window.dataLayer = window.dataLayer || []; function gtag(){dataLayer.push(arguments);} gtag('js', new Date()); gtag('config', 'G-1HBB79RDRC', { sampleRate: 1.1 }); Михаил Дегтярев: Не надо кричать: «Мы здесь власть». Надо просто работать

Михаил Дегтярев: Не надо кричать: «Мы здесь власть». Надо просто работать

Врио губернатора Хабаровского края в эфире Радио «Комсомольская правда» рассказал, зачем называл митингующих горлопанами, почему не боится коронавируса, где взял деньги на квартиру в центре Хабаровска и для чего ему личный «Мерседес»

«СУДЬБА ФУРГАЛА МЕНЯ НЕ КАСАЕТСЯ»

В. Алфимов.

Указ о назначении вас временно исполняющим обязанности губернатора был подписан 20 июля. Прошло три месяца. Что вам не удалось сделать за этот срок из того, что планировали?

М. Дегтярев:

- Да всё получилось, всё, что планировали. А планировали удержать ситуацию в экономике. Планировали подготовку к 1 сентября и бесплатное питание для младшеклассников. Планировали с коронавирусом бороться энергично и системно. Отопительный сезон начать вовремя, включая северные территории. Сформировать команду. Посмотреть, провести аудит дел, которые мне фактически никто не передал, по понятным причинам, ситуация была экстраординарная. Дела мне никто не передавал, я просто приехал и начал их брать в свои руки. Поэтому всё по плану.

В. Сунгоркин:

- Многие могут обвинить вас в излишней самоуверенности. Всё-таки, народ выходит на улицы, протестует. Вы не должны с какой-то ноткой сомнения говорить: «но в то же время я столкнулся с…»?

М. Дегтярев:

- Нет, не согласен с вами. Власть должна быть уверена в себе и передавать эту уверенность людям. По протестующим. Я не увидел там ни одного лозунга, который касался бы моей работы (кроме оскорбительных). Да, были люди, я их уже давно всех простил, понимая, что они просто переволновались, кто-то просто заблудился в своих суждениях. Всё, о чем они говорят, касается судьбы Фургала. Ну а я-то при чем здесь? Меня президент назначил руководить огромным краем. У меня задачи освобождать Фургала, осуждать Фургала - нет. Поэтому это меня напрямую и не касается. И мы приняли тактику просто ежедневной, практически круглосуточной работы.

В. Сунгоркин:

- Вот вы говорите, что вас не касается. Среди протестующих гулял такой лозунг, что «вы приезжий, а мы местные, и нас это оскорбило, что приезжий к нам прислан, вместо того чтобы кого-то выдвинуть из нашей среды». Как вы с этим тезисом жили всё то время?

М. Дегтярев:

- Во-первых, я для себя принял решение, коли президент назначил, и такое высокое задание родины, то я должен обзавестись своим жильем. Что я и сделал по-честному, как и обещал, купил квартиру. Половину внес накопления, половину взял в банке под 7,5%. Сейчас вся семья зарегистрирована, и я такой же хабаровчанин…

В. Сунгоркин:

- То есть у вас даже не служебное жилье, а просто купили квартиру?

М. Дегтярев:

- Да, Я купил квартиру в собственность. На улице Тургенева в городе Хабаровске (протестующие ходят у меня под окнами). Это мое внутреннее убеждение и решение – жить в своем доме. Я в силу своего положения могу жить в любом государственном объекте, будь то резиденция, дом приемов, дом правительства. Как государственный служащий. Никто этого не запрещает. Я машину сейчас на железной дороге перевожу.

В. Сунгоркин:

- Тут же спросят: а какая у него машина?

М. Дегтярев:

- «Мерседес» 7-местный. У меня семья – 6 человек (четверо детей). Как мне их возить? Мне надо 7 мест.

В. Сунгоркин:

- А какой возраст у детей?

М. Дегтярев:

- 11, 8, 6 и полгодика. Мне нужна большая машина. Я этого не скрываю, она в декларации, я ее купил на накопления. Я полностью просвечен всеми – и государственными органами, и антикоррупционными, и иностранными органами, я уверен, тоже просвечен не раз. Я включен в санкционный список Евросоюза в 2014 году.

В. Сунгоркин:

- В семье были ли какие-то разногласия по поводу переезда в Хабаровск из столицы?

М. Дегтярев:

- Нет. Моя семья влюбилась в Хабаровск с первых минут. Старший сын вообще не хотел уезжать отсюда, когда приехал впервые. Второй сын, тоже не хотел уезжать. И сейчас всех волнует одно – быстрее бы переехать. У нас в квартире заканчивается ремонт. К тому же мы не можем сорвать детей посреди учебного года. В декабре они переедут и с января дети начнут ходить в хабаровские школы. Пока семья в Москве мы видимся примерно раз в месяц. Ездим друг к другу по очереди.

«СОЦИАЛЬНЫЕ ВЫПЛАТЫ БУДУТ ПРОИНДЕКСИРОВАНЫ ВПЕРВЫЕ ЗА 8 ЛЕТ»

В. Сунгоркин:

- А с какой «программой» вы сейчас в Москве?

М. Дегтярев:

- У меня несколько встреч в правительстве. С Юрием Петровичем Трутневым - вице-премьером и полпредом президента в ДФО. Встреча с министром финансов Антоном Германовичем Силуановым. Еще ряд встреч, которые мы не публичными, но они все касаются интересов Хабаровского края и хабаровского народа. Я здесь занимаюсь впрямую получением поддержки всех наших программ, начинаний, чтобы экономика развивалась в Хабаровском крае.

В. Сунгоркин:

- Как это коснется тех самых хабаровских людей, как вы только что выразились, на уровне рядовой семьи?

Михаил Дегтярев

М. Дегтярев:

- Мы начинаем тратить более рационально свои собственные ресурсы. Что мы сделали? Снизили траты на чиновников со следующего года на 5%, высвободили 400 миллионов рублей. Снизили транспортный налог. Почти 200 миллионов пришлось нам недополучить со следующего года, но такой запрос был у народа. Меня очень часто спрашивали, почему транспортный налог в Приморье ниже, чем в Хабаровске. Теперь он не выше, а ниже будет, чем в Приморье, по некоторым позициям (по некоторым другим равен).

Впервые за 8 лет принято решение проиндексировать социальные выплаты, в том числе краевой материнский капитал. Я был удивлен такому положению дел. По федеральным и президентским выплатам индексация проволилась регулярно, а по краевым – нет. Это несправедливо.

Заявляемся во все возможные федеральные программы. Тут и обманутые дольщики, и ветхое и аварийное жилье. Мы уже получили по этой программе дополнительно почти полмиллиарда рублей и сдвинули график отселения из аварийного жилья на два года – вместо 24-го года это произойдет в 22-м.

В. Сунгоркин:

- Я каждый год бываю в Хабаровске и обязательно приезжаю в свой район и до сих пор вижу те самые бараки, в которых я провел детство. Я как на машине времени приехал. Ничего не изменилось.

М. Дегтярев:

- Ещё бараки, которые в 40-х годах строили пленные японцы. Тоже абсолютно непригодное жилье. Я был в Тырма – это посёлок и железнодорожная станция. Это же страшно. И так везде. То есть с аварийным жильем беда, с дольщиками беда, со стройками беда (разбежались подрядчики). Но ничего, мы справимся, и командная работа уже показывает результаты. Получены лимиты средств, утверждены планы по дольщикам. И уже со следующего года начинается строительство, там, где требовались просто управленческие решения.

Кроме того, мы ввели стипендию 50 тысяч школьникам, получившим 95+ баллов по ЕГЭ. Это произошло впервые. Это очень талантливые ребята. Да, они не дотянули до 100 баллов по ЕГЭ, и что мы их будем обижать? Небольшие деньги. То же самое с приборами для дезинфекции воздуха, которые закупались в школах и детских садах. Деньги на них собирали с родителей. Безобразие! Мы выделили на их закупку 100 с лишним миллионов рублей. Тем самым освободили родителей от поборов. Это мгновенное решение. И таких решений было полно за эти 3 месяца, сейчас уже и не вспомнишь.

Мы пережили африканскую чуму свиней. Она практически полностью выкосила поголовье некоторых районах. Из бюджета Хабаровского края были компенсированы 200-250 рублей за килограмм живого веса. Такого не было никогда – просто забивали их, и всё.

В. Сунгоркин:

- Вы изучаете народную реакцию? Есть слои населения, которые будут уверены, что вы просто хотите им понравиться и всё гадают в чем подвох.

М. Дегтярев:

- Да нет никакого подвоха. Я говорю откровенно. Я строю свою карьеру, строю ее с первого дня в политике. Я очень добросовестно отношусь ко всем своим обязанностям на любой позиции, куда меня назначают или выбирают. Биографию каждый политик пишет сам себе. И у меня нет желания кому-то понравиться или не понравиться. Я хочу сделать всё добросовестно, чтобы потом было не стыдно сказать: это сделал я и моя команда в Хабаровском крае.

Любовь не так завоевывают. Будем откровенны, любовь завоевывал мой предшественник. Красивыми словами, унижением некоторых руководителей, мэров, глав районов. И на этом зарабатывал быстрые политические очки. Мне такие очки не нужны, я хочу делами доказать, что я на своем месте.

В. Алфимов:

- Вы сказали, про командную работу, что командной работой всего добьетесь. А у вас команда новая или старая?

М. Дегтярев:

- Частично она осталась от прежних руководителей. Министр образования остался прежний, министр экономики прежний. А вот два первых вице-губернатора – один приехал со мной (Никитин Александр Александрович - он москвич, окончил МГУ и руководил аппаратом моего комитета, где я был председателем в Москве). А второй первый зам – это хабаровчанка Мария Юрьевна Авилова, замечательный специалист, суперпрофессионал. На строительство мы пригласили хабаровчанина, который работал в Москве. На социальные вопросы пригласили хабаровчанина Евгения Никонова, который работал в Москве. На внутреннюю политику пригласили хабаровчанина Базилевского, его прежнее место работы – директор Международного детского центра «Океан». Всего два самарца, они есть, я их пригласил. Это министр культуры Ермошкин и министр транспорта и дорожного хозяйства Мирошин.

Мне часто говорят, что я варягов привез. Где вы их увидели-то? Все местные. Или хабаровчане, которые получили опыт или в Москве, или в других регионах, напитались, получили компетенции и были приглашены.

«НЕ НАДО КРИЧАТЬ «МЫ ЗДЕСЬ ВЛАСТЬ» - РАБОТАЙТЕ!»

В. Сунгоркин:

- Вы недавно порадовали, оппозиционную общественность тем, что назвали протестантов, которые выходят на улицы Хабаровска, «горлопанами». Многие начали потирать руки, мол, Дегтярев показал свое истинное лицо и отношение к людям. А вы мало того, что горлопанами их назвали, вы сказали, что они еще и не власть. А ведь на хабаровских улицах очень популярен лозунг «Мы здесь власть»…

М. Дегтярев:

- А вы не власть. Протестующие апеллируют третьей статьёй конституции. Якобы, там написано, что народ - это власть. Но этого там нет. Действительно, есть запись, что народ является источником власти. Но источник – это не власть. Далее написано: «Народ осуществляет власть непосредственно или через представителей, то есть органы власти…»

В. Сунгоркин:

- Вот они непосредственно вышли на демонстрации, а вы их обзываете.

М. Дегтярев:

- Давайте разберемся, что такое «непосредственное осуществление власти». Это референдум. Что такое власть? Это принятие решения – быть или не быть, жить или не жить и так далее.

Давайте разберем. Вот, например, решение: «здесь будет сквер». Если он и есть власть, что он должен сделать? Пойти и в государственный бюджет сунуть руку, отдать подрядной организации, чтобы там был разбит сквер. Так, что ли? Но это же глупость.

Народ является источником власти и может осуществлять свою власть непосредственно. Что такое непосредственное «осуществление власти»? Это референдум. А если вы кричите «Мы здесь власть», то вы горлопаны. Не надо кричать «Мы здесь власть», надо работать.

У нас было наводнение в Хабаровском крае (слава богу, никто не погиб, вовремя были приняты все меры, сооружены временные дамбы, отселены люди). В ликвидации последствий мы опирались на тысячи волонтеров, которые засыпали в мешки песок, делали временные защитные сооружения. А в это время в городе Хабаровске 300-500 человек орали под окнами. Так кто власть? По-моему, власть – это те волонтеры, которые защищали родной край и свои города, а не те, кто кричали, что они здесь власть.

Владимир Сунгоркин

В. Сунгоркин:

- Вы пытались выстроить что-то вроде Народного совета. Насколько это сработало?

М. Дегтярев:

- Мы пригласили всех, кто хочет, в том числе и тех, кто ходил на митинги. Кого-то мы пригласили напрямую после встреч в районах. Первое организационное собрание мы провели, разбились по направлениям. Собирались на днях провести первое заседание, но из-за коронавируса перенесли.

Диалога не было с людьми, это правда. Я это увидел в июле. Я объехал все 17 районов. В некоторые по 15 лет не приезжал губернатор. Все помнят только Алексея Клементьевича Черного – он был губернатором в 80-х. То есть туда вообще не приезжал руководитель региона. Это возмутительно. Этот диалог мы наладили и будем его и дальше продолжать.

А те, кто протестует, не хотят разговаривать. Ни со мной, ни друг с другом. Они настроены деструктивно. Я их всех уважаю, приглашаю к сотрудничеству, каждый день, из всех утюгов, но пока они продолжают ходить. Я их понимаю - они за Фургала, может быть, кто-то, кто-то против центральной власти выступает. Это их право. Мирные митинги должны быть. Но есть же закон. Они должны быть согласованы и т.д.

В. Алфимов:

- Ради справедливости стоит сказать, что митинги в Хабаровске они такие образцово-показательные. Нет массовых разгонов, нет задержаний.

М. Дегтярев:

- Один раз убрали палатки, вышел спецназ или ОМОН. Сразу, весь мир, внимание всей либеральной общественности было приковано. А там были такие сцены. Спросили меня, как я прокомментирую. Я говорю – «ну, мы же в 21 веке живем, любой может открыть интернет и сам своими глазами все увидеть. Кто на кого нападал, как били реально омоновцев со спины, по голове, какие-то люди палками, флагами. Ну, попробуйте в Америке ударить полицейского палкой или флагом, что с вами будет?»

я оценил действия ОМОНа, как профессиональные, и в рамках закона. И сразу налетели - Дегтярев одобрил силовой разгон. Ну, это чудовищно! На кого рассчитана эта пропаганда?

В. Алфимов:

- Вы сказали, что вы призываете к диалогу и тех людей, кто выходит на улицы, и в принципе население Хабаровского края. Те, кто выходит на улицу, их актив в Народный совет входят? Они пришли? Они готовы работать?

М. Дегтярев:

- Несколько человек пришли. И тут же вышли. Ждали повода и красивого заголовка. «Мы в знак протеста с Дегтяревым… вышли». Хотя несколько человек осталось. Они были преданы остракизму в своей либеральной среде. Были раскритикованы, вычеркнуты из всех своих… А я, наоборот, могу сказать, что пришли очень интересные люди. Они действительно из протестующих. Я видел их же на площади.

Сейчас многие спрашивают, когда я выйду к протестующим? Я же вышел в июле. Просто они не хотели этого замечать. Потом сказали, что там были не те люди, что это были подставные. Ну, какие подставные? Несколько из них вошли в народный совет. И они настроены на решение своих вопросов.

Например, там есть предприниматель, у которого «отжимали» бизнес. Мы разобрались с этой ситуацией - Уволили одного чиновника. Другая женщина занимается швейным делом. Как предприниматель, она выдвинула очень хорошие предложения по поддержке малого и среднего бизнеса в период пандемии. Мы их дорабатываем и, наверное, будем принимать. То есть, есть нормальные люди. Да, они протестно настроены, но они хотят сделать что-то полезное.

Владимир Владимирович Путин очень хорошо охарактеризовал хабаровчан, когда назначал меня временно исполняющим обязанности губернатора. Он говорил: «Михаил Владимирович, там живут деятельные люди». Это слово очень точно подобрано нашим президентом. Потому что народ в Хабаровске и в целом в крае чего-то делает постоянно. Он на месте не сидит. Куда-то идет, что-то мастерит, открывает дело, что-то предлагает. Этот огромный потенциал мы пытаемся сформулировать и направить в позитивное русло.

«Я НАШЕЛ ГДЕ ВЗЯТЬ ЕЩЕ 100 МИЛЛИОНОВ НА МЕДИЦИНУ»

В. Сунгоркин:

- В Хабаровском крае большое количество бизнесов принадлежит людям, живущим на Сардинии, скажем, в наше время. Вы с этой проблемой как-то столкнулись?.. Вот надо их как-то приводить в чувство? Те же самые золотые прииски. Они же загрязняют все, что можно.

М. Дегтярев:

- Действительно, многие бизнесы принадлежат или москвичам, или даже какие-то иностранные компании у нас работают в Хабаровском крае. Но не меньше бизнеса принадлежит хабаровчанам. Не меньше.

В. Сунгоркин:

- Я имею в виду крупные, те, что на виду.

М. Дегтярев:

- А те, кто на виду, с ними, конечно, мы встречаемся, знакомимся. Например, взять компанию «Полиметалл». Гендиректор Виталий Натанович Несис. Мы с ним встретились. Я говорю: «когда будете помогать?» Он говорит: «хоть завтра». И мы с ним подписали соглашение, где он еще 100 миллионов сверх налогов, сверх всех своих платежей выделил на медицину, на оборудование амурской больницы, на поддержку спорта. С ними надо встречаться, просить их, убеждать…

У нас нет ни одного спонсора в хоккейном клубе «Амур». Можете себе представить? В СКА-Нефтяник нет, в СКА-Хабаровск - нет. Почему? Мы уже выходим на соглашение и на спонсорские пакеты практически со всеми, кто работает в крае.

В СКА-Хабаровск пришел новый тренер - Сергей Николаевич Юран – сразу победа над «Чертаново» 2:0. В ХК «Амур» пришлось почистить руководство. Там сейчас новый тренер, новый гендиректор, новый фин. директор, новые игроки. Клуб сразу заиграл. Он задышал. При этом прежние руководители мне доказывали, что на Дальнем Востоке хоккея не может быть. Ну, кому они это рассказывают? Я же член правления федерации хоккея.

«ГЛАВА МИНЗДРАВА НЕ НАРАЩИВАЛ ТЕСТИРОВАНИЕ НА КОВИД. ПРИШЛОСЬ УВОЛИТЬ»

В. Алфимов:

- Михаил Владимирович, давайте про коронавирус. Как с ним обстоит ситуация в крае?

М. Дегтярев:

- Ситуация очень напряженная. Но контролируемая. Мы за последние дни развернули еще 400 коек, при том, что все равно занято 81%. В Хабаровске вообще 90%. Мы детей отправили на досрочные каникулы. В Хабаровском крае школьников мы на месяц отправили на дистанционное обучение, всех студентов профтехучилищ. Мы также вводим дополнительные ограничения для беременных, тех кто старше 65 лет. Их переводим на удаленную работу. Отменили все массовые мероприятия. То есть, меры мы принимаем. Но ситуация напряженная. В день регистрируются примерно 180 новых случаев. Но причина роста приятна нам, как управленцам - мы увеличиваем количество тестов.

Из-за этого был уволен предыдущий министр здравоохранения края. Я ему две недели говорил - наращивайте количество тестов, мы должны знать реальную картину. Не говоря уже о других проблемах в здравоохранении хабаровском, ничего сделано не было. Пришлось расстаться. Теперь у нас будет новый министр здравоохранения, которого мы сейчас будем избирать по конкурсу. В конце недели было несколько кандидатур, кто подал заявки. 12 ноября заканчивается прием заявок, 20 ноября назовем его фамилию. Его будет отбирать комиссия из местных хабаровских организаторов здравоохранения. То есть, министром здравоохранения будет местный.

В. Сунгоркин:

- Ходят разговоры, что целый ряд губернаторов сознательно занижает статистику по заболеваемости, чтобы хорошо выглядеть в отчетности перед Москвой.

Михаил Дегтярев

М. Дегтярев:

- Нас ориентирует и президент, и Минздрав, и правительство в целом, на объективные данные. Я доверяю данным нашего Минздрава и Роспотребнадзора, регулярно их проверяю. Повторю, ситуация очень непростая. Очень. И мы проводим рейды, совместно с полицией, с администрацией муниципалитетов, следим очень пристально за социальным дистанцированием, средствами индивидуальной защиты. Но очень многие расслабились. Это очень плохо заканчивается. Даже у нас в правительстве. Мой первый зам. сейчас дома, министр экономики дома, министр инвестиций дома, У них у всех положительные тесты на COVID. Министр ЖКХ переболел, вышел. Первый вице-мэр Хабаровска Шапиро, к сожалению, не перенесла. Замечательный управленец была, замечательная женщина, заболела коронавирусом и умерла. Это не миф какой-то, это реальная болезнь, страшная болезнь.

В. Алфимов:

- Вокруг вас столько заболевших! А вы себя как чувствуете?

М. Дегтярев:

- У меня нормально. У меня хороший титр, я привился в июле-августе, в числе добровольцев, вакциной «Спутник-V», чувствую себя замечательно, в безопасности работаю.

В. Сунгоркин:

- Но у нас в редакции вы постоянно используете антисептик. Зачем? Чтобы не оказаться переносчиком?

М. Дегтярев:

- Это дисциплина. Я везде хожу в маске. Мы не жмём руки. Показываем личным примером. Хотя лично у меня титр антител высокий и вакцина «Спутник-V» работает. Подтверждаю.

В. Алфимов:

- Как доброволец, расскажите, как себя чувствовали в первое время.

М. Дегтярев:

- Нет. Даже не поднялась температура. Чуть-чуть тело ощутило тяжесть и все. На следующий день - в норме. И через 21 день - вторая.

В. Сунгоркин:

- А почему вы уверены, что она вам помогла? А вдруг до вас просто вирус не добирался?

М. Дегтярев:

- Вокруг болеет столько людей, а мы не можем избежать контактов.

В. Алфимов:

- Первую волну вы пережили в Москве, вторая волна вас накрывает уже в Хабаровске, в роли руководителя. Какой опыт отсюда туда перенесли, а что свое принесли в Хабаровский край, опираясь на свой опыт, который был получен здесь?

М. Дегтярев:

- В июле, когда туда президент меня назначил, сразу же начали перенимать опыт Москвы. К нам прилетала бригада врачей из Москвы, нам очень помог со средствами индивидуальной защиты Сергей Семенович Собянин. Он прислал два самолета с СИЗами. Мы проводили постоянные видеосеминары и практикумы, когда московские врачи инструктировали наших врачей. Это было еще в июле. Мы еще тогда, на завершении первой волны, очень хорошо потренировались. А сейчас хабаровские врачи уже сами готовы давать консультации. У нас в Хабаровском крае очень высококвалифицированные специалисты. Особенно это касается борьбы с COVID-19.

«ДАЛЬШЕ РЕШИТ НАРОД»

В. Сунгоркин:

- Вы на посту уже 100 дней, уже хорошо понимаете устройство Хабаровского края. Вы видите стратегию, с которой войдёте в историю Хабаровского края, свой стиль? На чем вы собираетесь делать акцент в работе? Что приведёт Хабаровск к успеху?

М. Дегтярев:

- Мы договорились это обсуждать с Народным советом. Я бы хотел здесь опираться на мнения людей, специалистов, экспертов. Совет во многом состоит из экспертов, ветеранов производства, сельского хозяйства, хабаровской научной элиты.

Я ориентируюсь на опыт прежних начальников, перечитал все мемуары Алексея Черного, Виктора Ишаева [бывшие губернаторы Хабаровского края]. Они, как руководители, многое завещали, но это не было сделано. Это касается и транспортных развязок, и транспортной доступности, и Большого Уссурийского острова, и по промышленности, и по сельскому хозяйству.

Считаю, что край должен сам себя кормить. Это задача была решена Алексеем Черным. При его власти было 123 тысячи гектар пашни. В этом июле было 80 тысяч гектаров. Мною мгновенно были поставлены задачи по введению в оборот и мы успели ввести за три месяца 8 тысяч гектаров пашни и сельхозугодий. И 35 тысяч мы обнаружили бесхозных. Мы будем разбираться и доводить все показатели хотя бы до перестроечных, когда Черный завершал свое правление.

Я хочу довести обеспечение всеми продуктами населения Хабаровского края до ста процентов. Есть современные технологии для этого.

Не меньше планов по промышленности. Очевидно, что кому-то очень выгодно, когда мы гоним кругляк за рубеж. Кому-то, но не государству. Кто-то конкретный обогащается, а люди страдают, потому что нет работы, невысокая добавленная стоимость, нет дохода в бюджет. Будем развивать.

В. Сунгоркин:

- По обоим пунктам у вас есть серьезный конкурент - великий китайский бизнес. Им же это не понравится. Они будут против.

Программа в студии Радио КП

М. Дегтярев:

- А решение по экспорту круглого леса принято. Его принял президент. Его можно за это только поблагодарить нам, хабаровчанам. Он фактически сделал шаг понуждения местного бизнеса, который теперь обязан задуматься и вложить все свои подушки безопасности, накопленные денежки, в создание новых производств. Но надо понимать, что это очень прибыльное дело. Доска в Европе стоит 500 евро за кубометр. А плач Ярославны, что в Европу её везти далеко, я уже месяц слушал от наших лесозаготовителей в Хабаровске. Да, будем помогать, вести переговоры в РЖД по тарифам. Но, извините, если доска стоит 500 евро, то включите свои способности, сделайте нормальный бизнес-план, выстройте логистическую схему. Закупите оборудование, которая производит доску, которую покупают европейцы.

В. Сунгоркин:

- Вы только два пункта назвали. Что дальше?

М. Дегтярев:

- А полно планов. Мост на Сахалин будем строить…

В. Сунгоркин:

- Но, мне кажется, что мост на Сахалин ничего не дает хабаровчанину. Во-первых, он на Сахалин. Во-вторых, он далеко. В-третьих, приедут приезжие и все там построят, я не знаю, от киргизов до турок. Вот как мост на Сахалин может повлиять на хабаровскую жизнь?

М. Дегтярев:

- Ну, начнем с того, что, конечно, может, кто-то и приедет, но и наши будут специалисты его строить. Из наших материалов. Извините меня, гравий не навозишься из других регионов. То же самое касается всех сопутствующих механизмов и линий, начиная от энергетики и заканчивая инфраструктурой вдоль полотна, назовем так. Поэтому для нас это выгодно. Это будет исторический момент - соединения материка с Сахалином. Также это большой плюс для нашей железной дороги. Штаб дальневосточной железной дороги находится в Хабаровске, они платят налоги в Хабаровске. Чем больше грузов, тем больше денег.

Это как раз и показывает, что транспорт может стать одним из локомотивов хабаровской экономики. И не только железная дорога - водный транспорт, морской, речной, воздушный транспорт. У нас замечательная авиакомпания «Хабаровские авиалинии». И уже готова программа её развития. В неё входит и обновление флота, и обновление маршрутов.

В. Сунгоркин:

- Вы уверены, что мост будет построен?

М. Дегтярев:

- Уверен. То же самое касается статуса Хабаровска. Вот многие тут заволновались, когда я сказал, что я уверен, что Хабаровск будет городом-миллионником и что это неизбежный исторический процесс. Сейчас население города - 650 тысяч. Мы можем приблизить наступление этого миллиона или его отдалить. Всё зависит от наших управленческих способностей и готовности развиваться. Я считаю, нужно приближать момент, когда Хабаровск будет городом-миллионником. А как это можно сделать? Индустриальным строительством. Чем мы сейчас и занимаемся. Приглашаем крупнейших строителей, проводим совещания по расчистке земли, общаемся с администрацией Хабаровска, с которой воевали прежние начальники. Зачем воевать с руководителями администрации?

В. Сунгоркин:

- Это был красивый обычай.

М. Дегтярев:

- Но людям-то что хорошего, когда тормозится развитие, когда замораживаются крупные совместные проекты, как горнолыжный комплекс. Он просто встал из-за конфликта мэра и губернатора. Это не государственный подход. Мое мнение - государственный подход, когда работаем в интересах людей, совместно, без оглядки на партбилет в кармане и личные политические амбиции. Я это провозгласил и мы сейчас нашли общий язык со всеми.

В. Алфимов:

- Я слушаю вас, Михаил Владимирович, планы наполеоновские. И по бизнесу, и по здоровью, и по развитию региона. Слушайте, но вы же временно исполняющий обязанности? В сентябре 2021 года будут выборы.

М. Дегтярев:

- А у меня задача такая, чтобы заложить такой фундамент, чтобы его никто не разрушил. За год.