window.dataLayer = window.dataLayer || []; function gtag(){dataLayer.push(arguments);} gtag('js', new Date()); gtag('config', 'G-1HBB79RDRC', { sampleRate: 1.1 }); Никита Кричевский: С российской экономикой ничего хорошего не случится ни при Трампе, ни при Байдене

Никита Кричевский: С российской экономикой ничего хорошего не случится ни при Трампе, ни при Байдене

Дмитрий Козуров и экономист Никита Кричевский обсуждают, как повлияют итоги американских выборов на Россию, на чем мы стали больше экономить, почему в аптеках не хватает лекарств и насколько устойчивы отечественные банки

Д. Козуров:

- Приветствуем вас в эфире Радио «Комсомольская правда». И пока за океаном выбирают, кто в ближайшие 4 года будет президентом, мы с профессором Никитой Кричевским поговорим, как бы нам сделать российскую экономику снова великой.

Н. Кричевский:

- Нет, мы не будем это говорить. Потому что это вопрос не на нашу зарплату. Что касается Трампа и Байдена, не ждите от нас какой-либо аналитики. Потому что сегодня эта тема не то что из каждого утюга, но, мне кажется, из каждого вентилятора, из каждого холодильника, из каждой стиральной машины. Короче говоря, что ни включишь – везде дуэль Трампа с Байденом. Больше того, я сегодня в 11-м часу открыл сайт РБК и обнаружил, что все топовые новости были посвящены американским выборам.

Д. Козуров:

- Так выходной же в России.

Н. Кричевский:

- Что, поговорить больше не о чем?

Д. Козуров:

- Ну, давайте поговорим о чем-нибудь другом.

Н. Кричевский:

- Телеграм-канал «Антискрепа» (это мой Телеграм-канал), там очень много тем, и ни одна из них не связана с господином Трампом и с господином Байденом. Очень хочется узнать, что случится с российской экономикой в случае выигрыша одного или другого. Господа, с российской экономикой ничего хорошего не случится ни от Трампа, ни от Байдена. И те и другие рассматриваю нашу с вами страну как потенциального врага, потенциального агрессора. Поэтому их внешняя и геоэкономическая политика, в частности, будет направлена на то, чтобы удушить Российскую Федерацию. Хотя мы сами себя удушим, нам помощи здесь не надо, мы активно этим занимаемся 30 лет.

Д. Козуров:

- Давайте тогда перейдем к делам нашим скорбным. Потребительские расходы россиян показали самый глубокий спад с конца мая, за период с 26 октября по 10 ноября на 10% меньше мы стали тратить. В связи с этим вопрос к нашим слушателям. Расскажите нам, на чем стали экономить вы в последнее время.

Н. Кричевский:

- Я не знаю, на чем стал больше экономить. Не могу сказать, что сильно на чем-то стал экономить, потому что всегда мы в своей семье тратили разумно, по доходам. Возможно, меньше откладываем на черный день, но вся надежда на то, что через какое-то время процесс отложения восстановится. Потому что есть какие-то более-менее долгосрочные траты, есть планы на предстоящий год, и они требуют определенных материальных затрат. В последнее время стали меньше откладывать на те самые планы, те самые проекты, которые мы себе видим на протяжении последних нескольких месяцев.

А что касается наших с вами сограждан, то мне весьма и весьма сложно говорить за них. Единственное, что бросается в глаза. В последнее время, так получилось, я посещаю аптеки. Сталкиваюсь с тем, что в тех аптеках, где я обычно отовариваюсь, я забираю, грубо говоря, последнюю упаковку, а мне их надо, предположим, 2 или 3. И мы начинаем искать в тех аптеках, которые поблизости, начинаем заказывать по интернету, чтобы потом подойти туда и забрать заказ. И везде та же самая история, везде последняя упаковка.

Д. Козуров:

- Это всегда очень увлекательный квест.

Н. Кричевский:

- Я прихожу к выводу, что с лекарственным обеспечением даже в столице наблюдаются очевидные проблемы. Мало того, что лекарств нет, их еще и заказать весьма сложно. И буквально сегодня один из моих подписчиков в Телеграм-канале мне пишет о том, что за последний месяц ртутные термометры подорожали в 3,5 раза. А куда смотрит ФАС вообще, почему не наведет порядок? В 3,5 раза подорожали! И вы еще его найдите, этот ртутный термометр.

Д. Козуров:

- Можно электронный найти, наверное.

А. Игнатов:

- Врут. Ртутный, он самый честный.

Д. Козуров:

- Есть цифирь интересная по этому поводу. «Сбериндекс» посчитал падение наших расходов. Так вот, на медицинские товары и лекарства траты выросли больше чем на треть по сравнению с прошлым годом. Это как раз подтверждает то, что вы говорите. Но, может быть, не все так странно. Потому что тут аналитики сравнивали неделю этого года с такой же неделей в прошлом году. И неудивительно, что тут на 70% мы стали меньше тратить на проживание в отелях, на 55% - на авиабилеты, а на покупках в магазинах Duty Free – на 81,5%.

Н. Кричевский:

- А что пишут про ресторации?

Д. Козуров:

- Рестораны тоже в минусе.

Н. Кричевский:

- Намного?

Д. Козуров:

- Да, довольно сильно. Потому что услуги в общем – минус 32%, развлечения – минус 69% и т.д.

Н. Кричевский:

- А общепит насколько?

Д. Козуров:

- Общепита отдельно тут нет.

Н. Кричевский:

- Предполагается, что на треть, если не больше.

Д. Козуров:

- Скорее всего.

Н. Кричевский:

- И при этом весной рестораторы просто стонали, ревели, истерили, что все плохо.

Д. Козуров:

- А кто не стал бы на их месте?

Н. Кричевский:

- Проходит полгода. Все работает, никто никого не закрывает, никаких карантинов, локдаунов никто не объявляет, а эти ребята как стонали, так и стонут. И при этом никто не заикается о том, что, возможно, надо пересмотреть меню в сторону снижения цен, возможно, надо провести какой-то агрессивный маркетинг, дать какую-то нативную рекламу. Она, кстати говоря, не такая уж и дорогая. Возможно, надо привлечь каких-то молоденьких ребят, студентов, зазывал. То есть человек-бутерброд, который ходит с двумя пластиковыми объявлениями о том, что заходите, новое меню, цены снижены и пр. Обратите внимание, никто из рестораторов (по крайней мере, я об этом не слышал) не заходил ни в один офисный центр и не предлагал свои услуги по комплексному коллективному обслуживанию тех, кто там работает. То есть, если вы не хотите выходить из офиса и заходить в помещение общепита, мы вам сами все привезем, сервируем и после этого заберем обратно.

Д. Козуров:

- Может быть, просто не так уж много людей сейчас в офисах? Рекомендации по удаленке в Москве – 30 процентов.

Н. Кричевский:

- Достаточно. 70% остается.

Д. Козуров:

- Но где-то еще добровольно не пускают, они добровольно не ходят.

Н. Кричевский:

- Комплексные обеды, бизнес-ланчи как были, так и остались, и цены на них как кусались, так и кусаются, в сторону увеличения. Но при этом, если вы не хотите пользоваться бизнес-ланчем, давайте мы вам привезем. Нет. Я приводил в пример «Теремок». 4 миллиарда выручки, миллионов 10 прибыли. И при этом мы плачем.

Д. Козуров:

- Нам тут пишут, что стали экономить на развлечениях, да и еда стала предметом экономии. «Может, экономить меньше не стал, но теперь накапливать совсем нечего с такой инфляцией».

Н. Кричевский:

- А что такое развлечения? Книги…

Д. Козуров:

- Поездки, поход в кинотеатр, в театр.

Н. Кричевский:

- Кино смотрим в компьютере, в телевизоре бесплатно.

Д. Козуров:

- Почему же бесплатно? Это интеллектуальная собственность, хорошо было бы заплатить за пользование.

Н. Кричевский:

- Ну, YouTube включаешь – там тебе выдают все копии в хорошем качестве. Netflix предлагает месяц бесплатной подписки.

Д. Козуров:

- Ну, бесплатную подписку все предлагают на какой-то небольшой период.

Андрей из Ставрополя пишет нам, что до коронавируса по продуктам укладывался в 1200-1300 рублей, а сейчас тот же набор – 2800-3000 рублей, да и медицина хромает, фармацевты у нас – лучшие врачи, бесплатные и всё знает.

Н. Кричевский:

- А инфляция у нас 3,3%.

Д. Козуров:

- Официальная, по Росстату.

Н. Кричевский:

- А у нас другой нет.

Д. Козуров:

- Можно сходить в магазин, купить там продукты, положить чек в кошелек, а через год посмотреть на этот чек и всплакнуть.

Н. Кричевский:

- Практический выхлоп от этого удовольствия в чем будет заключаться?

Д. Козуров:

- Просто испытаешь чувство грусти.

Н. Кричевский:

- Можно подумать, что кто-то не знает до сих пор, что Росстат нас обманывает. Я объясню, почему он это делает. Потому что от уровня инфляции зависит величина индексации пенсий и пособий. Плюс не так давно Внешэкономбанк, где покоятся, я бы сказал, деньги «молчунов» (то есть наши с вами деньги по накопительной пенсии), сказал, что мы обогнали инфляцию по доходности.

Д. Козуров:

- Это достижение.

Н. Кричевский:

- То есть инфляция была 3%, он обогнал, грубо говоря, 3,1% показал, сходил к Путину и сказал: Владимир Владимирович, а мы обогнали инфляцию. Из таких мелочей и появляется полотно нашего благоденствия, господа.

Д. Козуров:

- Еще одно сообщение. Цены на медикаменты выросли – это одно. Но проблема больше в том, что просто нет, и непонятно, чем их заменять.

К вопросу о том, почему нет медикаментов на этой неделе, на прошлой неделе. Довольно долго уже тянется такая история неприятная, даже скандальная, с дефицитом лекарств в аптеках, связанная с системой маркировки.

Н. Кричевский:

- Да. А событие последних дней – предстоящий дефицит шин, опять же связанный с маркировкой.

Д. Козуров:

- Не только шин. Согласно распоряжению правительства, к 24-му году маркироваться будут чуть ли не все товары.

Н. Кричевский:

- Ну, почему все? Трусы с носками не будут.

Д. Козуров:

- Будут.

Н. Кричевский:

- Недоработка.

Д. Козуров:

- Могу зачитать список. Табак и табачная продукция, духи, шины, лекарства, фототехника, одежда. Зачем мы это делаем, Никита Александрович? Зачем на каждые трусы лепить бирку, что это настоящие, а не поддельные трусы?

Н. Кричевский:

- Я думаю, что это сделано в интересах того олигархата, который являет собой капитанов бизнеса на протяжении последних 20 лет. Кого я имею в виду? В первую очередь господина Усманова, во вторых очередь – господина Чемезова. Это их проект. При этом совершенно не обязательно, это первая очередь или вторая очередь, они равнозначные, они оба родине, истории и партии ценны, каждый, правда, по-своему, но это уже нюансы.

Так вот, это изначально был их проект. И я так полагаю, что сделано это было для того, чтобы дополнительно обогащаться. Формально, конечно, по каким-то направлениям мы понимаем, что речь идет о борьбе с контрафактом, но вот когда мы говорим, например, о шинах или фототехнике, ребята, извините, вы говорите не о контрафакте, а о контрабанде. А это претензии не к нам с Дмитрием, которые пользуются шинами и фотоаппаратами, а к Федеральной таможенной службе. Так, может быть, навести порядок там, а потом уже, если не получается, наводить порядок на розничном рынке?

То же самое с лекарствами. Сколько говорили, что не пойдет, не взлетит, не покатит эта система. Говорили на протяжении года или двух. Надо было дождаться коронавирус, надо было дождаться экономического спада, чтобы в ноябре ввести маркировку лекарственных средств, которая вылилась во что? В то, что лекарств нет.

Д. Козуров:

- Никогда такого не было, и вот опять.

Н. Кричевский:

- Больше того, иностранные производители говорят: мы вынуждены разворачивать грузовики на границе и отправлять их обратно на склады, потому что не понимаем, как может работать маркировка. А что касается шин, так буквально вчера был жуткий совершенно репортаж, по-моему, в РБК. Там делятся впечатлениями те, кто реализует шины оптом и в розницу. Они говорят, что эти маркировочные метки при холодном хранении (а где найдешь под шины теплый склад?) просто отлетают. И совершенно непонятно, как их восстанавливать. «То есть мы их уже отмаркировали, они отлетели, они в базе, и мы ничего не можем сделать. Мы не можем их продать, потому что они не будут занесены в базу. Получается, что мы нарушаем законодательство». И все это на фоне коронакризиса, экономического спада. Все это на фоне снижения потребительского спроса, потребительских расходов. А во что это выльется? В повышение аварийности на дорогах. И это выльется в ухудшение самочувствия нации в целом, потому что лекарств нет.

Д. Козуров:

- Лекарства есть. Продать их нельзя по нынешним правилам. Хотя Минпромторг уже заявил, что уведомительная схема…

Н. Кричевский:

- По факту их нет. Потому что машины-то разворачивают. Они есть на складах. Сейчас потихоньку начинают наполняться аптечные склады, но за это время у скольких тысяч людей ухудшится самочувствие оттого, что они не получают лекарства в должной мере.

Д. Козуров:

- Будем надеяться, одумаются быстрее, чем с лекарствами.

А на чем мы экономим в это непростое время?

Н. Кричевский:

- Я не об этом. Москвичам советуют переобуваться.

Д. Козуров:

- Осень просто. Пора.

Н. Кричевский:

- Во-первых, я об этом слышал недели три назад, нам там советовали в октябре переобуваться. И, во-вторых, ребят, что-то мне подсказывает, что в этом году переобувалка будет несколько дороже, чем в прошлом. Особенно если ваши зимние шины пришли в негодность и вам нужно будет их поменять.

Д. Козуров:

- А так разве не каждый год бывает?

Н. Кричевский:

- Нет. В предыдущие годы, врать не буду, но цены не то, что стояли, они даже несколько снижались. А в этом году благодаря Усманову – Чемизову они будут расти, потому что намечается дефицит. В этом, конечно, есть некое манипулирование потребительским спросом, этого тоже нельзя исключать. Но в существенно меньшей степени по сравнению с реальной проблемой нехватки шин. Не фотоаппаратов!

Кстати, а айфоны маркируют или нет? Недоработочка, ребята!

Д. Козуров:

- Айфоны сложно маркировать, это же нужно будет каждую коробочку открыть на границе.

Н. Кричевский:

- А фотики?

Д. Козуров:

- Ну, их меньше привозят в Россию.

Н. Кричевский:

- А шиночки?

Д. Козуров:

- С шиночками да, сложнее.

Н. Кричевский:

- Повторюсь, нужно объективно смотреть на ситуацию. Есть вещи, где маркировка абсолютно оправдана. Это касается, в первую очередь, продуктов питания. Здесь я абсолютно согласен, это нужно делать, потому что беспредел на продовольственном рынке, говоря простым языком, ну, добивает уже всех. И проблема тут не в том, что нам продают не качественную колбасу, а в том, что мы ею травимся. Мы загружаем себя не то, чтобы соей, выращенной по методике ГМО, а загружаем себя солями тяжелых металлов. В том числе. И это, к сожалению, факт. Это реальность.

Но когда мы говорим о фотоаппаратах, о воде, о лекарствах, об одежде… Я все понимаю. Денег много не бывает. Но кто-то должен же дать по рукам! А не открывать и не запускать ледокол «Виктор Черномырдин». Мне так кажется. Ну, потому что «Викто Черномырдин» - это святое, господа! Но гораздо более святое - благосостояние того населения, которое вас выбирало.

Д. Козуров:

- О благосостоянии населения нам это население и рассказывает сейчас. Например, люди жалуются, что макароны теперь не покупают, потому что дорого. Вспомнили про огород, вырастили…

Н. Кричевский:

- Макароны.

Д. Козуров:

- …картошку, морковь, капусту. Нет, до пшеницы дело не дошло.

Н. Кричевский:

- Да вырастить-то ума не надо! Хотя тоже надо.

Д. Козуров:

- Как это?

Н. Кричевский:

- Надо иметь возможности сохранить! А вот это проблема. Если у вас есть гараж с подполом или дачный участок, где можно хранить картошку, а если нет? А ведь городские жители, те самые дерьмобетонщики, которые массово сейчас приобретают жилье.. Да что вы! Надо смотреть правде в глаза! Это же… Первая квартира, я согласен, это очень хорошо. Но дальше надо куда-то двигаться! А куда-то двигаться некуда. Более престижное жилье практически не строится, все ударились в жилье даже не эконом-класса, а дерьмобетон.

Д. Козуров:

- Есть один вопрос к вам по вотсапп: «На чем бы не стали экономить в наше непростое время?».

Н. Кричевский:

- На родных, на близких, на питании, безусловно, и на физкультуре.

Д. Козуров:

- А там, может, и налоговые вычеты подоспеют. На занятия спортом.

Н. Кричевский:

- Дело в том, что налоговый вычет – штука хорошая. Максимум 120 тысяч рублей, но история в том, что, скорее всего, налоговый вычет, да я практически даю гарантию, но не руку!

Д. Козуров:

- А зуб.

Н. Кричевский:

- Нет, зуб дорого стоит.

Просто гарантию. Что налоговый вычет будет приклеен, приплюсован к другим социальным налоговым вычетам, например, таким, как расходы на образование свое или детей, близких. И на лечение. А там общая сумма 120 тысяч рублей. Вот если вы выходите за эти 120 тысяч рублей, что у вас есть от налогового вычета? Если вы, конечно, живете в безвоздушном пространстве, вы одиноки, ходите в элитную качалку, имеете абонемент, тогда вам карты в руки, вы не платите за образование, у вас прекрасно здоровье. Вы дышите свежим воздухом. И вас возят по всяким модным местам ваши друзья. Тогда вы святой человек и у вас есть все возможности получить 15600 налоговый вычет. Но если вы отец шестерых детей, обремененный разными обязательства, тогда у вас нет ни единого шанса на получение налогового вычета. Не забывайте, что вам могут этот вычет не предоставить! И 15600 могут не перечислить. Если будут на то малейшие основания. Вот если бы правительство вышло и сказало, что, знаете, вне зависимости от того, сколько у вас набирается налоговый вычет – 120, 150 тысяч, неважно, вы, в любом случае, будете отдельно получать налоговый вычет на занятие физкультурой, это было бы шикарно. Физкультура – это такая штука, которая повышает иммунитет, улучшает ваше здоровье. И повышает ваш жизненный тонус.

Д. Козуров:

- Значит, на вычеты на лечение можно не рассчитывать. Зачем вам нужны медицинские услуги, если вы такой здоровый и приседаете со штангой.

Н. Кричевский:

- А деток учить?

Д. Козуров:

- Умные детки могут учиться за счет бюджета.

Н. Кричевский:

- Ну, а если не получается?

Д. Козуров:

- Не знаю.

Н. Кричевский:

- А если хочется в кружок? А это стоит денег, пусть и небольших. Тогда чего?

Д. Козуров:

- Все стоит денег.

Д. Козуров:

- Есть еще один вопрос от слушателей. «Как вы думаете, рискованно ли сейчас начинать бизнес?» Слушатель интересуется бизнесом об оказании клининговых услуг. Но, думаю, вопрос универсальный.

Н. Кричевский:

- Слушайте, никогда и никому не задавайте общих вопросов по части экономики. Время – не время, выгорит или не выгорит – это все разговор ни о чем. Я вам должен сказать, что бизнес никогда не поздно начинать. И я сам двумя руками выступаю за то, чтобы каждый искал, находил, реализовывать способы дополнительного заработка. Если клининг, значит клининг! Если пошло дело, увеличивается количество клиентов, вы берете соотношение «цена – качество» и набираете новых работников, значит, это супер! И вы нашли свою нишу. Это не значит, что вы будете убирать подсобные помещения или чьи-то офисы на протяжении оставшейся жизни. Но сегодня вы подрабатываете этим. Или даже зарабатываете. А завтра будете зарабатывать чем-то другим. Главное – пытаться поймать этот ветер.

Д. Козуров:

- Тут Алена из Белгорода упрекает меня в том, что я забыл про вайбер и просит вас разъяснить простыми словами. «Прокомментируйте рост госдолга и в связи с этим устойчивость госбанков».

Н. Кричевский:

- У правительства по году запланировано получить дефицит бюджета в размере 4 с половиной триллионов рублей. Правительство не готово ни при каких обстоятельствах идти на сокращение бюджетных трат, потому что за каждой статьей бюджета стоят чьи-то интересы. Что в этих условиях делает правительство. Оно выпускает облигации федерального займа. Они реализуются, в первую очередь, государственным банком. Около 80% всех ОФЗ выкупают конкретно несколько крупнейших госбанков – Сбер, ВТБ и так далее. Они несут эти ОФЗ в качестве залога в Центральный банк. Он дает им рефинансирование, то есть, те средства, которые они потратили на приобретение этих самых ОФЗ. Хорошо это или плохо? На мой взгляд, это ужасно, отвратительно. И то, что вчера собянинские сказали, что они в следующем году Москву нагрузят на полтриллиона рублей долговых обязательств, меня повергло в шок. Вы как-то аппетиты-то свои можете умерить немножко? Где-то попытаться экономить на чем-то?!

Д. Козуров:

- У нас есть сообщение от Валерия из Ессентуков. Он очень за нас рад, что у нас и налоговые вычеты, и поездки на заграничные курорты.

Н. Кричевский:

- А у него, можно подумать, нет!

Д. Козуров:

- Откуда вы знаете про наши заграничные курорты?

Н. Кричевский:

- Это, во-первых! А, во-вторых, вы в курсе, что самолеты не летают? Ковид у нас!

Д. Козуров:

- В Турцию летают!

Н. Кричевский:

- Ну, там 90% ковидников приезжают оттуда, поэтому сейчас обсуждается вопрос о том, чтобы резко сократить трафик в Турцию.

Д. Козуров:

- Но летали же!

Н. Кричевский:

- Потом, слушайте, сегодня какой день?

Д. Козуров:

- 4 ноября.

Н. Кричевский:

- А чего в Турции делать? Ну, давайте сейчас полетим туда?

Д. Козуров:

- Купаться в бассейне. С подогревом.

Н. Кричевский:

- Да, для этого надо в Турцию лететь? Для этого надо приобретать абонемент в какой-нибудь фитнес-клуб. И там есть бассейн с подогревом.

Д. Козуров:

- Неизвестно, что будет дешевле.

Н. Кричевский:

- Дешевле будет абонемент в фитнес-клуб по той простой причине, что 90% ковидников приезжает из Турции! Слушайте, да… Сейчас скажу что-то не то, не обижайтесь. Я тут прочитал в facebook, чего-то завелся я сегодня – Telegram-канал «Антискрепы» рекламирую, вы знаете, там ни одного не подписалось за это время, пока мы его тут педалируем. И я повесил сегодня, я прочитал на просторах facebook очень интересную историю о том, что есть платная скорая помощь, но бог с ним, есть платная больница, платная госпитализация в хорошую клинику, если ты с ковидом. Бесплатно тебя не берут, а в платную цены колеблются до 160 тысяч рублей. «Коммунарка» стоит 100. Вот правда это или нет? Черт его знает. Хотелось бы за оставшиеся 10 минут получить ответ. Ну, чего мы сегодня получим? Сегодня выходной.

Д. Козуров:

- Наоборот, у людей есть время.

Н. Кричевский:

- А про Ессентуки-то чего?

Д. Козуров:

- Жалуются, что живут в городах с разрушающейся инфраструктурой, с убитыми трубопроводами тепло- и водоснабжения, с земляными тротуарами.

Н. Кричевский:

- Смотрите, дорогой мой житель Ессентуков.

Д. Козуров:

- Валерий.

Н. Кричевский:

- Валерий! Отец родной! Вот вы говорите, что у вас трубопроводы и все остальное. Мы вчера залили соседей снизу. Так что не только у вас разрушается инфраструктура. Залили, потому что она старенькая уже.

Д. Козуров:

- Но зато не говнобетон, как вы выражаетесь.

Н. Кричевский:

- А я так не говорил, я сказал «дерьмобетон»!

Д. Козуров:

- Давайте не будем разбираться в сортах бетона.

Н. Кричевский:

- А что касается тротуаров, то это вот прямо вот будто в лыку строка. Москва увеличивает в следующем году долг города, региональный долг не 500 миллиардов рублей. Почему? Потому что, по словам Собянина, нужно выполнять социальные обязательства. Стоп, мужик! Они не занимают столько денег! Чтобы пятьсот миллиардов, надо под эти обязательства стрелять. Тем более, что эти обязательства сокращаются.

А деньги занимаются, потому что невозможно остановить инвестиционную программу, например, программу благоустройства или программу «Моя улица» - как раз мостить новой плиткой и бордюрами те самые тротуары.

Д. Козуров:

- Можно наивный вопрос? А разве это так плохо?

Н. Кричевский:

- Это шикарно!

Д. Козуров:

- Будут новые тротуары в Москве, будет новый завод, который плитку производит.

Н. Кричевский:

- Кстати, с Украины закупается. Мы категорически против того, чтобы… Мы, москвичи, мы не в Ессентуках с вами! Мы, москвичи, категорически против того, чтобы на каждого из нас, на каждые два уха москвича господин Собянин повесил 100 тысяч рублей.

Д. Козуров:

- Погодите! А как он может это сделать? Господин Собянин не может повысить налоги в Москве!

Н. Кричевский:

- Господин Собянин может уменьшить свои аппетиты. И тогда концы с концами сойдутся. Например, все знают и видят, в Москве точно постоянно меняются бордюры, постоянно перекладывается плитка. Даже сейчас, когда ноябрь и вроде бы надо успокоиться и остановиться. Так говорят, на пять лет вперед все денежные и финансовые потоки и товарные тоже расписаны по конкретным выгодоприобретателям. Там речь идет о десятках миллиардов рублей за каждую операцию. И, в итоге, мы выходим на те самые 500 миллиардов, которые Собянин собирается стрельнуть в следующем году. Это к вопросу о том, что госдолг увеличивается не только в регионах, но и на федеральном уровне тоже. Насколько это хорошо или плохо? Это плохо не только потому, что каждый из нас будет должен еще и за федеральные аппетиты неизвестно какого олигарха, хотя их наперечет – 10-15 от силы. Это плохо потому, что деньги, которые выделяются из федерального бюджета и которые поступают туда за счет необеспеченной эмиссии, то есть, за счет печатного станка, о чем нас спрашивали перед этим, идут не на инвестиции. И не на удовлетворение потребностей Димы с Никитой. Или звуковика Кати.

Они идут на валютную биржу! А валютная биржа тут же отзывается, возникает обратная связь в виде ослабление курса рубля, который, в свою очередь, рикошетит на розничные цены на все. Только не надо писать про импортозамещение, у нас даже семена и те в основном импортные, я уж не говорю об ингредиентах. Несколько лет назад мы были в шоке от того, что нам рассказали о том, что коробки для торта «Чародейка» печатаются в Израиле. Лихо, ребята! Классно же! Ну, и оттуда едут к нам морем или еще как-то.

Д. Козуров:

- Валерий продолжает с нами общаться. Он полагает, что сейчас начнется массовой банкротство и закрытие небольших магазинов, кафе, потому что у народа нет денег оплачивать бесконечное повышение цен.

Н. Кричевский:

- Ну, владельцам общепитовских точек нужно подумать о том, что можно изменить ассортимент, быть ближе к людям. Ну, так же и меньше класть себе в карман, что там говорить… Как живут рестораторы? Покупает за нал, оформляет по завышенным на десятки процентов, а то и в разы безнал, выходит на высокую стоимость. Да? И говорит, что у нас рентабельность минимальная – процентов десять-пятнадцать. На самом деле, живут припеваючи и нам того желают.

Д. Козуров:

- Спасибо за эфир. Всего доброго!

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Apple Podcasts и Google Podcasts, ставьте оценки и пишите комментарии!

Для нас это очень важно, так как чем больше подписчиков, оценок и комментариев будет у подкаста, тем выше он поднимется в топе и тем большее количество людей его смогут увидеть и послушать.