Платошкин: «Разумные меры изоляции должны быть, но пропуска на машины не имеют к этому никакого отношения»

Николай Платошкин
Николай Платошкин и Валентин Алфимов в программе «Итоги недели» обсудили необходимость ужесточения карантина, идею ввести налог на операции с валютой и юбилей перестройки.

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


В. Алфимов:

- Здравствуйте, дорогие друзья!

Н. Платошкин:

- Добрый вечер! Как обычно мы с Валентином. Говорит и показывает Москва – лучший город Земли, причем, он настолько классный, что насладиться им сейчас можно только по пропускам. Завидуйте нам.

В. Алфимов:

- Поехали!

Не только Москва показывает и говорит. Еще говорит и показывает Владимирская область, которая тоже, кстати, даже ничего. Как и по всей стране. Хорошие люди.

Н. Платошкин:

- Пропуска-то есть?

В. Алфимов:

- Пока нет, но обещали.

Н. Платошкин:

- Да вы там вообще разболтались все! Вы в наглую ходите по улицам и без пропуска.

В. Алфимов:

- Я вам больше скажу. У меня тут через дорогу Московская область. И чтобы туда попасть, пропуск обязательно нужен. Но это ненадолго. Не переживайте. В ближайшем будущем, чуть ли не на этой неделе, в смысле, на следующей, обещают ввести пропуска. Во многих регионах, в том числе, во Владимирской области, а там еще Тульская, Тамбовская, Белгородская.

Н. Платошкин:

- Я вам предлагаю сделать между областями еще контрольно-следовую полосу. И собачек пропустить. Они вроде не заражаются.

В. Алфимов:

- А как же колючая проволока под напряжением?

Н. Платошкин:

- Вот! Причем в несколько рядов. Минные поля. Потом, по возможности. Да.

В. Алфимов:

- Так, друзья. Мне нужно вам рассказать, что у нас сегодня не просто эфир, а у нас эфир с нововведениями. Мы вещаем без пропуска, это единственная программа на всем российском радио, которую можно слушать, не получая пропуска. А еще нас можно смотреть в ютьюбе, так что заходите туда. Мы вас читаем. Все, что вы там комментируете. И еще мы отвечаем на ваши сообщения в вайбере и в вотсаппе.

И еще. Очень важно. Мы тут с Николаем Николаевичем в Zoom, а не в скайпе, как обычно. А это значит, что вы к нам можете присоединиться. И сегодня мы будем вас подключать. И будем общаться с вами здесь же. Вы сможете к нам выйти и с нами поговорить.

Н. Платошкин:

- Пропуск пусть сначала покажут.

В. Алфимов:

- В Zoom только с пропуском! А все остальное можно без пропуска. Пропуск – это ссылка, которую вы можете найти на радио «Комсомольская правда».

Поехали? У нас главная тема какая? Уже который раз…

Н. Платошкин:

- Я с первого раза не угадаю, конечно, но у меня есть какие-то версии. Я думаю, что это рост ВВП Гайаны.

В. Алфимов:

- А почему бы и нет?

Н. Платошкин:

- Знаете, почему я сказал? Потому что по данным Всемирного банка на этот год они займут первое место. Знаете, у них рост какой будет? 52%.

В. Алфимов:

- В прошлом году там приехало четыре туриста, в этом году восемь.

Н. Платошкин:

- Нет. Они, кстати, смех смехом, нашли крупнейшее месторождение нефти в мире за последние десять лет. У них планировался 80% рост, но, видишь, нефть упала серьезно. И теперь всего 52%. Нет, конечно, там живет меньше миллиона человек, но, знаете, что мне обидно? Что там сейчас борьба за власть между нашими, условно говоря, и проамериканскими силами. Американцы сильно вмешиваются. А мы, между прочим, об этом даже не говорим. А они там вообще все с одной партии учились у нас, в Советском Союзе, конечно. Так что наши люди, в принципе-то.

В. Алфимов:

- Ну, значит, надо поддержать.

Н. Платошкин:

- Согласен. Народная партий Гайаны, друзья, поддерживаем.

В. Алфимов:

- Так. И надо поддержать наших граждан. Так считают экономисты.

Н. Платошкин:

- Да мы с вами, Валентин, по-моему, так считаем уже целый месяц, да?

В. Алфимов:

- Это правда. Да. Но вот, в частности, эксперты говорят, что да, надо поддержать. За последнее время руководители российской экономики заявляют, что денег нет. Вот. А глава Центробанка Эльвира Набиуллина, с которой мы начинаем наш сегодняшний эфир…

Н. Платошкин:

- Я думал, что вы меня обрадуете, что ее сняли с работы. Потому что когда это произойдет, это будет день банковского сообщества Российской Федерации. И мы установим такой народный праздник.

В. Алфимов:

- Я могу вас обрадовать, Николай Николаевич, что Центробанк снизил ключевую ставку до 5,5%.

Н. Платошкин:

- Я думаю, что кроме нас с тобой, думаю, большинству людей это до такой фени! Грубо говоря. Там уже есть нечего, во многих регионах. Какая ставка? Надо просто платить деньги. Хотя бы по 15 тысяч. Я так считаю.

В. Алфимов:

- По 12 тысяч на поддержку зарплаты.

Н. Платошкин:

- Это не всем. Люди многие у нас были самозанятые. Они даже толком и не зарегистрированы. А есть-то им нечего, тем не менее. Все равно.

В. Алфимов:

- Давайте сейчас услышим Юрия Болдырева, экономиста, бывшего зампреда Счетной палаты.

Ю. Болдырев:

- Дело в том, что если людям запретили работать, запретили вести производство, то у ряда категорий доходы могли и должны были упасть на 100%, тем более, что эти предприятия, у работодателей просто нет денег на выплату зарплаты. Несмотря на то, что президент им вроде как поручил эти деньги выплатить. А лезть в кабалу к ростовщику, когда разрешили брать кредиты на зарплаты, это смерти подобно. Ответственные предприятия не могут так поступить. Значит, у людей должны были сократиться доходы, у многих категорий просто на 100%. Это первое.

Второе. Сократились они не потому, что люди плохо работают, что-то передумали, еще что-то. А потому, что власть запретила им ходить на работу. Если власть запретила людям ходить на работу, если власть запретила целый ряд производств, то власть просто обязана полностью компенсировать, полностью, в смысле, полный размер зарплаты или частично, или хотя бы прожиточный минимум. Об этом можно спорить. Но здесь, безусловно, власть обязана обеспечить, никак иначе быть не должно.

Николай Платошкин

Н. Платошкин:

- По-моему, он просто повторил то, что мы с вами говорили в прошлый раз, в позапрошлый. Другое дело, тут могут быть вариации. Я просто предлагал тут дать малым и средним предприятиям месячную выручку за февраль-месяц, которой они лишились, действительно, потому, что им запретили работать. Не потому, что они там прогорели, они дурачки. Ну, тут разные могут быть варианты, но деньги надо в экономику вливать. Иначе просто люди уже на грани. События в Северной Осетии показывают, что уже все, кипит уже все. Уже из Новороссийская мне сообщили, что это может быть. А из одного региона написали, что пришли, говорят, за реструктуризацией кредита в банк, а там говорят, предъявите справку, что вы коронавирусом болеете. Тогда мы вам реструктуризируем. Ну, что это. Полный маразм!

В. Алфимов:

- Николай Николаевич, про такую поддержку, про которую вы говорите, Юрий Болдырев говорит, у такой поддержки даже термин есть – это называется «вертолетные деньги».

Н. Платошкин:

- Мы тоже об этом говорили.

В. Алфимов:

- Условно, когда разбрасывают с вертолета.

Н. Платошкин:

-Это в честь бывшего главы американского Центробанка Бена Бернанки, который, кстати, в отличие от Набиуллиной, знаете, что он мне интересен? Он, а там только председатель Центробанка, всегда как бы не из банковского сообщества, чтобы он не был зависим. И он как-то писал книги про кризис 29-го года. И ему сказали, ну, ты вот там книги пишешь, а самому слабо? Кризис 2008-го. Он взял и сделал. И сказал, я дал людям деньги. И если бы понадобилось, я бы разбрасывал их с вертолета. Вот за это у него была кличка «вертолетный Бен». Кстати, сейчас он уже в отставке. Абсолютно себе человек, на которого вся страна молится. Кризис за один год сделал. Понимаете, если бы эти все меры были бы идиотские, они бы завершились ничем, уж тем более, плохим бы результатом. Чего мы с вами об этом говорим? Работает ведь! И сейчас к этим мерам все прибегают.

В. Алфимов:

- Интересно, что Дмитрий Куликов – это зам директора группы суверенных рейтингов и группы макроэкономического анализа АКРА говорит, что в мировой практике реально «вертолетные деньги» рассматривать как способ побороть дефляцию. И ее неприятные эффекты. Это не совсем актуально для России сейчас.

Н. Платошкин:

- Это тоже актуально. Что такое дефляция при капитализме? Дефляция – это снижение цен. Инфляция – повышение. И, казалось бы, дефляция – супер. Дефляция – это когда спроса нет. Вы что-то произвели за 50 рублей, продаете по 60. Не берут. По 55. Не берут. И начинаете продавать по 45 рублей. Ну, чтобы хоть чего-то сбыть. Это плохо. Это отсутствие покупательного спроса. Это начало кризиса всегда.

И здесь надо подпитывать, чтобы этого не было, чтобы не было безработицы. Ведь что такое безработица? Набиуллина деньги давать не хочет. На поддержку производства. А на поддержку безработных она чего, хочет давать? Это лучше, что ли? Я не могу понять. Вот какая разница? Все равно придется это делать. Лучше, знаете, как в медицине: профилактически сделать. Чем потом, когда люди разорятся, будут озлоблены, тогда вспомнить, хорошо, хорошо. Поздно будет пить боржоми-то уже.

В. Алфимов:

- Смотрите. Владимир Путин поручил с 1 мая обеспечить, запустить антикризисную ипотеку. Что она подразумевает? До 1 мая президент поручил обеспечить. Утверждение льготной ипотечной программы с 1 мая до 1 ноября на покупку жилья на первичном рынке. Москва, Питер – до 8 миллионов рублей, ставка по ипотеке 6,5% годовых на весь срок кредита. Остальные регионы до 3 миллионов рублей. Выдачу банковских кредитов организациям строительной отрасли, которая сохраняет численность занятых работников, они предоставили обязательства строительства многоквартирных домой, в общем, это для тех, кого не уволили. То есть, кто своих сотрудников не разгоняет, обещает, что достроят, вот им кредиты дадут. Остальным не дадут.

Докапитализацию фонда защиты прав дольщиков на 30 миллиардов рублей. Там гарантия Дом. РФ и так далее. Самое главное, что ипотека 6,5%.

Н. Платошкин:

- Я не против этой меры. Но, наверное, я странный человек, но понимаете, меня во всех мерах правительства что поражает? Они все как бы не по цепочке идут. Предположим, вот человек потерял работу. Из-за того, что у него закрылась торговая точка в его торговом центре. И он никакую ипотеку не может платить. Даже если она у тебя ноль процентов. Просто никакую. Мы же с чего-то должны платить, правильно?

В. Алфимов:

- Николай Николаевич, тут какая история? Если у тебя нет возможности, ты и не будешь брать.

Н. Платошкин:

- Понятно. Но она у них пропала. Не то, что ее не было. Понятно, если у тебя ее вообще нет, но тут она… Предположим, ты взял ипотеку. Тут твой ларек в центре закрыли. Чего делать? У тебя она 6%, 15%, 1%. Денег-то нет.

Деньги надо качнуть властям. Почему? Вот чтобы с этих денег, как раз, ипотеку платить. Значит, строительный сектор начал бы колыхаться. Чтобы с этих денег, предположим, кредиты обслуживали, ЖКХ. Без денег все равно ничего не будет. Предположим, скажем, у тебя за ЖКХ снижается в два раза, но денег у тебя нет совсем. Мне-то от этого что? Мне что в два раза снизят, что на 80%. Я все равно платить не смогу. И самое страшное в чем? Ладно. У вас товар, предположим, ботинки. Перекантовались, вышли. А у кого-то продовольствие. У кого-то цветы. Многие вообще закрылись к чертовой матери! Они уже не откроются. А если бы деньги дали перекантоваться, открылись бы.

В. Алфимов:

- Да ладно. Если бы… Сколько надо дать, чтобы перекантоваться?

Н. Платошкин:

- А я вам сказал. Я предлагал дать февральскую выручку. Больше не надо. И все.

Поймите, это не благотворительность. С этих денег он все равно будет платить другим. Занятым, по кредитам, по ипотеке. Эти деньги пойдут по всей экономике. Мне кажется, это настолько ясно. Самое главное, что это делают все. Ладно, Платошкин там… Или Болдырев предлагает. Но это происходит в Америке! В Швеции, в Германии, в Венесуэле, да везде. Только не у нас. Вот это вот странно.

В. Алфимов:

- Простой московский миллиардер Андрей Ковалев, который работает у нас ведущим на радио «Комсомольская правда», предложил, по сути, выразил то же самое мнение, что и вы, но он цифры другие привел.

Н. Платошкин:

- Разница в том, что я не миллиардер. А так, в общем…

В. Алфимов:

- С кем не бывает! И он предложил другую схему. Если компания или предприниматель, ИП или крупная компания. В общем, поддерживать суммой в 30% от налога, который они уплатили в прошлом году. Кто-то заплатил 100 тысяч рублей – вот тебе 30 тысяч вернули сейчас, кто-то 100 миллионов заплатил…

Н. Платошкин:

- Механизмов может быть много.

В. Алфимов:

- Исторический момент! Николай Платошкин согласен с миллиардером!

Н. Платошкин:

- Причем тут… Николай Платошкин тоже бизнесмен. Он писал книги. И эти книги продавались. Николай Платошкин с этого что-то получал.

Давайте себе представим книжный магазин. Он сейчас закрыт. Издательство Николая Платошкина рухнуло к чертовой матери. Например. И кто в этом виноват? Не Николай Платошкин, который книжку написал. И не издательство, которое издало. Вот в чем беда.

Причем, самое интересное, эти же самые книжки можно, я заказываю сейчас по интернету. Дайте людям маски. И все. Пусть они работают. В чем вопрос? Проведите тестирование. Так же делают в Германии. Вот там рестораны работают. Социальная дистанция. Проверяют всех сотрудников. У них нормально все. С этого момента маски, перчатки, социальная дистанция. Что там может произойти?

Я сам за разумные меры. Я тоже поддержал перенос Парада. Странно было бы, если бы люди на Параде сидели бы в масках, шли бы в масках. Не вопрос, все нормально.

В. Алфимов:

- А вы приведете сейчас в пример Швецию, где можно делать все, что угодно?

Н. Платошкин:

- В Швеции, понимаете, там все на уровне рекомендаций. Вот мы с вами взрослые люди. Вот идет человек, чихает и кашляет. Вы что, подойдете без Собянина с ним обниматься? Чего мы, совсем дебилы? С другой стороны, вот мы с вами на машине ездим. На личной. И кому мы, собственно говоря, мешаем? Я вот этого не могу понять. Я проехал из пункта А в пункт Б. Зашел с квартиры на дачу. Ни там, ни здесь никого нет. В чем дело-то? Вот кто бы мне это реально объяснил? С точки зрения эпидемиологии. А что Парад надо отменить? Да. Концерты сейчас надо отменить временно. Да. Спортивные мероприятия. Потому что много людей просто. Каждый… Кто-то маску снял. Кто-то… Сложно контролировать. В ресторане у вас десять столов. Вы можете всегда чего-то посмотреть. А когда на стадионе сидит 70 тысяч человек, ну, это стремно. Да. Поэтому надо и убрать. И в Швеции это убрали. Массовые эти. А все остальное есть. Но на уровне рекомендации.

У нас такое впечатление, что власти, особенно московские, считают нас за какой-то детсад. Если вы выйдете, вы там стекло разобьете, собачке ногу отдавите, мусор мимо бака выкинете. Поэтому лучше сидите дома. Что это? Странно просто. Обижает товарищ Собянин. Обижает. Нельзя так себя вести.

Валентин Алфимов

В. Алфимов:

- После новостей мы позвоним в Швецию. Говорят, что там не все так просто, как хотелось бы. Тем временем Чехия отменяет запрет на свободное передвижение граждан. Как у нас раньше было: нельзя никуда и ничего, Теперь все, запрет снимают. Кстати, Чехия – одна из первых стран, которая снимает подобные запреты. В Австрии обещают открыть даже авиасообщения со странами, которые победили коронавирус. Там тоже вроде как все на поправку идет.

Н. Платошкин:

- В Чехии есть особенность такая, Чехия, Прага – это туристическая страна. Чехи сразу, мгновенно, когда все началось, они закрыли границу, потому что, между прочим, туда много итальянцев ездило. Раньше. Чехия – дешевая страна. Архитектура Праги, все хорошо.

И они сразу все прикрыли. И поэтому у них, если взять распространение болезни, она у них и были самая такая… Мало того, они все бесплатно раздавали маски. Там каждый район Праги закупил маски за свой счет. Причем, для врачей, учителей, кто с массами, респираторы особого стандарта многоразовые. А для всех остальных людей маски. Но они это сделали. Мало того, они даже купили маски с прицелом на будущий учебный год, Вдруг он там тоже начнется? У нас что, денег… В Чехии есть деньги, да? Там нет ни нефти, ни газа.

В. Алфимов:

- Но туда туристы ездят, к нам не ездят.

Н. Платошкин:

- Сейчас они, как раз, не ездят туда. И это правильно. Вот видите, скоро будут ездить, Они пересидели, перекантовались. Это плохо, конечно. Но это логично. Если в Италии эпидемия, закройте границу. Пока. Спадет, пойдет дальше.

У чехов, знаете, что хорошо? У них эмигрантов мало. И семьи мигрантов друг с другом мало общаются. В отличие от Германии, например. Германия – очаг заболевания где? Бавария. Самая близкая к Италии земля, где сел на машину, в Венеции через два с половиной часа. Вот они вовремя не подсуетились, у них Бавария немножко просела. Все остальные земли успели все сделать. И там полегче.

В. Алфимов:

- Сообщения пишут наши слушатели: деньги выделяют юридическим лицам. Они должны заплатить своим работникам. А первые заставили написать заявление за свой счет, чтобы не потерять работу. Кому пойдут эти деньги? Проверяет ли кто-нибудь конечную цель…

Н. Платошкин:

- Валентин, по данным опроса предпринимателей где-то 30% уже написали эти заявления. А куда ты денешься. Еще где-то процентов двадцать семь написали на минималку – 12130 рублей. Давать надо еще гражданам!

Н. Платошкин:

- Кстати, вот вы тут пишите в чате на Ютюбе, что никто не читает… нет, мы все читаем… вас уже более шести тысяч человек – спасибо вам огромное… Валентин, меня очень просили многие сказать, вот то, что у вас в новостях было… просто пишут люди, кто застрял на Мальдивах, кто в Таиланде… вы сами знаете, Валентин, что я был сторонник закрытия границ, но вывозить наших людей надо. Другой вопрос, что их надо вывозить спецрейсами, ни в коем случае не обычной гражданской авиацией, и, естественно, помещать их на карантин на две недели. Может быть, в пионерлагеря, в школы, пока они пустуют. Это обязательно надо сделать. Мне просто люди сейчас пишут – ну, пусть они на Мальдивских островах, ну, не бедные… вот один пишет – я два миллиона рублей потратил, чтобы просто там жить, потому что никто не помогает… Я обращаюсь к нашим посольствам, консульствам – друзья, у вас же есть, я же сам работал, бюджет по помощи соотечественникам. Он, конечно, не резиновый, все это понятно, да, но людям надо жить там как-то… либо вывозить их спецрейсом и помещать под карантин. Очень прошу, если нас кто-то в МИДе слушает, обратите внимание, наши граждане…

В. Алфимов:

- Да, здесь не поспоришь… Как мы уже сказали, действие цифровых пропусков расширят на регионы в ближайшее время, 21 регион готов будет подключиться к этой истории. Кстати, в Екатеринбурге на майские праздники уже собираются всю эту историю подключить…

Н. Платошкин:

- Кстати, вот немцы считают, что при температуре свыше 25 градусов этот вирус рядом с человеком живет менее часа. Короче говоря, чем теплее и влажнее воздух будет, тем лучше.

В. Алфимов:

- Николай Николаевич, ну, температура человека 36,6… и живет вирус… и у нас столько трупов…

Н. Платошкин:

- Ну, Валентин, давайте не паниковать… У нас трупов…

В. Алфимов:

- Я не про нас, я в целом про планету говорю…

Н. Платошкин:

- В Германии было в 17-18 году… в сезон… 25 тысяч умерло от гриппа. 8 миллионов обратилось за помощью…

В. Алфимов:

- Ну, давайте не будем сравнивать… вы скажете, что коронавирус это благо, потому что смертность от ДТП у нас сейчас упала в 50 раз…

Н. Платошкин:

- Конечно, это нельзя там ни с ДТП сравнивать… мы ж с вами говорим – меры социальной изоляции разумные должны быть. Но пропуска на автомашины не имеют к этому никакого отношения… Ну, вот на даче вы будете там жарить шашлык со своей семьей, - вы чем кому повредите-то, я не могу понять? Ну, как?

В. Алфимов:

- Соседям. Которые будут заливаться слюнями… А с нами на связи Владимир Резник, житель Гётеборга, юрист, который нам сейчас, я уверен, по полкам разложит все, что происходит в Швеции…. Швеция – единственная страна, которая не стала вводить жестких карантинных мер..

Н. Платошкин: :

- Валентин, они ведут себя прилично.

В. Алфимов:

- Владимир, здравствуйте.

Владимир:

- Добрый вечер, я вас слышу, приветствую из Гётеборга!

В. Алфимов:

- Владимир, правда, что у вас в Швеции нет никаких жестких карантинных мер, не заставляют получать пропуска, не заставляют сидеть дома? Можно гулять, можно работать, заниматься своими любимыми делами…

Владимир:

- Это почти верно. Безусловно, нет таких жестких мер, нет запретов. Есть рекомендации, которые практически каждый день проводятся пресс-конференции с главным вирусологом, иногда премьер-министром, министрами экономики и другими заинтересованными сторонами, которые дают людям рекомендации, как себя вести. И шведское общество в целом законопослушное, далеко не все, не надо его идеализировать, старается следовать рекомендациям. Что получилось в самом начале? Первые девять смертей, было сказано, что шесть было сомалийского происхождения. Ну, тут же подняли шум – дискриминация, мол, почему на нас пальцем тыкают? Но смысл был в том, что до них информация не доходила. То есть, тут же начали листовки выпускать на языках других народов, которые населяют Швецию. Да они телевизор никогда не смотрят, шведы, у них свои антенны стоят, они не в курсе. То есть, идет на уровне рекомендаций… В нашем городе находится «Вольво»… Был остановлен конвейер. Но конвейер был остановлен не из-за запрета, а из-за того, что запчастей нет. Сейчас его пытаются запустить….

Н. Платошкин:

- Валентин, ну, что, разумная рекомендация, да…

В. Алфимов:

- Николай Николаевич, к нам Владимир возвращается…

Владимир:

- Вот наши ближайшие соседи – Дания. Они были очень сильно закрыты, но сейчас они открываются снова. Поскольку до какого предела мы можем быть закрытыми? И что будет, если вся промышленность стоит и все остальное? То есть, с моей субъективной точки зрения, прежде всего, люди должны получать полную необходимую помощь… то есть, вот этих аппаратов вентиляции легких не хватает… построили военные палатки, госпиталя развернули, и там устаревшее оборудование. Врачи говорили, что они будут давать аппараты тем, у кого они видят перспективу, то есть, врач единолично будет определять, кто может выжить, а кто нет. Это, я считаю, полнейшее безобразие. И чаще это были люди старше 70 лет. То есть, происходил возрастной ценз для получения необходимой помощи. То есть, как и везде, можно проблему обсуждать долго и с разных сторон… я готов рассказать, что вам более интересно…

Программа в студии Радио КП

Н. Платошкин:

- У меня так получилось, что я как раз две недели назад сравнивал статистику как раз Швеции и Дании, по количеству заболевших на душу населения и по количеству умерших на душу населения, и вот правильно говорит товарищ, хотя Дания в разы была более закрытая, чем соседняя Швеция… статистика в Дании-то хуже была. Кстати, ВОЗ последний день о чем предупредила? Что, если экономика будет стоят, голод может быть на земле-то. Особенно в северных районах. Сейчас же посевная идет…

В. Алфимов:

- Владимир, какая помощь оказывается тем, у кого есть хоть какие-то подозрения на коронавирус?

Владимир:

- Ну, их помещают в больницу, помещают в палаты интенсивной терапии, которых не хватает категорически… что-то на дому происходит… я из прессы в общем-то знаю, что происходит, хотя из знакомых есть врачи тоже. Не хватает и тестов этих, и не всем делают. То есть, все, как и везде. Но экстренная помощь оказывается. Плюс есть же масса людей на дому, которые пожилые люди, которые имеют вот эту помощь по уходу на дому, ну, те, кто мог бы находиться в домах престарелых, есть очень большое количество людей, которые живут у себя в квартирах или в домах, и к ним приходит эта помощь. Они находятся в группе риска и одновременно те, кто должен за ними ухаживать - и еду приносить, мыть их… Большой вопрос – нехватка людей, текучка кадров… проблемы есть везде, как и в любом обществе… защитных средств не хватает…

В. Алфимов:

- В общем, все не так благополучно, как хотелось бы…

Н. Платошкин:

- Да, дорогие друзья, спасибо вам огромное, что вас уже более восьми тысяч человек… Валентин, про Швецию одну фразу. Если раньше там человек заболел, он мог врача не вызывать пять дней, но после этого надо было вызвать, больничный оформить и прочее… сейчас эту меру до 21 дня растянули… Врачей не хватает… Вы можете 21 день сидеть дома и только после этого позвать врача, он вас там оформит и все… И одновременно – разгрузка системы здравоохранения. Все просто…

В. Алфимов:

- Я не совсем понимаю… Как это возможно? Ты болеешь и не вызываешь врача?..

Н. Платошкин:

- У нас сейчас как? Заболел. Позвонил на работу, сказал – ребята, я заболел, не выхожу на работу. Тебе говорят – ну да, ты вызови врачи, потом больничный принеси. Вот сейчас врача у шведов можно вызывать по истечении трех недель. Они это сделали почему? Чтобы нагрузку на медиков немного снизить пока. Кстати, вот здесь пишут – а что там в Дании за промышленность? Я вам докладываю, друзья, что Дания свинины больше, чем мы, производит. Оборудование для разделки мяса – они вообще лидеры. А те, кто хоть раз в порту каком-то был, наверное, видел на контейнерах «Maersk». Это самая крупнейшая фирма по контейнерным перевозкам в мире. Нам бы так… А то, что Дания маленькая, не значит, что она дебильненькая..

В. Алфимов:

- Так, про то, как происходит заражение, давайте еще продолжим. Вот буквально бытовые истории из наших регионов наши корреспонденты записали. В частности, Артем, житель Ставрополя, рассказывает, как он заразился коронавирусом.

Артем:

- У меня были стандартные маршруты – это магазин, может, в аптеку я заезжал два раза, и на автозаправку. Я не вернулся из-за границы, я не выезжал за пределы региона. Кто-то, с кем я контактировал, у кого-то из них нашли, получается, коронавирусную инфекцию и меня указали, как лицо, с которым данный человек контактировал. После этого у меня взяли тест и мой тест оказался положительным. У меня было так. Я чувствовал слабость, недомогание, поднялась температура до значений 38,1, у меня был насморк. Вот все симптомы, которые меня беспокоили. Я не покидал свою палату, как и все, то есть, я лежал в изолированном боксе, я, как и все остальные пациенты, ниоткуда не выходил…

Н. Платошкин:

- Вот, а вы на меня баллоны катили, что грипп - это другое дело… Ну, а чего вот он вам сказал? он вам сказал тоже, что вот, что Татьяна Голикова, что 85% болезни проходит в легкой форме, не требующей госпитализации. Это везде так. И пусть это звучит странно, но все врачи говорят, что, если переболеет часть популяции, процентов 70, то вырабатывается коллективный иммунитет, да. Иначе никак. Иначе мы с гриппом никак не справлялись бы, Валентин…

В. Алфимов:

- Что, надо отпустить вожжи?

Н. Платошкин:

- Понимаете, от того, что вот мы сейчас с вами по пропускам, да… а вот у нас статистика стала лучше от этого? В Москве я имею в виду.

В. Алфимов:

- Давайте так скажем. Если бы мы этого не сделали, то я убежден, что было бы хуже.

Н. Платошкин:

- Вот этот товарищ случайно узнал, что он переболел. Почему? Потому что он контактировал с человеком и у него взяли тест. Ну, не контактировал бы – просто переболел. Кстати, я не поленился и посмотрел историю болезни, она опубликована, как ни странно, первого заразившегося в США. Это китайский товарищ, гражданин Америки, вернувшийся из Ухани. 35 лет. Он 4 дня прокантовался дома, но потом все-таки тоже – кашель, температура… Я подумал – чем же его лечили-то? Знаете, чем? Физраствором.

В. Алфимов:

- Так всех лечат физраствором. Пока совсем плохо не становится. А это ж лекарства нет от него…

Н. Платошкин:

- Нет, я имею в виду, он четыре дня там побыл… ну, грубо говоря, любому говорят – пить надо больше, это выводит все из организма… четыре дня побыл, его и выписали. Все. Просто он чего пришел-то? Он никогда до этого не болел. Он удивился, что такое? Ну, вот они нашли у него коронавирус, и то – почему Ухань – ну, заподозрили, что чего-то неладное может быть… Еще раз – пожилые. Вот главное - беречь нам сейчас пожилых людей, людей с хроническими заболеваниями. Это основное.

В. Алфимов:

- Пожилых в свое время посадили на карантин намного раньше, чем ввели пропуска в Москве…

Н. Платошкин:

- Это правильно. Абсолютно верно. Я никогда против этого не возражал. Другое дело, что сейчас мне вот говорят, что даже им продуктовые наборы стали наконец-то разносить… в Москве… Ну, по крайней мере, я к чему говорю? Что, если ты человека сажаешь дома, чтобы он не выходил, надо его все-таки как-то обеспечить. Пожилых надо беречь. И тех людей, у которых хронические заболевания.

В. Алфимов:

- Кстати, что касается пожилых, давайте уже тогда продолжим. Жительница Петербурга Мария Прокофьева о своей маме, которая вышла из тяжелого состояния…

М. Прокофьева:

- Когда мы узнали, что ее сняли с ИВЛ, это было 10 дней, и мы информацию узнавали только через справочную, мы могли узнавать только температуру и состояние… Нам все время говорили – крайне тяжелое… температура, как правило, была или 37 с чем-то, или 35, или 36… она чередовалась. День есть температура, день нет температуры. Всего 10 дней она лежала в медикаментозном сне под ИВЛ. Мы узнали, что ее сняли с ИВЛ, звонила ее лучшая подруга, тетя Катя, которая врач, она все это время тоже мониторила через своих знакомых ситуацию. Ну, конечно, мы все обрадовались… это была маленькая победа, хоть единственная положительная новость за все это время… и на следующий день статус ее состояния в справочной изменилась с крайне тяжелого на просто тяжелое. Стабилизировалась температура – три или четыре дня она была 36 с чем-то…

Н. Платошкин:

- Отличная новость прозвучала, что вывозные рейсы наших соотечественников идут из Бангкока. Про Кашина спрашивают: «Почему Кашин такой, из себя антисоветчик, нападает на КПРФ, а про вас (про меня) не сказал ни слова?»

В. Алфимов:

- Попросим – скажет.

Н. Платошкин:

- Батл с Кашиным мне предлагали на прошлой неделе – по поводу Конева. И за день до того, как он должен был произойти (в прошлую пятницу), мне позвонили люди и сказали, что Кашин отказался. Я готов. И со стариком Навальным в 50-й раз мы говорим: Навальный, выходи, подлый трус!

«Николай Николаевич, как вы относитесь к Чивилихину, к его эссе «Память»?»

Отношусь не очень хорошо. Потому что такие, как Чивилихин, были прорабами перестройки, развалили Советский Союз.

Программа в студии Радио КП

В. Алфимов:

- Сергей Глазьев предложил ввести налог на валютные операции. Грубо говоря, ограничить хождение долларов в России.

Н. Платошкин:

- Конечно, он не это предлагал. И я против ограничения хождения доллара.

В. Алфимов:

- Я немного гипертрофирую эту тему.

Н. Платошкин:

- Знаете, что у нас произошло? В последнее время народ ринулся снимать доллары со счетов. Оказывается, деньги-то кончились. То есть люди начинают снимать долларовую заначку. Это плохо. Это последнее, что есть. Глазьев что предлагает? Когда на бирже есть спекулятивный спрос на доллары, специально его накручивают, чтобы на это наварить. Это надо остановить путем временного либо ограничения объемов операций с иностранной валютой, естественно, краткосрочно. Если вы инвестор, вы прибыль получили, меняете и выводите. Если человек сегодня купил, а завтра продал, понятно, что это никакое не производство. Либо, как говорит Глазьев, не объемы ограничивать, а налог вводить на краткосрочные операции. Есть еще вариант – не выдавать краткосрочные банковские кредиты на один-два дня под валютную биржу. Понятно, что на один день не берут люди, чтобы завод построить, еще что-то сделать.

Таких вариантов много. И то, что говорит Глазьев, это в Америке все практиковалось в 2008 году. Это временная мера. Знаете, охладить. Ты думаешь, что рубль падает, ты начинаешь против него играть. Центробанк день-два применяет эти меры – рубль чуть вырастает. И всё, у спекулянтов прекращается желание, потому что они деньги потеряли. Ограничение спекулятивных операций на бирже сейчас, когда рубль под давлением, нужно, по-моему.

Эльвира Сахипзадовна вам скажет, естественно, что рубль сейчас находится в зоне отрицательного роста, и может расти, как и нефть, в отрицательном… Когда, чтобы взять рубль, еще придется за него доплачивать чего-нибудь.

В. Алфимов:

- Еще одна тема – Украина. Возвращается Михаил Саакашвили. Владимир Зеленский, президент Украины, предложил ему пост в правительстве – министра по инновациям, реформам и т.д.

Н. Платошкин:

- Мне сейчас Саакашвили напоминает деда Щукаря…

В. Алфимов:

- Даже не министр, а вице-премьер по вопросам реформ.

Н. Платошкин:

- Когда дед Щукарь в «Поднятой целине» пришел к председателю колхоза Давыдову и говорит: «Сеня, ты мне должность какую-нибудь можешь дать?», тот отвечает: «Дед, ну какая тебе в колхозе должность?» - «А чтобы портфель был». Здесь то же самое. Какой министр по инновациям. Сам Зеленский еще тот инноватор. Корявый английский язык, встреча с Томом Крузом… Ну, за это и будет отвечать Саакашвили.

В. Алфимов:

- Подождите. Саакашвили во время своего правления в Грузии очень серьезные реформы провел. Одна реформа полиции чего стоит. Об этом очень много говорили. Признаюсь, я не был в Грузии, не видел новую полицию, но отзывы исключительно положительные.

Н. Платошкин:

- Верно. Но сделал, знаете как? Полиция год получала деньги из США. Чтобы сделать ее не коррумпированной. Она была выведена из государственного бюджета, американцы платили ей деньги. Тоже вариант, конечно. В Эквадоре, когда с инфляцией справиться не могли, они свою валюту отменили и доллар ввели. Так тоже, наверное, можно сделать.

С другой стороны, Саакашвили эту бытовуху убрал, эти поборы на дорогах, потому что от американцев получали. С другой стороны, вы помните, что в тюрьмах там творилось? За что его, собственно, и погнал народ. Там же беспредел был – убивали, мучили. А когда люди вышли на демонстрацию против Саакашвили, причем абсолютно нормально, их же там изметелили так, что даже американцы начали что-то там… Это похоже на Гитлера и Пиночета. На улицах был порядок в Германии. А знаете почему? Потому что за безбилетный проезд в трамвае расстреливали. При Пиночете был порядок. Певцу Виктору Харе за то, что он пел коммунистические песни под гитару, кисти отрубили. Знаете, одного расстреляли за что? Ворвалась полиция и говорит: «Что у тебя за мазня, художник?» Он говорит: «Я кубист». – «Ах, так ты за Кубу, сволочь!» Поставили к стенке и расстреляли. Но на улице все было хорошо.

В. Алфимов:

- Эта история про кубиста – это просто потому, что конкретный человек, который ворвался, идиот. Государственный строй здесь ни при чем.

Н. Платошкин:

- Валентин, вы нарвались на человека, который специалист по Чили, книжку написал. У меня книг про Чили, наверное, штук 200, причем большинство оттуда. Это я вам рассказал один случай. Могу другой рассказать. Человека сажают в нефтяную бочку 200-литровую и спускают его с горы. Мясо приходит уже в конце. Например, было такое. С вертолетов бросали в жерло вулкана. Там были мастера своего дела, к сожалению, убили 30 тысяч человек. Кстати, вот кто-то в YouTube пишет: «Вот Пиночет навел порядок». Друзья, вы хотите этого? Чтобы ради порядка вас взяли и грохнули?

Валентин, вот вы сейчас приедете в Чили, зайдете в президентский дворец Ла Монеда. Там рядом с дворцом памятники последним чилийским президентам. Один памятник отсутствует, а у одного всегда люди. Люди всегда у памятника Альенде, а отсутствует памятник Пиночету. И будет отсутствовать всегда, я в этом не сомневаюсь. Хотя, пожалуйста, ставьте, но никто не хочет. Пиночет отменил пособия по безработице, все больничные листы и забастовки запретил. Смысл такой: вы работу потеряли – сосите лапу, заболели – то же самое. Помните, в Чили были беспорядки в октябре прошлого года? Это люди пытаются что-то вернуть из того, что Пиночет там наколбасил. Ну, мы с вами готовы жить без больничных листов, без более-менее бесплатного здравоохранения? Я думаю, никто не готов.

В. Алфимов:

- Да, это правда. Давайте вернемся к теме коронавируса. Говорят, что большинство работодателей не хотят сохранять удаленку после пандемии.

Н. Платошкин:

- Это логично. Какие-то вещи можно – ну, как мы с вами, Валентин. А вы конвейер «АвтоВАЗа» как на удаленку переведете? Кстати, он работает, но, как говорят, не в три смены, а в одну.

В. Алфимов:

- С «АвтоВАЗом» понятно. Но даже те, кто мог бы, все равно не хотят.

Н. Платошкин:

- Например, многим ресторанам, магазинам говорят: а вы работайте курьерами на вынос. Но они же не понимают, что машины нужны, нужно курьеров занимать. Это всё расходы. «Макдоналдс» может, он большой, у него какие-то накопления есть. А если это обычный? У них что, есть лишние деньги, чтобы курьерскую службу нанимать? Конечно, нет.

Зачитаю сообщение. Андрей пишет: «Сижу дома. Ждать нечего третий день. Думали – шмотки продавать или воровать идти. Посоветуйте, что лучше».

Вот этого нельзя допускать. Голод – это такая вещь, что всем уже все равно, что там Уголовный кодекс…

В. Алфимов:

- Тем более что в тюрьме кормят. Главная тема нашего дня сегодняшнего – 35 лет назад началась перестройка.

Н. Платошкин:

- Когда Горбачев пришел к власти, я был студентом 3-го курса. Идем мы с пары, зашли в кинотеатр. А тогда киножурналы показывали перед фильмом. И там – Горбачев… Мы подумали: если человек всё это сделает, ему же при жизни памятник поставят. Он вообще нас сначала, по-моему, всех обаял, особенно на фоне предыдущих пожилых людей. И чем кончилось? А сейчас Михаил Сергеевич заявляет, знаете что? «У меня не было никакого плана перестройки». Если у человека в голове хаос, что он сделает?

Я начинаю вспоминать, с чего началась перестройка. Эта дурацкая антиалкогольная кампания, когда, чтобы купить бутылку вина в магазине на день рождения, паспорт надо было предъявлять, что у тебя завтра день рождения. Причем ты говорил: почему одна бутылка вина, ко мне придет 6 человек. Знаете, я в это время женился. Я в загсе брал справку о том, что у меня свадьба. И мне на 70 человек приглашенных выделили ящик водки. Прихожу в магазин, там огромная очередь. Я по справке беру ящик. На меня вся очередь: «А чего ему водку дают?» Я говорю: «Я женюсь». И там вся эта алкашня говорит: «Может, и нам тоже жениться?»

Я из области ездил в институт. Часто бывало, нет автобуса – на попутной машине доезжаешь. Он ввел за это уголовную ответственность. И шоферы перестали подсаживать людей. Нельзя было деньги брать, условно говоря. То есть, какие-то у него меры сначала были, мягко говоря, недемократичные. То он теплицы запретил топить, то еще что-то. То ввел госприемку на не оборонных предприятиях. А что они могут сделать, если у них, скажем, оборудование старое? А им говорят: ваша продукция не принимается, зарплату мы вам не дадим. То есть его начало шарахать, вести в какие-то стороны. И в результате товарищ увлекся общечеловеческими проблемами. Встретиться с Генаральным секретарем ООН, рассуждать о том, каким мир будет через 50 лет. А в магазинах жрать было при нем уже нечего. Я тогда в Германии работал. Я удивился, нам гуманитарную помощь стали слать в Союз – макароны какие-то, горошек. Я подумал: что творится вообще, какой горошек? Его же раньше завались было, стоял везде. Зашел в мебельный магазин, помню, а он вообще пустой. Я туда зашел книжную полку купить. Раньше, до Горбачева, - иди и покупай. Это результат непродуманности, шараханья, постоянно кадровой чехарды. То одно принимаем, то другое, потом это быстро отменяем. Представляете, человек за пять лет развалил такую державу. Кто себе такое мог представить?

В. Алфимов:

- Слушайте, но идея-то, наверное, была неплохая. В том плане, что построить новое государство. Были же минусы. План был – просто эти минусы ликвидировать.

Н. Платошкин:

- Валентин, с чего мы начали? Он сам говорит: «У меня плана не было».

В. Алфимов:

- То есть вы хотите сказать, Николай Николаевич, что это были реформы ради реформ?

Программа в студии Радио КП

Н. Платошкин:

- Нет, он шарахался. Он пробовал одно – закрутить гайки. Вроде что-то не получается. Министерства начали переименовывать, сливать, разливать. Я не говорю, что все меры были плохие, но они были какие-то сумбурные. Например, вдруг пропало хозяйственное мыло, которое в СССР стоило 10 копеек. Это результат принятия Горбачевым закона о госпредприятиях. Когда госпредприятию-монополисту, у которого нет в СССР конкурентов, разрешили производить то, что он хочет. И предприятия начали производить дорогое мыло по 2 рубля, а дешевое мыло по 10 копеек перестали производить. Где-то стал хлеб пропадать, потому что он дешевый, зато торты появились по 3 рубля. Вот в чем смысл. Ты сначала создай конкурентную среду, а потом предоставляй возможность.

Михаил Сергеевич, конечно, никакой не шпион, как сейчас говорят. Честно могу сказать, не по Сеньке шапка.

В. Алфимов:

- Неужели рядом не было людей, которые ему бы объяснили, что он не прав, указали бы ему на недостатки его идей, его мнений и т.д.? Не может один человек взять и развалить такую страну.

Н. Платошкин:

- Были. Я даже с одним таким работал в ФРГ. Я был тогда пацан, мне был 21 год. И вдруг приезжает ко мне начальником посольства бывший министр станкостроения СССР, которого выгнали с работы и отправили даже не послом, а советником. Горбачев постоянно чистил именно тех, кто что-то пробовал вякать. При всей демократии, он со всеми быстренько расправлялся. Он в 88-м году, по-моему, снял вообще всех союзных министров. А вот этот, с кем я работал, может быть, внешность у него была какая-то непритязательная, но мы ездили с ним по предприятиям, и он сразу говорил: вот это станок такой-то, у него такая-то мощность. То есть он немецкого не знал, но ему переводить даже не надо было. В результате Горбачев себя кем окружил? Александр Яковлев, Медведев. А это гуманитарии все. Из серии: Михаил Сергеевич, главное – общечеловеческие ценности. Даже помощник его Черняев, который к нему хорошо относился, пишет, что настало время, когда он стал только говорить. Ему говорят: надо что-то сделать. А он: меня Гонсалес ожидает, премьер-министр Испании, интересный человек, надо с ним о будущем социал-демократии поговорить. Вот в чем вопрос. Жрать нечего, хвосты за водкой, все пропало, а у него – будущее социал-демократии. Заговорился человек просто.

Знаете, ему очень нравилось ездить за границу. Почему? За границей его любили. Он же отовсюду войска выводил и пр. Приезжает домой – а здесь даже горошка нет. Валентин, вы можете представить в Москве талоны на сахар?

В. Алфимов:

- У меня есть чувство, что я их даже помню. Я был совсем маленький тогда.

Н. Платошкин:

- Я в Германии в посольстве. Мне мать сообщает: у нас в Москве талоны на сахар. В СССР сахара было завались. А знаете, почему талоны на сахар? Горбачев ввел сухой закон. Народ начал гнать самогон. Из чего? Из сахара. В результате весь сахар пропал к чертовой матери, хотя его было полно.

В. Алфимов:

- Мы открываем новую главу в наших отношениях, в наших эфирах. Мы теперь вещаем не в Скайпе, а в Зуме. Любой желающий может к нам присоединиться. С нами Руслан и Сергей.

Руслан:

- Первый вопрос о законности всех этих мер. Я буквально вчера пробежался по всем указам. Получается, что они все противоречат конституции Российской Федерации и федеральному закону о действиях при чрезвычайных ситуациях.

Н. Платошкин:

- 1993 года.

Руслан:

- И получается, что постановление правительства Российской Федерации – это просто советы как действовать. Я из Уфы. У нас Радий Хабиров издал указ, что дистанция полтора метра, ходить всем в перчатках, в масках, ездить в такси, ходить по улицам, ездить в автобусах. В магазины не пускают без масок и перчаток. Если посмотреть официальный указ, который выложили, на нем нет подписи. Считается ли он действительным? Я так понимаю, что любой документ без подписи – бумажка.

Н. Платошкин:

- Я хочу поддержать Руслана. Мне прислали сообщение из Москвы, что с сегодняшнего дня ходят контролеры в автобусах, измеряют социальную дистанцию. Штрафуют. Сергей Семенович…

В. Алфимов:

- Мы всему будем верить, что пишут? Хотя бы фотографию, видео пришлите нам.

Н. Платошкин:

- Есть меры карантина. Конкретным людям, у которых либо заболевание выявлено уже, и ему выдано административное предписание лично. Вот если он выходит, конечно, надо штрафовать. Вопросов нет. Президент издает указ о чрезвычайном положении. Он может издаваться при эпидемиях. На 30 суток, с одобрением Совета Федерации. После этого только на его основании какие-то региональные вожди чего-то могут ваять. Сегодня Собянин рассуждает, нужны ли в Москве войска. Он что, верховный главнокомандующий? Это вообще не его дело. Это дело президента Российской Федерации. А что касается рекомендаций, и я к этому призываю, что по возможности их надо соблюдать. Но чтобы за это 15 тысяч? Не больным людям, а вообще.

В. Алфимов:

- Руслан, а штрафуют полицейские за нарушение этих рекомендаций?

Руслан:

- Я занимаюсь арендой автомобилей. С этим коронавирусом все автомобили водители поставили. Сейчас вроде начинают ездить. И вчера одного водителя оштрафовали за нарушение самоизоляции.

Н. Платошкин:

- А машина тут причем? Она что, вирусоопасная.

Руслан:

- А он таксист. Значит, он должен ездить в маске и перчатках, у него пассажиры должны ездить в масках и перчатках.

Н. Платошкин:

- Что касается того, что таксист должен ездить в масках и перчатках, это нормально. Но когда к нему садится пассажир, главное, чтобы таксист его не заразил. Пассажир может быть и без маски. И те, кто сейчас еду доставляют, должны быть в маске. Вопросов нет. Они могут кого-то заразить. Если таксист в маске.

Руслан:

- Единственный законный способ смены этой власти – пойти и сделать выбор. У нас избирали Радия Хабирова, я его называю самоизбранным главой. Ты хочешь быть наблюдателем – ты регистрируешься. Ты приходишь, тебя туда не пускают. Находят причины. Когда были эти выборы, люди просто стали включать камеры, записывать, потом выкладывать в Ютуб. Они приходят, их выгоняют оттуда, вызывают полицию. Пока полиция на них протокол составляет, время уходит. Люди приходят после работы, перед закрытием уже, голосовать. Им говорят: а вы уже проголосовали. Вот же ваши данные есть.

Н. Платошкин:

- Ну что я могу сказать? Если это происходит в Башкортостане, понятно, что это грубейшее нарушение избирательного законодательства. Как у нас любят говорить – «семерочка» тем, кто это делает. До семи лет лишения свободы. Потому что наблюдатель прописан в законе. Это все надо протоколировать, обращаться в суды. Возможно, ничего не будет по факту. Но если таких обращений будет много, то тогда общественный резонанс, что-то будет происходить. Тяжело. Насчет Башкирии и Татарии в курсе, что там вытворяют.

В. Алфимов:

- В такой ситуации надо не видео в Ютубе выкладывать, а в прокуратуру и в суд идти.

Н. Платошкин:

- Чтобы обращаться в суд, нужны доказательства.

Программа в студии Радио КП

В. Алфимов:

- Вот Сергей у нас на связи. У него есть своя программа, как нас всех озолотить.

Сергей:

- Это развитие идеи прогрессивной шкалы налогообложения. Депутаты предложили сделать 18 % налоги тем, кто имеет доход более 2 млн. рублей. Все это дело задвинули. Но когда-нибудь это свершится. Во Франции до 70 % налог находит. Мне кажется, что вы это сделаете, Николай Николаевич.

Н. Платошкин:

- Как раз у нас, в отличие от Франции, можно без этого налогового экстремизма обойтись. У них 75 % было с дохода миллион евро в год или выше. При Рейгане, который был дикий антикоммунист, два года налог на миллионеров был 87 %. Но у нас крупная страна, у нас есть ресурсы. И мы можем ограничиться как в Норвегии. У них максимальная ставка 22 %. Тоже ресурсная страна. Бедные – 0 %. Как в Америке. Я считаю, 25 тысяч рублей человек получает или меньше, он платит 0 %. Подоходный налог потом – 10 %. Это с тех, кого мы называем средним классом. С богатых 20 % будет достаточно. У нас денег тогда будет некуда девать. Налоги должны быть не суперобременительные. Если вы 90 % сделаете, тупо просто никто не будет платить. И вы должны штат налоговой сделать миллионов пять человек, которые будут за всеми гоняться. А это значит, что мы их должны оплачивать. Если мы сделаем 20 %, достаточно будет. И НДС надо обязательно убрать, потому что он бьет по промышленности. В Америке нет НДС.

Сергей:

- По поводу налогов, я бы продолжил. По идее, есть логическая комбинация, которая приводит не то чтобы к 30 %, а к 10 %. Суть такая, что я предлагаю разбить карту по квадратам. Где большие агломерации, сделать примерно 35 %, но где полная глушь, деревни пропадают, - 10 %. И предложить формулу. Когда владелец капитала, который получает ежемесячно 2 миллиона: либо ты сидишь в городе и платишь налог 35 %. И брать его с учетом ресурсов по количеству людей, тех окладов, которые он выплачивает. И сделать так, чтобы ему интереснее было какую-то часть людей перевести туда, где 10 %.

Н. Платошкин:

- Сегодня день памяти геноцида армянского района в Османской империи в 1915 году. Армян били тогда турки, потому что считали их союзниками русской армии, с которой Турция тогда вела войну. От самой страшной смерти остатки армянского населения в Турции спасла русская армия. Мы скорбим вместе с братским народом, который тогда встал на нашу сторону, а мы – на его.

В. Алфимов:

- Продолжаем, Сергей.

Сергей:

- Идея заключается в том, чтобы людей вывести в отдаленные местности, где человек со своими доходами построил бы им дома. И там было бы дешевле. Обеспечил коммуникации. И налоги будут уже не 35 %, а 10 %. Те люди, которые уедут, они могут сдавать квартиры. Дополнительный доход. Они могут заняться подсобным хозяйством. Главное, чтобы связь работала. А это можно обеспечить. Это интересно государству, потому что пойдет процесс экономический внутренний, будут денежные вливания. Это будет интересно и Министерству обороны. Потому что большие агломерации опасны в случае ядерной угрозы.

В. Алфимов:

- Такая программа расселения больших городов.

Н. Платошкин:

- Ничего нового вы не предлагаете. В советское время так и было. Если вы ездили на работу на БАМ или в Сибирь, то получали вы не 150 рублей зарплату, а под тысячу. И могли через пять лет себе квартиру купить. Налоговое стимулирование, зарплатное стимулирование. Сибирь, Дальний Восток и Среднюю Азию все так и восстанавливали. Все это было.

В. Алфимов:

- Александр, здравствуйте.

Александр:

-В нашей жизни остается с чувством юмора принимать все сложности и трудности. Я Богатырев Александр Борисович, я родился в Москве. Существует ситуация с нарушением прав граждан при продаже долей в праве общей долевой собственности в квартирах. Суды, правоохранительные органы эти действия рейдеров называют гражданско-правовыми отношениями. И не защищают права граждан на жилище. За двадцать лет беззакония тысячи семей лишились своих квартир. Считаете ли вы необходимым защищать конституционные права граждан на жилище? Готовы ли вы объединиться с активными гражданами?

Н. Платошкин:

- У нас есть сайт socialism.ru. Вы туда заходите, заполняете анкету, вас автоматом она отсылает в региональную ячейку.

Александр:

- Я являюсь членом движения «За новый социализм». Я уже отправлял информацию, она до вас не дошла.

Н. Платошкин:

- Скажем честно, во всех вопросах гражданско-правовых надо разбираться конкретно. Если мы сейчас скажем, что никому не надо доли давать, то как тогда разводиться? Есть и рейдерские захваты. Есть раздел имущества, куда тут денешься. Я все-таки право изучал, я юрист, пока не увижу документы по каждому случаю, не могу ничего оценивать.

Григорий:

- Привет из Испании. Испания смотрит. Валенсия. Из кого будет собираться теневое правительство?

Н. Платошкин:

- Речь идет о правительстве левых сил, которое мы анонсировали в декабре. Пока я пытаюсь достучаться, не получается, но в мае представим своих кандидатов. Вы будете сильно удивлены. Потому что земля русская не оскудела. Может быть, вы этих людей на телевидении не видели. Но каждый из них что-то сделал в своей жизни в этой сфере. Тот же министр сельского хозяйства, которого мы предложим, он фермой руководил. И сейчас руководит. Министр промышленности – у него сейчас успешное инновационное предприятие. Мы постараемся это сделать. Мне самому перед вами стыдно, что обещание пока не выполнено.

В. Алфимов:

- Чую, заговор зреет в стенах «Комсомольской правды»! Не дадим! Исключительно все в рамках закона должно быть.

Н. Платошкин:

- Это кандидаты в теневое правительство. Здесь ничего такого.

В. Алфимов:

- И хорошо.