window.dataLayer = window.dataLayer || []; function gtag(){dataLayer.push(arguments);} gtag('js', new Date()); gtag('config', 'G-1HBB79RDRC', { sampleRate: 1.1 }); Никита Кричевский: Если деньги не нужны в ближайшее время, смело покупайте валюту

Никита Кричевский: Если деньги не нужны в ближайшее время, смело покупайте валюту

Алексей Иванов и экономист Никита Кричевский обсуждают введение суперсервиса «Утрата близкого человека» на Госуслугах, причины внезапного роста рубля, шансы российских норок завоевать мировой рынок и мрачные перспективы остаться без новогодних праздников

А. Иванов:

- Вы же знаете, что сегодня состоялось кадровое назначение Федеральной антимонопольной службы?

Н. Кричевский:

- Сегодня день экономиста, Алексей Валерьевич! С этого надо начинать, а не с кадровых назначений! Давайте поздравляйте побыстрее.

А. Иванов:

- Никита Александрович, сегодня День экономиста. Я даже скажу, что он был учрежден министерством экономического развития РФ по инициативе вольного экономического общества России в 2015 году. 11 ноября является днем рождения императорского вольного экономического общества, созданного еще указом императрицы Екатерины Второй. Кстати, я вас сердечно поздравляю! Что вы хотели бы получить в подарок в этот день? Что стало бы для вас лучшим подарком?

Н. Кричевский:

- Побольше денег, Алексей Валерьевич!

А. Иванов:

- Вы, как настоящий экономист, отвечаете.

Н. Кричевский:

- Да. Точнее даже, как говорил покойный Жванецкий, светлая ему память, «Вы любите деньги?» - « Нет, я люблю то, что на них можно купить». Вот я не прошу то, что на них можно купить, я готов деньгами взять. Потому что я тем самым куплю свободу от кредитов на эти деньги. А без денег мне свободу от кредитов никто не предоставит.

А. Иванов:

- Прекрасный тост!

Н. Кричевский:

- Так выпьем же за это!

А. Иванов:

- Водички мы можем выпить, да.

Н. Кричевский:

- Пока вас не было, мой дорогой, происходили всякие разные события… Я вас поздравляю со счастливым возвращением, Алексей Валерьевич!

А. Иванов:

- Давайте перейдем уже к нашим баранам, так сказать…

Н. Кричевский:

- Помните, мы с вами как-то обсуждали историю рыбопромышленника Юрия Тузова из славного города Мурманска?

А. Иванов:

- Помню.

Н. Кричевский:

- Ему выставили счет на 12 лет строгого режима за преступления, которые он не совершал. Так вот, я вчера с утра открываю «Коммерсант», и я обалдел - ему дали 9. При этом на суде те, кто участвовал в инсценировке, признались в том, что это была инсценировка, принесли ему извинения, сказали, что ничего не было, и все равно дали 9 лет.

Второй эпизод. Помните, мы с вами говорили про сферу ритуальных услуг?

А. Иванов:

- Да, помню.

Н. Кричевский:

- Опять же, на днях я совершенно случайно увидел два схожих сюжета, связанных с цифрой в этой сфере. Первый сюжет связан с суперсервисом, как это написано в «Российской газете»… а знаете, в чем заключается суперство этого сервиса? В том, что ты пишешь на госуслуги об утрате близкого человека, а госуслуги запрашивают загс - умер этот близкий человек или нет. И когда оказывается, что он умер, это и называется суперсервис. Но это не все. В Московской области в восьми регионах запускается аналогичная услуга, я имею в виду цифровую услугу, которая заключается в том, что вы можете на портале подмосковных госуслуг заявить ходатайство о том, чтобы вам предоставили место для захоронения. Ну, вроде бы хорошо, да. Фишка в том, что услугу эту предоставляет под Москвой ГБУ «Центр мемориальных услуг». И все, и больше никого. Объясняю на пальцах. Вы столкнулись в семье с трагедией, пишите на этот сайт. Вы еще не успеваете нажать на «enter», вам уже звонят - здравствуйте, мы из центра мемориальных услуг, соболезнуем, пожалуйста, сейчас приедет агент и оформит все, что необходимо. То есть, если раньше то ли участковый сдавал информацию о том, что у вас утрата, то ли врачи, то ли еще кто-то, то сейчас это централизованно. То есть, весь смысл в этой похоронной сфере свелся к тому, что вы заявляете в госуслуги о том, что у вас произошло несчастье в семье и госуслуги уже прямиком отправляют информацию об этом в центр мемориальных услуг Московской области.

А. Иванов:

- Извините, кто первый встал, того и тапки. Так устроен любой бизнес.

Н. Кричевский:

- Слушайте, я не такую цифровизацию ждал от Михаила Владимировича, честно могу сказать. Мне казалось, что все это должно быть несколько иначе. Если у тебя госуслуги, если ты берешь на себя обязанности сделать максимально комфортными эти тяжелейшие в жизни любого человека дни, тогда выстави счет, тогда объясни, за что ты должен заплатить, тогда дай реквизиты, куда перевести деньги. Ну, как, например, работает сайт налог.ру? Ты заказываешь пакет и больше ни о чем не думаешь. Ты заплатил все налоги. Так здесь ты только заявляешь и больше ничего. А сегодня я прочитал вовсе какую-то парадоксальную, жуткую совершенно ситуацию - мне кажется, это вранье.

В Москве силовое обеспечение ритуальных агентов взяла на себя таганская организованная преступная группировка.

А. Иванов:

- Она до сих пор жива?

Н. Кричевский:

- Да. То есть, они подъезжают вместе с агентом… можете себе представить, вам тяжело, у вас и так не поймешь, что дальше делать в жизни, и тут открывается дверь, на пороге стоит агент, которого вы уже просто так не выгоните, как это было раньше - а раньше пинками буквально выгоняли… а там еще стоят братки…

А. Иванов:

- Никита Александрович, я подозреваю, что эти братки приезжают на разборки не с людьми, которые вызывают похоронщиков, а с другими похоронными конторами, которые пытаются успеть тоже отхватить жирненький заказ.

Н. Кричевский:

- Простите, а при чем здесь вы?

А. Иванов:

- Я здесь, конечно, ни при чем.

Н. Кричевский:

- Я имею в виду не вы конкретно, а тот, у кого случилось несчастье? Он-то тут при чем? Ну, пусть они забивают стрелку где-нибудь на улице у подъезда, в подворотне, в подвале... Короче говоря, Алексей Валерьевич, вы давайте больше не болейте!.. Меня, конечно, вот этот Тузов опустошил вчера. Как только я узнал об этом…

А. Иванов:

- Вы перестали верить, что мы живем в правовом государстве?

Н. Кричевский:

- Да. В социальном и правовом государстве, как говорил великий Владимир Владимирович. «Коммерсант» не отличается заказушничеством, в отличие, например, на мой субъективный взгляд, от «Ведомостей». Потому что Усманов, как собственник «Коммерсанта», мне кажется, достаточно хорошо людям платит и они не нуждаются в дополнительных подработках. Это было вчера утром в «Коммерсанте», а заседание было накануне. Я не знаю, что там будет дальше, не мое это дело, но, когда перед тобой в суде человек говорит - извините, это была инсценировка, нам вот этот следователь сказала, в какой одежде будет выглядеть подсудимый…

А. Иванов:

- Перегибы на местах. Формулировку этого давно придумал…

Н. Кричевский:

- Это Москва! Это был не Саратов!

А. Иванов:

- А Москва - это ж тоже субъект федерации.

Н. Кричевский:

- Давайте оставим в стороне обсуждение столицы нашей родины… Если вы такой вот критикующий столицу нашей родины… так сидели бы в Саратове, чего приперлись?

А. Иванов:

- Уели, уели, Никита Александрович! Я хочу все-таки вас перевести на глобальное…

Н. Кричевский:

- Вот все вы оттуда приехали! И Володин приехал, и Женя Миронов (в хорошем смысле), и Олег Павлович Табаков… Столыпин…

А. Иванов:

- Но. Вот Джо Байден - он не из Саратова.

Н. Кричевский:

- Ну, это как поковырять!

Н. Кричевский:

- «Поскреби Гагарина, найдешь татарина».

А. Иванов:

- Объясню. Джо Байден, понятно, это не экономика, это политика, причем, политика международная…

Н. Кричевский:

- Это чистая экономика. Чистая!

А. Иванов:

- Вот, на самом деле, если копнуть, это чистая экономика. Вы мне только объясните, мы столько раз с вами… вот обычно вы славитесь хорошими прогнозами. И вы все время говорили, что придет Байден и наступит для нас кирдык… Пришел Джо Байден, рубль, возьми, да и начни расти. Что происходит?

Н. Кричевский:

- Вот видите, в чем фишка? Байден-то еще не пришел! Стоп! Давайте определимся, кто все-таки выиграл выборы в Америке? Байден или Трамп? До сих пор… великий Владимир Владимирович, кстати, тоже не поздравил господина Байдена. И мы с вами не будем поздравлять.

А. Иванов:

- И великий товарищ Си не поздравил.

Н. Кричевский:

- Да. И еще саудовский принц Салман не поздравил. Это я к чему? Это я к тому, что давайте дождемся 20 января, потому что сейчас все непонятно. Потенциально ситуация очень и очень тревожна для российской клептократии. Очень тревожная. Потому что окружение Байдена наотрез отказывалось идти с представителями великой русской клептократии на любые контакты…

А. Иванов:

- Да, мы не закончили всю эту историю с американскими выборами и их влияние на курс рубля… 76, извините, Никита Александрович… мы еще недавно говорили - 80-85… 76 уже.

Н. Кричевский:

- Я в шоке. Я, знаете, что хочу сказать? Вот то, что касается господина Байдена, то настроение в американском демократическом истеблишменте по поводу российской клептократии очень и очень плохие. Крайне плохие. Потому что, если Трамп был нашим другом - пусть это в кавычках, пусть это относительно, но факт есть факт, все санкции были плюшевые, бутафорские, совершенно ни о чем… ну, то есть, надо было как-то реагировать и вот они как-то отреагировали. Но у Байдена настрой совершенно другой. И давайте дождемся, когда он вступит в должность и посмотрим, какими будут его действия. Что касается текущего укрепления рубля, я считаю, что у нас не ЦБ, а какой-то паноптикум. Я сегодня написал в Телеграм канале «Антискрепа»… ЦБ - это паноптикум, Алексей Валерьевич. У меня другого объяснения укрепления рубля в последние дни иначе, как борьба с инфляцией, нет. Если мне кто-то скажет, что выросла нефть и она стоит целых 45 долларов за баррель… кстати говоря, Игорь Иванович Сечин говорил о 55 по концу года.

А. Иванов:

- Это по нефти?

Н. Кричевский:

- Да. Так что Игорь Иванович в тренде. Сейчас уже идет к 45. Но я не об этом, я не о Сечине. Вы знаете, что я о нем очень высокого мнения, но я в данном случае не о нем. Я о том, что нефть-то растет, да только уровень добычи, даже не экспорта, а добычи нам срезали. И мы не можем поставлять нефть в объемах, которые были у нас хотя бы год назад. То есть, мы при нефти в 45, да хоть в 145 долларов за баррель, будем поставлять на четверть плюс-минус меньше, чем мы это делали раньше. Следовательно, валюты будет меньше.

А. Иванов:

- Вся эта история была связана с пандемией, вот все эти ограничения, а сейчас нефть-то на чем выросла?

Н. Кричевский:

- Так ограничения добычи по ОПЕК+ сохраняются.

А. Иванов:

- А когда они заканчиваются? У них же скоро… их отменят сейчас…

Н. Кричевский:

- Нет, их не отменят. Ограничения по добыче не отменят. Потому что вакцина «Пфайзер» и реакция на вакцину со стороны нефтяных котировок это не более чем очередной объект для спекуляции. Не более чем. А дальше мы с вами говорим о том, что как у нас был с вами дефицит бюджета в 4,5 триллиона рублей по году, так он и остается. Как у нас уменьшился приток валюты, так он и не увеличивается. Как у нас были проблемы с дополнительными поступлениями в бюджет и необходимостью каким-то образом закрывать бюджетную дыру, так это все и есть. И тут на этом фоне, когда вы можете… как нас учил великий Путин? Вчера доллар стоил 32 рубля, а сегодня он стоит 45, следовательно, в бюджет поступает больше рублей. Это я к чему? Пусть он об этом расскажет госпоже Набиуллиной. Потому что при такой бюджетной дыре курс должен быть даже не 80, он должен быть существенно больше. А она зачем-то его опускает. У меня, кроме борьбы с инфляцией, есть еще одно конспирологическое утверждение на эту тему. Лично у меня. Я предполагаю, что кто-то активно выводит деньги.

А. Иванов:

- В связи с этим у нас есть из зала гипотеза. Я хочу, чтобы вы ее или подтвердили, или опровергли. «Возможно, курс рубля снизили, чтобы бандиты могли подешевле купить валюту и вывезти из РФ?»

Н. Кричевский:

- Ну, что за сленг? Бандиты!

А. Иванов:

- Где вы видели бандитов? Они все остались в 90-х!

Н. Кричевский:

- Да они уехали к своим друзьям на кладбище, которое контролирует таганское ОПГ. Вот таганское ОПГ приехало и закопало этих бандитов. Сейчас у нас авторитетные предприниматели, сейчас у нас новые олигархи, эффективные менеджеры… Вот я так думаю, что, если это будет правда, а мы об этом рано или поздно узнаем, причем, скорее, рано, чем поздно, то это вообще трэш. Ты опускаешь курс, точнее, укрепляешь рубль, только для того, чтобы какие-то представители высших предпринимательских кругов вывели деньги? Дорогая, может быть, сразу на скамью подсудимых?

А. Иванов:

- Никита Александрович, вот вы как-то противоречите очень информированному человеку - Дмитрию Пескову, помощнику президента РФ, который заявил: «амплитуда волатильности минимизируется усилиями нашего макрорегулятора». Помните такую фразу? А вот вы утверждаете, что наш макрорегулятор - читай ЦБ - ничего не минимизирует, никакой волатильности.

Н. Кричевский:

- А это в данном случае не волатильность, это тенденция, это вектор, это направление движения в сторону укрепления. Волатильность - это когда сегодня у тебя 70, а завтра у тебя 100. Вот это волатильность. Ну, хорошо - 80. А до этого вектор был плавное ослабление. И это было понятно почему. И оно будет, я вам больше скажу, оно будет и дальше. Вот сейчас мы понаблюдаем, как какое-то количество дней рубль укрепляется, но, видимо, ниже уже не получится, а дальше пойдет обратная тенденция. И амплитуда волатильности уже не сможет минимизироваться макрорегулятора.

А. Иванов:

- Давайте я вопрос от чайника, так скажем, задам. Получается, что сейчас рубль на своем локальном дне, так нужно ли его прямо сейчас брать и покупать?

Н. Кричевский:

- Я вам скажу вот что. Я считаю, что, если вы хотите заработать в течение недели, тогда этого делать нельзя ни в коем случае. Но если вы рассчитываете, что эти деньги вам понадобятся через полгода-год, тогда однозначно, бегом покупать. Даже если он будет завтра 75, даже если он будет 74, он все равно будет 80, а к концу года я не знаю, сколько он будет, потому что конец года традиционно это расплата по бюджетным обязательствам. А у нас разве есть иные объекты для инвестирования?.. Так вот, разве у нас в стране остались другие адреса для инвестирования? Нет. У нас львиную долю корпоративной прибыли зарабатывают банки. А банки на чем могут зарабатывать? Ну, не на кредитах же, Алексей Валерьевич… Гораздо проще взять рубли, отправить их на валютный рынок, купить валюты, а через какое-то время ее продать. И я, кстати, не исключаю, что одной из опций текущего укрепления как раз является тот самый факт, что крупнейшие банки берут те самые рубли, которые они получают в виде рефинансирования облигаций федерального займа, которые они покупают, и отправляют их на валютный рынок. И им подешевле продают валюту, которую они оставляют у себя. А к концу года они ее продадут. И вот тогда мы с вами попляшем, ребята. Потому что, чем больше они получат прибыль, тем радостнее они будут выглядеть у Владимира Владимировича.

А. Иванов:

- Эмоциональное сообщение в нашем чате. «Какой, к чертовой бабушке, бюджет? Мы разве что-то производим? Все цены эквивалентны, мать его, доллару!» Но смысл понятен - якобы, мы импортозависимы. Мне кажется, это не так.

Н. Кричевский:

- Мне кажется, что наш слушатель во многом прав. Потому что у нас даже семена приходят по импорту. Что нам эти успехи в сельском хозяйстве, когда мы выращиваем даже не собственными руками импортные семена, а руками тех самых жителей ближнего и даже дальнего зарубежья? У нас в некоторых регионах уже населенные пункты появляются, где названия даже не на двух языках, а уже на одном. И этот язык - не русский.

А. Иванов:

- А какой же? Китайский?

Н. Кричевский:

- Самый разный. Бывает и китайский, бывает и вьетнамский, бывает и турецкий. Брянская область. Если кто-то в ближайшее время поедет в Белоруссию, по делам, поверните налево, направо - и убедитесь…

А. Иванов:

- Есть одна новость, которая меня…

Н. Кричевский:

- Вот что я хочу сказать, чтобы подтвердить предыдущий спич. Если вам ваши временно свободные копейки завтра нужны не будут, смело покупайте и не смотрите на курс. Мы ровно так и поступили.

А. Иванов:

- Если вы не спекулянт.

Н. Кричевский:

- А у нас нет спекулянтов. Спекулянты – это гребаные единицы, которые вот этим живут. Но мы-то с вами живем текстами, исследованиями, интервью. Мы не живем каждую секунду в компьютере не смотрим на котировки. Я безумно люблю свою страну и обожаю ее национальную валюту. Но в данном случае есть люди, которые по недоразумению оказались в руководстве российской финансовой денежно-кредитной монетарной системы, и вот им хоть кол на голове теши, они будут делать так, как считают нужным. Они сегодня живут и работают по устаревшим еще лет сорок назад учебникам. И они считают, что это до сих пор по-прежнему верно. Когда ты им в голос говоришь об этом, а я не самый последний человек в экономической теории нашей страны, ты им говоришь: ребята, ну введите хотя бы новые инструменты, такие как выкуп корпоративных облигаций производственных компаний. Либо же выкуп региональных облигаций, рефинансирование региональных облигаций.

А. Иванов:

- Что с успехом делают в тех же Штатах.

Н. Кричевский:

- Везде! Китай на этом поднялся. Кредитование очень часто шло через местные организации, на паях. Финансируйте региональные бюджеты через облигации. Но только с одним условием. Если деньги, которые вы туда предоставляете, идут на производство, на поддержание рабочих мест, на социалку. И не дай бог – на латание бюджетных дыр. Вот этого делать нельзя ни в коем случае. А если деньги идут на развитие реального сектора или социальной сферы, так вам сам бог велел этим заниматься. И все разговоры о том, что вы независимые, оставьте в пользу дедушки Ясина. У нас в конституции записано, что Центробанк осуществляет свою деятельность совместно с другими органами государственной власти. Но я очень боюсь, что мы хоть обкричись…

А. Иванов:

- Сегодня Набиуллина в Госдуме выступала.

Н. Кричевский:

- Хоть обкричись, мы ничего не изменим. Пока этот человек находится у руля нашего Центробанка, пока Антон Германович Силуанов с Михаилом Владимировичем Мишустиным не могут продавить этого человека, не могут составить некую общность людей, которые в едином порыве работают над улучшением реального сектора экономики, мы ничего с вами не увидим. Крупнейшие производственники говорят: дайте нам денег, мы все сделаем. Дайте нам инвестиционные кредиты, под ваш полнейший контроль. Нет! Американцы нам не указ. Китайцы? А кто это такие? Далее по пунктам. В итоге мы видим, что в стране ничего нет. В стране есть только валютный рынок. Его мы и обсуждаем.

А. Иванов:

- «Когда правительство научится зарабатывать на производстве, а не на курсе валют?»

Н. Кричевский:

- Правительство не должно ни на чем зарабатывать. Зарабатывают предприниматели, коммерсанты. Правительство по определению создано не для того, чтобы зарабатывать на гражданах Российской Федерации. Правительство – это институт, который работает для развития экономики и социальной сферы, для того, чтобы нам становилось жить чуточку лучше. Зарабатывает всегда реальный сектор экономики. Ну и немножко финансовый.

А. Иванов:

- Министерство промышленности и торговли заявило, что уничтожение всех норок в Дании уменьшит конкуренцию на международном рынке меховых изделий для российских производителей. В Дании убили 17 млн. животных.

Н. Кричевский:

- Мы не станем мировыми лидерами на рынке норок. Мы давным-давно утеряли алгоритм выращивания норок. Там четкий механизм кормления, поения, выгула и прочего.

А. Иванов:

- А ведь когда-то пушнина была российской нефтью.

Н. Кричевский:

- Буквально по часам, в процентах, сколько должно быть соли, какая должна быть вода, еда. Это была целая отрасль советского национального хозяйства. Она утеряна еще в 90-х.

А. Иванов:

- Чтоб такого добиться, нужно постараться. У нас меховые традиции тянутся с Ивана Грозного.

Н. Кричевский:

- Те меховые традиции были основаны на том, что у нас ходили по тайге и по лесам охотники и отстреливали тех же соболей. Но потом это стало самостоятельной отраслью, норок стали выращивать. Сейчас у нас шубы в основном из канадского меха. У нас есть минимальное количество участников международных аукционов, которые привозят мех из-за границы. И эта история продолжается на протяжении уже более чем четверти века.

Я еще в 90-х годах знал об этом. Когда я пришел к человеку, который обшивал Большой театр, жен братков из 90-х, тех, кто срубил шальные бабки в тех же 90-х, и говорю: у нас же еще остались какие-то традиции? Он говорит: ничего не осталось. Я еду в Канаду, участвую в аукционе. Я один из тридцати крупнейших мировых аукционщиков. Я оттуда привожу мех. Все, что ты видишь у меня в комнате, а у него был такой шоурум, где были вывешены шкурки разных животных, - вот все это иностранное. Это было четверть века тому назад. С тех пор что-нибудь изменилось? Нет. Стало только хуже.

А. Иванов:

- Мне кажется, в этом году нам особо не пригодятся ни шубы, ни шапки из норок и кроликов. Потому что мы будем сидеть по домам, и показывать их будет просто негде.

Н. Кричевский:

- Выгуливать.

А. Иванов:

- Правильное слово. В этом году у нас отменили Новый год. Был такой фильм – «Гринч – похититель Рождества». Вот у нас практически произошло то же самое.

Н. Кричевский:

- Вы кого назвали Гринчем?

А. Иванов:

- Каждый подумает об этом в силу своей испорченности.

Н. Кричевский:

- Я знаю, но не буду говорить об этом вслух.

А. Иванов:

- Очень долго нам говорили, что ограничения в плане закрытия вводиться не будут. Сейчас мы видим, что они вводятся, по крайней мере, в Москве. А Москва – всегда локомотив, за ним тянутся остальные регионы. Ориентир. Мы опять пришли ко второму карантину. Что будет с нашей экономикой?

Н. Кричевский:

- Чем дальше, тем больше убеждаюсь в том, что московские власти не вполне представляют, как нужно реагировать на то, что происходит. Они здесь не одиноки. Во всем мире руководство стран не может понять, что делать. Но наши не могут понять в квадрате. Вот это шатание, шараханье из стороны в сторону. Закрыли рестораны и ночные клубы. Я не знаю, кто в них ходит. Неужели появились исследования, по которым пик заражения коронавирусом приходится на 23 часа и позже?

А. Иванов:

- Объясню логику. В ночное время происходят более тесные контакты между посетителями.

Н. Кричевский:

- Они не только между посетителями происходят. Но мы в данном случае говорим не о сексте, которого у нас, как известно, нет.

А. Иванов:

- Это у вас нет.

Н. Кричевский:

- Ну ты посмотри, взял старика и просто уел, опустил. А про ограничения я могу сказать такую вещь. Буквально в субботу разговаривал с очень высоким человеком из администрации президента. Частная беседа. Он только-только переболел. Я спрашиваю: на работу ходил? Еще нет. Переболеть должны все. И мне стало все понятно.

А. Иванов:

- А как по-другому? Это неизбежно.

Н. Кричевский:

- Или переболеют все. установка сейчас на то, что педалировать, ускорять процесс заболевания, заражения никто не будет, но и особо противиться этой истории тоже никто не будет. Здесь есть одно отягчающее для нынешней уходящей российской власти обстоятельство. А именно – развал медицины. Медицина не справляется не только в России. Это во всем мире такая ситуация, потому что никто не предполагал, что с 2020 года будет такая засада.

Есть одно еще более отягчающее обстоятельство. Оно заключается в том, что в Советском Союзе были созданы просто потрясающие традиции профилактической медицины и санэпидемнадзора. Именно реагирование на подобного рода эпидемии, которые к нам приходят извне. Мы теряли на протяжении многих веков до половины населения, например, в результате чумы 1654-1655 годов. Половина населения Москвы просто вымерла. И этим объясняется массовое переселение белорусов в Москву. Откуда потом появилось так называемое московское барокко. Это белорусские зодчие, строители, архитекторы привезли вместе с собой.

Патриарх Никон об этом говорил открыто. Его задачей было переселить 300 тысяч белорусов в Москву. И каждый ратник, который приходил с этого захвата белорусских земель, он вел с собой нескольких так называемых рабов. Это к вопросу о том, как весело мы строили в былые времена отношения с Белоруссией.

А вспомните чуму 1771 года. Мы вспоминали добрым словом графа Орлова, который спер 400 тысяч рублей на этом деле за два месяца. И ему за это ничего не было. А холера? А испанка? Почему Пушкин в Михайловском торчал?

А. Иванов:

- В Болдино. Спасался, на карантине сидел. Самоизолировался.

Н. Кричевский:

- Холера. Ровно то же самое было и в многие другие времена. Например, в 1918-1919 годы. Почему была такая высокая смертность? Это была гражданская война? Да, но не только. И не столько. Советская власть очень хорошо усвоила уроки царской России и сделала все для того, чтобы всегда под рукой были протоколы, как действовать в той или иной ситуации. Где эти протоколы? В какой корзине искать? На какой помойке? К вопросу о том, какая сфера больше коррумпирована – похоронная или мусорная. Либо эти протоколы закопаны, либо они валяются на помойках и уже истлели.

В этой ситуации из худшего выбирается лучшее. Переболеть должны все. Задача в том, чтобы сделать максимально доступными лекарства и медицинскую помощь. Справляются ли с этим власти? Они знают, что нет. И ничего не могут сделать.

А. Иванов:

- «Одна крупная госкорпорация перешла на 30-часовую рабочую неделю. Но только на бумаге. А люди как работали, так и работают». Это у нас теперь так будут решаться вопросы?

Н. Кричевский:

- Дорогой слушатель, если вы считаете, что какая-то крупная госкомпания перешла на 30-часовой режим, а работают как и раньше, то вы вспомните, что это предприятие непрерывного цикла. Они не могут работать 30, 40 или 10 часов в неделю. Они работают всегда. А если где-то в офисах кто-то на что-то перешел, а на самом деле все не так, вас не устраивает – увольняйтесь.

А. Иванов:

- Андрей из Благовещенска спрашивает: увеличится ли взнос в пенсионный и в медстрах в следующем году для ИП?

Н. Кричевский:

- Нет. Точнее, они в следующем году не увеличатся, они увеличатся с 2022 года. Решение об этом уже принято. И странно, что вы об этом не знаете. В следующем году останется все так же, как в этом. И в 2022-м тоже будут небольшие увеличения.

А. Иванов:

- «Как вы относитесь к системе госзакупок? Не слишком ли она сложная? Можно ли ее упростить, убрав кучу посредников, проверяющих и так далее?»

Н. Кричевский:

- Вопрос из серии: за все хорошее, против всего плохого. Конечно, можно. Это нужно сделать немедленно. А вы какого ответа от меня ждали? Если бы у нас были неподкупные правоохранительные органы, у нас бы госзакупки шли как по маслу. И вы бы в них участвовали. Но при условии, что вам пришлось бы подготовить хороший пакет документов, компетентный. Вам бы пришлось отвечать за те деньги, которые вы получили их бюджета. Вам бы пришлось отчитываться. Но вы бы получали госзаказ.

А. Иванов:

- «Как товарищ Кричевский относится к тому, что у людей со счетов в банках пропадают деньги?»

Н. Кричевский:

- Кричевский аплодирует стоя. Улыбаемся и машем. Это разговор ни о чем. Естественно, плохо отношусь. Но каждый кейс надо рассматривать отдельно. С каких счетов – с карточных, с текущих, с мастер-счетов, с рублевых, с валютных, с долларовых, с евро. это разговор не для Кричевского и не для радио. Это разговор для юриста и следователя. Туда вам надо обращаться, а не в студию радио "Комсомольская правда" писать.

А. Иванов:

- Мы прощаемся с вами.

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Apple Podcasts и Google Podcasts, ставьте оценки и пишите комментарии!

Для нас это очень важно, так как чем больше подписчиков, оценок и комментариев будет у подкаста, тем выше он поднимется в топе и тем большее количество людей его смогут увидеть и послушать.