Платошкин: «Бессимптомная болезнь – это все равно, что безалкогольная водка»

Николай Платошкин
Валентин Алфимов и Николай Платошкин обсудили продление карантинных мер в Москве, отказ правительства РФ раздавать деньги и развивающийся скандал вокруг сноса памятника советскому маршалу в Чехии.

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


В. Алфимов:

- Здравствуйте, дорогие друзья. Меня зовут Валентин Алфимов. Николай Николаевич Платошкин, как всегда, рядом со мной.

Н. Платошкин:

- Мы приветствуем вас из самого таинственного и закрытого города планеты – города Москвы, где ходит масса иностранных шпионов, скрывающих свои мерзостные физиономии под масками. А скоро они еще будут в перчатках, чтобы не оставлять отпечатков пальцев на месте своих постыдных преступлений.

В. Алфимов:

- Мы не можем пройти мимо этой темы. Накануне Владимир Путин провел совещание по борьбе с коронавирусом. Он там был, кстати, далеко не самым главным спикером. Анна Попова солировала, на мой взгляд. Но она главный санитарный врач страны, это ее работа.

Н. Платошкин:

- Ей бы надо было давно съездить к Собянину, освидетельствовать его. Валентин, вы знаете хоть одну страну мира, где обязательно есть ношение перчаток? Он что, с ума, что ли, сошел?

В. Алфимов:

- Подождите. Масочный режим во многих странах введен.

Н. Платошкин:

- Я сейчас про перчатки. Такое впечатление, что он людей ненавидит. Собянин, а ботиночки какие носить?

В. Алфимов:

- Николай Николаевич, давайте вы для обращений к Сергею Собянину будете использовать личный канал. Ничего личного, я тоже достаточно критично отношусь к Сергею Семеновичу, но, мне кажется, здесь, скажем так, перебор.

Давайте про Путина поговорим.

Н. Платошкин:

- А чего говорить, когда у нас глава Госсовета теперь, оказывается, Собянин. И Путин его вчера четко сказал в лицо, что, Сергей Семенович, вы, конечно, председатель рабочей группы Госсовета, но вообще-то у нас правительство должно заниматься коронавирусом. Я из этого делаю такой вывод, что президенту это уже – вот так. Вы поймите, я могу использовать личный канал, но когда народ на улицу выйдет – без меня, просто так…

В. Алфимов:

- Народ на улицы выйдет, если вы их призовете.

Н. Платошкин:

- Их Собянин призывает.

В. Алфимов:

- Нет, этим вы занимаетесь, Николай Николаеви, когда говорите, что незаконная изоляция, эти меры карантина и т.д.

Н. Платошкин:

- Валентин, я все же международное право изучал. Закона о введении карантина в Российской Федерации я никогда не видел. Пожалуйста, есть чрезвычайное положение по закону. Оно, кстати, вводится в том числе во времена эпидемий. Почему его никто не ввел.

Что такое самоизоляция? Где мне почитать, в каком кодексе – в Административном, Уголовном, еще в каком? Если этого термина нет, я, что ли, в этом виноват? Вводите чрезвычайное положение. В Чехии ввели, парламент ввел. В Германии парламент принял экстраординарный закон 27 марта обо всех этих мерах. У нас солируют какие-то люди, которых на это никто просто не уполномочил. У нас у глав субъектов Федерации нет таких полномочий, они есть только у президента у нас - по Конституции (ст. 27) и по закону о чрезвычайном положении 93-го года, о временном ограничении передвижений. Но их же никто не использует. Я-то здесь при чем?

В. Алфимов:

- Насчет глав субъектов Федерации. Давайте услышим, что Путин вчера сказал на этом самом совещании, как раз про глав субъектов Федерации.

В. Путин:

- Мы видим, что ситуация с распространением коронавируса в субъектах Федерации складывается по-разному. Как уже говорил, где-то жесткие, оправданные профилактические меры необходимо сохранить или даже дополнять, а где-то, возможно, планировать их определенное обоснованное смягчение. Но только с опорой на мнение ученых, специалистов и с учетом всех факторов и возможных рисков.

Вновь подчеркну, нельзя забегать вперед. Любая неосторожность или поспешность могут обернуться срывом, откатом назад. Цена малейшей ошибки – это безопасность жизни, здоровья наших людей.

В. Алфимов:

- Вы слышали, где-то оправданы жесткие профилактические меры, их нужно сохранить и даже дополнять, а где-то можно и ослабить, потому что во всех регионах по-разному все это развивается. В Москве, мы знаем, ситуация самая серьезная. Президент говорит, что можно и дополнять меры.

Н. Платошкин:

- Вот что интересно. В Москве она серьезная, в Москве режим дикий. При этом рост еще более дикий. В Псковской области, например, работают предприятия розничной сети по продаже промтоваров, там нет никакого всплеска.

В. Алфимов:

- Да потому что там зараженных нет.

Н. Платошкин:

- У нас знаете, какой коэффициент зараженности (немцы высчитали)? 1 – 2,7. То есть один человек в среднем заражает 2,7. Но даже если один придет на предприятие… У нас говорят: предприятия пусть работают. А почему торговля тогда не работает? Вы мне еще раз объясните. Продовольственные магазины работают. Маски, социальная дистанция – все это правильно. Рядом стоит такой же абсолютно, но он промтоварный. А он почему не работает? Почему там нельзя сделать маски, дистанцию? Какая разница?

В. Алфимов:

- Что вы имеете в виду под промтоварным?

Николай Платошкин

Н. Платошкин:

- Одежда, предположим, обувь, книги. Там же люди тоже работают. Их там сотни тысяч, миллионы по стране. Они-то почему не работают, кто мне объяснит? Почему нигде в мире не вводят пропуска на личный автотранспорт? Что, там все дураки живут, что ли, в отличие от Собянина? Он, что ли, один только умный? Почему этого нигде не происходит? И какая связь с распространением эпидемии, если человек ездит в своей машине один?

В. Алфимов:

- Пропуска были в Китае на автомобили. Наш корреспондент Даша Асламова ездила туда и рассказывала об этом.

Н. Платошкин:

- Валентин, в Китае еще и интернет запрещен, у них там свой есть. И там вообще на 5 лет можно сесть, если не тех провайдеров смотрите. Ну, давайте по этому пути продвигаться.

Мы вчера Венесуэлу обсуждали. В Венесуэле 300 заразившихся, рядом, в Колумбии проамериканской – около 8 тысяч. При этом все бубнят, что в Венесуэле все развалено, там медицина плохая.

В. Алфимов:

- Может быть, в Венесуэле просто тестов 400 штук, и из 400 триста дали положительный результат?

Н. Платошкин:

- Тогда у меня другой вопрос. Ну хорошо, там никто никого не тестирует. А смертность где тогда? Попова говорит: 46%, оказывается, уже у нас, не 30, не 20, а 46 процентов болеют бессимптомно. Мы сколько этот маразм должны слушать? Что такое бессимптомная болезнь?

В. Алфимов:

- Это значит, что ты сидишь дома, у тебя какая-то слабость, вроде в горле першит, но ты не паришься по этому поводу и ходишь на улицу.

Н. Платошкин:

- Нет. Вообще симптомов нет. Слабость, ломота в мышцах, насморк, температура – это всё симптомы, пусть и небольшие. Тут вообще их нет. Что такое болезнь, которую человек не чувствует? Что за маразм?

В. Алфимов:

- Николай Николаевич, вы так рассуждаете, как будто 8 лет учились на медика.

Н. Платошкин:

- Хорошо, пусть она объяснит. Бессимптомная болезнь – это все равно, что безалкогольная водка. Я такого еще ни разу нигде не слышал.

В. Алфимов:

- А я бы сравнил с безалкогольным пивом. А оно существует.

Н. Платошкин:

- Валентин, вы же просто так по больницам не шляетесь от нечего дела. У вас какие-то симптомы появляются. Получается, у половины заболевших симптомов нет.

В. Алфимов:

- Знаете, Николай Николаевич, я в прошлом году переболел пневмонией (слава богу, не ковидовской). И первые две-три недели у меня не было симптомов, а потом они начались. И это был бессимптомный период.

Н. Платошкин:

- Раньше нам Попова докладывала, что инкубационный период – две недели. Теперь он у нее 5-7 дней. Что толку тогда ее слушать? У нее каждый день какие-то новые новости происходят.

Полина Виардо пишет: «Ждем с нетерпением очередных подробностей от Алфимова по поводу эпичной победы Захаровой в несостоявшихся дебатах» (имеется в виду с Навальным).

Во-первых, я все-таки советский человек, и я понимаю, что Полина Виардо была любимой женщиной Тургенева. Вам лет-то сколько, Полина, в районе 180?

Второе. Вчера мои помощники звонили помощникам Навального насчет дебатов. Сразу сказали, что условий не будет никаких. Те заявили: «Да вы что, так дела не решаются. Вот вам электронная почта какой-то Киры, по телефону мы не разговариваем, вы Кире напишите и ждите ответа». Написали. Ждем.

В. Алфимов:

- Что касается меня и сообщений от меня об очередной эпичной победе в батле Марии Захаровой с Алексеем Навальным, как только будет, Полина, я вам лично обязательно сообщу. Оставьте, пожалуйста, ваши координаты.

Давайте услышим, что вчера говорила Попова про этапы снятия ограничений.

А. Попова:

- Предлагаем три этапа. На первом этапе будут возможны занятия физкультурой и спортом на открытых пространствах, прогулки с детьми, работа объектов сферы торговли и услуг ограниченной площади и с соблюдением социальной дистанции. На втором этапе – прогулки на улице с членами семьи, открытие объектов сферы торговли и услуг большей площади, но с ограничением одновременно обслуживаемых посетителей. И предусмотрено начало работы образовательных организаций.

На третьем этапе, мы предполагаем, начнут работу места отдыха населения, то есть парки, скверы, при соблюдении условий социального дистанцирования. Предприятия сферы торговли и услуг без ограничений площади и числа одновременно обслуживаемых посетителей. Все образовательные учреждения, гостиницы и предприятия общественного питания. В соответствии с предлагаемыми рекомендациями решение о поэтапном снятии ограничений будет принимать глава региона, и в случае осложнения эпидситуации ограничительные мероприятия могут быть возобновлены.

В. Алфимов:

- Вот смотрите, три этапа, в принципе все логично.

Н. Платошкин:

- Я хотел бы услышать сроки.

В. Алфимов:

- Она в самом конце сказала, что по каждому региону решение будет принимать губернатор, то есть глава региона.

Н. Платошкин:

- То есть мы попали капитально в Москве, я понял.

Валентин Алфимов

В. Алфимов:

- Антон Силуанов тут объяснил отказ от раздачи денег россиянам в условиях кризиса. Говорит: могло бы правительство России раздавать деньги с вертолета, но если бы мы печатали резервные валюты. Я, честно говоря, не очень понимаю, что это означает. Резервная валюта у нас – доллар, евро, по-моему, немножко в золоте и в юанях. Если бы мы доллары и евро печатали, наверное, было бы хорошо, тогда можно было бы печатать и сразу раздавать. Силуанов говорит: «Вместо того чтобы раздавать деньги всем подряд, следует оказывать помощь бизнесу в сохранении работников, а также гражданам в оплате первоочередных расходов на питание, жилье и кредит». Согласитесь, мысль хорошая – помогать бизнесу и помогать гражданам.

Н. Платошкин:

- Хотелось бы, чтобы то, что говорит господин Силуанов, не на уровне мыслей было. Давно уже, с марта, действовать пора. А что касается вашего вопроса, Валентин, вы абсолютно верно сказали, что не понимаете. Потому что этого никто не понимает. Это какой-то бред.

Вот есть резервная валюта. Вы правильно сказали, доллар, евро, официально к ним еще относятся фунт стерлингов и японская иена. Это те деньги, которые какие-то государства держат в своих резервах (отсюда и название). И поэтому, утверждает Силуанов, американцы могут раздавать деньги населению, потому что они у них резервные. Бред какой-то. В этом дурацком утверждении был бы смысл, если бы американцы раздавали деньги не своим гражданам. Потому что тогда бы граждане других стран брали бы эту валюту, охотно бы ее тратили, потому что она резервная, имеет там хождение. Для американцев доллар – это то же самое, что рубль для нас, такая же своя валюта. Он своим гражданам раздают, чтобы те у себя покупали. При чем тут резервная валюта? То есть американцы могут долларов сколько хочешь напечатать, и мы рублей – тоже. Мы же рубли не собираемся немцам раздавать, они же не возьмут, потому что скажут: у нас рубль – не резервная валюта. А при чем тут эта бредятина, которую говорит у нас министр финансов? Какая разница? Мы же не доллары предлагаем населению раздавать. Вот если бы мы доллары раздавали – да, логично, мы же их печатать не умеем, их надо было бы где-то взять и пр. То ли он за дураков всех держит… Причем сам Силуанов согласно официальным данным в 18-м году был самым высокооплачиваемым министром российского правительства, заработал, по разным источникам, 40 миллионов рублей, в 17-м году – 90 миллионов.

Понимаете, если зарабатывать десятки миллионов, конечно, можно сидеть, поплевывать и говорить: ну, а вы, ребята, сами там… Помните эту крылатую фразу: денег нет, но вы держитесь? Давайте его посадим на 12100 рублей. Он, кстати, на ударных отлично играет. Может, он бы в этом себя нашел и освободил бы российский Минфин от такого руководства. Резервная валюта… Это кошмар какой-то. У меня студенты смеялись бы над этим утверждением, которые проходят международные валютно-кредитные отношения. Просто беда.

В. Алфимов:

- Еще интересную фразу он сказал: «Слово «кризис» даже меня резануло». По его словам, «кризисом была бы ситуация, при которой 5 лет назад нефть Urals стоила бы дешевле 15 долларов за баррель». И предлагает использовать вместо слова «кризис» - «вызов.

Н. Платошкин:

- Ну, давайте вызовем его тоже на какие-то дебаты, чтобы он это слово тоже использовал. Я знаю просто цифры. У нас бюджет сверстан (ими, Силуановым) из расчета 42 доллара за баррель. На сегодняшний день – 24 доллара Urals стоит (это, кстати, рост, вчера 21 доллар она стоила). У нас половины бюджетных доходов нет. А за счет чего планируются расходы бюджета? Они же запланированы – на культуру, на врачей. За счет чего это будет делаться? Кудрин и Силуанов уже рассуждают по поводу того, не воспользоваться ли вкладами населения. Пока говорят «нет». А помните, они уже два раза конфисковывали пенсионные накопления у людей. И потом говорят: друзья, а чего вы, собственно говоря, не верите правительству, нам это непонятно, пока мы не будем ваши вклады конфисковывать… Представляете, о чем они говорят? За месяц люди триллион рублей забрали из банков. Они не будут выданы в ипотечные кредиты, не будут выданы как кредиты поддержки бизнеса и пр. Зачем это делается?

Вот мне люди пишут (я не верил в это): может быть, специально Путина хотят свергнуть Собянин, Силуанов своими мерами? Сейчас и у меня даже начинают закрадываться такие мысли. Потому что объяснить по-другому это все логически я не могу.

В. Алфимов:

- Еще одна новость. Вернемся к теме, которую мы с вами регулярно затрагивали – снос памятника маршалу Коневу. Тут МИД Чехии планирует усилить меры по обеспечению безопасности дипломатов в России. То есть они реально боятся, что с их дипломатами что-то здесь произойдет. Заявил об этом глава МИДа Томаш Петршичек в опубликованном интервью в РБК. То есть в российской прессе он это сказал.

Н. Платошкин:

- Что тут можно сказать? Это, знаете, когда вор орет: держи вора.

В. Алфимов:

- Николай Николаевич, вы – дипломат. Я пытаюсь понять, действительно в Чехии считают нас какой-то пещерной страной, что мы можем представлять угрозу для их дипломатов?

Программа в студии Радио КП

Н. Платошкин:

- Чешские СМИ (я их регулярно мониторю, у меня чешский свободный) вообще ржут и над старостой района Прага-6 Коларжем, который снес статую – типа, кому вы нужны-то? А он: меня русские ловят, я под охраной полиции, в незнакомом месте. Причем в этом «незнакомом месте» он интервью дает постоянно, высказывается. Все там реально смеются.

Скрипалей помните? Сергей Скрипаль, до того как с ним все это произошло в Англии, он был в Чехии. Второй вопрос. Чешский военный институт в Брно, головной институт химзащиты Варшавского договора, он тестировал то, что они называют «Новичок», по заданию британских властей год назад. Это сообщил президент Земан еще до этого. Чешские спецслужбы как бы чего не натворили по заказу своих британских коллег с этим товарищем, и потом как бы опять там не появился новый Скрипаль – «вот Россия расправилась с этим бедным Коларжем». Я вот этого боюсь. Честно могу сказать, чешская разведка в НАТО курируется британцами. У них разведки бывших соцстран курируются такими маститыми, что ли. Поляки тоже. Кое-какие разведки курируют американцы (Болгария, Румыния и т.д.). Вот здесь нам надо об этом говорить, чтобы, не дай бог, очередную провокацию, которую они там натворят, на нас опять не свалили. Предупрежден – значит, вооружен. Но даже говорить о том, что здесь кто-то собирается что-то с чешскими дипломатами делать…

В. Алфимов:

- Я поэтому и спрашиваю. Если бы у нас были угрозы какие-то, кто-нибудь хоть яйцо, в конце концов, кинул в чешское посольство, тогда бы я понял смысл в этих заявлениях. Ну а так? Ты же глава Министерства иностранных дел, что ты чушь несешь, тем более в издании того государства, про которое ты говоришь?

Н. Платошкин:

- Кстати, чешский президент Земан недавно еще раз высказался по поводу сноса, заявил, что это несусветная глупость людей, которые просто хотят привлечь к себе внимание. Знаете, Валентин, они нам купить предложили за 39 млн. рублей эту статую (за 13 млн. их крон), и деньги они хотят потратить на возмещение жертвам коммунизма. Я вам просто как историк могу сказать, что после «Пражской весны», которую «зверски подавили советские танки», ни одного человека в тюрьму не посадили даже. Я уж не говорю о том, что что-то более тяжелое с ним случилось.

В. Алфимов:

- Еще одна новость, на этот раз – из США. Американское издание (о котором я, честно говоря, слышу первый раз) We Are The Mighty спрогнозировало, к чему бы привел взрыв термоядерной бомбы в 10 тысяч мегатонн над Москвой. Провели моделирование, выложили у себя на сайте. Как к этому относиться? Просто развлекуха каких-то идиотов?

Н. Платошкин:

- Конечно, те, кто нас с вами слушает из либерального лагеря, они скажут: ну хватит, что вы гоните байду на бедных американцев. Я могу так сказать. У них план ядерной войны против нашей страны обновляется каждый год, возможно, с 1949 года. Не скажу, я его не читал, конечно, но что на Москву они предусмотрели сбрасывать несколько бомб (одну на Жуковский, например, как центр авиастроения), это точно абсолютно.

В. Алфимов:

- Николай Николаевич, мы с вами все ругаемся, спорим о Собинине, о ком-то еще, о карантине, о масках, о врачах. Давайте поговорим о том, в чем сходится 99 % жителей нашей страны. Наверное, есть 1-2 процента каких-то отбитых, которые считают, что все это ерунда. Но это погрешность. Есть день в году, есть событие, которое абсолютно все оценивают исключительно с положительной стороны. И все сходятся в нем. Это Победа наша. Я предлагаю плавно перейти на нашу историческую тему.

7 мая 1945 года был подписан акт о безоговорочной капитуляции. Я всегда думал, что это произошло 8 мая поздно вечером, поэтому у нас 9 мая.

Н. Платошкин:

- Это все так думают. Казалось бы, восьмого, девятого – какая разница. А вот вы заметили, что украинцы и наши бывшие многие соцстраны перенесли дату с 9-го на 8-е. Это абсолютно не потому, что это разница во времени. Это попытка лишний раз подорвать решающую роль Советского Союза в Великой Отечественной и во второй мировой войне. Вы меня спросите – как? Немцы все время хотели капитулировать только перед западными союзниками. Но против нас продолжать воевать. Мы с 1943 года договорились с американцами и англичанами о принципе нераздельной безоговорочной капитуляции. То есть капитулируют перед всеми.

Наш прекрасный фильм «Семнадцать мгновений весны». К сожалению, там Штирлиц – вымышленный. Хотя его блестяще играет Вячеслав Тихонов. Но сама фабула о том, как немцы пытались за нашей спиной договориться с резидентом американской разведки Даллесом в Швейцарии об односторонней капитуляцией на западе, - это абсолютно правильная вещь. И мы ее тогда сорвали.

Итак, Гитлер мертв 30 апреля. Он передает власть рейхсканцлеру Геббельсу, который вместе с женой и детьми уходит из этого мира 1 мая. Рейхсканцлером Германии и президентом одновременно становится командующий ВМС гросс-адмирал Дениц, который сидит со своими отстатками рядом с датской границей, на севере Германии. Они высылают к союзникам во Францию парламентера – командующего вермахтом генерала Йодля, который 7 мая в 2 часа 40 минут подписывает безоговорочную капитуляцию перед генералом Эйзенхауэром во французском городе Реймс, где короновались французские короли.

Формально это вроде бы безоговорочная капитуляция. Ее подписывает от нашего имени генерал Суслопаров, который был офицером связи при ставке Эйзенхауэра. Причем Суслопаров отправил шифровку Сталину: надо это подписывать или нет? Ответ запаздывал. И Суслопаров подписал. Пришел ответ Сталина: не надо. Замечу сразу, что с Суслопаровым абсолютно ничего не произошло. Сталин потом сказал: вы действовали по обстановке. Но получилось, что немецкие войска должны сложить оружие 8 мая в 23 часа 01 минуту и прекратить все движение. Немцы рвались на запад из Праги, чтобы сдаться американцам, а не нам, чтобы не отвечать за то, что они у нас натворили.

Сталин дает директиву: переподписать капитуляцию в Берлине, с участием высших представителей советского командования. Так как мы является главной страной, которая внесла свой вклад в разгром нацизма. Две из трех немецких дивизий во время войны были разгромлены на советско-германском фронте. Что интересно, Эйзенхауэр с нами согласился. Он говорит: а почему подписал капитуляцию только Йодль – командующий сухопутными силами? А где ВВС, ВМС?

И после этого уже в Берлине в бывшей офицерской столовой Берлин-Карлхорст в самом начале 9 мая была подписана капитуляция Жуковым и маршалом авиации Великобритании Теддером. Хочу подчеркнуть, американцы и французы подписывали как свидетели. То есть реальных подписантов двое – Жуков и англичанин. И подписал все три главкома германских вооруженных сил. Текст был тот же самый, что в Реймсе 7 мая. Капитуляция считалась по-прежнему с 8 мая, с 23.01.

Но вот именно сейчас там все и говорят: так главная капитуляция в Реймсе 7 мая. Причем тут вообще русские? Да с русскими просто – повторили, и всё. Юридическая формальность. Берлинская капитуляция – ерунда. К этой же точке зрения присоединяется бандеровская Украина, которая говорит: для нас Реймс – главное. Получается, что англичане и американцы выиграли эту войну, когда они вступили в нее 6 июня 1944 года на европейском театре.

Казалось бы, дата. Казалось бы, формальность. На самом деле, еще раз, одна попытка доказать, что СССР ни при чем, что Сталин такой же, как и Гитлер. Что вообще выиграли светлые западные союзники. Вот такая история.

Программа в студии Радио КП

В. Алфимов:

- А зачем это? зачем сейчас перевирать историю войны? Все же понятно, это было 75 лет назад, фашизм победили. Что будет тем же англичанам или американцам, если их сделают главными в победе?

Н. Платошкин:

- Они же говорят, наши бандеровские небратья на Украине, что между Гитлером и Сталиным никакой разницы не было. Что СССР был таким же тоталитарным режимом, поэтому победа СССР – нет. Иначе придется объяснять своим людям. Если основной вклад в победу нацизма внес Советский Союз, значит, он как бы и ничего, нормальная страна. Иначе бы все они жили под этой варварской нацистской диктатурой, которая многим народам места не оставляла. Они их хотели просто убрать из этой истории. Да, надо понять, что мы – союзники, мы все выиграли, а русские были где-то на подхвате.

В 70-е годы у нас был совместный советско-американский фильм «Неизвестная война». Это был фильм, сделанный для американцев. Играл Берт Ланкастер.

В. Алфимов:

- Я его смотрю периодически на кабельном канале «Победа». Американцы сделали, это было сильно.

Н. Платошкин:

- Потому что это был 1975 год. Для американцев – неизвестная война. Они реально ничего не знали о том, что происходило на Восточном фронте. Слышали что-то где-то. Сталинград, такие понятия. Кто с кем воевал, какие чудовищные страдания были у нашего народа. Тогда этот фильм в Америке произвел просто фурор. Люди даже стали по-другому относиться к нашей стране. А сейчас – наоборот. Какие русские? Причем тут русские?

В. Алфимов:

- Может, им еще раз показать фильм?

Н. Платошкин:

- Мы с вами дожили до того, что и здесь бы уже надо показывать. Потому что, если мы с вами в преддверии 75-летия обсуждаем инициативу Киселева с «Россией-1» об установке памятника генерал-майору вермахта Краснову, начальнику Главного управления казачьих войск Министерства по оккупированным территориям гитлеровской Германии, какая Америка? Я не представлял, что смогу дожить до таких времен – в преддверии 75 лет!

У немцев же был 15-й казачий корпус. И причем немцы использовали его против югославских партизан. Вы не представляете, чего они там творили. Поезжайте в Сербию, в Хорватию. Там слово «казак» вообще ругательное. Они насиловали, жгли, полностью истребили целые участки территории. В немецкой форме. Командовал Краснов. Он входил в Комитет освобождения народов России. На главном телеканале страны ведущий одной из рейтинговых программ обсуждает установку памятника соратника Власова – нацистскому агенту Краснову. Это же не в Америке происходит.

В 2005 году, когда я работал в Хьюстоне, мы решили сделать празднование Победы с участием американских ветеранов. Позвали сербскую православную церковь, греческую. Чтобы песни были, чтобы красиво. Угостить американцев. Мне звонит командующий крупнейшей военно-воздушной базы и говорит: а вы чего нас не позвали? Да вы что, да мой отец воевал вместе с вами бок о бок против казаков в Югославии. Он говорит: я приеду, духовой оркестр базы еще с собой привезу. Естественно, все бесплатно. Потому что для нас честь вместе с вами отметить годовщину Победы. Отец мне столько рассказывал, что никто мне теперь против русских слова сказать не может. Вот так было.

В. Алфимов:

- Многие американцы к этому достаточно трепетно относятся. У меня есть контакты в штате Мэн, в городе Портленд. А там как раз собирались корабли для северных конвоев. И они помнят это до сих пор, там до сих пор есть музей. Они туда с гордостью водят, показывают, рассказывают. Эту память берегут. И до сих пор остались побратимские связи между городами Портленд и Архангельск. Я знаю, что группы студентов, пожарные очень часто ездят, обмениваются опытом. Это хорошие теплые дружеские отношения, которые никакого отношения не имеют к политике между государствами, к политике правителей и так далее.

Н. Платошкин:

- Отлично сказано! Американские ветераны все это чтут и помнят. Главное, чтобы у нас этого не забывали. Пожелаем всем нашим уважаемым слушателям здоровья, успехов.

В. Алфимов:

- Предлагаю завтра всю программу посвятить нашей Победе. Это то, о чем стоит говорить.