Михаил Делягин: Микрофинансовые организации убили в России больше людей, чем террористы

Известный экономист, доктор экономических наук Михаил Делягин про то, нужно ли запрещать в России микрофинансовые организации, в чем опасность закона о домашнем насилии, почему возникли проблемы с лекарствами и сократят ли госаппарат

М. Делягин:

- Здравствуйте! В нашей стране складывается все более драматическая ситуация, потому что коронабесие, я уж не говорю про коронавирус, разрушает экономику. И сейчас вторая волна коронабесия разрушает экономику. Люди уже не думают о будущем, будущее отнято у людей. И граждане России, мы не видим, что у нас будет завтра. Мы стараемся не думать о завтрашнем дне. Мы погрузились в какую-то украинскую безысходность. Растет количество людей, которые утрачивают возможность нормальной жизни. И наступает время хищников, не могу сказать, что мародеров, но ростовщиков. Ростовщики, известные как микрофинансовые организации, значительная их часть просто звереет. Люди оказываются в безвыходном положении, они пытаются взять кредиты в банках, банки им отказывают, потому что у людей нет источников заработка, по крайней мере, внятного. И люди, пытаясь как-то зацепиться за нормальный уровень жизни, попадают в ловушки, заботливо расставленные микрофинансовыми организациями. Все эти рекламы «Деньги даром» и так далее, с моей точки зрения, в государстве, которое существует для граждан, а не для ограбления и унижения граждан, по факту рекламы «Деньги даром» можно сажать всех, начиная с расклейщика и, в первую очередь, организаторов. У нас, по-моему, этим никто не занимается. Все эти правоохранительные органы, да, кого-то где-то ловят, когда происходит тяжелое преступление, да. Но вот этот вот повседневный быт, преступный повседневный быт, от которого страдает значительно больше людей, чем от чикатил! Я всегда говорю, что любой либерал во власти опаснее, чем Чикатило, потому что жертв неизмеримо больше.

В этих условиях лидер партии «Справедливая Россия» Сергей Миронов выдвинул инициативу, предложил запретить микрофинансовые организации, как ростовщические. Я напоминаю, когда была идея ограничить прибыль с микрофинансовых организаций одним процентом в день и не больше, там чуть ли не беспорядками грозили и социальными волнениями! Идея, на мой взгляд, понятная – запретить.

Если вы считаете, что идея Сергея Миронова – лидера «Справедливой России» - запретить микрофинансовые организации, правильная, их нужно запретить, звоните 8 495-637-65-19. если вы считаете, что микрофинансовые организации запрещать не надо, то звоните, 8 495-637-65-18. Голосование идет.

Ситуация трагична. Это человеческие поломанные судьбы, трагедии. Я понимаю, что для многих людей нет выхода, нет другого способа получить деньги хоть как-нибудь, хоть у ростовщиков, но это «хоть как-нибудь» оборачивается чудовищными трагедиями. Если коллектор нарушает закон, это не так страшно, потому что есть хоть какая-то теоретически возможная управа на него. А вот если он закон не нарушает, то тут кранты!

У нас звонок от Юрия из Самары.

Юрий:

- Здравствуйте! Я не связывался с микрофинансовыми организациями, но у меня есть история. Племянник, старший сын моей сестры нахватал денег в микрофинансовых организациях. Это все продолжалось годами. Это скрывалось родителями от нас. Сестра у меня старшая. И за два месяца до смерти сестры от инсульта, от переживаний, а еще и мама заболела коронавирусом, он выкрал паспорт. И взял еще два кредита в микрофинансовой организации на этот паспорт, что окончательно добило мою сестру.

И у меня вопрос. Приходит человек, приносит паспорт не свой, матери. И ему дают деньги! У нас же есть запрещенные организации в России…

М. Делягин:

- Запрещены в России ИГИЛ и Аль-Каида, другие террористические организации.

Юрий:

- Микрофинансовые организации принадлежат к этому же ряду! Одно зло для России!

М. Делягин:

- Спасибо. Предложение приравнять микрофинансовые организации к террористическим, хотя, думаю, если посмотреть, сколько людей убили в России террористы и сколько убили, не напрямую, но с не меньшей эффективностью микрофинансовые организации, высказываю предположение, что баланс будет не в пользу террористов. Они менее эффективны с точки зрения уничтожения.

Вы пишете: «какая разница – все эти ваши голосования!». Я согласен с тем, что да, власть нас не слушает, не слышит и ведет себя не очень хорошо. Но иногда она все-таки слушает. Я бы сказал, с удивительной чуткостью.

Сегодня должна была начаться одна из трагических историй, страниц в истории народа России, которая для народа России была такой же катастрофой, какой для еврейского народа был Холокост. Сегодня в Госдуме должны были начать рассмотрение законов Клишаса и Крашенинникова о возможности изъятия фактически детей из семей в 24 часа. Вот представьте, что вы живете и все в порядке. И где-то кому-то что-то в вас не понравилось. Собирается суд, вас могут даже не пригласить. И через 24 часа после его решения изымается ваш ребенок из вашей семьи. Ну, например, потому что у него синяк. И учитель в школе или какой-нибудь доносчик, или агент каких-нибудь педофилов, который детей под заказ собирает, решил изъять вашего ребенка из вашей семьи. Идите и доказывайте! И, в принципе, за 24 часа вы не можете никак защититься!

Дальше предполагалось рассматривать закон о так называемом семейном насилии. Идея-то хорошая, только семейное насилие полностью укладывается в рамки действующего уголовного кодекса! Если действующий уголовный кодекс не действует, господа, извольте навести порядок в своих правоохранительных органах! И вместе этого принимается закон, что семейным насилием может считать все, что угодно вплоть до доведения меня до плохого настроения. Посмотрела на меня жена косо – это семейное насилие. Приходит комиссия: семья не благополучная, все, до свидания! И семья уничтожена. И вот это хотела сделать с нами «Единая Россия»!

Негодования в стране поднялось такое! Протесты, общественные организации, родительское сопротивление российское, много организаций. И «Единая Россия», которая сначала хотела рассматривать в авральном порядке, должны были рассматривать на следующей неделе, а хотели с сегодняшнего дня, быстренько пропустить и начать изымать детей из семей.

Они испугались. И закон отозвал. Это результат сопротивления общества! Это результат ваш, коллеги, уважаемые радиослушатели. Это ваша гражданская позиция. Я понимаю, что 90% из вас про это даже не слышали, но те, кто слышал, кто выражал протест, ходил на митинги, на встречи с активистами, кто просто писал петиции в социальных сетях, они продавили это, они победили! Пусть временно, потому что педофилы хотят детей. В Татарстане уже в сельской местности в принудительном порядке всех детей регистрируют в какой-то непонятной социальной сети, где должны сдать все профили, все социальные сети и так далее. То есть, полное досье на своих детей родители должны предоставить неизвестно кому. Просто Татарстен – самая оцифрованная часть России. И дальше пойдет по всей стране.

Да, я с вами полностью согласен насчет того, что жулики должны сидеть, уважаемый 8110. Все разногласие в том, где они должны сидеть? Одни считают, что они должны сидеть в тюрьме, другие считают, что они должны сидеть во власти. И мнения расходятся, если верить тому, что мы видим на экранах телевизоров и читаем в газетах.

У нас звонок от Татьяны из Москвы.

Татьяна:

- Здравствуйте! Мы сами не брали кредиты в этих организациях, но я знаю людей, которые пострадали. И вопрос. Понятие «оффшорные организации» и так далее, что это такое, если вкратце?

М. Делягин:

- Оффшор – это страна или часть страны, в которой не платятся налоги или почти не платятся. И в которых гомерически колоссальные налоговые льготы, поэтому в них регистрируются много фирм со стороны. Почти 90% крупного частного бизнеса России зарегистрированы в оффшорах, чтобы не платить налоги России. Фирмы, которая зарегистрирована в оффшоре, но работает в России, она перед Россией никакой ответственности не несет, то есть, поймают ее директора – хорошо, не поймают – все в порядке. При этом государство стимулирует вывоз капитала из России, потому что, как я понимаю, смысл этого механизма, который был создан в 90-м году, заключается в том, чтобы обеспечить разграбление советского наследства. В 90-е годы разграбили материальное наследство, сейчас грабят не материальное.

У нас очень много компаний зарегистрированы в оффшорах, связанных с жизнеобеспечением. Есть такая организация «Росводоканал», которая обеспечивает водопроводом, канализацией очень много крупных городов России. И насколько я понимаю, она оффшорная. И если что, в гробу она видала то, что будет происходить в этих городах. Для нее главное – вытащить деньги. И это поощряется действующим государством.

У нас звонок от Анастасии из Красноармейска.

Анастасия:

- Добрый вечер! По поводу закона об изъятии детей. Мне пришло по этому поводу, что закон собираются 25-го обсуждать. И призыв, что как можно больше направить обращений. А вчера от активистов слышала, что 18-го.

М. Делягин:

- Это вы мне говорите пятничные новости. Сначала хотели 25-го, потом хотели втихую протащить сегодня. Но сегодня это дело сняли вообще, забрали из Госдумы этот законопроект. Естественно, они в любой момент могут внести его обратно, потому что люди, которые производят впечатление людоедов, они обычно очень последовательны. Они обычно очень эффективны. Мы это можем судить по Чубайсу, по Гайдару, по многим другим крайне успешным деятелям. Пока это сражение российский народ выиграл у этого государства.

Почему я призываю вас участвовать в голосовании? То же самое – лидер «Справедливой России» Миронов на прошлой неделе предложил создать горячую линию для сообщений о дефиците лекарств в регионах. Это страшная тема. Она коронабесием многократно усугублена. Но должен сказать, что она постоянная. Это вечная тема. Скажем, у нас в позапрошлом году была отчаянная нехватка во многих регионах инсулина, простейшего инсулина! Не импортного, который качественный, а любого. И люди погибали в нашей стране, в двадцать первом веке из-за отсутствия инсулина!

В прошлом году в аптеках исчезал амиодарон. Это лекарство необходимо людям с хроническим нарушением сердечного ритма. В этом году в связи с коронавирусом и коронабесием, а это разные вещи, они друг друга не отменяют, они сосуществуют, вообще ситуация с лекарствами была аховая. И до сих пор во многих местах аховая.

Сразу после предложения Миронова уже в четверг премьер Мишустин обязал министра здравоохранения Мурашко создать горячую линию по всем вопросам, связанным с коронавирусом, в том числе, для сообщения о дефиците лекарств для регионов и для медицинских работников.

Аналогичную горячую линию Мишустин поручил создать для регионов и для аптек-дистрибьютеров, но это уже для министерства промышленности и торговли. То есть, мы видим, что не президент сказал, не народ вышел на улицы, а Сергей Миронов – глава «Справедливой России», там было много разных инициатив, но посмотрите, какое отличие Мишустина от Медведева, который все это стряхивал с ушей и продолжал заниматься своим делом. А сейчас люди выдвинули предложение и практически тут же, по бюрократическим меркам мгновенно последовала реакция. Посмотрим, как будут выполняться эти поручения, но они есть.

И сам факт этих поручений означает, что ни в Минздраве, ни в Минпромторге, в принципе, нет обратной связи, то есть, Минздрав без поручения министра, ему не интересно, что там происходит с лекарствами! Точно так же Минпромторгу без прямого поручения Мишустина не интересно, производят или не производят лекарства? Доставляют их в аптеки или нет? Хотя вроде бы это их сфера деятельности.

Мишустину приходится заставлять двух министров, понятно, репутация этих министров исключительно известна, и ломать создавшуюся систему, что вызывает некоторые надежды.

Сегодня пришла новость. Тот же Мишустин сообщил о планируемом сокращении штатов. На самом деле, говорится о реформе госаппарата, поэтому у меня ощущение, что это некая маскировочка. После сокращения штатов реформа госаппарата не нужна. Более того, у нас на начало этого года уже планировалось на апрель сокращение штатов, когда штаты федеральных органов власти должны были сократиться на 10%, региональные на 5%. Это обычная такая процедура, но из-за коронавируса и коронабесия было не до этого, потому что госслужащие, которых сокращают – это люди не сильно высокооплачиваемые, как правило. И они попали в эту же истерику, в этот же ужас. И еще их сокращать и лишать работы? Совсем как-то не хорошо.

Сейчас предполагается, что коронабесие закончится в начале следующего года. И с 1 января начнется реформа госаппарата. Она приведет к сокращению штатов федеральных органов исполнительной власти на 5%, региональных на 10%. Это правильная пропорция, потому что самые раздутые штаты у нас именно в региональных структурах исполнительной власти. Но при этом Мишустин говорит, что, вообще-то, вакантно 18% всех должностей, то есть, есть некоторый люфт. Внешне это выглядит: вот мы проводим цифровизацию, переводим очень много на интернет, потребность в сотрудниках снижается, потому что уберизация касается не только такси, но и государства. Иногда она выглядит омерзительно, выглядит прекращением обратной связи, но это прогрессивное движение, просто нужно его вовремя подправлять.

Я надеюсь, что будет и реструктуризация госаппарата, потому что в сегодняшнем состоянии, там, где люди нужны, их нет, а там, где не нужны, их дикое количество. Как с правоохранительными органами. Как ловить воров и жуликов, так острая нехватка. А как отчеты писать о культурно-воспитательной работе среди офицерского состава, там на головах друг у друга сидят!

У нас звонок от Виктора из Московской области.

Виктор:

- Добрый вечер! А Платошкин Николай Николаевич? За что он? Почему? Где наши правозащитники? Ведь народ не знает: то ли революционер, то ли…

М. Делягин:

- Платошкин не революционер ни в малейшей степени. Платошкин – человек, который призывал защищать интересы народа строго законными способами. Насколько я могу предположить, за это он и сидит. Он сидит под домашним арестом. Его довели до реанимации, слава богу, его спасли и оттуда вывели. Но правозащитники у нас спасают только либералов. Официальные, как я понимаю, правозащитники спасают не друзей России, а тех, кто пытается Россию уничтожить.

Про Платошкина люди, мои знакомые, которые слушают «Эхо Москвы», «Дождь», читают всякие медузы, они вообще не подозревают о его существовании, потому что либеральные медиа работают против России в целом, с моей точки зрения. И люди, которые пытаются защищать Россию, народ России, либо подвергаются клевете, либо о них никто и ничего не знает.

Антон из Хабаровска:

- Современная Россия относится к странам, которые свой бюджет в основном формируют за счет продажи сырья. Есть ли среди подобных стран хотя бы одна, которая построила бы у себя демократию по европейскому типу? Или это в принципе невозможно или не нужно ресурсодобывающим странам?

М. Делягин:

- Про Норвегию слышали? Пожалуйста, вот вам страна. Она построила у себя не просто демократию по европейским нормам, а социализм, о котором мы с вами уже забыли. В стране две серьезных отрасли – добыча газа и выращивание рыбы, которое дотируется с газа. Поэтому Норвегия не вступила до сих пор в Евросоюз, чтобы не ограничивать развитие своей экономики.

Нет никакого проклятья, нет никакой фатальности. Советский Союз тоже зависел от экспорта сырья долгое время. Но при этом в Советском Союзе была крайне высокоразвитая промышленность и разнообразная экономика. Можно обсуждать, европейская ли демократия, но страна была более демократичная, чем у нас сейчас. Несмотря на однопартийную систему. Если брать демократию как возможность людей выразить свою волю и защитить свои интересы.

Дмитрий из Белгорода:

- У меня вопрос про макрофинансовые организации. Как может быть, что в банке в течение одного рабочего дня меняется сумма три раза? У меня образовалась задолженность, потому что заблокировали карту. На горячей линии банка мне озвучивают сумму, я ее пытаюсь проплатить – не получается. Пытаюсь уточнить, называют другую сумму. Звоню третий раз – она меняется снова.

М. Делягин:

- А какой банк?

Дмитрий:

- ВТБ.

М. Делягин:

- Он славится эффективным менеджментом и клиенториентированностью. В данном случае речь идет, скорее всего, о том, что одичалые люди сидят на этой горячей линии, которые не умеют читать цифры. Возможна ситуация, когда у вас в течение дня происходят начисление пени или штрафов. Учитывая реформу ЕГЭ, вероятно одичание сотрудников. Учитывая количество приглашенных на работу мигрантов, чтобы они вытесняли граждан России, это тоже вполне вероятно. Мы беззащитны перед банковской сферой. Поэтому мы должны предупреждать друг друга о том, какой банк особо экзотичен.

Владимир из Белгорода:

- У нас развитая экономика. Но почему мы свое сырье – электроэнергию, газ – продаем дешевле, а со своих три шкуры рвем?

М. Делягин:

- Потому что наши потребители за рубежом защищаются своими правительствами. Правительство всех стран, даже таких как Украина, Грузия, Гаити, пытаются защищать своих производителей и потребителей. А российское правительство не защищает своих потребителей, нас с вами. Когда какая-то компания пытается продать товар за границу, она сталкивается с тем, что ей не позволяют брать лишнее, в том числе и государственным давлением. Иногда это выглядит как жульничество. А когда эта же компания пытается взять лишнее с нас, государство всеми силами поддерживает ее в этом замечательном начинании. Потому что мы отданы на разграбление монополистам. Может быть, изменится ситуация, когда Мишустин заменил Артемьева. Но пока ситуация выглядит так.

Мне пишут, что нехватка лекарств вызвана людоедской олигархической маркировкой лекарств. Давайте не будем путать теплое с кислым. Безумное исполнение маркировки внесло свой вклад в дезорганизацию фармацевтики. Но в 2018 году без всякой маркировки люди в стране погибали от отсутствия инсулина. А в прошлом году в аптеках исчезало лекарство, которое необходимо людям с хроническими сердечными заболеваниями.

У нас много проблем, маркировка вводилась безумно. Но маркировка все равно необходима. Над каждым из нас висит угроза приобретения поддельных лекарств. В 2016 году журналисты посчитали, что торговля контрафактными лекарствами приносит в 20 раз больше прибыли, чем наркоторговля. Фальшивой была каждая десятая таблетка. Торгово-промышленная палата тогда полагала подделкой до 60 % лекарств. И ситуация вряд ли улучшилась.

Росздравнадзор, которым тогда командовал нынешний министр Мурашко, уверял, что доля поддельных лекарств не превышает 1 % рынка, но Ассоциация российских фармацевтических производителей уточнила: «менее 1%» - это ежегодно выявляемая доля обращающихся на рынке фальсификатов. Согласитесь, разница принципиальная.

Даже выборочный контроль того же Росздравнадзора за лекарствами, изготовленными в аптеках, дал совершенно иной результат: из 426 образцов недоброкачественными оказались 136 – почти треть!

Таким образом, чем более убаюкивающими кажутся официальные заявления про поддельные лекарства, тем жестче они контрастируют с реальностью. Так, в октябре этого года в Санкт-Петербурге была выявлена группа преступников, предположительно воровавшая закупаемые за счет бюджета дорогие лекарства от рака, и занимающаяся в последствии и их фальсификацией. Им не удавалось их полностью фальсифицировать именно из-за системы маркировки. Но они перебивали даты на этих лекарствах. Именно благодаря системе маркировки их удалось поймать.

Коронавирус качественно усугубил накопленные проблемы, а коронабесие превратило эти проблемы в катастрофу, вызвав не только неконтролируемые скачки спроса на лекарства, но и разрушение привычных логистических цепочек, и проблемы с производством из-за локдаунов по всему миру. Перебои с лекарствами (начиная с простейшего парацетамола) начались сразу, уже в марте, как только началось коронабесие.

В июле в России была введена обязательная маркировка лекарств, захлебывающаяся в своих проблемах фармацевтическая отрасль получила «идеальную мишень». А ведь такая маркировка, обеляя рынок и выбивая с него «серые» схемы и контрафакт, подрывала жизненные интересы многих влиятельных субъектов рынка.

Эффективность маркировки доказана целым рядом других рынков. В системе маркировки уже более 20 млрд. кодов, которыми пользуется около 300 тыс. фирм. Введение маркировки выводит из «тени» целые отрасли. Наиболее известен рынок меховых изделий: эксперты оценивали его в 6 млрд. руб., - ошибаясь, как показала практика, на порядок: реальная емкость составила 60 млрд. Не меньший эффект возник на рынке обуви: он оценивался в 400 млн. пар, но с начала еще не закончившегося года маркировочные коды получил уже 1,3 млрд. пар! В три с лишним раза больше. Субъекты рынка, как правило, не возражают, потому что они тоже хотели бы работать в белую. Просто не умеют.

На, казалось бы, вдоль и поперек изученный рынок табачных изделий маркировка «из ниоткуда» вывела сразу 10 неизвестных государству производителей – почти треть их числа, уже дав бюджету «сверхплановые» 54 млрд. руб.

Подводим итоги голосования. Проголосовали 242 человека. 226 человек поддержали инициативу лидера «Справедливой России» Сергея Миронова о запрете микрофинансовых организаций как ростовщических. Только 18 человек выступило против этой инициативы. Это наглядно характеризует абсолютное единство, которое возникло в нашем обществе. Наше общество объединено общими взглядами на жизнь.

Наш народ представляет собой союз большинства, которое объединено против той политики, которая проводится государством якобы от его имени.

Возвращаясь к маркировке лекарств. Пилотный проект по маркировке лекарств начался почти 4 года назад, тенденции были ясны, - и, казалось, это время могло быть использовано фармацевтическими компаниями для подготовки к новой реальности. Но, похоже, они восприняли ее как неприятность, которая «сама рассосется», - а государство, прежде всего в лице Минпромторга, не предприняло для этого необходимых мер. Государство должно было сказать: уважаемые товарищи фармацевты, вы работаете на самом рентабельном рынке в нашей стране. За лекарства люди будут платить любые деньги. Мы будем приводить вас в порядок, мы будем запрещать вам торговать фальшивками. Государство этого не сделало.

Результатом стала авральная нагрузка и на компании, и на систему маркировки, апофеозом чего стала катастрофа 30 сентября, когда на фоне роста числа тестов на коронавирус (и, соответственно, роста числа поставленных диагнозов) началась ажиотажная скупка лекарств.

Правительство Мишустина отреагировало в этом вопросе правильно, переведя систему маркировки в уведомительный режим и резко упростив все связанные с ней процессы для компаний, ликвидировав тем самым всякую зависимость между ней и скоростью поставок (не говоря о наличии) маркированных лекарств. Оператор системы сделал маркировку лекарств бесплатной до февраля 2021 года, потому что это и его вина тоже, взяв обязательство оплачивать ее три месяца.

Эти согласованные шаги дали время для нормальной подготовки к введению централизованной системы, позволяющей эффективно защищать граждан России от поддельных лекарств и, соответственно, стоящей на страже их здоровья. Это особенно актуально именно сейчас: порожденная коронавирусом тревога (периодически срывающаяся в истерику) неизбежно порождает волны ажиотажа, крайне благоприятные для мошенников.

Алла из Подмосковья:

- А что последует за голосованием по микрофинансовым организациям? Партия планирует сбор подписей для проекта документа?

М. Делягин:

- Я рядовой член партии. Но я думаю, что здесь вполне можно и подписи собирать. Я думаю, что можно просто внести соответствующий законопроект в Госдуму. А для поддержки его можно и сбор подписей организовать. На примере людоедского законопроекта Клишаса – Крашенинникова, который удалось не отменить, но хотя бы приостановить, это показывает, что народ страны может защищать себя и своих детей. А реакция Мишустина на предложение Миронова показывает, что есть и другие каналы, которые можно использовать и которые работают.

А теперь о грустном. О том, как одичалые искореняют интеллект. Есть такой Московский государственный университет имени Ломоносова. Бюджет на обучение студентов в МГУ в следующем году сокращен на полмиллиарда рублей. При том, что увеличились расходы на защиту здоровья и так далее. Но на обучение бюджет сокращен на полмиллиарда. И это при нищенских окладах сотрудников. Оклад инженера-конструктора в МГУ – 12600 рублей. Младший научный сотрудник без степени – 14420 рублей. Старший научный сотрудник, кандидат наук получает в месяц 28 тысяч рублей. Как в Москве можно жить и заниматься наукой на 28 тысяч рублей?

С февраля отменена так называемая "ректорская надбавка", составлявшая 50% оклада, а совместители, работающие также в других вузах (или НИИ) были методично вытеснены в последние несколько лет (что представляется безумием, так как они, как правило, являлись лучшими профессионалами). МГУ уничтожается как центр мысли. В том числе с финансовыми репрессиями. Это катастрофа! Пока мы перед ней бессильны.

Пауза будет короткой.

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Apple Podcasts и Google Podcasts, ставьте оценки и пишите комментарии!

Для нас это очень важно, так как чем больше подписчиков, оценок и комментариев будет у подкаста, тем выше он поднимется в топе и тем большее количество людей его смогут увидеть и послушать.

Писатель Александр Цыпкин делится своими впечатлениями от прошедшей недели.