Эксперты выясняли, как помочь учителям повысить качество современного образования

Эксперты выясняли, как помочь учителям повысить качество современного образования
Александр Милкус в эфире программы «Родительский вопрос» на Радио «Комсомольская правда» вместе с учителем русского языка и литературы Дарьей Завгородней обсуждают проблемы современного школьного образования.

Скачать передачу [mp3, 42.3 МБ]

Александр Милкус: К сожалению, программа не выходит по субботам, а вчера был День учителя. И мы с опозданием хотя бы, но поздравляем с Днем учителя всех причастных к этому празднику. У меня главное пожелание — терпение.

Дарья Завгородняя: Я желаю моим коллегам творческих успехов в современной, стремительно меняющейся действительности. Я им желаю подстраиваться, приспосабливаться и считаться с ней. Чтобы у них все получалось и не было проблем. И чтобы наше образование реформировалось побыстрее и повеселее.

Александр Милкус: Может, наоборот, уже закончим с реформами в образовании? Я знаю, что у многих учителей пожелание такое: оставьте нас в покое. Давайте вы не будете нас больше реформировать!

Учитель года

Я хотел бы первую часть нашего эфира посвятить конкурсу «Учитель года», который всегда заканчивается ко Дню учителя торжественным собранием, концертом в Большом кремлевском дворце.

Я думаю, что по Первому каналу его уже показали. В этом году победила учительница Лариса Арачашвили. Она из Волгограда и преподает русский язык. Я был на финальных испытаниях и, честно говоря, я ее выделил из пятерки финалистов.

Когда проходит конкурс, собирается 85 региональных победителей (лучшие учителя разных областей, республик, краев). Интересно, что в каждом регионе, на мой взгляд, по своим критериям выбирают своего учителя, какого-то единого критерия нет.

85 учителей собирается в городе, откуда приехал победитель предыдущего конкурса. В том году все это происходило в Грозном, потому что в прошлом году победил замечательный, потрясающий, умный, остроумный Алехан Динаев, учитель обществознания.

Для меня он идеал лучшего учителя, может быть, года, а может, не только года. Там из 85 выбирают 15. Потом из 15 выбирают пять. Эти пять приезжают в Москву, у них финальное испытание — это разговор с министром просвещения Ольгой Юрьевной Васильевой.

А потом уже тайно считают, кто победил, и на сцене Кремлевского дворца объявляют единственного лучшего. В этом году победительницей стала Лариса Арачашвили. Она, наверное, хорошая учительница, мне рассказывали, я не видел, к сожалению, ее уроков.

Говорили, что она замечательно ведет уроки, но я выделил ее из пяти финалистов. Не могу сказать, что у нее был какой-то большой отрыв от коллег. В прошлом году Алехан Динаев среди пяти сразу выделился интеллектом, умом и умением вести дискуссии.

Организаторы этого конкурса считают, что это один из лучших учителей года. Это не лучший учитель страны, потому что, вполне возможно, что где-нибудь в Якутии, или в Челябинской области, или в Магнитогорске есть учитель, просто он не участвует в конкурсе. Таким образом, он не получает статуэтку.

Я считаю, что этот конкурс нужен не для того, чтобы определить не лучшего учителя страны как предметника. А человека, на которого можно было бы обращать внимание, за которым можно было бы идти.

Он — как направляющая сила, это нужно, чтобы показать, какие у нас есть учителя-передовики. С советской школы слово всплыло. Вот Алехан Динаев учился в Санкт-Петербурге, кроме того, что он учитель обществознания, на Грозненском телевидении долго вел программу по ораторскому искусству.

Он на голову выше среднего уровня учителей. Он сначала был вузовским преподавателем, он умеет вести себя перед камерой, он умеет преподавать и взрослым тоже. Он умеет дискутировать и убеждать взрослую аудиторию, а естественно, эксперты жюри в конкурсе — это взрослые люди.

Он — необычный учитель по этим своим свойствам. Рассказывали, как управленцы от образования в Грозном убеждали его бросить университет и прийти в школу. У них есть такая программа, когда они молодых ребят пытаются вытащить из университета, те, естественно, упираются и возвращаются в школу.

Нельзя сказать, что каждый конкурс выявляет такую звезду. В этом году замечательная, хорошая Лариса Арачашвили, она сразу сказала, что после конкурса ничего не изменится, она вернется в школу, где и будет преподавать.

Саша Демахин, есть такой победитель конкурса, Михаил Миньковский, я могу назвать еще несколько фамилий. Это люди, которые ездят с лекциями. Они являются для своих коллег просветителями, делятся своим замечательным опытом.

У Ларисы такого опыта нет, ей 28 лет, она хороший учитель. Мы звали ее в эфир, но она прямо сейчас летит из Москвы в Волгоград. Мы заранее записали с ней интервью. Почему она стала учителем русского языка и литературы?

Лариса Арачашвили: Я это люблю. Обычно учителя отдают предпочтение какому-то одному предмету. И в моем случае это, конечно, литература. Русский язык я уважаю, вижу его красоту, но люблю его умом. А литературу я люблю сердцем.

Я стараюсь донести это до своих учеников. У меня в школе была замечательная преподавательница по русскому и литературе Селезнева Анна Александровна, я училась в филологическом классе. Наверное, навык глубокого анализа текста я, конечно, получила благодаря именно ее стараниям. Это очень помогло в дальнейшем в университете и теперь, когда я сама стала учителем.

Сообщающиеся сосуды

Александр Милкус: Даша, а как ты пришла к тому, чтобы стать учителем?

Дарья Завгородняя: У меня тоже была великолепная учительница по русскому и литературе в школе, Коркина Елена Вячеславовна. Мы с ней потом еще долгое время дружили после окончания школы, она прекрасный человек и специалист, который умел мотивировать и анализировать.

Для меня русский и литература — это сообщающиеся сосуды. Они друг без друга не ходят. Я тренирую детей писать изложение и сочинение по русскому, мы, конечно, берем материал из программы по литературе.

Я считаю, что «Капитанская дочка» Пушкина — это универсальный текст. Если вы будете знать это произведение и придется на экзамен, то все замечательно напишите. Потому что здесь аргументы практически к любому тексту.

Многие победители в этом конкурсе у нас в основном литераторы. Треть времени в школьной программе занимает русский язык, родной язык и литература. Это важный предмет.

У вас были любимые и нелюбимые учителя? У меня в школе была нелюбимая учительница математики. Считалось, что она великолепно объясняет предмет, но мы с ней были настолько на разных волнах, что я выключалась, когда она замечательно объясняла своим незабвенным языком, в своем неповторимом стиле.

Я выключалась и не понимала ничего из того, что она рассказывает. Такие бывают ситуации. Признанный учитель, все ее обожают, все говорят «строгая, но справедливая», а я думала, что она садист и просто ненавидит детей.

Вероятно, частично так оно и было. Но правда, когда она состарилась, она стала мягче, стала таким сердечным человеком, стала сдерживать свои эмоции, и уже следующие ее ученики ее обожали, а мы к ней сохранили смешанные чувства.

Александр Милкус: Это отдельная тема для передачи. Когда я работал в газете редактором отдела, постоянно сталкивался с историями о конфликте учеников и родителей с принципиальным педагогом, который ставит двойки, несмотря на слезы ребенка.

Родители говорят, так не надо. Нужно по-хорошему. И большинство в классе всегда становилось на сторону этого учителя. Вот он молодец! С нашими детьми по-другому нельзя. Надо хлыстом. Страшное дело — нелюбовь к своим детям.

Дарья Завгородняя: Это традиционная модель, что без насилия никак. Что доверять ребенку не нужно. И лучший учитель тот, который подавляет, а не развивает. Это же проще. Проще же ремня дать, чем объяснить.

Лариса Арачашвили: Задача литературы — не просто знакомство с классикой. Ведь ребенок может познакомиться с классикой, прочитав краткое содержание в интернете. Самое главное — научить детей читать. И не просто складывать буквы в слова, а понимать то, что хотел сказать автор. Анализировать не только с точки зрения языка, но и с точки зрения ценностей, которые заложены в текст.

Александр Милкус: Когда Ларисе вручали приз, большого хрустального пеликана, она сказала, что благодарна ученикам за то, что они научили ее обращаться с ними. Какая прогрессивная! Она научилась подстраиваться под них. Она их слушает и слышит.

А во время диалога с министром просвещения Ольгой Васильевой она сказала, что сначала она работала в элитной гимназии, а затем перешла в обычную школу.

Она обратила внимание, что какой-то ребенок не очень хорошо знает предмет. А он, оказывается, замечательно читает рэп, или физкультурой занимается, или рисует хорошо. Я их уважаю за эти навыки. И вот мы вместе проходим литературу через их навыки, через их интерес пронести красоту русской литературы. Напомню, ей только 28 лет.

Дарья Завгородняя: У нее каждое лыко в строку. Все, что узнает, она тут же это использует в работе. Был у меня ученик, у него были трудности с языком, но он хорошо разбирался в геральдике и во флагах разных государств. Многие взрослые, переступая порог школы, и сейчас внутренне сжимаются.

Александр Милкус: Из наблюдений, многие успешные бизнесмены, переступая порог школы, как будто ниже ростом становятся. Начинают лебезить перед учителями. Это осталось еще со школьных времен.

Дарья Завгородняя: Я опросила своих родителей, и многие сказали, что в школе испытывают чувство дискомфорта. Что сейчас на нас наедут, схватят за предплечье, отчитают и поставят в угол. Такое подспудное чувство есть. Я и сама не очень любила приходить в школу.

Луч света в темном царстве

Звонок из Ставрополя: На уроках литературы 50 лет назад была очень большая политизированность. Навязывалось большое количество штампов: «луч света в темном царстве», «буревестник революции».

Лариса Арачешвили: Все понимают, что труд учителя и его оплата не соответствуют друг другу. Поэтому учителям приходится брать по две ставки. Качество преподавания от этого не растет.

Мы видим, что делаются первые шаги по улучшению этой ситуации. Надеюсь, что через несколько лет мы будем говорить, что профессия учителя престижна и высокооплачиваема. Потому что именно учителя создают нацию.

Александр Милкус: Наверное, Лариса оптимист, или ей так надо было говорить, потому что она победитель конкурса. У меня оптимизма нет, я экономику образования знаю. У нас жуткое недофинансирование системы образования.

Те минимальные нормативы, которые разработало министерство просвещения еще в 2015 году по финансированию среднего образования, они не выполняются даже в школах Москвы, не говоря уж о регионах.

Перед эфиром я разговаривал с директором центра экономики непрерывного образования Татьяной Кличко, она ведущий эксперт по экономике образования в нашей стране.

Вот что она говорит: «Надо менять способ организации жизни школы. Но сейчас ничего революционного сделать не можем, по одной простой причине, что нам нужно еще 258 тысяч учителей. А их неоткуда взять.

Когда было объявлено, что зарплата учителей будет на уровне средней по региону, то молодежь пошла в школу. Учителя говорили, что обновляется коллектив. Это был 13-14-й год.

В 2015-м эта тенденция практически пропала. Это значило, что один получает 10 тысяч, другой — 30, в среднем это 20. Значит, половина будет недовольна.

С другой стороны, ожидание, что мы дадим хорошую зарплату учителям и сразу у нас будет качество образования, ни на чем не основано. Во-первых, потому, что учителя это восприняли как то, что им отдали недоданное раньше, во-вторых, как они умеют, так умеют.

А потом началась еще одна тяжелая вещь: огромное количество учителей не получают той зарплаты, на которую они надеются. И молодежь делает соответствующие выводы. Поэтому можно набирать кучу народа в педвузы, но, скорее всего, они до школы не дойдут».

Как правило, победители конкурса «Учитель года» — это молодежь. Но основную массу учителей у нас составляют люди возрастные. Есть исследование, что люди, проработавшие в школе 5 лет, входят в колею. И их не выбить.

Мы говорим про повышение качества образования, а заставить их повысить качество можно в том случае, если насыпать корм в эту колею. Если учитель уже 25 лет работает в школе, то, конечно, это очень серьезная проблема.

Надо обновлять подходы к обучению вместе с молодыми учителями, а их не так много, к сожалению. У нас 43% учителей работают на 1,5 ставки, а 17% — на 2 ставки. Т.е. половина учителей работают как загнанные лошади.

Развиваться некогда, и нет сил выходить из этой колеи. Есть мнение, что учителя, которые составляют основу нашей школы, учителя советской закалки. Из-за них нельзя вводить новые формы. На самом деле, если среднему учителю 50-55 лет, они пришли в школу 25 лет назад, это учителя 90-х годов.

Это весь костяк современной школы. Это странный феномен, потому что они пришли не по призванию, а по принуждению. Это была единственная сфера, где более или менее платят. Есть намек, что они себя не ценили и шли куда-то потому, что некуда пойти.

Татьяна Кличко: В 90-е шел резкий всплеск занятости в бюджетной сфере, потому что люди не знали, куда им деваться. Кто-то уходил торговать на рынок. А те, кто ощущал себя интеллигенцией, не хотел на рынок.

Они шли в бюджетную сферу и думали, что там что-то будет. Зарплату задерживали. Но во многих регионах сотрудники бюджетной сферы какие-то деньги получали.

Это были единственные люди, которые от государства получают деньги. Бюджетная сфера так разрослась, мы пытаемся ее сжать.