window.dataLayer = window.dataLayer || []; function gtag(){dataLayer.push(arguments);} gtag('js', new Date()); gtag('config', 'G-1HBB79RDRC', { sampleRate: 1.1 }); Георгий Бовт: Угроза со стороны Байдена как ад и кошмар для России сильно преувеличены

Георгий Бовт: Угроза со стороны Байдена как ад и кошмар для России сильно преувеличены

Иван Панкин и Георгий Бовт обсуждают, когда закончатся бои в Нагорном Карабахе, почему Трампу не удалось одержать безоговорочную победу, откуда российский след в венских терактах и нужно ли присваивать Хабибу Нурмагомедову звание Героя России

И. Панкин:

- Здравствуйте, друзья. В студии Радио «Комсомольская правда» Иван Панкин. На связи по Скайпу, как это было когда-то, Георгий Бовт. Георгий Георгиевич, а чего это вы снова решили на удаленку уйти?

Г. Бовт:

- Здравствуйте. Я чувствую взаимную токсичность в эпоху пандемии.

И. Панкин:

- От меня? Или в целом?

Г. Бовт:

- Вдруг я вам заражу тоже?

И. Панкин:

- Спасибо вам большое, что переживаете за меня. Но мы все равно скучаем по вам. Нам бы хотелось, чтобы вы были здесь, рядом, непосредственно участвовали в гуще событий. Когда вас ждать обратно?

Г. Бовт:

- Надо, чтобы в Москве ситуация стабилизировалась, как минимум. Пока мэр Москвы рекомендует всем уйти на удаленную работу, кто может.

И. Панкин:

- А вы придерживаетесь того, что снова нужно локдаун объявить?

Г. Бовт:

- Нет, я считаю, что удаленная работа и ношение средств индивидуальной самозащиты – это такое минимальное приемлемое средство для того, чтобы сдержать темпы роста.

И. Панкин:

- Кстати, МИД рекомендовал всем воздержаться от поездок за рубеж. Это правильная мера?

Г. Бовт:

- Я воздерживаюсь от поездок за рубеж.

И. Панкин:

- Это правильная мера, по-вашему?

Г. Бовт:

- Ну, в общем, это мера, которой следуют сейчас многие страны. Например, Британия ограничила, тоже рекомендовала не ездить в отпуск сейчас. Китайцы ограничили въезд страну из целого ряда стран. И ограничивают своих жителей от туристических путешествий уже давно. В принципе, если считать, что путешествия по миру способствуют потом распространению заболеваний внутри страны, то, наверное, эта мера целесообразна. До тех пор. Пока у нас не будет вакцины.

И. Панкин:

- С другой стороны, опять-таки страдает экономика очень сильно. Мы же с вами об этом неоднократно говорили. И в этом смысле надо как-то выбирать. Может быть, те люди, которые хотят куда-то поехать, пусть едут?

Г. Бовт:

- Ну, видите ли, те люди, которые очень хотят куда-то поехать, они и так едут. А что касается праздных туристических путешествий, да, экономика страдает. Но ей надо помогать. В Фонде национального благосостояния есть средства для помощи экономике, в том числе. Потом, если не будет страдать экономика, у нас будет тот же образ жизни, который был до пандемии, тогда будет страдать медицинская система. Люди будут лежать в коридорах или на улице, у входа в приемные покои.

И. Панкин:

- Что ж, теперь давайте уже поговорим о главных событиях. Главное событие этой недели, конечно, выборы в США, которые еще не определены. Не определен тот человек, который встанет во главе Соединенных Штатов Америки. Пришло время, Георгий Георгиевич, этот день настал, программа называется «Бовт знает», я как-то вас спрашивал, когда закончился война в Карабахе, и вы назвали конкретную дату – 4 ноября. 4 ноября наступило и даже уже прошло. Война не закончилась.

Г. Бовт:

- Да, война не закончилась. Действительно, в этом плане я ошибся. Тем не менее, я продолжаю настаивать на том, что в ближайшее время эта война превратится в замороженный конфликт. Может быть, с режимом прекращения огня. И в то же время нельзя не сказать, что интенсивность боевых действий все-таки на сегодняшний момент несколько снизилась. Поэтому я думаю, что я ошибся в прогнозе примерно на две-три недели. Но вы формально правы. Действительно, 4 ноября она не кончилась. Но вот я, тем не менее, в целом на своем прогнозе настаиваю.

И. Панкин:

- Вы же понимаете, почему я вам это припоминаю. Вы же…

Г. Бовт:

- Понимаю. Потому что из вредности вы припоминаете. Никакой другой мотив у вас не прослеживается.

И. Панкин:

- Ладно, хорошо.

Г. Бовт:

- Вы любите унижать старых больных людей, пользуясь своим молодецким нахальством, завидным здоровьем, высоким ростом.

И. Панкин:

- Насчет завидного здоровья – вы погорячились, точно вам говорю. Не то что бы не завидное, но и прямо зависть не рекомендовал бы никому испытывать. Я желаю другим людям большего здоровья, чем есть у меня. Ну и вам, соответственно, побольше здоровья.

Нет, все-таки не из вредности, а только из-за того, что и по поводу августовских событий, в августе началась первая фаза войны, я имею в виду – в этом году…

Г. Бовт:

- В Карабахе?

И. Панкин:

- Да, конечно.

Г. Бовт:

- Нет, в конце сентября. 27 сентября.

И. Панкин:

- А помните, летом?

Г. Бовт:

- Первый конфликт был в июле. И он продлился, по-моему, около двух недель. И ничем не закончился.

И. Панкин:

- Я вас спрашивал: что будет? Вы говорили: да ничего не будет, постреляют – и все. И с тех самых пор я записал в свое конспиративное досье на вас такую припоминалочку, чтобы вам ее потом ставить в укор.

Г. Бовт:

- Ну так в июле они же постреляли – и все, действительно. А в сентябре опять начали стрелять. Поэтому по отношению к июлю тут вы не правы. А по отношению к тому, что война закончится 4 ноября, да, не сбылся. Но, во-первых, интенсивность боевых действий все равно сократилась. Поэтому он сбылся частично. И во-вторых, я думаю, что в течение двух-трех недель там будет такое холодное перемирие. Может быть, с прекращением огня, может быть, без него, формально заключенного. Вот как-то так.

И. Панкин:

- Может быть, давайте еще на какую-то дату конкретную забьемся, что называется?

Г. Бовт:

- К Новому году, я думаю…

И. Панкин:

- Так легко говорить.

Г. Бовт:

- Две три недели. Ну, до конца ноября, допустим.

И. Панкин:

- Дату называйте.

Г. Бовт:

- Давайте, к Дню конституции старой, 5 декабря.

И. Панкин:

- Хорошо, взяли такую рюшечку – до конца ноября, 5 декабря, на всякий пожарный, что называется. Принимается 5 декабря. Мы с вами запомнили. Обсудим это еще раз. Да, мы все равно надеемся, что война прекратится.

Теперь пришло время обсудить очень подробно выборы в США, как они проходят. В смысле, сами выборы уже закончились, но сейчас идет подсчет голосов. Напомните, пожалуйста, вы на кого ставили – на Байдена или на Трампа?

Г. Бовт:

- Я говорил, что у Байдена огромное преимущество. И большинство прогнозов отдавали ему пальму первенства.

И. Панкин:

- Социологи и медиа, конечно.

Г. Бовт:

- Поэтому, в принципе, на Трампа я не ставил. Я говорил, что он может выиграть только чудом. Примерно так. Пока чуда не произошло. Он отправится сейчас в суды. Судиться за голоса. Но, честно говоря, думаю, что перспектив у него там не очень много. Они не нулевые. Все-таки какие-то чудеса еще возможны. Но как-то совсем, мне кажется, поле возможностей для него суживается. Нам надо готовиться к президентству Джозефа Байдена.

И. Панкин:

- Почему вы говорите про чудо, когда все-таки борьба шла равная? Какое тут чудо? Байден побеждал без отрыва. Шел, я имею в виду, без отрыва какого бы то ни было. Трамп местами вырывался вперед даже.

Г. Бовт:

- Мы говорили о прогнозе времен октября – конца сентября. И я говорил, что Трамп может выиграть по очному голосованию 3 июня, но потом победа от него может уплыть к Байдену. Собственно говоря, пока так и происходит. Число тех, кто пришел на избирательные участки очно и проголосовал 3 ноября в этих колеблющихся штатах, оно, действительно, больше было за Трампа. Но потом стали поступать бюллетени по почте. Вернее, их стали считать. И по этим бюллетеням по почте огромный перевес у демократов. И за счет этого Байден может взять еще даже не одну Неваду, а еще, может быть, даже и Джорджию. И тогда перевес его будет по числу голосов коллегии выборщиков более внушительный. И тогда просто смысла судиться Трампу не будет. А если он еще и Пенсильванию возьмет, тогда вообще, конечно, махать шашкой можно уже перестать.

И. Панкин:

- А почему вот эти колеблющиеся и не колеблющиеся штаты, которые обычно за республиканцев, тот же Техас, та же Невада, я думаю, голосовала за Трампа четыре года назад, почему вдруг наступило вот это разочарование? Чем он им не угодил?

Г. Бовт:

- И Невада голосовала, и Аризона голосовала. Она сейчас голубая вся.

И. Панкин:

- Байден вообще им не свойственен.

Г. Бовт:

- И Висконсин, и Мичиган, и Пенсильвания с перевесом 40 тысяч голосов проголосовала за Трампа. Сейчас Висконсин и Мичиган уже ушли, Невада уходит, Аризона ушла, Джорджия под вопросом. Традиционно колеблющиеся, но все же в сторону республиканцев. Почему? Потому что пандемия, потому что кризис. И потому что с условиях кризиса не может побеждать президент в Америке. Это уже было сто раз доказано.

И. Панкин:

- Многие говорят о том, что заслуг у Трампа было немало. А все эти заслуги обнулил коронавирус. Если бы голосовали в январе, то Трамп стопудово победил бы.

Г. Бовт:

- Скорее всего, так и было бы. Но голосовать приходится в ноябре.

И. Панкин:

- Какое несправедливое американское общество. Что касается голосования по почте, да и в принципе этой процедуры голосования, которая проходит сейчас в США. Сейчас уже подсчитывают голоса. Были сообщения о вбросах. Разумеется, которые направлены на победу Байдена. Вы в них верите? И кто их инициировал?

Г. Бовт:

- Я в них не очень верю.

И. Панкин:

- Но вы ведь видели видео?

Г. Бовт:

- Да, я видел видео. Практически ни одна из этих информаций не подтвердилась. Потому что эти видео были основаны на показаниях республиканцев. Посмотрим, они пойдут с этим суд, и американский суд будет решать, были вбросы или нет. Дело в том, что технически это сделать довольно трудно. Законодательство в каждом штате разное. Но в целом это выглядит примерно так. Если вы хотите голосовать по почте, то вы должны затребовать бюллетень, предъявив свой ID на избирательном участке. И вам пришлют соответствующий бюллетень, специальный конверт. И этот бюллетень будет фактически именной. Он номерной. Там будет то ли QR-код, то ли штрих-код, который определяет этот бюллетень. Если вы его испортите, вы можете запросить второй, предыдущий будет аннулирован.

В двух штатах, по-моему, в нескольких штатах есть порядок, по которому бюллетени рассылаются всем, если они захотят проголосовать по почте. Но уже эти люди не могут проголосовать на участке. Как тут вбросить, если один избиратель – один бюллетень? И фактически избиратель привязан к бюллетеню. Это нам не очень привычное дело, но, по сути, это так.

Действительно, могут быть ошибки технические, когда такие бюллетени посылаются тем, кто не гражданин Америки, не имеет права голосовать. Такие случаи были. Они носят считанный характер. И в целом было несколько таких изучений разными компаниями, как либеральными, так и консервативными, изучение вот этой самой коррупции при голосовании. И они определили, одно исследование было с 1980 года, они проанализировали 1,8 млрд. голосований и выявили 1200 штук подделок. Это либо голосование за себя, двойное голосование, либо за члена семьи, либо за умершего. Почти все эти случаи окончились уголовными делами и посадками. В Америке с этим строго. Тогда это примерно 0,0000001 доля процента. Было другое исследование, там повыше, там 0,000006 доля процента таких коррупционных случаев. Если перевести на штаты, то это было за последние 20 лет, получится, что 1 коррумпированный бюллетень на один штат один раз в пять-семь лет.

Более того, Трамп после выборов 2016 года тоже говорил, что нелегальные мигранты получают бюллетени, бюллетени рассылаются в массовом порядке кому не лень. Массовая коррупция, сотни тысяч и десятки тысяч бюллетеней. Он называл конкретные штаты, где это было сделано. И он создал специальную комиссию при администрации для расследования этих случаев. Что стало с этой комиссией? Она была тихо распущена, поскольку ничего не нашла.

Я думаю, что у Трампа довольно мало шансов, если не сказать – вообще практически нет – оспорить перевес в Мичигане – 80 тысяч голосов, в Висконсине – 20 тысяч голосов. И ему будет очень трудно оспорить такой огромный перевес. По опыту других подобных оспариваний и пересчетов, были прецеденты оспаривания и пересчета, но там речь шла в самом худшем случае о сотнях голосов, даже не о тысячах. А здесь идет – о десятках тысяч. Я думаю, что у него очень мало шансов.

И. Панкин:

- А что касается его слов о том, что он просто так не отдаст свою победу, будет ее защищать, подтянет армию.

Г. Бовт:

- Это пустые слова. Армия не будет вмешиваться в избирательный процесс. Это во-первых. Во-вторых, в общем, если он проиграет в судах, вероятность чего велика, то американцы примут судебное решение. Конечно, будут какие-то погромы, эксцессы, беспорядки. Может быть, в течение нескольких недель даже они будут длиться. Но потом все уляжется. И Америка пример президента Байдена. Ну как – примет. Конечно, реднеки будут его ненавидеть. Но в то же время есть успокаивающая для них новость. Республиканцы сохраняют контроль над Сенатом. Правда, с перевесом всего в один голос. Но этого достаточно для того, чтобы заблокировать самые безумные инициативы либеральных левых демократов, типа повышения налогов, регулирования Фейсбука, дробления типа Гугла на несколько компаний, и прочего бреда. И так далее.

И. Панкин:

- То есть победил не столько Байден, победил Трамп сам себя. Было такое протестное голосование. Как и четыре года назад.

Г. Бовт:

- Дело в том, что Трамп так активно агитировал против почтового голосования. Он говорил, что оно все фальшивое, что по почте голосовать не надо, доверия этому нет, что республиканцы по почте практически, как выясняется, и не голосовали. И в результате в некоторых штатах до 80 % почтовых голосов – это голоса демократов. Отсюда все сюрпризы. А поскольку в этом году проголосовало более 100 млн. избирателей по почте, это больше 60 % всех, кто проголосовал, то, конечно, вот здесь все чудеса и начались, после того, как избирательные участки закрылись 3 ноября. И стали считать не только тех, кто проголосовал 3 ноября, но и тех, кто проголосовал по почте. Поэтому вот такая ситуация.

И. Панкин:

- А вы вообще доверяете этим почтовым голубям? Я имею в виду – голосованию по почте?

Г. Бовт:

- В целом, да. В Америке – да.

И. Панкин:

- А у нас не доверяете?

Г. Бовт:

- А у нас нет почтового голосования. Знаете, у нас мухлюют с выборами и без всякого почтового голосования. Поэтому наши традиции и американские – принципиально разные. У меня по этому поводу есть чисто специфическая теория, моя личная. Я считаю, что в основе вот этой протестантской политической культуры не подделывать голосование в целом, хотя, конечно, в XIX веке они творили черт-те что вообще, лежит, в общем, традиция, когда они голосовали, выбирая священников в своем приходе. И с тех пор стало не принято на уровне политической культуры в целом мухлевать вот так в наглую.

Это происходит по-другому. Это происходит в виде манипуляций общественным мнением, это происходит в виде денежных подтасовок, подкупов. Это происходит в виде законодательства, когда фактически любая третья партия в Америке дискриминирована по определению. Она не может никуда пробиться в силу того, что законодательство заточено под две главные партии. И это тоже регулируется определенными традициями истеблишмента, когда вы для того, чтобы быть выдвинутыми от партии, а ни от кого другого вы на практике выдвинутым быть не можете, с шансами какими-либо существенными, вы должны заслужить доверие истеблишмента.

Так что можно говорить о том, что, скорее, Америка идет по пути манипуляций и законодательного ограничения сторонних кандидатов, чем прямой подтасовки голосов.

И. Панкин:

- Насчет двухпартийной системы я тоже хотел с вами поговорить. Есть мнение, что Америке надо меняться. И им необходима третья сила. С такой третьей силой, кстати говоря, приходил в политику в начале 90-х некто Росс Перо. Считается, что это политический отец Дональда Трампа. Он пришел как раз с той самой повесткой, с которой потом, много позже, Дональд Трамп в 2016 году и победил на выборах. Но тогда, в начале 90-х, эта третья сила в лице Росса Перо набрала 20 % голосов. Что немало, не так ли?

Г. Бовт:

- Немало, да.

И. Панкин:

- Насчет третьей силы – нужна, не нужна?

Г. Бовт:

- Они возникали несколько раз в американской истории. В 90-х годах XIX века, в 30-х годах ХХ века и в 60-х годах. И всяких раз их переваривала двухпартийная система, интегрируя часть требований своей платформой.

И. Панкин:

- Так почему бы и нет?

И еще немного про американские выборы. Нам пишут: при демократах исторически было лучше для России. А как вы думаете?

Г. Бовт:

- Я думаю, что угроза со стороны Байдена, как ад и кошмар для российско-американских отношений, она преувеличена. Во-первых, ад и кошмар уже, в принципе, присутствует. Наши отношения практически на нуле и существенно хуже они могут стать только, если не перерастут в открытую войну, чего могло случиться равно как и при Трампе, поскольку он человек импульсивный.

И второй пункт – антироссийские санкции тоже имеют свой предел. И этот предел практически уже достигнут. Модно еще ввести какие-то санкции, я не буду подсказывать, какие, они там известны, они перечислены в законопроекте о «Санкциях из ада». Но мне кажется, что он не будет задействован в полной мере, этот законопроект.

Более того, у Байдена есть определенный опыт переговоров по ограничению стратегических вооружений. И он выступал за продление договора СНВ-3, причем, на пять лет автоматически. Автоматически – это очень хорошо, поскольку ратификация в Сенате ему явно не грозит, там республиканцев сохраняется большинство.

Я думаю, что Байден, конечно, будет более такой акцентирован на так называемые ценности. И всяких вот идеологических противостояний с ним может быть гораздо больше. Это будет больше критики сферы прав человека в целом, вообще более эмоционально и идеологически окрашенная внешняя политика у Байдена будет. Но по каким-то прагматическим вопросам, думаю, с ним удастся договориться.

И. Панкин:

- Вопрос адресован и ко мне, а я скажу вот так. Империей зла – СССР, раз уж вопрос кроется в истории, назвал нас Рейган, а он был республиканцем. С другой стороны, тот же республиканец Рейган, в общем, нашел общий язык с Горбачевым.

Г. Бовт:

- Кстати говоря, считается наоборот, что при республиканцах нам было проще иметь дело с Америкой, поскольку они не лезли в эту самую болезненную сферу прав человека. И были более прагматично настроены. Но если сравнить отношения, скажем, с Обамой и с Трампом, то при Обаме, конечно, были лучше отношения, правда, он имел их в основном не с Путиным, а с Медведевым.

И. Панкин:

- А Медведев считал, что свобода лучше, чем не свобода. Именно поэтому, наверное.

Г. Бовт:

- Не думаю, что Обама оказал решающее влияние на взросление Дмитрия Анатольевича Медведева и становление его идеологических взглядов. Я думаю, что у него были другие учителя.

И. Панкин:

- Ладно. А в 70-е годы у нас же была разрядка с американцами. Там кто был у власти, напомните, пожалуйста?

Г. Бовт:

- Ну, как? Никсон, конечно. Разрядка была при Никсоне, при республиканце Никсоне.

И. Панкин:

- Ну, вот, видите! Значит, ответ очевиден, действительно.

Последний вопрос по Штатам. Если побеждает Байден, то побеждает Камала Харрис – это его вице-президент. Очень своеобразная девушка, прямо скажем, очень своеобразная. Каково нам с ней будет? Ну, фактически у власти будет она, как мне это видится с учетом состояние здоровья Байдена.

Г. Бовт:

- Давайте не будем Байдена хоронить раньше времени, все-таки, он еще жив пока.

И. Панкин:

- Дело в том, что он не очень активен. Я вот про что. И не сможет активничать.

Г. Бовт:

- И слава богу.

И. Панкин:

- Особенно с учетом того, что он в эпоху коронавируса приходит к власти.

Г. Бовт:

- И слава богу, что не будет активничать. Но дело в том, что в силу устройства американской администрации, все-таки, не Камала Харрис будет рулить внешней политикой тогда уж, а в большей степени это перейдет к госсекретарю. Мы не знаем, кто это будет. И к советнику по национальной безопасности, мы тоже не знаем, кто это будет.

И. Панкин:

- К другим темам. Теракт в Вене, масштабная атака, которая произошла вечером 2 ноября. Жертвами стали четыре человека, более двадцати получили ранения. Террориста удалось ликвидировать довольно быстро, по-моему, не прошло там и десяти минут. Не исключают, что этот злоумышленник действовал в одиночку, ему, по-моему, и двадцати нет или чуть больше. Молодой парень. Поиски возможных помощников продолжаются. Более того, арестованы 14 человек. И сообщается, что среди этих 14 есть и граждане России, вот что тревожно.

И опять во всем этом замешан радикальный ислам. Более того, запрещенное в России Исламское государство уже взяло на себя ответственность за теракт в Вене. Помните, как в старые добрые времена: оно то затихло – это Исламское государство (запрещенная в России террористическая организация), а раньше, что ни произойдет, то сразу ИГИЛ взяло на себя ответственность.

Как быть и что делать? Как бороться и как противостоять?

Г. Бовт:

- У нас свои методы. У нас есть Рамзан Ахматович Кадыров, который борется и противостоит на месте, так сказать, с этим делом. И всякий потенциальный чеченские террорист, задумай он какую-то акцию на территории, скажем, Чечни, он прекрасно знает, что на следующий же день может случиться так, что дом его родителей, его родственников может случайно сгореть. Или еще каким-то образом повредится до той степени, что там нельзя будет жить. А так же, что многие из его родни, они будут, в общем, скажем так, арестованы – употребим это слово. И так далее.

Есть методы борьбы с такими людьми и в этом плане Рамзан Ахматович, да простит он меня это сравнение, вполне взял на вооружение так называемые ермоловские методы борьбы с подобными явлениями.

А что касается Вены, то наверняка вскоре выяснится, что вот эти так называемые российские граждане – это люди с двойным гражданством. И люди, которые получили политическое убежище в Австрии. Поэтому это уже не первый раз случается, когда люди, бежавшие от преследования страшного путинского режима, вот, из понятно, каких республик, они потом оказываются в центре террористических ячеек.

Не надо давать этим людям политической убежище. И надо признать тогда, что все те действия, которые осуществляло федеральное правительство в Чечне в свое время, они были правильными. А Европа и прочий Запад, критикуя эти действия, была не очень права. И вот сейчас она свои ошибки и расхлебывает непосредственно у себя на территории.

И. Панкин:

- Правильно ли я вас понял, что это все связано с огромным потоком мигрантов?

Г. Бовт:

- Ну, они могут быть и из других, естественно, частей. Не только исламисты из России.

И. Панкин:

- Нужно регулировать как-то эту систему уже и не пускать всех подряд. Наконец, надо этот бешеный поток уже останавливать! Я вот про что.

Г. Бовт:

- И что вы хотите сказать? Как мы можем с вами это остановить вдвоем? Я не могу.

И. Панкин:

- Мы обсуждаем, наше дело – аналитика.

Г. Бовт:

- В Австрии довольно жесткое миграционное законодательство по сравнению с соседними странами. Но, тем не менее, они же перетекают по всему Евросоюзу. Им дают убежище. Это вопрос к тому, что надо менять европейские законы, а мы тут бессильны. Мы пока лишь жертвы этих законов, поскольку у нас с Евросоюзом, как известно, визовый режим.

И. Панкин:

- Что касается карикатур. Все же началось с карикатур, я правильно понимаю? И этот эпизод – часть этой истории. Это часть этой большой проблемы, да?

Г. Бовт:

- Конечно, они возбудились в связи с данным конкретным случаем, но не было бы этого, нашелся бы другой. Нашелся бы какой-нибудь повод вмешательства Запада в дела Афганистана, например. Или в дела Ближнего Востока. Или что-нибудь произошло бы в Израиле, что не понравилось каким-то исламистам и так далее.

Это же повод. Понятно, что нужен лишь повод.

И. Панкин:

- Но прав ли журнал Charllie Hebdo, что он, несмотря на то, что произошло сколько там? Пять или шесть лет назад, не помню, когда всю редакцию расстреляли, помните? Несколько радикальных исламистов ввалились в редакцию журнала Charllie Hebdo, расстреляли почти всех сотрудников. Но Charllie Hebdo не изменяет себе, продолжает рисовать карикатуры. Прав ли он, этот журнал? И прав ли Макрон, что заступается за него?

Г. Бовт:

- Я думаю, что не прав. У нас была такая проблема. В 2014-м году в начале года была закрыта волгоградская газета, которая попыталась нарисовать карикатуру на схожую тему, на трех руководителей религий, если можно так сказать, за что была закрыта. И с тех пор никто не рисует никаких карикатур на религиозные темы и, слава богу. Не надо этого делать, потому что это такой деликатный момент. Ровно как после уголовного приговора и в церквях у нас больше не танцуют и не поют.

И. Панкин:

- МИД России заявил о готовности помочь, в смысле, не МИД будет помогать, а Россия будет помогать Европе в борьбе с терроризмом. Цитата от Марии Захаровой: «Что касается содействия европейским странам со стороны в России в борьбе с терроризмом, то, конечно, мы готовы рассмотреть возможность оказания необходимой помощи по линии соответствующих ведомств».

«По линии соответствующих ведомств»… Я про себя подумал, а какое доверие соответствующих ведомств, к соответствующим ведомствам российским там, в Европе? Оно есть?

Г. Бовт:

- Это правильный вопрос. Доверия этого нет, оно разрушено.

И. Панкин:

- Хотя помощь бы пригодилась.

Г. Бовт:

- Ну, что говорить! Помощь пригодилась бы, думаю, какой-то обмен в индивидуальном порядке в каких-то конкретных случаях, он ведется. Но системного сотрудничества нет, потому что нет доверия. После инцидента в Солсбери, после Украины и в силу целого ряда еще причин.

И. Панкин:

- И Навальный теперь уже в этом списке.

Г. Бовт:

- И Навальный в этом списке.

И. Панкин:

- Тут, видите, надо выбирать из двух зол. Так или иначе, считается, что наши спецслужбы, как мне видится, это авторитетные структуры. И обладающие многими знаниями. Поэтому их следует послушать.

Может, плюнуть на дела прошлых дней? Кстати, которые не доказаны. Ситуация в Солсбери не доказана.

Г. Бовт:

- Видите ли, у европейских спецслужб своя точка зрения на эту ситуацию, в том числе, на Солсбери, поэтому я в ближайшем будущем не вижу возможности нам сотрудничать.

И. Панкин:

- А я бы зарыл топор войны, хватит уже.

Г. Бовт:

- Но не вы же сейчас руководите европейскими спецслужбами! К сожалению.

И. Панкин:

- Как хорошо вы сказали «не вы же сейчас». Мне понравилось! Вы верите в меня! Спасибо!

Итак, вы помните, что Хабиба Нурмагомедова, так как он одержал победу над американцем Джастином Гэтжи, в третий раз защитил титул чемпиона, ушел из большого спорта, я так понимаю, драться он больше не будет или пока не собирается, он провел 29 поединков. И все победил. Немыслимый абсолютно результат!

И тут предлагают его наградить званием Героя России! С подобной инициативой выступил депутат Госдумы Омаров. Он написал соответствующее письмо на имя президента Путина. И конечно же, многие воспротивились этой идее. Даже Костя Цзю, кстати, известный боксер, считает, что это неправильно. При всем уважении к Нурмагомедову, как он сам говорит. Штука в чем? Так как звание Героя России, оно не про спорт. Вот спортивные звания - да! А Герой России тут причем?

Г. Бовт:

- Я с вами совершенно согласен.

И. Панкин:

- Это не я сказал, это тот же Костя Цзю и много кто.

Г. Бовт:

- Тогда я согласен с Костей Цзю и с вами заодно. Мне кажется, что это перебор. Звание Герой России часто оплачено кровью. Тут тоже, конечно, кровь бывает, но не на поле боя.

И. Панкин:

- Серьезные бои, да.

Г. Бовт:

- Серьезные, да. Кровь бывает, но…

И. Панкин:

- Это даже не бокс, похлеще. Там нужно с голыми руками драться.

Г. Бовт:

- Я понимаю. И вообще, мне кажется, ситуация с боями без правил при Путине она мне несколько напоминает ситуацию с теннисом при Ельцине. Кому какой спорт нравится, тот начинает у нас расти. При Ельцине был заведен турнир московский теннисный с большим довольно призом, а после Ельцина он захирел. И денег там стало гораздо меньше. И вообще там Тарпищев блистал и так далее.

А вот Путину нравятся бои без правил, поэтому мы тоже все должны смотреть сейчас бои без правил. Я этот спорт, скажу вам честно, терпеть не могу.

И. Панкин:

- А почему? Бокс тот же самый. Это шахматы, только с кулаками. Это же не просто так: вышел и дерешься. Тут тактика важнее.

Г. Бовт:

- Хорошо. Но вы меня не убедили. Понимаете, спорт носит еще и какое-то эстетическое значение. Это все равно, что сравнивать там, например, sokker в Америке – классический футбол и американский футбол. Я, например, американский футбол тоже терпеть не могу.

И. Панкин:

- Это практически регби.

Г. Бовт:

- Даже хуже. Регби покрасивее будет. Американский футбол терпеть не могу, а футбол вот хороший можно посмотреть. Или хоккей, например. Это красивые виды спорта.

А это – мордобой без правил, ну, пусть его Владимир Владимирович смотрит, если ему нравится.

И. Панкин:

- Вот как вы про Владимира Владимировича.

Г. Бовт:

- Да.

И. Панкин:

- И тут я вам вынужден ответить!

Г. Бовт:

- Если вынуждены…

И. Панкин:

- Когда я что-то подобное сказал, то вы пригрозили, что от меня отсядете.

Г. Бовт:

- Не будьте таким мелочным и мстительным!

И. Панкин:

- А не могу сейчас от вас отсесть, это несправедливо, я считаю.

Г. Бовт:

- Это я от вас отсел.

И. Панкин:

- Так вот! А то пандемия, пандемия! Я боюсь! На самом деле, вон оно что!

Г. Бовт:

- Я думаю о вашем здоровье, вдруг начихаю, буду пассивным носителем, а вы потом сляжете.

И. Панкин:

- Начихали вы не только на меня, но спасибо.

Раз уж мы заговорили про разведки среди прочего, напомните, почему Навальный не возвращается? Он же вроде собирался. А вы сказали, не надо ему возвращаться.

Г. Бовт:

- А потому что он следит за тем, что я говорю. И, может, задумался о том, что ему, действительно, не надо возвращаться.

И. Панкин:

- То есть, не только Владимир Путин слушает нашу программу, а еще и Навальный.

Г. Бовт:

- Да. Думаю, мы можем спасти ему жизнь и здоровье, потому что мало ли, что с ним может приключиться, если он вернется. Кто-то захочет его дотравить, например.

И. Панкин:

- А теперь давайте серьезно и без шуток. Он собирался возвращаться. Почему не?

Г. Бовт:

- Ну, не знаю. Может, его спецслужбы западные не пускают, с одной стороны. С другой стороны, я думаю, что он задумался о том, что ему может быть здесь опасно. И не надо возвращаться.

И. Панкин:

- Но за слова-то надо отвечать!

Г. Бовт:

- Вы какой-то провокатор просто!

И. Панкин:

- Я?!

Г. Бовт:

- Да.

И. Панкин:

- Я вас умоляю!

Г. Бовт:

- Зачем вы хотите, чтобы его тут добил какой-нибудь идиот? И потом на нас всех собак этих повесили. Зачем? Пусть сидит там себе в безопасности.

И. Панкин:

- Да нет, я просто за политическое разнообразие.

Г. Бовт:

- А ему нечего тут делать. Пусть к выборам тогда возвращается.

И. Панкин:

- В 24-м году про него все забудут уже.

Г. Бовт:

- А у нас в следующем году думские выборы, пусть к ним и возвращается.

И. Панкин:

- Лишь бы к выборам!

Спасибо! Всего вас доброго.

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Apple Podcasts и Google Podcasts, ставьте оценки и пишите комментарии!

Для нас это очень важно, так как чем больше подписчиков, оценок и комментариев будет у подкаста, тем выше он поднимется в топе и тем большее количество людей его смогут увидеть и послушать.