Как удалось спасти исторический дух и начать развитие сердца русского флота - Кронштадта

Как удалось спасти исторический дух и начать развитие сердца русского флота - Кронштадта
Сергей Мардан и Мария Баченина говорят об этом с членом рабочей группы по развитию Кронштадта Ксенией Шойгу

М. Баченина:

- Ксений Шойгу у нас в студии. Здравствуйте!

К. Шойгу:

- Здравствуйте.

М. Баченина:

- Вы такая вся цветущая, как будто и не пандемия! Здорово выглядите! Молодец! Держитесь!

К. Шойгу:

- Ну, карантин сыграл свое – мы больше спим, больше воды пьем, меньше едим, потому что уже в холодильнике ничего нету. Поэтому удается как-то вот так выглядеть.

М. Баченина:

- Замечательно. Добро пожаловать!

К. Шойгу:

- Спасибо вам большое. Очень приятно, что вы меня пригласили.

М. Баченина:

- Будем говорить сегодня про Кронштадт. Это город-форт и город-порт, олицетворение русского флота, морской форпост и отсюда, напомню, была отправлена 41-я кругосветная экспедиция. Проекты реконструкции Кронштадта возникали неоднократно, но со временем они как-то глохли, если говорить своими словами. Существует проект «остров фортов», которым вы занимаетесь, о котором мы сегодня хотим от вас услышать…

К. Шойгу:

- Ну, занимаюсь не только я, занимается наша большая команда, но, тем не менее, сегодня меня выбрали, как спикера.

М. Баченина:

- Да, как посла. Так вот, удалось ли «Острову фортов» избежать подобной судьбы?

К. Шойгу:

- Ну, конечно, нам удалось избежать подобной судьбы сейчас и уже 26 июля мы открываем первую часть исторического парка, с 10 июля у нас работает детский палаточный лагерь военно-патриотический со спортивным уклоном, потому что там будет большое количество разных активностей, для того, чтобы дети не скучали и узнавали много в игровой форме о русском флоте и вообще о российской армии. Целиком проект, безусловно, сейчас мы со всеми силами подключились к проектированию второго этапа, который будет в себя включать огромное количество объектов всего Кронштадт-остров фортов - это 100 гектаров, это порядка 350 тысяч метров квадратных застройки, это более 30 объектов, которые будут включать в себя как социально важные и нужные объекты, которые являются ключевыми в рамках данной территории, в рамках данного историко-культурного кластера – это будет и филиал военно-морского музея, который расширит Кронштадтский филиал, потому что уже у нас есть собор Кронштадтский, который является филиалом данного музея. У нас будет большой лицей с инженерным уклоном, потому что ни для кого не секрет, что Кронштадт будет жить не только там в ближайшие большие проекты по развитию – это не только «Остров фортов», это еще и частичная передислокация военно-морской академии. И в рамках взаимодействия с ними мы строим там лицей, для того, чтобы у детей была возможность в полном цикле. Ты начинаешь с лицея с инженерно-математическим уклоном и потом уже поступаешь в академию, где получаешь уже профильное образование.

Безусловно, есть отели, есть беговые дорожки, велодорожки, большое количество детских активностей будет присутствовать на территории, мы будем развивать малый и средний бизнес в рамках разных кафешек, сувениров и других активностей, которые предполагаются на территории кластера. Естественно, не обойдется без торговых площадей, без арендных площадей. Ну и, конечно, без научного центра, который будет так же являться изюминкой этой территории.

М. Баченина:

- Пандемия как сильно помешала?

К. Шойгу:

- Никак.

М. Баченина:

- Вообще никак?

К. Шойгу:

- Вот никак, вы знаете, взяла и не помешала.

М. Баченина:

- Объяснитесь! Чем докажете?

К. Шойгу:

- Во-первых, у нас были введены достаточно жесткие системы карантина и, поскольку у нас на площадку все заехали еще до начала такого активного массового заражения, у нас просто не выходи оттуда, вообще не выходили, они просто работали и не выходили.

М. Баченина:

- Карантин строительный был такой.

С. Мардан:

- Это идеально же просто.

К. Шойгу:

- Ну да, и им пойти в общем-то было некуда, поэтому эффективность резко повысилась, поэтому мы успеваем во все сроки и очень благодарна я и комитетам Санкт-Петербурга, с которыми мы работаем в плотной коммуникации, и, конечно, всей команде, которая в Москве находилась и работала на удалении, но, тем не менее, эффективность так же не снижалась. Ну и, конечно, строителям, которые на территории у нас развивают и облагораживают территорию. И уже скоро мы надеемся открыть свои двери для первых посетителей Кронштадта.

М. Баченина:

- А вот этот лицей, он начнет работу с нового учебного года?

К. Шойгу:

- Нет, он начнет работу в 2021 году, мы надеемся. Мы рассчитываем на то, что успеем запроектировать и в 2021 году, в сентябре, откроем уже лицей. Пока не могу ничего сказать, успеем мы или нет, но будем очень стараться, надеюсь, что 21-й сезон уже станет каким-то учебным для данного заведения.

С. Мардан:

- Он с пансионом будет, соответственно?

М. Баченина:

- Да, там же жить должны - ведь не только кронштадтские дети там могут учиться?

К. Шойгу:

- Рассматриваем на данный момент. Не очень хватает нам возможностей финансовых, чтобы построить там пансион, надеемся, что за этот год все-таки найдем и сможем сделать его пансионом или полупансионом.

С. Мардан:

- Ксения, вот ровно год - вообще ничего на самом деле с точки зрения большого проекта - а что конкретно уже можно пощупать руками?

К. Шойгу:

- Вы можете зайти в подготавливающийся к первым детям лагерь, и там уже стоят палатки… Он будет военно-патриотический, со спортивным уклоном. Там стоят и открытые площадки уже, и сами препятствия стоят, лекционные залы, стоят столовые. И много разных функциональных зданий, которые позволяют обеспечивать деятельность такого стационарного палаточного лагеря. Конечно, вы можете посмотреть и пройти по центральной аллее. Она, конечно, еще не выглядит так, как она будет выглядеть во время открытия, но она уже есть, она отлита и мы на данный момент заканчиваем мощение. Конечно, можно пройтись по историческому парку и немножко прогуляться по набережной, которую мы будем облагораживать. Можно зайти в яблочный сад, который мы также облагораживаем, пруд, который мы во многом создаем, ну и, конечно, заглянуть в уже реставрируемые здания под охраной ЮНЕСКО, потому что мы получили в рамках плотного взаимодействия с историко-культурным сообществом Санкт-Петербурга, разрешение на проведение там косметических работ и надеемся, что данные строения откроют свои двери для посетителей в рамках своего приспособления – это будут либо кафе, либо выездная группа, либо магазин, где будут продаваться сувениры какие-то..

С. Мардан:

- А в каком состоянии были форты к моменту начала проекта?

К. Шойгу:

- На данный момент мы проводим просушивание, для того, чтобы в 2021 году приступить к реставрации трех фортов. Три форта – это Петр Первый, это единственный форт, который на данный момент связан и исторически был связан с береговой линией такой узкоколейкой – это достаточно интересное сооружение, там до сих пор есть котельная, которая с 1802 года, по-моему, функционировала что-то до 60-х годов нашего времени. Совсем недавно была остановлена. Это, конечно же, Чумной, знаменитый российский форт Боярд, да, он старше, чем форт Боярд, он больше, чем форт Боярд, и вообще они были построен одним и тем же архитектором.

С. Мардан:

- А он будет такой же черный?

К. Шойгу:

- Он будет черным, потому что на самом деле это не цвет, это не патина… Это грибок, который является достоянием, ну, культурным наследием, его нельзя счищать, потому что он появился во время разработки вакцины от чумы. Он абсолютно безопасен, но при этом он уникален, больше такого нигде не растет, поэтому его абсолютно нельзя трогать вообще.

М. Баченина:

- А как он с чумой-то связан? Временными рамками?

К. Шойгу:

- Нет, он просто возник во время испытаний вакцины. Поэтому его нельзя счищать…

С. Мардан:

- Слушай, это как в Италии. В Риме домовладелец не имеет права покрасить дом без решения реставраторов. Чтобы потертость обязательно оставалась.

М. Баченина:

- Да, и в Англии так же.

К. Шойгу:

- Здесь абсолютно невозможно. Ну и, конечно, третий форт – это Кроншлот, точнее, он первый, потому что он вообще первый в мире, это первое в мире фортификационное сооружение, которое было построено на воде. Если я не ошибаюсь, это 1704 год… Мы, естественно, проводим некоторые работы по подготовке к реставрации, на данный момент мы четко понимаем, что все проработано, выбрано приспособление петербуржцами, что будет на этих фортах, ну и приступим в 2021 году, надеюсь, к 2023-му мы закончим эти работы.

С. Мардан:

- Отлично! Ксения, я понимаю, что большая команда работает над проектом, вы конкретно за что отвечаете?

К. Шойгу:

- Я конкретно отвечаю за инвестиции, за сбор инвестиций, за сбор пожертвований, благотворительность в рамках проекта, потому что у нас есть много социальных объектов. В общем, поскольку большая банковская деятельность у меня была всегда, я отвечаю за инвестиции в проект.

М. Баченина:

- Тогда, наверное, уместно задать вопрос про малый и средний бизнес. Вы уже упоминали про лавочки, кафе и т.д. Вообще интерес там широкий малому и среднему бизнесу, да?

К. Шойгу:

- Команда уверена в том, что это будет являться акселератором социально-деловой активности Кронштадта, конечно. И говоря о малом и среднем бизнесе, безусловно, в каждом объекте, который будет на территории Кронштадта у нас присутствовать, мы, конечно, ищем и будем рады приветствовать жителей Кронштадта на абсолютно любых позициях. Вот, допустим, если говорить про непосредственные примеры, в Кронштадте есть ребята, которые владеют рядом кафе. И действительно, когда дождь, когда ветер, ты к ним заходишь, всегда тебя напоят чаем, попытаются обогреть, накормить и как раз им мы предложили в первом этапе открыть там свое же кафе и как-то расширить свои горизонты бизнеса. Они согласились и мы в рамках работы с этими коллегами составляли и ТЗ, и они там работали над первоначальной обстановкой, как это все будет устроено, как это все будет сделано…

М. Баченина:

- Это тоже должно быть как-то тематически, да, выглядеть?

К. Шойгу:

- Да, и это, конечно, помощь малому и среднему бизнесу. Безусловно, там будет проходить ряд мероприятий, который привлечет достаточно большое количество людей в работу именно над популяризацией самого города, как туристического места, ну и, конечно, мы будем говорить про небольшой бизнес, потому что в любом случае, если есть туристы, если есть большой поток людей, то, конечно, необходимо развивать любой третичный сектор экономики, и сфера услуг, безусловно, будет открыта для наших дорогих кронштадтцев.

С. Мардан:

- Вот коли мы заговорили о кронштадтцах, то есть, для них же меняется по большому счету весь уклад жизни, да, им как, не тяжело будет жить в музее?

К. Шойгу:

- Во-первых, это далеко не весь остров. Если мы говорим о Кронштадте, это, наверное, одна пятнадцатая, может быть, или одна десятая, я в таких масштабах не мыслила, но, тем не менее, это не весь Кронштадт и не его половина точно. Поэтому для жителей Кронштадта, вероятнее всего, изменится сама обстановка, то есть, у них появится больше места для прогулок, появятся наконец-то тематические зоны для людей пожилого возраста, для детей, потому что там не очень большое количество детских площадок и вообще интерактивных каких-то зон, в которых можно было бы интересно провести время. Я не уверена, что огромное количество туристов будет разбредаться по Кронштадту, там есть все-таки исторические здания и сооружения, там находится в одной зоне, как раз рядом, у нас совсем недалеко от нас Кронштадтский собор и вот дальше анклав, уже где находятся форты, поэтому здесь я не уверена, что что-то катастрофически поменяется, и, тем более, мы находимся недалеко от дамбы, поэтому…

М. Баченина:

- С другой стороны, это создание большого количества рабочих мест для горожан. Мне кажется, тут только в плюс.

К. Шойгу:

- Ну, и рабочие места, и, с другой стороны, конечно, зеленые территории, которые очень нужны, необходимы. Мне кажется, что иметь большой исторический парк рядом… ну, мне бы хотелось.

С. Мардан:

- А вы знаете, что первые дачи в России были созданы именно на Кронштадте указом Петра?

К. Шойгу:

- Вы знаете, я читала этот указ, я думал, что все-таки мы как-то издревле жили на природе, но слово «дача», да, да, именно так.

М. Баченина:

- Про экономику – раз мы затронули этот сектор – деньги, откуда взялись деньги и из каких источников осуществлялось финансирование?

К. Шойгу:

- Вы говорите как-то так в прошедшем времени, это меня очень сильно волнует…

М. Баченина:

- Нет, нет, я уже просто, видимо, воспринимаю этот проект уже как практически готовый. Поэтому и в прошедшем времени. Хорошо, создается, откуда берутся деньги…

К. Шойгу:

- Деньги идут, конечно, от инвесторов, от меценатов и это основная часть денег, на которые развивается Кронштадт. Естественно, мы собрали все деньги на проектирование, собрали все деньги на первый этап, и все это меценаты, все это инвесторы, нету ничего, что касается там каких-то других расходов или расходов города. Конечно, есть и государственные деньги, и, безусловно, это реставрация фортов, потому что, конечно, это территория под охраной ЮНЕСКО, это территория Российской Федерации, которая всегда будет территорией Российской Федерации и, естественно, это абсолютно неподъемные деньги с точки зрения инвесторов, потому что там мало что можно сделать, определенным образом надо относиться к этим памятникам, они требуют определенного содержания, поэтому на реставрацию и приспособление, безусловно, этим заведует министерство культуры, которое осуществляет там основные работы на данный момент.

М. Баченина:

- А у нас есть вообще эти специалисты, которые способны все это отреставрировать? Где брать этот пул историков, реставраторов? А сейчас уже будут нужны экскурсоводы, другие музейные специалисты. Они есть?

К. Шойгу:

- Вы знаете, я не на фортах, потому что все-таки это территория министерства культуры, мы смотрим, каким образом проходят работы, не имея возможности как-то все это потрогать, но при этом очень сильно сопереживая тому, как быстро идут эти работы, слава богу, все в срок, слава богу, успевают… Я могу рассказать с точки зрениях тех самых объектов под охраной, о которых я говорила, на территории парка. У нас такие люди есть и они достаточно вовлечены в свое дело, очень любят его и занимаются, особенно в Петербурге, прямо истово этими вещами, как это должно быть, как это было, как придумать, чтобы было лучше. Поэтому да, безусловно, есть. По поводу гидов, по поводу людей, которые будут рассказывать про историю военно-морского флота и вообще Кронштадта, пока не знаю, но мне сдается, надо будет проводить какие-то обучения, курсы повышения квалификации именно среди кронштадтцев, потому что хорошо бы было, чтобы люди, которые живут в Кронштадте, люди, которые изначально родились там и любят его, и рассказывали другим об этом, и, мне кажется, что никто другой так рассказать подробно и не сможет…

М. Баченина:

- Это очень логично, да, про свою родину.

С. Мардан:

- Ксения, поскольку вы сейчас начинаете лето с детского палаточного лагеря, как бы именно с работы с детьми…

К. Шойгу:

- Там очень красивые сферы. Они, конечно, палатки, но там они такие белые, такие прямо…

С. Мардан:

- Очень хорошо. Я жил в палатке, я знаю, что это красиво и в принципе отлично… Смотрите, мы с Машей тут часто просто об этом говорим. Вот современные дети, процесс воспитания, вот как избавиться от всей этой казенщины, тем более, в таком легендарном месте, как Кронштадт, вот этот процесс воспитания в детях патриотизма, чувства истории. Вы как себе представляете этот процесс? Мне кажется, это вообще одна из самых важных историй в этом проекте.

К. Шойгу:

- У меня есть гонка героев – это социальный проект по развитию массового любительского спорта, я его веду уже семь лет, и это одно из моих любимых занятий и в жизни, наверное, видеть людей, которые стартуют, финишируют, мы им вешаем медальки. Почему я об этом вспомнила? Никто никого ничего не заставляет делать. Если мы говорим о том, что дети теперь вы добрее, идите в лагерь, вы должны сразу же воспылать патриотизмом ко всему, что вы видите, в том числе, к военно-морскому флоту, наверное, это было бы странно и, вероятнее всего, не очень работало бы.

С. Мардан:

- Это было бы ужасно.

К. Шойгу:

- Да. Но при этом, когда мы говорим о том, что там будет детский лазертаг и мы будем учить там детей так называемой работе в лесу, работе в группе, там язык жестов… когда ты говоришь о том, что есть полоса препятствий, которую они будут проходить командой и будут соревноваться, когда там будет полевая кухня, когда ты, конечно, будет приводить туда людей, которые будут рассказывать и отвечать на вопросы детишек именно на которые они хотят знать ответ, потому что очень часто бывает так, что мы говорим не то или отвечаем не тем, или вопрос не оттуда, а мы отвечаем другой аудитории… а здесь будет существовать возможность, во-первых, задать свой вопрос, во-вторых, конечно, получить на него достаточно откровенный, на мой взгляд, ответ. Мы очень сильно работаем над тем, чтобы детям было интересно. Потому что мы работаем над тем, чтобы и взрослым было интересно. И, прорабатывая вместе с моими коллегами исторический парк, каждый из нас что-то добавлял туда…

М. Баченина:

- Можно сказать, что проект «Остров фортов» близится к открытию?

К. Шойгу:

- К открытию близится первый этап. Мы в завершающей стадии рождения проекта. Когда мы сможем, я надеюсь, к концу года точно сказать, что всем объектам на территории Кронштадта быть. потому что они законтрактованы, они в большей части запроектированы. И я уверена, что мы сделаем все для того, чтобы в мае 2021 года все объекты начали строиться.

М. Баченина:

- Аллея героев – одно из ключевых мест «Острова фортов». А как выбирали флотоводцев?

К. Шойгу:

- Выбирали не мы. Выбирали огромное количество россиян, которые голосовали, даже люди из других стран голосовали за того или иного военачальника морского.

М. Баченина:

- Как с аэропортами было дело?

К. Шойгу:

- Я пропустила историю с аэропортами. Мы голосовали много. На 90 % мнения людей сошлись с мнением Военно-исторического общества. И у нас есть 11 эпох, которые олицетворяют развитие русского флота. Аллея героев будет посвящена личностям и той эпохе, в которую были сделано развитие или задел на будущее у того или иного героя. И через него как бы подается все это время. Если мы говорим про создание артиллерии, о том, что были кругосветные путешествия, открытие Антарктиды, создание первых кораблей, если мы говорим про Петра I, естественно, современные – это и радиолокация, и атомные подводные лодки, и, конечно, на данный момент уже больше исследовательско-научная деятельность. Я уверена, Аллея героев не только будет красивой, но еще и крайне познавательной для всех людей, туристов, которые туда придут.

Помимо этого, будут существовать краткие ролики о тех самых людях, о тех самых героях наших, которые будут уже аудиально и визуально дополнительно раскрывать значение тех или иных…

М. Баченина:

- Они будут транслироваться?

К. Шойгу:

- QR-код, есть планшеты, смартфоны. Хотели, чтобы пару-тройку данных роликов озвучили члены рабочей группы. Это люди, которые круглыми сутками работаю над проектом. Уже до такой степени сжились с историей Военно-морского флота, что лучше многих расскажут о том, чем та или иная эпоха знаменита, чем нам стоит гордиться.

С. Мардан:

- Можете воспользоваться нашей студией для записи.

К. Шойгу:

- Спасибо.

М. Баченина:

- Народ это слушает? Это все интересней и интересней? Любопытней и любопытней? Мне кажется, таких мест мало. И даже если бы их было много, еще должно быть больше. У нас и страна большая, и история огромная и богатая. Туда на один день, наверное, будет мало приезжать?

К. Шойгу:

- Я была на фортах, уже не помню, сколько раз. Может быть, десять, может быть, двенадцать. И каждый раз для меня это четыре-пять часов уверенного интереса. Это с учетом того, что нет ничего еще, ничего еще не построено и не отреставрировано. Я не представляю себе, сколько времени займет обойти, объехать, послушать, посмотреть на всех трех фортах разные инсталляции, разные представления, мультимедийные увеселения и развлечения. Я не понимаю, сколько часов будет необходимо для того, чтобы обойти 40 тысяч квадратных метров площади Военно-исторического музея. Я абсолютно не представляю, каким образом можно прогулять все 22 гектара исторического парка. И, конечно, мы не говорим уже про женщин и про торговые площади, поскольку это абсолютно бескрайнее может быть путешествие.

М. Баченина:

- Я к инфраструктуре подвожу. Мне показалось, или промелькнуло…

К. Шойгу:

- Две гостиницы. Они будут разной звездности, безусловно. Она будет семейная, это будет четыре звезды, с достаточно большой спа-зоной, для того, чтобы это был не только исторический курорт, но и, собственно, оздоровительный курорт отчасти. И, конечно, будет такая гостиница эконом-класса, это будет три звезды, для любой молодежи, которой хочется просто посмотреть, погулять, абсолютно не важно, где спать. Вот если есть какая-то кровать и это стоит относительно недорого, то, конечно, это было бы удобно.

М. Баченина:

- Понятно, как во всем мире.

К. Шойгу:

- Помимо этого, есть рестораны, которые там будут кормить людей.

С. Мардан:

- Вопрос по поводу логистики. А как туда добираться?

К. Шойгу:

- Как же туда добираться? Туда добираться, любой кронштадтец скажет, что сложно. Любой петербуржец вам скажет, что просто.

М. Баченина:

- А почему такая разница?

К. Шойгу:

- А вот не знаю я, почему. Очень часто говорят о серьезной автомобильной проблеме, о том, что есть бутылочное горлышко, съезд с дамбы, все трудно.

С. Мардан:

- Туда же дамба ведет! Для москвичей объясните, пожалуйста.

К. Шойгу:

- Для москвичей. Кронштадт был островом. Это вообще остров Котлин. Туда не было никакого сообщения очень долгое время. Последние, по-моему, шесть лет там есть дамба. А до этого сообщение было исключительно морским, или по льду, если мы говорили про зимнее время. И, естественно, он со времен Петра был закрытым, именно военным таким городом.

Если говорить о нынешней доступности, я доезжаю до Кронштадта в любой день. Потому что я была там и утром, и вечером, и в будни, и в выходные. Я доезжаю за 40-50 минут от центра Петербурга. Абсолютно точно я уже там. Великолепная дорога, великолепная дорога по дамбе. Ровная, красивая. Когда ты проезжаешь залив, то можно посмотреть форты, которые стоят. Потому что вообще фортов 19 в Кронштадте.

Когда мы говорим про водное сообщение, про то, как туристу интереснее было бы добраться, конечно, будут ходить «Метеоры».

М. Баченина:

- «Ракеты», как в Петергоф.

К. Шойгу:

- Все верно. И будут от Петербурга в Кронштадт и от Петергофа также в Кронштадт будет ответвление. Помимо этого, туристические автобусы. Мы будем включены во все туристические маршруты. И уверена, что не составит большого труда добратся до Кронштадта, все-таки это не три часа, не четыре. 50 минут, наверное, есть у каждого.

С. Мардан:

- А на «Метеоре» сколько будет занимать дорога?

К. Шойгу:

- 32 минуты.

С. Мардан:

- Вообще идеально. Это рядом же все. Я не понимаю, почему тогда…

К. Шойгу:

- А я не знаю – почему. Всегда так говорят, что Кронштадт – далеко. А мы говорим: а нет, он близко.

С. Мардан:

- Я теперь понимаю ответ петербуржцев, которые стоят в глухих пробках. Естественно, за 32 минуты добраться – тоже проблемы-то какие? Едем дальше.

М. Баченина:

- Я с детьми хочу. Если подводить промежуточный знаменатель, у нас летний лагерь военно-патриотический.

К. Шойгу:

- Да.

М. Баченина:

- Мне очень нравится эта тема. У меня прошлым летом ребенок отдыхал аж целых две смены именно в военно-патриотическом, правда, в Москве.

К. Шойгу:

- А где?

М. Баченина:

- На Поклонной. Это «Лето Побед» такой проект. Я даже как-то мимо проходила, как говорится. А тут я погрузилась, поняла. И вот ты, Сережа, задавал вопрос: а как привить? Я это на своей семье и на своем ребенке ощутила, что именно не чем-то там: смотри, читай, вот, от сих до сих чтобы прочитал, а вот – лазертаг, полевая кухня. То, что интересно и через что они могут это познавать. Еще, конечно, образовательное заведение. Может быть, будут какие-то тематические экскурсии для разных возрастов?

К. Шойгу:

- Мы разрабатывали разные маршруты, разные исторические маршруты. Потому что натолкнулись на такую вещь, что нельзя историю Военно-морского флота рассказывать только с точки зрения кораблей. Или только с точки зрения сражений. Или только с точки зрения мореходства. Или только с точки зрения исследователей или инженерной мысли. И поэтому, конечно, мы будем показывать, как можно, если ты хочешь узнать что-то про инженерную мысль, то ты пройдешь по одной тропе. Если ты хочешь узнать больше про сражения и великие победы на море российские, то ты пройдешь по другому маршруту. Если ты хочешь увидеть ее в людях, то, конечно, ты пройдешь по Аллее героев.

М. Баченина:

- То есть каждый ребенок, это тоже очень важный опыт…

К. Шойгу:

- Есть разные тематические маршруты. И отдельно разработан, конечно, маршрут для самых маленьких. Потому что здесь все обо всем, очень интерактивно, на все можно залезть, все можно потрогать.

М. Баченина:

- И проходимо для колясок? Для матерей это тоже очень важно.

К. Шойгу:

- У нас есть мать в нашей команде, которая ратует за социальную ответственность, призывает нас постоянно к тому, чтобы мы ставили пандусы, чтобы были подъемники, чтобы у нас не было нигде больших бордюров, на которые невозможно заехать. Чтобы у нас были лавочки каждые триста метров для того, чтобы люди пожилого возраста могли всегда сесть, если они устанут. Для того, чтобы нельзя было потерять в парке, чтобы дорожки были закольцованы определенным образом. А для детей там будет как детский исторический маршрут, так и будет панда-парк, конечно, который будет сделан в виде большого корабля.

М. Баченина:

- Завершая логическую нить, посвященную детству, как обустроен парк. Потому что вся эта социальная история она архиважна. Потому что порождает и любовь, и уважение. В моей душе это очень важно. Я придира еще та. А детская площадка? Дети же как: все, отстаньте со своими образовательными программами. Можно на горку?

К. Шойгу:

- По поводу горок. Во-первых, когда я захожу в офис зимой, а мы устраиваем как раз массовые мероприятия, про которые мы уже рассказывали, я очень сильно кричу техническому департаменту, что я хочу горку, мне вообще очень нужна горка, почему ее нет еще в Кронштадте?

М. Баченина:

- Ледяную какую-нибудь?

К. Шойгу:

- Мы установили там тюбинговую горку. Слава богу, она была не ледяная, потому что погода не позволяла заморозить лед. И у нас выстраивалась очередь на горку даже в будние дни. И сама прокатилась, очень понравилось мне. А по поводу стационарных локаций детских, которые будут размещены в этом парке, у нас, конечно, будут и две большие детские площадки, и огромное количество качелей, и, конечно, будет горка. Безусловно, будет панда-парк. Поэтому я думаю, что детям будет прям огромное количество активностей, в которых они могут поучаствовать.

М. Баченина:

- На этом месте хотелось бы задать вопрос. Потому что вы столько всего рассказали. А сейчас – вход туда платный?

К. Шойгу:

- Нет. Вход туда будет бесплатный.

М. Баченина:

- Это важно.

С. Мардан:

- Без денег, значит.

К. Шойгу:

- Панда-парк будет платным.

С. Мардан:

- В чудеса никто не верит, понятно.

К. Шойгу:

- Все остальное будет бесплатно.

М. Баченина:

- В Питере хотят сделать платным Летний сад.

К. Шойгу:

- А там уже сделали платным.

С. Мардан:

- Да.

К. Шойгу:

- Несколько парков сделали платными.

С. Мардан:

- Когда вы говорите: бабушке сесть повязать, с детьми погулять. Ведь люди будут приходить туда еще и гулять просто так.

К. Шойгу:

- Конечно.

М. Баченина:

- И здесь вопрос встает ребром. Тем более мы говорим не про столичный какой-то город, да, рядом, но тем не менее, здесь вопрос цены очень важен.

К. Шойгу:

- Там еще люди будут спортом заниматься. Вы меня извините за профессиональную деформацию. Я не могу не… Со спортом – беговые дорожки, велодорожки, раздевалки, плоскостные площадки для игр в командные виды спорта. Планируется создание ФОКа с ледовой площадкой. Физкультурно-оздоровительный комплекс.

М. Баченина:

- А плоскостные площадки – это что?

К. Шойгу:

- Это на открытом воздухе площадки прорезиненные, на которых можно играть в волейбол, баскетбол, мини-футбол. Раздевалки, душевые, камеры хранения, которые позволяют – пришел, переоделся, позанимался, помылся, собрал вещи, переоделся в повседневную одежду и пошел гулять.

С. Мардан:

- Что-нибудь подобное в Питере есть?

К. Шойгу:

- Сейчас – нет.

С. Мардан:

- То есть вот зона, куда можно выехать на весь дней, а еще, может быть, и на все выходные…

К. Шойгу:

- Чтобы была такая компиляция истории, культуры, спортивной составляющей, детских активностей и воды недалеко, мне кажется, что нет. Мне так видится, что нет.

М. Баченина:

- А вот с водой? Купаться?

С. Мардан:

- В Балтийском море.

К. Шойгу:

- Это очень странный вопрос, но когда мы проводили социальный опрос среди санкт-петербуржцев, у нас все очень просили две вещи. Это канатная дорога, которая будет вести от музейного комплекса к «Чумному», над водой, потому что в Петербурге нет канатной дороги сейчас, и просили пляж в Кронштадте.

М. Баченина:

- А, не зря я спросила.

С. Мардан:

- Пляж – вот у Петропавловской крепости есть пляж. Там никто не купается. Там люди зимой загорают.

К. Шойгу:

- Мы были крайне удивлены. И даже у нас коллеги, постоянно меняется, естественно, что-то добавляется, что-то убавляется, когда мы увидели на генплане место под названием «Купальня», мы были невероятно удивлены. Надеюсь, что как-то Петербург все-таки не до такой степени суровый город, чтобы в Балтике прям в Кронштадте окунаться в воду систематически, ходить на пляж. Но в воду можно будет зайти. С одного из боков. Но это, я вам скажу, забава для стойких.

С. Мардан:

- Это вообще специфическое питерское развлечение – корюшка и загорать там, где нормальные люди просто надевают шубу. Для желающих можно, конечно, окунуться. Почему нет?

М. Баченина:

- Я теперь про ветеранов еще хочу поинтересоваться. Потому что в Кронштадте много ветеранов, которые связаны с флотом.

К. Шойгу:

- Конечно, да.

М. Баченина:

- О мерах поддержки ветеранам. Социальная программа существует ли какая-нибудь? Вот об этом.

К. Шойгу:

- Мы разрабатываем социальную программу по адаптации и вовлечению в активную культурную и, может быть, какую-то предпринимательскую деятельность пожилых людей. Потому что, естественно, то, что сделано своими руками, оно имеет абсолютно другую ценность. И особенно то, что сделано любящими руками и особенно любящими эту территорию. Это тоже является очень ценным и очень важным. Конечно, есть программы социальной поддержки ветеранов у нас не только с точки зрения адаптации, но также там разных мероприятий, которые именно для них и про них, и ради них будут сделано. И будут различные чтения, показы кино. Я надеюсь, что будут танцы вот такими ретро-вещами. Проигрывателями, пластинками, может быть.

Безусловно, на День Победы мы, конечно же, разносили подарки ветеранам Великой Отечественной войны. И стараемся это делать регулярно. И на Новый год так же. Мы, безусловно, будем поддерживать данную социальную группу. И надеемся, что у нас будет еще больше идей. Если у вас есть какие-то, то мы с удовольствием выслушаем и, конечно, будем пытаться это реализовать.

С. Мардан:

- А сколько людей живет на острове?

К. Шойгу:

- 44 тысячи.

М. Баченина:

- А летнюю студию «Комсомолки» оттуда давайте организуем.

К. Шойгу:

- Давайте. Будем только рады.

С. Мардан:

- Наш эфир подходит к концу. Попробую подвести итог, чтобы вы ничего не забыли. Мы сегодня обсудили про реконструкцию Кронштадта. Главная база русского флота, которая теперь будет приведена в божеский вид, точно не хуже, чем в Хельсинки крепость Свеаборг. У нас будет круче. Рассказала нам об этом Ксения Шойгу, член рабочей группы по развитию этого проекта. Там все будет сделано так, как оно и должно, по идее, всегда было бы быть сделано. Вот клянусь, сколько приезжал, сколько об этом читал, просто не находил ответа, почему нет. Теперь оно будет.

К. Шойгу:

- До свидания.

  • Реклама партнёров
  • Источники
Теги: 
Читайте также
Георгий Бовт