Сергей Мардан: Путин фактически предъявил ультиматум по поводу Белоруссии

Мария Баченина и Сергей Мардан обсуждают интервью Путина телеканалу «Россия», введение санкций США против российских НИИ и развитие истории вокруг Башкирской содовой компании

С. Мардан:

- Владимир Владимирович решил дать интервью. Причем оно по хронометражу довольно короткое. Путин фактически предъявил ультиматум по поводу Белоруссии. Там, конечно, не звучал адресат, то есть к кому обращался российский президент. Некоторые решили, что к оппозиции, другие решили, что к Америке и Польше. Он буквально сказал следующее. Что в России по просьбе белорусского правительства в рамках наших союзнических отношений сформирован боевой резерв, я так понимаю, что из спецслужб, из Росгвардии, из ОМОНа, из людей, которые умеют бороться с уличными беспорядками, для того, чтобы в случае необходимости, опасности, если вдруг на улицах Минска, Гродно или где-то еще начнут жечь машины, захватывать здания, как было не так давно, в 2014 году в городе-герое Киеве, то мы могли выполнить свой союзнический долг и прийти на помощь братскому белорусскому народу, навести там порядок.

Я бы лично для себя сформулировал так. Ультиматум, прежде всего, направлен к белорусской оппозиции. В широком смысле этого слова. И для тех, кто рулит, и для тех, кто курирует, и для тех, конечно же, кто выходит до сих пор на улицы.

М. Баченина:

- Сегодня Еврокомиссар сказал оппозиции: мы вам шлем несколько миллионов долларов, вы их там правильно разделите, освойте и не распилите.

В. Путин:

- Это акция спецслужб. Людей втёмную использовали, для того чтобы переместить на территорию Белоруссии, поставить перед ними совершенно легальные цели, они должны были, как им сказали, выехать в третьи страны, в Латинскую Америку, на Ближний Восток, просто для абсолютно легальной работы. На самом деле их затащили на территорию Белоруссии и представили в качестве возможной ударной силы для раскачивания ситуации в ходе предвыборной кампании, что абсолютно не соответствовало действительности. Люди, повторяю ещё раз, ехали на работу в третью страну. Их просто заманили туда, перетащили через границу. Наши пограничники их не выпускали, кстати говоря, они же не могли въехать. Но по поддельным документам их фактически ввезли.

С. Мардан:

- Это про историю, связанную с захватом 33 так называемых «вагнеровцев». Это то, с чего вся эта история началась. 29 июля были захвачены 33 гражданина России.

По поводу боевого резерва. Мне кажется, что это интервью было посвящено именно этому. Я понимаю, что до масс-медиа не доходит, наверное, 90 % ключевой информации, которая обсуждается там, где это необходимо обсуждать. Но, судя по всему, наблюдающаяся активность на западном направлении - и со стороны Европарламента, и заявления Еврокомиссара, и несколько оговорок, которые я прослушал со стороны Тихановской и кого-то еще из этого оппозиционного политбюро, - то есть они практически признают, что на той стороне работает очень большая группа людей, которая занимается и информационной, и организационной поддержкой всего этого движения. Это признается уже напрямую. То есть тот мальчик 26-летний, которого нам показывали как одного из двух админов Телеграм-канала Nexta, вот его уже не показывают. Уже говорят, что работает большая информационная команда, которая генерирует этот информационный поток.

По поводу информационных потоков. Вот Мария говорит: представляешь, менты заперли в костел протестующих и не выпускали, это было так страшно, что они их сейчас подожгут. А я сразу в этом вижу просто идеальный пример военной пропаганды. Явно люди получили диплом по этой специальности. Так же, как и я. У меня тоже есть диплом по военной пропаганде. Ну что должно быть в голове? Конечно же, Хатынь, конечно же, фильм «Иди и смотри». И они заперли их в костел, и они скреблись, не могли выйти. Они подкидывали сено, солому. И вот этот нацист с закатанными рукавами подошел с факелом. Ты же эту картину представила?

М. Баченина:

- Не совсем.

С. Мардан:

- 99 процентов, что это написала какая-то профессиональная политтехнолгическая мразь. И еще получила за это наверняка прибавку к зарплате. Действительно, талантливо, очень хорошо, очень правильно сделано. Вот для чего должно быть усиление, которое в случае чего протестующих раскатает.

Эксклюзивное интервью Геннадия Онищенко Радио «Комсомольская правда»