось. Может, немного замаскировало Ксению.

Я считаю, что Ксюха, конечно… Ксения Анатольевна допустила хамство и бестактность, потому что нефиг ей вообще было туда ехать. Это не ее тема, она в этом ни пса не понимает. И ей туда ехать было нельзя, а она поехала туда ради одного – ради того, чтобы о себе напомнить. И стать какой-то микрожертвой.

Р. Голованов:

- Подождите!

В. Милонов:

- Я не оправдываю тех, кто ее толкал, но Ксении там делать было нечего.

Р. Голованов:

- Вы отрицаете, что там была секта?

В. Милонов:

- Причем здесь схимонах Сергий, пока еще схимонах. Все-таки, он пока монах, он уже не священнослужитель, не игумен.

Секта или нет? Тут утверждать мне сложно, потому что я не знаю, насколько он отошел в вопросах богослужебных от догматов церкви, но то, что он не ведет себя абсолютно, как схимонах, он абсолютно наплевал на всех те обещания, на все те обязательства, которые он на себя добровольно взял, принимая великую схиму, это точно. Он не священник. Он не имеет отношения к человеку, уединившемуся от мира ради молитвы.

Смотрите, как он смотрит на всех! Злобно просто вот. Ну, реально! Он мне больше напоминает не схимника, а такого неофита, который…

Р. Голованов:

- Вот позвольте. Если бы не было этой булгаковской встречи, если бы не было этой мистерии, когда прилетает туда на своей метле Ксения Собчак, в этот монастырь, где она схлестнулась с монахинями, которые пели совсем недавно под гармошку «Выпьем, да еще выпьем, да за Сталина!», потому что по одному щелчку пальцев схиигумен Сергий мог заставить их делать все, что угодно. Если бы все это не произошло, если бы не было вот этой развязки, пусть по-булгаковски, пусть по-гоголевски, как хотите, то монах бы этоит схимник так и оставался бы…

В. Милонов:

- Роман, о чем вы говорите?

Р. Голованов:

- Я говорю правду.

В. Милонов:

- Слушайте, вопрос с Сергием был поставлен уже очень давно.

Р. Голованов:

- Слушайте, а почему тогда ему все сходило с рук?

В. Милонов:

- Потому что, видимо, я не могу утверждать, видимо правящий архиерей не хотел выносить сор из избы.

Р. Голованов:

- Почему? Деньги с него получали?

В. Милонов:

- Слушайте, секунду. Потому что…

Р. Голованов:

- Сейчас опять связь прервалась.

В. Милонов:

- Он же сам нашел деньги, сам трудился и находил спонсоров. Этого нельзя отрицать. Но то, что он никакой не монашествующий, не православный батюшка, это сто процентов.

Р. Голованов:

- Тут надо несколько нюансов важных открыть.

В. Милонов:

- Думаю, что просто нужно, чтобы Святейший взял казаков нормально…

Р. Голованов:

- Казаки туда уже пришли, захватили монастырь, насколько мы помним.

В. Милонов:

- Нет, это не казаки, это почти те, у кого алюминиевые медальки на груди в килограммовых количествах болтаются, нет. Надо, чтобы пришли туда наши люди, спокойно его препроводили для проживания в другой монастырь. Под надзор опытного игумена. А там поставили и восстановили нормальное богослужение. Потому что там, действительно, какой-то! Хуже Виссариона стал! Какая-то акуна матата! Аум Сенрике полнейшая! Реально, завтра он призовет метро взорвать. Точно. Он мозгами, действительно, поехал.

Это бывает.

Роман Голованов

Р. Голованов:

- Важно что из его биографии? Как он становится священником. В его папочке есть такие сроки – 13 лет, где он отсиживает за грабеж, где он отправляется на зону за убийство, потому что это человек, который вышел сначала из полиции, потом непонятно, каким образом он пропадает. В своей автобиографии он пишет, что в это время он работает электриком, а не сидит в тюрьме. Вот это он и скрывает от правящего архиерея. И таким обманным образом он становится священником.

Что происходит дальше? Он вот этот монастырь строит, это нулевые годы. Там было ровное поле. Вот там скиты, все, что сейчас понастроено, это огромная обитель. Этого ничего не было. Там вообще ходят слухи, что он хотел построить самый крупный и самый высокий в мире православный храм, чтобы выше Христа Спасителя, выше Василия Блаженного.

В. Милонов:

- А причем здесь это, Роман?

Р. Голованов:

- А важно! А почему? А это каких денег стоит? Чтобы выше храмы.

В. Милонов:

- Слушайте, давайте вот так. Нищенствуешь, побираешься, клянчишь у людей и денег все равно не хватает. Естественно, мужичок такой с криминальным душком. И как бы разводил, видимо, как надо.

Чем более дремучий сектант, чем более непонятные речи он произносит, тем, на самом деле, больше вокруг него спонсоров. Все осуждают Сергия. Сергий, ну, в моем понимании, он как бы несет ересь. Сергий абсолютно повернутый человек. И в этом сомнения нет ни у кого. Но виноваты-то те, кто к нему ездил, кто его спонсировал, кто говорил, ой, батуюшка, помолитесь за меня!

Р. Голованов:

- А они в чем виноваты?

В. Милонов:

- Виноват…

Р. Голованов:

- Вы, как христианин, знаете эту притчу, что за одной заблудшей овцой ты идешь, пока 99 ждут. И вот туда и уходили овцы заблудшие к нему. Люди, которых он обманул и которых он развел на деньги. Причем, он их разводил, как экстрасенс. Он откровенно продавал, как бабка…

В. Милонов:

- Секунду! Причем здесь обычные люди, которые попадали от него в зависимость?

Р. Голованов:

- Даже не обычные, даже богатые люди. Даже Павел Дацюк, даже этот вот уральский пельмень, который комик и юморист.

В. Милонов:

- Но, кроме этого, сколько всяких людей нему приезжало и до сих пор продолжает приезжать. Что вы думаете, если бы его сейчас кто-то не спонсировал, кто-то бы ему не помогал, у него было бы сейчас деньги, чтобы там оставаться?

Р. Голованов:

- Простите, а можно вести машину и разговаривать по телефону?

В. Милонов:

- Конечно, можно. Я же в наушниках.

Р. Голованов:

- Ну, ладно. Если что, товарищ майор за нами пристально смотрит.

В. Милонов:

- А, да у нас же депутатская неприкосновенность!

Р. Голованов:

- Нарушай закон, сколько хочешь! Я понял. А потом обсудим Ефремова и обосрем его, правильно. Давайте.

В. Милонов:

- Мы можем сидеть в машине спокойно, никуда не ехать и просто разговаривать.

Так вот. Проблема игумена Сергия в том, что у нас в Москве, в Петербурге, вообще есть мода на старчиков. Вот откуда она пошла? Это дикость какая-то! Это поиск каких-то тотемов, это реально неоязычество! У нас вот: а ты был у старца? Говорю, а зачем мне быть у старца?

Р. Голованов:

- А вы были у старца Ильи Ноздрина?

В. Милонов:

- Нет, не был. А зачем мне быть у старца Ильи Ноздрина? Он меня не знает. И я его тоже не знаю. Есть люди, которые к нему едут за некими советами духовными, но я считаю, что у меня есть величайшее наслаждение для меня, для христианина – быть на литургии. Вот большей благодати снискать нельзя! А у нас в 90-е. в двухтысячные, все ездили православные туристы, то есть, маскировали свои там отдыхи под паломническую деятельность. Потом стали модные у московских дамочек и мужчин старцы всякие. И если говорить про отца Илия, то он же себя старцем-то не считает. А вот сколько этих всяких сергиев по России раскидалось, которые просто строят бизнес, причем, настоящий, исповедуя себя старцем.

Р. Голованов:

- Очень важно заметить, это только тот старец, которого мы знаем. Который вышел в публику и который стал вести себя, как модный видеоблогер, загружать туда ролики, в тот самый интернет.

В. Милонов:

- Да у него морда злая, посмотрите!

Р. Голованов:

- А неважно. Есть еще один важный момент. Вы зайдите в интернет и посмотрите такой ролик. Старец Сергий, изгнание бесов, где он перед литургией собирает вокруг себя толпы людей, потом изгоняет бесов, подходит к одержимым с микрофонами, ведет с бесами интервью. Это такое дикое зрелище! Оно к чину отчитки не имеет никакого отношения. Это какие-то магические выкрутасы, которые Сергий устраивал.

Мы идем на восток. Собой Святой Софии, которую переделывают в мечеть. Напомню, что он построен православными людьми. После он захватывается в пятнадцатом веке османами. И уже в двадцатом его делают мечетью. Дальше спустя сто лет собор захвачен турками во второй раз. И его делают мечетью.

В. Милонов:

- Вот я, кстати, на фоне Софии в Царском селе – Софийский собор.

Конечно, это серьезная лакмусовая бумажка. Можно рассуждать о игумене Сергии, о нашем отношении к нему. Но это вызов для каждого православного человека, для каждого цивилизованного человека. Даже не православного, католика и всех других. Это беспредел. Они вспоминают что там? В четырнадцатом, в пятнадцатом веке были какие-то столкновения, времена были жестокие. И, по большому счету, и сейчас, ну, из православных людей никто не вспоминает этих османских завоевателей, которые завоевали тогда, захватили храм Святой Софии. Почему? Потому что было такое время. Все были хороши.

Но сейчас-то двадцать первый век! И именно сейчас этот грезящий турецким фашизмом паша Эрдоган, именно сейчас он принимает это решение! И вот теперь момент истины. Готовы ли мы жать руку негодяю, который просто надругался над храмом?

Р. Голованов:

- Слушайте, ну, вопрос: готовы ли мы жать руку, я не знаю, но мы готовы с ним быть на одном телефонном проводе. Потому что президент Владимир Путин созванивался после этого с ним. И Эрдоган говорит, что в собор, а уже мечеть будут пускать православных верующих. Он обещает сохранить святыни.

Программа в студии Радио КП

В. Милонов:

- Эрдоган совершил этот поступок. То, что президент наш должен общаться со всеми, это его обязанность, это его статус президентский. И он общается со всеми. И с американцами, и с украинцами, со всеми. Без этого никуда. Дипломаты вообще общаются даже между собой в состоянии войны, когда страны находятся.

Вопрос в нас самих. Мы, православные, готовы ли мы сейчас проехать в страну, которая так поступила со Святой Софией? Я считаю, что ноги православного человека не должно быть в этой Турции. Пусть они со своими помидрами и пять олл инклюзив, паленым вискарем остаются один на один. Со своими нечестивыми поступками.

Православный человек не должен в Турции появляться. Я для себя сделал выбор. Ноги моей не будет в этом. Пусть они захлебнуться в своих шведских столах, которые они приготовили для туристов.

Р. Голованов:

- А вы верите, что для тех людей, потому что у нас на Пасху 3% верующих в храме, хоть что-то значит Турция? Вы уверены, что и раньше паломники туда ехали?

В. Милонов:

- Царство божие значит для всех.

Р. Голованов:

- И так туда не ездили прапвославные, а сейчас тем более откажутся туда ехать. Но мы, опять же, что сделаем-то? Да ничего. Промолчим. У нас на Украине захватывают храмы, просто заходят и выкидывают оттуда священников, вешают амбарный замок где-нибудь подо Львовом. И священнику могут прийти и морду разбить, сказать…

В. Милонов:

- У нас нормальные люди, кроме как апологеты, может, радио «Эхо Москвы», и не ездят на Украину. Это, знаете…

Р. Голованов:

- Два я к тому, что у нас творится и полыхает все со всех сторон!

В. Милонов:

- Вопрос не в том, что где-то творится, а вопрос сейчас, конкретно. Вот только что были новости, что Турция ждет русских туристов. Да пошли они на фиг со своими ожиданиями! Пусть их помидоры сгниют в из Турции! Их яблоки и персики. Черви пусть их едят вместе с Эрдоганом! Реально. Негодяй просто! Человек, который, поверьте, вот сегодня мы промолчим насчет Святой Софии, хотя Госдума приняла резолюцию, мы ему сказали, что мы считаем это неправильным. Он поступил так, как считает нужным, Это ег право. Конечно, когда они резали армян миллионами, детей армянских вырезали, вспарывали животы им своими турецкими ножами, они тоже действовали в соответствии со своими суверенными принципами. А мировое сообщество тогда промолчало. Не до этого было.

Так вот, сегодня мы разрешили надругаться над Святой Софией, завтра они повторят геноцид армянского народа. Потому что на пути у бешеной собаки должен быть только молоток или револьвер.
Эрдоган ни перед чем не остановится. Он, конечно, хитрый, но, поверьте, когда завтра поманят его щепоткой табака с Запада, он предаст все договоренности, никакой договоренности с ним достигнуто быть не может. Это моя личная персональная точка зрения, потому что страна, которая в своем геноциде армянского народа до сих пор не раскаялась, мало того, негодяи-дипломаты турецкие везде шарятся и носом крысиным водят: как бы кто не понимал эту тему, не напомнил, что Турция виновата в самой крупнейшей резне. Евреи не забыли фашистам преступления Холокоста и правильно сделали, а мы забыли туркам преступления со схожими, как Холокост, был геноцид армян. Забыли. Не выгодно. Помиродки хочется подешевле. Шмоточку подешевле. Жопу свою, извините, на солнышке турецком пожарить, ведь там же дешевле! А то, что это солнышке помножено на страдания и боль, на слезы, на смерть миллионов христиан, нам наплевать. Забыто уже.

Немцы, которые совершили свое преступление, фашисты, не немцы, они до сих пор каются, пытаются загладить свою вину. Не те, кто расстреливал, а их внуки. А эта рожа говорит: не было ничего. Все это ерунда. Я знаю позицию официальных лиц Турции: не надо поднимать тему геноцида, не было ничего, это все придумки армян.

Они всему миру плюнули в лицо!

Р. Голованов:

- А что вы предлагаете? Помните картину «Апофеоз войны» Верещагина, где просто гора черепов лежит. И над ними кружат вороны, птицы, которые доклевывают остатки убитых. Ну, что вы хотите, прямо по верещагинским картинам взять и пойти?

В. Милонов:

- Не надо.

Р. Голованов:

- Потому что там настоящая война. Из одного в другое. Война востока – это дело страшное. Куда вы отправите людей?

В. Милонов:

- Знаете…

Р. Голованов:

- А что делать со всем с этим?

В. Милонов:

- Какое воевать? Во-первых, я лично прекрасно вспоминаю пророчество Паисия Святогорца и прочее насчет конца Османской империи, которое начнется с того, что они осквернят снова Святую Софию. Дальше. Я не призываю воевать. Не призываю к насилию. Я призываю, что мы, как люди, приверженные основам традиционной культуры, уважения цивилизационным ценностям, веры, христианства, мы не имеем права больше… Мы там больше быть не должны. Переговоры? Да. Дипломаты пусть говорят, военные пусть, это другой вопрос. Но мы ни копейки денег, каждый доллар, который мы оставляем в Турции, куда эти доллары шли? Не откуда получали поддержку бандиты из Исламского государства, куда они свозили наворованные имущества? Где оно все осталось? В Турции. Говорите правду людям об этом. Я лично видел разграбленные фабрики, говорят, все вывезено в Турцию. Нефть туда продавали боевики.

И вот пока мы будем снабжать эту страну деньгами от купленных товаров, пока мы буде туда ездить, у него будут деньги для дальнейшего осквернения. Что вы думаете, албанские марионетки, эти косовские бандиты, на свои деньги деньги воевали с сербами? Резали сербов? Нет. Турция их снабжала. Скажите правду. Турция в Европе – это фашистское государство сейчас. Просто отморозки какие-то! Эрдоган, он же маньяком уже стал!

Р. Голованов:

- Про Святую Софию, про собор писал Мандельштам: …И всем векам пример Юстиниана, Когда похитить для чужих богов Позволила эфесская Диана Сто семь зеленых мраморных столбов.

Есть замечательное предание, что построена Святая Сорфия на молитве, что на каждом кирпичике высечены строки псалмов православных молитв, что каменщики, когда укладывали дюжину кирпичей, останавливались, чтобы помолиться Богу. И когда в пятнадцатом веке османы врывались в Константинополь, прорывались к Святой Софии, они убивали верующих на своем пути. И в этот момент в Святой Софии продолжалось богослужение. И ходит предание, что стены алтаря раскрылись, чтобы укрыть священника, который стоял со святыми дарами. И когда собор вернется православным, верят греки, тогда эти стены отверзнутся, выйдет священник и закончит божественную литургию. Так я верю, что греки этого дождутся.

Продолжаем. Мы обсудим историю с Михаилом Ефремовым, потому что мы с вами очень давно не общались. И Ефремова мы с вами не трогали, а, на самом деле, сейчас самое время. В программе «60 минут» вышла эксклюзивная видеозапись, как Ефремов пытался откупиться сразу после аварии. Вот голос, похожий на Ефремова:

- Давайте я уйду, а потом заплачу вам все деньги.

Программа в студии Радио КП

Р. Голованов:

- И следом Ольга Скабеева выложила в своем телеграм-канале то, как Ефремов приезжает на медосвидетельствование, показывает средний палец тем врачам тем инспекторам, которые пытаются провести экспертизу.

Что с ним делать? Тут было несколько этапов. Сначала его хотелось растоптать, потом он выходит со своими оправданиями, думаешь, может, мы погорячились все? А после, когда появляется какой-то, не знаю, полоумный адвокат, который говорит сначала, что Ефремов не виноват, потом «я засужу того, сего». Что творится?

В. Милонов:

- Все, что касается истории с Ефремовым, здесь есть большой урок, что благодаря вмешательству СМИ, и Андрея Малахов взял эту тему, и Ольга Скабеева…

Р. Голованов:

- А взяли ради правды или ради хайпа?

В. Милонов:

- Без рейтинга СМИ работать вряд ли будут, но можно было бы по-другому повернуть. Ради хайпа – это было бы по-другому. А тут, как раз, не дали возможность закрывать эту несчастную семью. Ведь его бы уже растоптали, ведь против этой семьи ополчились все известные люди.

Р. Голованов:

- Семьи Сергея Захарова.

В. Милонов:

- И мы видим, что с точки зрения современной либеральной творческой тусовки жизни имеют очень различную стоимость. Ведь то, что Сергей Захаров погиб по вине Ефремова, наши либеральные спикеры говорят, нет, конечно, это жаль, но Миша не виноват. Миша разнервничался. Поймите и простите Мишу. Не клюйте его. Он и так кается.

И этот Миша, который проспавшись от пьянки и наркотиков, действительно, очень похоже на свои спектакли, каялся и говорил, что нет больше Миши Ефремова! Тут же через недельку по совету своего очень мутного адвокатишки, который очень похоюж не на адвоката, а на решалу, который знает…

И вот этот якобы адвокат, якобы решала говорит, ты чего? Мы сейчас все порешаем! И он свой поступок, который был основой для поддержки его среди творческий интеллигенции, свою покаянную речь, которой я, честно, не верил, это была театральная постановка. Но эту покаянную речь он полностью дезавуировал. Сказал, знаете, я не помню, был ли я за рулем? Может, я пьяный валялся.

Р. Голованов:

- Вот все, кто хочет поплакать, откройте видеоролик, где сидит Ефремов, где его, правда, становится жалко, где ты проникаешься человеческим покаянием. А потом, когда выступает его адвокат, ты понимаешь, что тебя обманули.

В. Милонов:

- Что это ложь! Театр был. Это была попытка уйти от ответственности.

Р. Голованов:

- Это театр «Современник», который выходит и дает две строчки про русского мужика из.села Константиново, где Есенин, где настоящая Русь, где живет его мама, к которой он приезжал каждую неделю. И вот такая история.
Будем следить, хотя уже, наверное, не мы с вами, мы на разом всего лишь забежали на этот праздник жизни, вряд ли нас позовут еще, потому что напалмом пожечь мы умеем.

Давайте послушаем нашего гонщика – это Даниил Квят, который выступил в программе «60 минут». Я хочу дать слово этому нашему герою, который не становится на одно колено, хотя это уже мировой тренд – покайся перед черными за то, что они были рабами. Хотя мы-то тут причем? Совершенно в другой части света живем! Сами прошли через крепостное право, по факту, сами тут прожили свое собственное рабство, которое было после Смуты. Но, ничего. Слушаем.

Д. Квят:

- Все гонщики России едины в борьбе против расизма. Никто таковым не является. И мы показали свою позицию, надев футболку «Конец расизму». Мы все против расизма. Но, опять же, вставать на колено, я против этого, потому что это против русского менталитета. Мы не встаем на колени просто так, всегда должна быть очень веская причина. И я считаю, что я был против этого. Вот и все. Это личный выбор каждого. Никто никого ни к чему не подталкивает. Каждый сотрудник «Формулы 1» делает то, что считает нужным. Думаю, нет никакого драматизма, для того-то это нормально – встать на колено. Я хочу выразить свою позицию по-другому, как и некоторые другие коллеги.

Р. Голованов:

- Слушайте, позиция здравая. Надел майку, кадр выглядит, конечно, эпично, когда там все стоят на колене…

В. Милонов:

- Высосанная их мальца, ерунда! Мне так смешно смотреть! В Америке, где и так, если ты чернокожий…

Р. Голованов:

- А вы с неграми дрались, когда в Америке жили?

В. Милонов:

- Ну, приходилось. Когда я был в Америке…

Р. Голованов:

- Ай-яй-яй! Вы были негров!

В. Милонов:

- На самом деле, на моей стороны была легенда всесильной русской мафии, когда ко мне подваливали чернокожие ребята. Почему-то всегда меня ограбить хотели только негры. Белые никогда не грабили.

Р. Голованов:

- А негры вас грабили?

В. Милонов:

- Не удалось. Почему? Потому что я им говорил, ребят, вообще-то я русский. Сейчас придут наши русские, вам наваляют. И они совершенно не толерантные люди, поэтому, ребята, вы получите по своей роже.

Сегодня ты встал на колени перед неграми, завтра ты снял штаны перед голубыми. Это я точно вам могу сказать! Никогда в жизни на коллеги перед неграми не встаную. Этол лузерская позиция абсолютно. Я к их разборкам никакого отношения не имею.

Р. Голованов:

- Перед кем вы встанете на колени?

В. Милонов:

- Я? Перед иконой. Перед знаменем нашим. Да, встану. А больше нет. Это неправильно – вставать на колени. На коллеги встают слабаки, если они встают перед неграми. Или манипуляторы типа демократической партии США.

Р. Голованов:

- Спасибо вам большое! Это были депутат Милонов и журналист Голованов. Это были наши уроки толерантности.

У любого события есть две стороны. Спокойно проанализировать явления, понять происходящее, создать объемную и четкую картинку помогает аналитический взгляд политолога Георгия Бовта.
[НЕ]фантастика - подкаст о будущем, в котором [ТЕПЕРЬ] возможно всё! Известные визионеры - писатели, бизнесмены, политики - обсуждают, каким стал мир в эпоху коронавируса. А самое главное - что нас ждет дальше: завтра, через год или даже десятилетие.