Ведущий «60 минут»: Можно работать на государственном телевидении и не любить Путина

Евгений Попов
Гостем программы «Простыми словами» Андрея и Юлии Норкиных стал ведущий политического ток-шоу «60 минут» на телеканале «Россия-1» Евгений Попов. Журналисты обсудили «кухню» телеканала, а также последние новости: скандал вокруг Московской антидопинговой лаборатории, гастроли артистов после спорных заявлений о России и другие.

Скачать передачу [mp3, 43.6 МБ]

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


А. Норкин:

- Сегодня у нас в гостях Евгений Попов, наш коллега, журналист ВГТРК, ведущий программы «60 минут» на телеканале Россия-1. Женя, здравствуй.

Е. Попов:

- Здравствуйте.

А. Норкин:

- А чего один?

Е. Попов:

- Ну, вот так. Пока так. На разведку схожу – дальше посмотрим.

А. Норкин:

- Хорошо, давайте начинать. Просто не поймут нас, если мы не спросим в самом начале, как с женой работается-то? Мы вот знаем, мы привыкли, нам хорошо. А у вас как? Вы на работе вместе, вы дома вместе. Не мешает ли работа дому? Вот как у вас с Ольгой?

Е. Попов:

- У нас все в порядке. Нет, нам нравится. Все хорошо. Все уже сложилось.

А. Норкин:

- Вы даже в отпуск не можете съездить вдвоем, потому что один в эфире. Я вот сколько раз видел.

Е. Попов:

- Да, это очень хитрая схема. Я лечу в отпуск с ребенком, потом на выходных прилетает Ольга, мы проводим время все втроем, потом я вылетаю в эфир и вот так проходит лето. Но не все так жестко… есть же зимние каникулы… Мы же, находясь в информационной линейке, есть один безусловный плюс – что мы отдыхаем, как вся страна. У нас каникулы новогодние же тоже есть, как у всей страны.

А. Норкин:

- Первый канал в этом году летом вообще никого не отпускал…

Е. Попов:

- Никто никого никуда не отпускает, потому что жесткая конкуренция.

А. Норкин:

- Вот Денис уже написал нам: «Махровый пропагандон сегодня у нас». Поздравляю вас, Евгений…

Ю. Норкина:

- Что же ты…

А. Норкин:

- А это слово не запрещено Роскомнадзором. Я даже специально спрашивал – если меня называют пропагандоном, могу я это говорить в эфире? Мне сказали – можешь.

Е. Попов:

- Очень много плохих слов не запрещено Роскомнадзором. Слово на букву «м» даже не запрещено Роскомнадзором, я его произносить не буду, но слышал такую историю… Значит, Горбачев называл так Ельцина в интервью. И мне нужно было давать это интервью в эфир, еще в «Вестях», я хотел вставить этот кусочек, естественно, и тут возник спор, и звонили в Роскомнадзор, узнавали, можно ли?

Ю. Норкина:

- Вот я читаю – «Мудак – самец овцы, баран-производитель»…

А. Норкин:

- Слушайте, мы правильно сразу вошли в разговор. Скажи, пожалуйста, Женя…

Ю. Норкина:

- А, вот, смотрите, по Далю значение следующее: «Охолощенный осел»… потому что муда – это яйцо, в смысле, физический орган мужчины…

А. Норкин:

- Так, скажи мне, пожалуйста, в последние дни – вот у меня это связано с фрагментом выступлением Максима Галкина в Новосибирске – пошла какая-то дискуссия сейчас о том, что страшная цензура в СМИ вообще, на телевидении в особенности. Вот скажи, как вам на России-1 в условиях страшной цензуры работается?

Евгений Попов

Е. Попов:

- А как в условиях страшной цензуры мы узнали о том, что у нас страшная цензура? Ну, не знаю. Слушайте, таких же историй была масса, когда какие-то там перебежчики, люди, которые уходили, недовольные зарплатой, своим положением, нереализованными амбициями и рассказывали о какой-то кухне и что все на пропагандистских каналах ужасно, что там заставляют что-то делать, даже бьют… Но когда спрашиваешь, что мы не можем сказать, о чем мы не можем спросить, что мы не можем сделать, то аргументов-то приводится раз, два, три – и обчелся. Потому что, когда начинают говорить о том, что много делаете Украину, ну, уже устали, мне кажется, рассказывать, почему мы делаем Украину, почему телепрограммы зациклены, условно говоря, на Украине. Мы ж делаем и вы делаете – про экономику, про социальные…

А. Норкин:

- Мы про Украину сейчас мало делаем.

Е. Попов:

- Ну, если в условиях рынка – довольны мы или нет, но мы живем в условиях рынка – потребитель хочет Украину…

Ю. Норкина:

- Грубо говоря, на Украине рейтинги всегда больше, нежели чем на других темах…

Е. Попов:

- Ну да. Что с этим делать…

Ю. Норкина:

- Ну, понятно, вот ты пропагандон, я пропагандон, Норкин пропагандон, а вот скажи, что ты так скрываешь на самом деле, как тебе удается… ты же недоволен тем, что сейчас происходит, недоволен президентом, недоволен вообще всем, тебя тошнит, но каждый день ты, как зайчик, идешь на работу и говоришь то, что тебе написано, даже более того, тебе в ухо диктуют… причем, они говорят так – мы знаем, Женя, что ты устал, но надо говорить…

А. Норкин:

- Это просто один наш знакомый Юльке говорит – я понимаю, как Андрею тяжело, он заставляет себя говорить вот это, вот это… Вот нужно ли вообще пытаться людей переубедить или нам надо просто забить на это и не обращать внимания?

Ю. Норкина:

- И получать свои миллионы…

Е. Попов:

- Да, я один раз, кстати… даже у меня была такая смешная игра, когда появился этот мем по поводу наших с вами зарплат…там какие-то бешеные миллионы…

Ю. Норкина:

- Да, да, я все время спрашиваю – куда уводишь деньги?

Е. Попов:

- А Фейсбук же выдает всегда оповещение, если кто-то печатает или публикует вашу фотографию. Так вот, когда кто-либо, вообще незнакомый человек публиковал постер, который разошелся в интернете с моим, Олиным или вашим заработком, я всегда заходил к ним на страницу и спрашивал – а где взять деньги, где получить? Иногда завязывалась дискуссия увлекательнейшая просто…

А. Норкин:

- Нет, я не веду эти дискуссии. Вот Юлька может там с кем-то схлестнуться…

Е. Попов:

- А почему бы не объяснить человеку, что он неправ?

А. Норкин:

- Этот человек не хочет тебя слушать априори, изначально.

Е. Попов:

- Кто-то хочет, кто-то просто ведется на пропаганду…

А. Норкин:

- Ты можешь привести пример, что ты кого-то смог убедить?

Е. Попов:

- Ну, много же людей, которые передумали.

Ю. Норкина:

- Вот Денис спрашивает – когда Путина, как Зеленского, критиковать начнете?

А. Норкин:

- Путина, как Зеленского, критиковать пока не за что.

Е. Попов:

- Я открою вам большую тайну, что можно работать на государственном телевидении и не любить Путина. Можно уважать президента, институт президента, можно голосовать за множество других кандидатов, которые были представлены на этих выборах, но, слушайте, никто не заставляет любить власть, никто не заставляет быть ей верным… Что нужно делать, вот что они себе представляют, мы делаем, для того, чтобы ходить каждый день на работу? Там же есть фантазии, чем мы привязаны к этой работе. Самая распространенная – это бешеные деньги, ипотеки, дети в элитных школах, какие-то особняки… То есть, выдумать-то можно что угодно.

Ю. Норкина:

- Жень, тогда у них резонный вопрос. В стране все плохо, люди умирают с голоду, все катастрофически…

Е. Попов:

- Нет, люди не умирают с голоду… В стране не очень хорошо с экономикой, а мы, что, об этом не говорим в передачах, что ли?

Юлия Норкина

Ю. Норкина:

- В том-то и дело… А мы выходим и говорим, что нет… Ну, реальное отношение к тому, что мы реально видим. Ты видишь, что есть хорошо, а что есть плохо. Ты уважаешь институт, который у нас есть, законодательство и ты правильно сказал, что ты уважаешь выбор россиян, которые сделали его в пользу нынешнего президента. Правильно? Это нормальная история. Меня никто не заставит разлюбить президента. Ну, что я могу сделать? Ну, напортачит – значит, разлюблю… Я хочу, чтобы ты сказал реально объективно – что тебе не нравится и о чем ты говоришь прямо…

Е. Попов:

- Так у нас времени не хватит, если я буду перечислять все, что мне не нравится…

А. Норкин:

- Давайте конкретно по новостям. Так называемый комитет ВАДА предложил Россию отстранить на четыре года от участия в международных спортивных соревнованиях, от проведения на территории России… Правда, очень интересный момент… Вот открываешь топ Яндекса – сейчас заменили заголовок, а до этого было написано так – МОК возложил ответственность на российские власти. Это правда, там есть такая цитата. Российские власти несут ответственность за нарушение целостности данных московской антидопинговой лаборатории. Можно, в принципе, написать и по-другому, что, собственно говоря, МОК поддержал и поблагодарил ВАДА в том смысле, что ВАДА не запрещает российским спортсменам участвовать в соревнованиях. То есть, МОК сказал спасибо ВАДА, что они ушли от политики и мы это решение поддержим. Но – не суть важно. 9 декабря, в день, когда будет важнейший саммит в Париже, будет выноситься это решение. Там же, в Париже. Кстати, я сегодня говорил в телевизоре, как мы будем эти темы разводить? Ну, видимо, придется по дням это каким-то образом делать. В общем, говоря простыми словами, мы обосрались. Очень сильно. Вячеслав Фетисов сейчас вот сказал, что мы – правда, он другое слово сказал, он все-таки парламентарий – наиболее обосравшаяся страна в истории мирового спорта. Причем, обосрались не спортсмены, не тренеры, а именно чиновники. И говорилось об этом в последние года полтора. При всей вот этой политической мишуре, которая была…

Е. Попов:

- Почему полтора? С 2014 года все это идет. Первые возникли претензии к России в 2014 году. Вот и понеслось.

А. Норкин:

- Ты можешь объяснить, в чем опять проблема?

Е. Попов:

- Заканчивайте с большим спортом, как сказал сегодня Зигмунд, обращаясь к нам в нашей передаче. Заканчивайте с большим спортом – тогда все проблемы будут решены. Здесь, конечно, структурно если разобрать, то несколько подходов может быть. Большая политика опять по нам бьет, вот тот австрийский спортсмен, которому кровь переливают, плазму, он пострадал, заплатил штраф 400 евро и все, и страна его наказана не была, а у нас вот за частный случай страдает вся страна. Но в чем дело? Страдают-то люди обычные. Мне кажется, здесь наши власти спортивные, чиновники, могли бы навести уже давно порядок. Как-то 15 млн. долларов заплатили, баночки заменили, лаборатории заменили, руководство заменили – и опять что-то не так. Здесь, мне кажется, очень важна деталь по поводу сверки этих списков, если их сверяли с тем, что предоставил Родченков, значит, есть место для манипуляции, для атаки в сторону России, политической, для использования подложных документов, данных и прочее. Там же проблема в списках, мы знаем, что были предоставлены списки и они не соответствуют тем спискам, которые были у ВАДА. Сверяли, якобы, со списками, которые ВАДА предоставил Родченков. Так вот, если Родченков, значит, опять на нас обрушились и опять нас преследуют незаконно. Если это не Родченков, значит, разгильдяйство с нашей стороны и головы должны лететь.

А. Норкин:

- А почему, как ты думаешь, изначально-то головы так и не полетели?

Е. Попов:

- Так полетели же. Так всех же заменили.

А. Норкин:

- Заменили. Но это не головы полетели. Вот когда первый раз прозвучал сейчас вот этот звоночек, что РУСАДА будут опять отстранять, я очень хорошо помню, Юрий Ганус, нынешний руководитель нашего антидопингового агентства, сказал – это диверсия. Вот то, что сейчас произошло, говорит, - это диверсия. Это удар против страны и против президента. И у него была такая фраза, что это сделали люди, в том числе, имеющие прямое отношение к спорту, которые сейчас находятся во власти. Он не стал это конкретизировать, но мне казалось, что мы уже как-то все сделали. И комиссия Макларена тогда сняла свои претензии, что у нас там государственная система. И вот такой косяк! Это или идиотизм, или любимая Юлькина тема – прямое вредительство.

Е. Попов:

- Вредительство абсолютное, потому что слетели же спортивные чиновники. И Жуков больше не возглавляет Олимпийский комитет, и далее по цепочке, там много, кто лишился должностей своих. Но то, что страдать будут спортсмены обычные, это просто дико абсолютно.

А. Норкин:

- А болельщики?

Е. Попов:

- Мы – да. Ну, мне себя жалко, но гораздо меньше, чем спортсменов…

А. Норкин:

- Спортсменов, я так понимаю, что допустят под белым флагом…

Е. Попов:

- Возможно, допустят, возможно, некоторые федерации не поедут… ведь что было в Пхёнчхане – ведь одни поехали, другие не поехали, кто-то собирался принимать участие, а кто-то нет, кто-то уже прилетел в Корею и узнал, что он участвовать не будет. Это вообще какую психологическую травму пережили эти люди! Меня бог свел с Ольгой Васильевной Мостепановой, в прошлом прославленной чемпионкой по спортивной гимнастике, она сейчас детей в обществе «Динамо» тренирует, готовит будущих спортсменов. И я вот все ее стесняюсь спросить – как она себя чувствует? Ведь она была самой лучшей в начале 80-х, а потом она не поехала на Олимпиаду в Лос-Анджелес. А потом – все, карьера спортивная закончилась. Вот что она тогда переживала? Если это можно описать, то, наверное, примерно то же самое испытывают спортсмены, которые всю жизнь готовятся, а потом раз – и им за день за два говорят, что, ребята, все, вы 20 лет потратили зря… И если это просто из-за чиновничьего разгильдяйства… то слов не хватает цензурных… Но здесь надо разобраться. Мне кажется, что, если разобраться, то вот взять ответственных и покарать. А как их покарать за это? Снять с должностей! И что?

Ю. Норкина:

- И что? Поставили других. Шли годы… и те же грабли…

Андрей Норкин

А. Норкин:

- Подожди. Поставили других. Колобков ответил на все вопросы. ВАДА его похвалила, сказала, что замечательно министр спорта России с нами сейчас сотрудничает… И что? Колобков отвечает на эти вопросы, а, оказывается, кто-то где-то там все это заменил… Я не понимаю…

Е. Попов:

- С другой стороны, Лукашенко сказал, что это война, ребята, и, если это не американцы и не китайцы, то сражайтесь, потому что это война.

А. Норкин:

- Скажи, а Зигмунд серьезно сказал, что заканчивайте с большим спортом?

Е. Попов:

- Он серьезно сказал. Он сказал, что все процессы, которые происходят сейчас вокруг олимпийских видов спорта, они взаимосвязаны с вашей внутренней политикой. Он произнес такую вещь - что мы недовольны тем, как Кремль ведет внутреннюю политику, поэтому вы будете страдать.

Ю. Норкина:

- Я тебе одну тайну открою. Что Зигмунда вытащила на телевизионный свет я, потому что мы с ним давно задружились, когда я еще работала на «Коммерсанте», а Андрюшке верстала программу… мы с ним по два, по три часа болтали о политике, обо всем… он действительно очень умный, очень мудрый… Он мне как-то интересную вещь одну сказал. Знаете, Юля, когда-то, когда мы входили в состав СЭВ, и вот прокламации всякие в подвалах писали против Советского Союза и так были недовольны, и все как бы случилось, все развалилось… но мы осознали, что тогда, при Советском Союзе, мы кушали кашку с маслицем… У него мысли объективные, я знаю, есть. Но вестись на то, что им не нравится наша внутренняя политика…

Е. Попов:

- Просто это, к сожалению, может быть правдой – то, что он говорит.

Ю. Норкина:

- Я полагаю, что действительно правда, тем более, что после мюнхенской встречи в речи нашего президента в 2007 года как-то резко поменялись все ориентиры…

А. Норкин:

- Вот поэтому так важно не допускать то, что мы называем вредительством. Извините, я сейчас опять открываю топ Яндекса. Первое – выплаты в 50 рублей по уходу за ребенком отменены. Вашу мать, это отменено то, что еще при Ельцине в 1994 году – потому что это совершенно не нужная история. Выплаты ребенку сейчас составляют десятки тысяч рублей. В некоторых случаях до 45000. Зачем надо писать вот такой заголовок?

Е. Попов:

- Ну, потому что они отменены. И это, кстати, правда. Это издевательство над населением. 50 рублей на ребенка – это издевательство над мамочкой.

А. Норкин:

- Слушай, вот в таком случае я буду за цензуру выступать. Потому что этот заголовок – вредительство.

Е. Попов:

- Но он правдивый.

А. Норкин:

- Но это не вся правда.

Е. Попов:

- Да.

А. Норкин:

- Потому что скажут – ах, Путин отменил… 50 рублей платили и то тиран кровавый забрал у ребенка…

Давайте еще одну горячую тему последних дней обсудим. Это история с… одни говорят – это травля, другие говорят – это заказная травля, третьи еще какие-то эпитеты… по поводу Софии Ротару и ее намерении приехать в Россию как минимум для того, чтобы принять участие в съемках «Песни года», по-моему, 7 декабря. Для начала давайте мы эксклюзив послушаем. Как вы знаете, Александр Петрович Гамов периодически выступает в роли продюсера программы «Простыми словами», и вот он поговорил с Русланом Евдокименко – это музыкальный продюсер и сын, кстати говоря, Софии Ротару. Вот что он говорит по этому поводу.

Р. Евдокименко:

- Это явно какая-то заказная история, поскольку все формулировки лживые абсолютно, от начала до конца. Поэтому что тут комментировать? Какое возвращение? Откуда? Куда? Какие концерты? Она приезжает на съемки новогодние, как всегда, как это было почти 50 лет подряд. Грязь начали лить, но это уже чей-то заказ явно… как бы подняли весь этот хайп на всю вашу страну, слава богу, у нас все тихо и спокойно…

Ю. Норкина:

- Как это прекрасно, что у них все тихо и спокойно.

А. Норкин:

- Дело в том, что в прошлом году София Ротару не приезжала, потому что, как было официально сказано, не хотела раздражать радикально настроенных граждан. Вот сейчас говорят, что, поскольку на Украине было тогда военное положение и для мужчин было проблематично выехать с территории Украины в Россию, хотя на самом деле мы вот с Женей можем вам очень долго рассказывать, что было наоборот – это мужчинам из России проблематично попасть на территорию Украины. Ну, да ладно. И сразу давайте Анатолия Вассермана послушаем, который, видимо, один из участников этой травли.

А. Вассерман:

- Я просто считаю, что людям, финансирующим терроризм, в Российской Федерации делать нечего. А она потратила весьма немалые деньги на поддержку вооруженных формирований, подчиненных Киеву и ведущих террор против народных республик Донбасса. Соответственно, я полагаю, что каждый, кто оплатит билет на ее концерты или будет присутствовать на корпоративах с ее участием, тем самым тоже становится косвенным спонсором терроризма, а это по законам всего мира, в том числе, и Российской Федерации, дело преступное.

Программа в студии Радио КП

А. Норкин:

- Напомню, что концертный директор Ротару сказал, что это лживые сведения о том, что она помогала деньгам АТОшникам… Правда, почему-то в суд они не обращаются…

Е. Попов:

- Так потому что не на кого. История, конечно, очень запутанная, но давайте начнем сначала. Я работал на Украине несколько лет – с 2003 по 2007 год – и тогда еще знал, молодым корреспондентам будучи, что София Михайловна Ротару вообще не дает интервью. Никогда и никому. И ничего никогда сама не комментирует. Поэтому очень подозрительно изначально выглядела эта история, когда сенатор не очень известный наш российский вдруг обрушился на нее с критикой и он же поднял весь хай по поводу нее, что не надо ей приезжать, потому что она, мол, финансирует АТО и вообще плохо к России относится, и вообще Крым не признала, ужас, ужас, караул… Не будем ее пускать! Из чего состоит обвинение? Обвинение состоит из якобы интервью сестры, которая в какой-то момент заявила, что София Михайловна Ротару, может быть, возможно, финансирует АТО, а сама она поставляет в АТО банки с вареньем, как мы все знаем, с лавандовым, каким же еще – это раз. А вторая часть обвинения основана на интервью Софии Михайловны Ротару изданию «Страна UA», где она утверждает, что она украинка и Крым украинский. Но София Михайловна Ротару не дает интервью. Как она могла дать интервью «Стране UA»?

А. Норкин:

- Хорошо, ну так подайте в суд на свои собственные украинские медийные ресурсы и разберитесь…

Е. Попов:

- А им зачем?

А. Норкин:

- Ну, мы же травим народную артистку Советского Союза… Я просто сижу и пытаюсь найти дословно высказывание не названного тобой сенатора…

Е. Попов:

- Я забыл его фамилию… эта фамилия всплыла на один день и так же уплыла обратно…

А. Норкин:

- Это был Пушков.

Е. Попов:

- Нет, это не так. Главным был другой сенатор, который обрушился с резкой критикой. Пушков потом присоединился. Но Пушков был не так резок.

А. Норкин:

- Пушков не бывает резким. Он всегда очень дипломатичен.

Е. Попов:

- Да, он дипломат. Поэтому мы судим человека за то, чего не знаем…

А. Норкин:

- «У нас устали от гастролеров, которые приезжают делать деньги в Россию. А у себя дома либо клянут ее почем зря, либо выдумывают сказки про запрет ездить в Крым». Тут Алексей Пушков и Нино Катамадзе как бы…

Е. Попов:

- Нина Катамадзе говорила и не отрицает своих слов, а теперь едет на концерты в «Крокус Сити Молл». А София Ротару не говорила. Я помню эту историю. Потому что я удивился на самом деле тому, что комментировал концертный директор, потому что издревле комментирует всю позицию Софии Ротару ее сын. И вот мы сейчас его услышали. Он всегда комментирует. Мы не знаем, как Ротару относится к АТО. Мы не знаем, как Ротару относится к присоединению Крыма.

А. Норкин:

- Хорошо. Жень, Ветлицкая – тебе эта фамилия знакома?

Е. Попов:

- Конечно. Мечта юности всех парней, мне кажется, нет?

А. Норкин:

- Нет, я уже был женат…

Е. Попов:

- Да ладно тебе… Ой, простите!

А. Норкин:

- Слушай, мы Наталью Игоревну Ветлицкую раскручивали еще…

Ю. Норкина:

- …он боится мне признаваться… видимо, я настолько грозное маленькое существо злобное…

А. Норкин:

- Слушайте, я старый человек, на радио начал работать еще в прошлом веке. Раньше, чем Наталья Игоревна Ветлицкая начала свою сольную певческую карьеру. Так вот. Сейчас точно такая же история. Она 15 лет прожила в Испании. В Фейсбуке, извините, что написано пером, то топором не вырубишь… ватники, идиоты, которые веселятся на 9 мая и т.д. Теперь говорит – вы самые лучшие зрители, я к вам возвращаюсь… вот у нее гастроли на следующий год.

Е. Попов:

- Гастроли?

А. Норкин:

- В следующем году у нее уже концерт в Москве.

Ю. Норкина:

- Нет, на самом деле разговор очень простой… Вот любимый мною Витя Шендерович… но когда он пишет, что вся эта биомасса, которая…

Программа в студии Радио КП

Е. Попов:

- Заслуживает презрения. Вот если вы его презираете, это ваше право. Абсолютно. Но на государственном уровне запрещать ему въезд куда либо, конечно, нет. То же самое с Ветлицкой. Если вам не нравится то, что она говорит, вы можете ее презирать. Или, может быть, пренебрежительно относиться, не любить, критиковать… Но не запрещать.

Ю. Норкина:

- То есть, не уподобляться в данном случае той же самой Украине, которая…

Е. Попов:

- Сайт «Миротворец» сразу должен быть перед глазами, если вы что-то запрещаете.

А. Норкин:

- Я недавно приводил пример, как раз, когда мы говорили, на днях, по поводу не запрещать… я говорил – помните, несколько лет назад была история. «Bloodhound Gang» на концерте, по-моему, в Одессе взял российский флаг и жопу им подтер. После этого у нас было принято совершенно официальное решение. Мы запрещаем гастроли группы «Bloodhound Gang» на территории России.

Е. Попов:

- Это оскорбление государственного символа.

А. Норкин:

- То есть, ты хочешь сказать, что какая-то грань должна быть? То есть, мы что-то терпим, терпим… то есть, людей у нас можно называть ватниками, биомассой…

Е. Попов:

- Лишь бы не было нарушения закона. Если она нарушения закона не допустила, то, конечно… но, если кто-то посчитает, что это разжигание ненависти и розни, и подаст в суд и она будет признана виновной, и она понесет наказание, то и концерты ее запретить все равно нельзя будет. Но если издевательство над государственными символами – то нужно карать, конечно. Тут абсолютно нельзя этого терпеть…

А. Норкин:

- Я тебе тогда другой вопрос задам. Как ты относишься к недавно у нас появившемуся закону об оскорблении власти?

Е. Попов:

- Точно так же, как к закону об оскорблении простого люда. Есть власть, которую нельзя оскорблять? Ну, никакого человека нельзя оскорблять. Мне кажется, что нельзя оскорблять в принципе людей. Никого нельзя оскорблять.

А. Норкин:

- Но у нас же нет закона о запрете оскорблять просто вот соседа по лестничной клетке.

Е. Попов:

- Он есть на самом деле… Я не очень понял, зачем выделили в отдельную юридическую категорию оскорбление власти? Потому что оскорблять людей у нас по закону вообще нельзя. Вплоть до уголовного наказания… Если вас оскорбили и вы чувствуете моральные страдания в связи с этим, вы вправе подавать в суд и в самых тяжелых случаях, когда вы понесли, может быть, не знаю, инфаркт там у вас случился, не дай бог, из-за этого оскорбления, даже вплоть до уголовной ответственности несет человек, который оскорбил. А наша власть зачем-то придумала себе вот очередную мишень, в которую очень легко попасть. Такую огромную. Зачем, неясно. Оскорблять людей нельзя. Власть нельзя оскорблять, простых людей оскорблять нельзя… власть чем-то отличается от народа простого, что ли? Они хотят показать, что они особенные, что ли? Если они хотят показать, что они особенные, то это плохо. Потому что, наоборот, все идет к тому, что особенности должны стираться между чиновником и простым человеком. С мигалками меньше машин стало? Меньше. Это хорошо? Хорошо. Недавно едем домой, пробки нет никакой и едет медленно по Ленинградскому проспекту машина с мигалкой. Медленно. Думаю, что же за идиот-то такой? Ни пробки, ничего – чему ему надо-то? И так вот непонятна была природа этого человека. Но ведь раньше нас бы это удивило? Нет. А теперь нас это удивляет. И слава богу.

Ю. Норкина:

- Да, мы меняемся, это правда. И я вот все время призываю быть более активными по отношению к тем неприличным чиновникам, которые позволяют себя вести просто как свиньи…

Программа в студии Радио КП

А. Норкин:

- Нет, ну а это ж так сейчас и происходит. Потому что человек взял, записал на мобильный телефон что-то такое… у нас же масса примеров таких…

Ю. Норкина:

- Да, надо активнее. Не получается, чувствуете, что судья, так сказать… идите дальше…

Е. Попов:

- Для кармы хорошо делать хорошие дела. Если к тебе обращаются и ты выполняешь… тем более, что в большинстве случаев чиновникам – региональным, районным или еще каким-либо – ничего не стоит завоевать доверие, симпатию, уважение избирателя ли, жителя района ли…

А. Норкин:

- Ты знаешь, что мне говорят, когда вот у нас эти темы в эфире поднимаются? Очень часто такой аргумент. Чиновники боятся брать на себя инициативу – вдруг там как бы чего не вышло… лучше я ничего не буду делать…

Е. Попов:

- Ну, ты не вреди хотя бы…

А. Норкин:

- Ну, они вообще ничего не хотят делать… История с Иркутском, например. Я знаю, что съемочная группа «Вестей» там недавно была, да. Снимали дом товарища Левченко и т.д. Деньги им дали, ребята, делайте, восстанавливайте. Но они ж ничего не делают…

Ю. Норкина:

- Есть такое хорошее забытое слово – благочестие. Мы его давным-давно забыли. Но поскольку оно такое околохристианское – благая честь – вот, если бы у нас чиновники знали эти слова и пытались бы быть благочестивыми…

Е. Попов:

- А зачем? Я просто говорю о том, что они свою работу должны делать. Вот и все…

Ю. Норкина:

- Жень, человек благочестивый прекрасно понимает, что на маленьком даже каком-то поступке люди поворачиваются сразу лицом. У нас очень отзывчивый народ на самом деле.

Е. Попов:

- Это правда. Но я даже не хочу к морали здесь никакой апеллировать, я хочу, чтобы они делали свою работу.

Ю. Норкина:

- А я хочу к морали! Если он морально нормальный человек, если он благочестивый, он просто будет выполнять свою работу. А если он свинья, которая хапает только на свою жопу, не будет он никогда…

Е. Попов:

- А еще, если он не будет выполнять свою работу и ему дадут пинка под зад, то он тоже будет выполнять свою работу, если он будет знать, что он получит пинка под зад… тут ни о каком благочестии речь не идет.

Ю. Норкина:

- Вот мы сейчас вернемся опять к чиновникам, которые вот в спортивной у нас отрасли… вот одних сменили, поставили других…

Е. Попов:

- Тут надо разбираться. Это серьезная проблема. Мы не понимаем до конца, как мне кажется…

Ю. Норкина:

- Сознание надо менять, Жень. Жень, есть вещи, которые делать стыдно. Ну, мы же в штаны не писаем, взрослые люди…

А. Норкин:

- Нет, нет, подожди, мы не писаем, но тут очень…

Программа в студии Радио КП

Ю. Норкина:

- Да. А воровать из бюджета – совершенно спокойно. Это же не стыдно.

Е. Попов:

- Воровать из бюджета – это криминал. Тут речь немножко о другом.

А. Норкин:

- Конкретный пример, который ты привела сейчас, очень похоже на то, что в штаны написали – а в истории с допингом это хороший каламбур на самом деле – не те чиновники, которые сейчас. Это было сделано до них.

Ю. Норкина:

- Так можно было бы с этим как-то разобраться? Или настолько там было все загажено, простите меня…

А. Норкин:

- А вот это непонятно. По-моему, недочистили…

Е. Попов:

- Здесь единственное, что спасет – это игра в открытую. Просто когда все карты будут на столе.

Ю. Норкина:

- А как ты их откроешь? Где ты колоду найдешь? Она же все время прячется.

Е. Попов:

- Надо выложить все карты. Я уж не знаю… как разговор Зеленского с Трампом. То есть, надо просто все на стол положить. Все разговоры с этим Маклареном, все результаты проверок, все движения этих списков, все эти разговоры, чтобы не было разговоров о компьютере…

Ю. Норкина:

- А как это сделать? Кто это должен сказать? Президент должен сказать – так, ну-ка…

Е. Попов:

- Да почему все должен решать президент?

Ю. Норкина:

-Значит, правоохранительные органы. А кто им должен сказать? Я не знаю этот механизм. Я не понимаю.

А. Норкин:

- Правоохранительные органы должны это установить. Передать эту информацию нынешним руководителям Минспорта, которые должны сказать – вот так и вот так, мы все выяснили, это вина этих людей…

Ю. Норкина:

- А ты уверен, что будут карты открыты?

А. Норкин:

- Я не знаю, это Женька придумал.

Е. Попов:

- Их надо открыть. Но – это мое предложение.