Самые яркие высказывания, прозвучавшие 30 марта 2020 года в эфире Радио «Комсомольская правда»

Пустое кафе в торговом центре

Пустое кафе в торговом центре

Эксперты Радио «Комсомольская правда» обсуждали сегодня негативное влияние коронавируса на малый бизнес, закрытие границ и необходимость сплотиться.

Олег Кашин, журналист:

- Мы те еще экономисты. Но мне кажется, даже такого любительского гаражного представления об экономике достаточно, чтобы понимать, что экономика не есть набор отдельных изолированных частиц. Что есть неприятное вам кафе, оно обанкротится, а в остальном так же будет цвести цветение и птички будут петь. Нет, у этого кафе есть поставщики, есть смежники, есть коллектив, которому некуда идти. И таких кафе много. Кафе, мастерские, прачечные. А дальше – и стройки, и заводы. Когда голодный токарь с завода им. 75-летия Победы, если таковой существует, придет на Горбатый мост и будет бить по нему своей шахтерской каской, и этим токарем будете вы, тогда вы вспомните, как желали погибели тому кафе, где однажды вам подали холодный или перегретый борщ.

Михаил Делягин, экономист:

- В Москве среди мелких предпринимателей паники нет. Паника среди крупных. А мелкие находятся в прострации просто. Вопрос не в том, какие потери они понесут. Вопрос в том, кто выживет. И почему выживет. Пока это совершенно непонятно. Пресечение, прекращение деловой активности на неделю – то катастрофа. Даже той упавшей, которая у нас была. Специалисты говорят, которые поднимали экономики регионов, в том числе заведомо депрессивных, в наших условиях, с нашей федеральной политикой, - они говорят, что необходимо немедленно, это нужно было делать две недели назад, но прямо сейчас необходимо, без всяких опозданий, сделать простую вещь, которая позволит бизнесу прожить. Потом будут разбираться, кто жизнеспособен, а кто – нет, в условиях переформатированного мира.

Николай Платошкин, историк и политолог:

- Я в прошлый раз говорил, что давно надо было закрыть авиасообщение с Европой. Закрыли вчера. Ну, а надо было месяц назад закрыть. Почему этого не сделали? Вот это русское «авось» на мой взгляд. У нас ведь все случаи завозные. Вот где теперь этих людей отлавливать, которые летели в самолетах вот с этими персонажами, которым шмотье важное, еще там что-то. Сейчас уже все здесь. А могло бы и не быть. Поэтому, с одной стороны, у нас два месяца валяли дурака с этим вопросом… Надо было закрывать… Я и сам в Европу езжу, но – раз такая ситуация, так получилось, ну, месячишко-два надо было потерпеть. Сейчас просто вот уровень расходов, который из-за 20-30 человек возник, он просто титанический. Что обидно.

Игорь Писарский, колумнист:

- Влюбленные девушки и тюремные сидельцы, сумасшедшие профессора и бесстрашные путешественники, молодые и старые, бедные и богатые — вирус повлиял на жизнь абсолютно всех. Если кто-то сейчас меня спросит на голубом глазу: Вирус? Какой вирус? — я, извините, не поверю. Этой мелкой неразличимой глазу твари диаметром 100 нанометров удалось сплотить человечество в противодействии ей так, как нас ничто не объединяло прежде. Крепче политических интересов, экономических кризисов, культурного сходства и различий, крепче любых нерушимых скреп. И, вы знаете, я полагаю, в этом глобальном вызове что-то есть. Ведь если нас сумело объединить (кто-то скажет: наоборот, разобщить и самоизолироваться — пусть так) наличие общего врага, то можно надеяться, что возможно объединение во имя иной общей благой цели.