window.dataLayer = window.dataLayer || []; function gtag(){dataLayer.push(arguments);} gtag('js', new Date()); gtag('config', 'G-1HBB79RDRC', { sampleRate: 1.1 }); Кадыров предложил запретить супергероев: кто должен стать примером для российских детей

Кадыров предложил запретить супергероев: кто должен стать примером для российских детей

Режиссер Юрий Грымов обсуждает вместе с руководителем проекта «Всенаука», автором мультфильма «Фиксики» Георгием Васильевым и детским писателем Валентином Постниковым, кто сегодня герой наших детей, на кого они хотят равняться и какой будет культура будущего

Ю. Грымов:

- Добрый вечер. Это программа «Культурный код». Сегодня президент Чечни Кадыров предложил запретить супергероев (понятно, что американских супергероев). Тема для меня очень важная - кто должен стать примером для наших российских детей. Для нас, наверное, вряд ли, у меня уже сформировалось то, что мы называем культурным кодом, но дети наши, конечно, западают на эти комиксы, героев и т.д. Какая она, культура будущего? Мы видим, как она меняется, меняются культурные ориентиры, и то, что раньше было под запретом, сегодня вроде бы показывают и обсуждают на всю страну (я намекаю на скандал с футболистом). И это на всю страну обсуждают – то, из-за чего нужно опустить глаза и не вспоминать. Ребята-комики, вы совсем нехорошие ребята, хватит стебать это. Я понимаю, что это бизнес и ничего личного, но хватить стебать, прежде всего, прекрасного футболиста.

Кто сегодня герой наших детей? И на кого они хотят равняться? И почему понятие личности сегодня относится лишь к популярным блогерам из TikTok, из Инстаграма? Мы пригласили поговорить Георгия Леонардовича Васильева. Это руководитель проекта «Всенаука», автор мультфильма «Фиксики». Но для меня Георгий – прежде всего, продюсер мюзикла «Норд-Ост».

Георгий, сегодня все обсуждают такую новость, что при посещении нового жилого комплекса главе Чечни Рамзану Кадырову не понравились изображения Тора и Капитана Америки в игровом центре. Он потребовал срочно заменить их фотографиями чеченских героев: «Разместите фотографии наших настоящих героев. У нас в истории религии и народа есть много реальных героев, с которых можно и нужно брать пример», - сказал глава республики. Как вы, Георгий, к этому относитесь, вы согласны с этим?

Г. Васильев:

- Послушайте, это очень рационально. Потому что, как известно, монументальная пропаганда на стенах – это самая мощная пропаганда, она действует всегда, независимо от пола, возраста и времени суток. В свое время большевики очень пользовались этой необыкновенной силой монументальной пропаганды, у нас на стенах висели портреты пионеров-героев, портреты героев Гражданской войны. Собственно, президент Чечни не придумал ничего нового, он просто возвращается к тому, что уже хорошо проверено временем. Единственное, трудно менять очень популярных, раскрученных персонажей мультфильмов и художественных фильмов на малоизвестных во всей стране героев. Но, наверное, найдутся такие, которых можно будет повесить на стену.

Ю. Грымов:

- Согласитесь, Георгий, эти герои мультфильмов, комиксов, они же не вчера появились. У меня один знакомый, очень известный издатель, в 90-е годы хотел издавать комиксы. Выкупил права и хотел издать. Ничего не получилось, он разорился. То есть люди не покупали. Сегодня мы видим, что торговые центры, жилые комплексы оформляются этими киногероями. Сегодня что можно противопоставить? Вы вспомнили героев-пионеров, великих писателей, которые висели в школе (они, кстати, там и висят). Но не кажется ли вам, что когда мы говорим про такую страну, как СССР (ее сейчас не существует), не кажется ли вам, что тогда Коммунистическая партия пыталась воспитать нового человека, новую личность (плохо или хорошо, это отдельный разговор), а сегодня этим никто не занят? И глава Чечни отчасти прав. Почему везде висят эти герои, которые для меня просто чистый бизнес? Это расширение аудитории, рынков американского сбыта.

Г. Васильев:

- Давайте отставим в сторону идеологию. Давайте посмотрим на технологию появления героев. Как появляются герои? Ну, во-первых, нужны хорошие герои. Их нужно придумать. И надо сказать, что марвеловские герои придуманы прекрасно.

Ю. Грымов:

- Георгий, а во времени хороший герой мутирует, он меняется?

Г. Васильев:

- Я не хочу сейчас говорить об идеологии. Я сейчас хочу сказать только о технологии, о художественной и технологической составляющей. Так вот, что такое хороший герой? Это тот, который зрительно запоминается, который обладает какими-то уникальными качествами, которые привлекают к нему детей, взрослых людей, который нравится, которому хотят подражать. Это хороший герой, его нужно придумать, он должен быть ярким, интересным для публики. Это первая составляющая.

Вторая составляющая. Его нужно раскрутить. Потому что, каким бы хорошим вы героя ни придумали, все равно, если о нем никто не знает, если его не показывают в кинотеатрах, по телевизору и в интернете, то он не станет брендом, соответственно, никто не захочет наблюдать его на стенах, покупать с ним игрушки и т.д. И в этой технологии американцы ушли далеко вперед нас. Они ушли далеко вперед всех в мире. И наши попытки создать собственные бренды на основе анимационных персонажей, на основе игровых каких-то персонажей, они были достаточно успешными, но в основном внутри России. По пальцам можно перечислить бренды, наших героев, которые стали популярными во всем мире.

Ю. Грымов:

- Георгий, а кто был ваш герой в детстве, кого вы любили, бежали к телевизору, восхищались, удивлялись, смеялись?

Г. Васильев:

- Ну, не знаю… Товарищ Сухов, пожалуй.

Ю. Грымов:

- Ну, вы какой-то совсем правильный человек были. Я восхищался Винни-Пухом. Мне казалось, что он такой прикольный.

Г. Васильев:

- Вы про какое детство говорите? Если уж совсем детство…

Ю. Грымов:

- Я понимаю, что у нас с вами разное детство было. Хотя я думаю, что старт у нас был одинаковый, а потом детство у нас стало разное. Но мы же смотрели одни и те же мультики. И то, что мы говорим сегодня про киногероев американских, которых действительно очень много, и их уже любят, а у нас снимают вторую серию «Простоквашино».

Г. Васильев:

- Юрий, есть проблема. Вы начали с марвеловских героев, а потом перешли резко к «Вини-Пуху».

Ю. Грымов:

- Это формировало нас с вами.

Г. Васильев:

- Нет. Тут проблема вот в чем. У каждого поколения свои герои. И вы никогда не заставите подростков и тинейджеров считать своим героем Вини-Пуха или Чебурашку.

Ю. Грымов:

- Сейчас?

Г. Васильев:

- Да, сейчас.

Ю. Грымов:

- Конечно. Я же про себя говорю.

Г. Васильев:

- И в советское время вы тоже не смогли бы заставить их полюбить Чебурашку и считать своим идеалом и своим героем. Просто есть нормальное движение человека по возрасту. Вот, скажем «Фиксики». «Фиксики» рассчитаны на то, чтобы полюбиться детям в возрасте от 5 до 9 лет. Старше 10 лет дети все равно переходят к марвеловским героям, как ни крути.

Ю. Грымов:

- Потому что нет замены. Вы «Фиксики» зафиксировали – 5-9 лет. А потом должны подходить другие герои. А их нет. И я не только про мультфильмы.

Г. Васильев:

- Я объясню, в чем дело.

Ю. Грымов:

- Георгий, вы сделали «Фиксики» для возраста 5-9 лет. А 12-14 лет? Там уже другая схема, другие отношения, другие запросы. Почему это не продолжается? Это же еще и большие деньги, на этом можно заработать. Почему это никто не делает, а мы легко отдали рынок американцам: забирайте наших детей и фактически забирайте нашу страну?

Г. Васильев:

- По поводу страны вы абсолютно правы. Но я не могу согласиться, что мы отдали рынок американцам. Мы не смогли отобрать рынок у американцев. Скажем так, детей в возрасте от 3 до 8-9 лет мы отбили серьезными усилиями нескольких отраслей, одна из них – мультипликация. Появилось достаточно много интересных, сильных анимационных брендов, сериалов, полнометражных фильмов, которые позволили оттянуть внимание младших наших детей от американских персонажей и привлечь внимание к нашим отечественным персонажам, таким как «Фиксики», «Маша и Медведь», «Смешарики» и т.д.

Почему это произошло? Во-первых, дети в таком возрасте легче западают на анимационных персонажей. Ребенок в таком возрасте может бесконечное число раз смотреть один и тот же мультфильм, с одними и теми же персонажами. Вот «Фиксиков» посмотрели на российском YouTube уже больше 6 миллиардов раз. А на китайских интернет-каналах посмотрели, по-моему, больше 12 или 15 миллиардов раз. То есть дети смотрят и смотрят. Дети в этом возрасте готовы смотреть много мультфильмов.

Так получилось в России, что существовал канал, который назывался «Спокойной ночи, малыши», через который можно было показывать много мультфильмов, показывать каждый вечер. И именно через этот канал раскрутились те сериалы, которые я упомянул – «Смешарики», «Маша и Медведь», «Фиксики». А дальше стало труднее. Потому что сейчас по-прежнему существует довольно много телевизионных и интернет-каналов, которые ориентированы на эту аудиторию младших школьников и дошкольников, а вот каналов, которые работали бы на более старшую аудиторию, на подростков, их нет. Собственно, даже если вы придумаете какого-то очень интересного героя, рассчитанного на тинейджеров, у вас нет способа доставить этого героя соответствующему потребителю, подростку.

Ю. Грымов:

- Георгий, вы перечисляете мультфильмы, которые рассчитаны на детей 5-8 лет. Вы сказали фразу, что отобрали рынок.

Г. Васильев:

- Отобрали у американцев.

Ю. Грымов:

- Но они же были на нашем рынке. Метаморфоза. Мы отобрали рынок у американцев, которые захватили наш рынок, и мы сейчас отобрали. Вы, работая в аудитории 5-8 лет, вам помог Дисней. Знаете почему? Потому что Дисней первый перестал заниматься детской мультипликацией. Потому что ему стало невыгодно, он стал расширять аудиторию до семейного просмотра. Поэтому ваши «Фиксики» и «Маша и Медведь» получили эту нишу 5-8 лет. А вот потом, 10-11, работать стало сложнее. Тут Дисней с семейными просмотрами, тут практически весь Голливуд. А мы-то ничего не можем противопоставить свое. Почему в 90-е годы навязали комплекс (и мне в том числе пытались навязать). Но я сказал: я против этого, иду абсолютно своей дорогой. Я не хочу догонять Голливуд. Но сегодня американские фильмы присутствуют активно. Каждый второй выпускник ВГИКа хочет делать, как в Голливуде. Так или не так, как вы считаете?

Г. Васильев:

- Проблема в том, что мы вынуждены, делая фильмы… От сериалов мы плавно перешли к полнометражным фильмам.

Ю. Грымов:

- Мы перешли к этой аудитории 10-14 лет.

Г. Васильев:

- Да. Которые уже в состоянии самостоятельно пойти в кино. Здесь вот какая проблема. Для американцев открыт весь мировой рынок, они могут позволить себе сделать мультфильм стоимостью 120-150 миллионов долларов и при этом окупиться на мировом рынке. Европейцы могут позволить себе сделать мультфильм стоимостью, скажем, 25 миллионов евро. Для них открыт европейский рынок, частично африканский, еще какой-то, и они могут окупить свои фильмы. Российский фильм мы не можем сделать дорогим. Мы должны укладываться в бюджет, если в долларах мерить, 2-3 миллиона.

Ю. Грымов:

- Я с вами не согласен. Фильм «Сталинград» - 45 миллионов долларов.

Г. Васильев:

- Я про мультфильмы говорю.

Ю. Грымов:

- Но мы с вами решили говорить про аудиторию, которая способна смотреть и фильмы, и мультфильмы.

Г. Васильев:

- Я как раз об этом и говорю. И когда подростки сравнивают два фильма, две картинки – российский фильм стоимостью в 100 раз меньше, чем американский, и американский фильм, какие бы там таланты ни были, все равно по качеству картинки, по качеству сценария, по качеству персонажей американский фильм, к сожалению, будет превосходить российский фильм. Потому что российскому фильму отрезан мировой рынок, мы не в состоянии делать достаточно дорогое и качественное кино в расчете на то, что оно окупится на мировом рынке.

Ю. Грымов:

- А вы считаете, что это прямая зависимость – бюджет и успех? Вы считаете, что чем больше потратите денег на мультфильм или на фильм… Я приведу пример. Параллельно с моим любимым «Вини-Пухом» я поглядывал и диснеевский «Том и Джерри». Они были просто другими. Но «Вини-Пуха» я любил, а «Том и Джерри» - мне было прикольно. Нет прямой зависимости от бюджета.

Г. Васильев:

- Безусловно. «Том и Джерри» это не совсем Дисней, скажем так. Я приведу пример в развитие вашей же мысли. Мы со своими полнометражными «Фиксиками»… Выпустили два фильма и собрали оба раза по 400 миллионов рублей на российском рынке в кинотеатрах. Это притом, что Дисней или другие студии со своими фильмами, рассчитанными на эту же детскую аудиторию, больше не собирают, никто не собрал больше. Скажем, какие-нибудь «Смурфики» - это 260 миллионов рублей. То есть на своем внутреннем рынке мы, конечно, короли, нас смотрят, нас любят. Но если мы попытаемся выйти на мировой рынок, то здесь начинаются всяческие препоны. Условно говоря, куда бы мы ни пришли… В США нас вообще не ждут, а если мы попытаемся пройти на китайский рынок, то там есть квоты на полнометражные фильмы зарубежного производства. И там тоже очень сложно. То есть все защищают свои рынки…

Ю. Грымов:

- Кроме нас. Мы открыты, а те страны закрыты, они никого не хотят пускать. Георгий, не кажется ли вам, что если мы будем себя любить по-настоящему, нас и другие полюбят? Мне кажется, что мы иногда сами сомневаемся в своих силах. А у нас их достаточно, и ваши «Фиксики» тому подтверждение, «Маша и Медведь». И дети в этом возрасте готовы подражать этим героям.

Знаете, вот сила любой программы - это реагирование на то, что происходит. Вот только что в новостях я услышал, что ушел Роман Виктюк. Вообще что это за год такой? Сколько потерь идет людей! Буквально сегодня утром мы простились с Арменом Борисовичем Джигарханяном. Теплый человек, я его снимал в фильме «Казус Кукоцкого»… и вот сейчас еще одна новость - ушел Роман Виктюк. Мои искренние соболезнования всем нам. Потому что яркий, запоминающийся, индивидуальный, абсолютно штучный товар - Роман Виктюк. Просто светлая ему память. И я хочу сейчас в связи с этим немножко переформатировать нашу передачу. Напомню, что в гостях у нас сегодня Георгий Васильев, руководитель проекта «Всенаука» и автор популярного мультфильма «Фиксики». Говорим мы сегодня о том, кто сегодня герой наших детей и на кого они хотят равняться? В первый двух частях мы говорили о том, что бюджет, не бюджет, мультики, как переходят аудитория от 5 к 8 годам, от 8 к 14 годам и там появляются уже не только фильмы. Георгий, вот кто сегодня герои нашей молодежи? Обратите внимание, часто звучит в эфире Ольга Бузова. 22 миллиона подписчиков, соцсети, интернет. Мы понимаем, что все это очень серьезно - 22 миллиона человек подписано на Ольгу Бузову. И, знаете что, я недавно понял, в чем феномен Ольги Бузовой. Она ж такая, как миллионы, - своя. Понимаете, сейчас появилась бы девочка такая, Софи Лорен, красавица, поет, фигура, такая вот сексапильная, своя позиция - понимаете, да? Скажут - ой, нет, нет. Это то, на чем я был воспитан, на таких ярких мужиках, актерах, писателях и т.д. А эта - своя. Поет, как любая девчонка в караоке. То есть, уровень ее песен - это уровень караоке, да, будем честными. И вот кто сегодня нужен этой молодежи? И как вы оцениваете вот такие феномены, как Ольга Бузова? Она же забирает на себя часть воспитательной работы нашей молодежи.

Г. Васильев:

- Слушайте, ну, вы задали вопрос и практически сами на него ответили.

Ю. Грымов:

- Это такая вот передача… Но вы можете со мной не согласиться. Я же говорю свою позицию.

Г. Васильев:

- Я не склонен искать объяснений в типе личности, которая становится знаменитой. Но я могу точно сказать, что очень многое зависит от профессии человека. Смотрите, раньше героями были космонавты, военные… ученые, артисты… То есть, люди, которые сделали нечто такое, за что их можно уважать, которые совершали подвиги трудовые, творческие, еще какие-то, прославились чем-то таким… Нынешнее информационное общество устроено так, что знаменитым может стать человек, который ничего такого глобального не совершил, который ведет беседы с теми, кто совершил, или с другими людьми, которые получили известность. То есть, сейчас, благодаря вот этой особенности нашего нынешнего общества, благодаря умению раскручивать бренды, появилась…

Ю. Грымов:

- В чем особенность?

Г. Васильев:

- Вот именно в том, что теперь ценностью становится известность. Особенной ценностью. А известность можно получить, эксплуатируя чужую известность. Или накручивая просмотры, или показывая голый зад, или еще что-нибудь такое. То есть, чтобы получить известность… а известность становится ценной сама по себе, известность - это капитал. Известность идет к известности, как раньше к деньгам шли деньги. То есть, вот такова особенность нашего современного общества. И жаловаться на то, что там Ольга Бузова недостаточно сексапильна или недостаточно хорошо поет, не имеет смысла, потому что Ольга Бузова не единственная. Сейчас героями молодежи очень часто становятся блогеры, им стремятся подражать, стремятся быть, как они, стремятся пройти тем же путем. Стремятся заработать известность, на этой известности заработать деньги, на этих деньгах заработать еще известность и т.д. Самыми известными людьми становятся телеведущие. Ну, раньше телеведущие, а теперь - самые успешные телевизионные блогеры…

Ю. Грымов:

- Вы констатируете факт, я это понимаю. Вот по-вашему, это способно быть настолько примером, чтобы менять мир? Потому что меня все время учили, что за мной должно стоять дело. Не слова, а поступок, понимаете, да? Дело, а не просто известная физиономия режиссера. Дело - фильм, спектакль. А там, получается, вы правильно сказали, берешь интервью у известного человека и становишься мегаизвестным.

Г. Васильев:

- Вы знаете, я не хочу оценивать, хорошо это или плохо, потому что это данность, так устроено современное общество и мы должны с этим согласиться. Вы можете с этим бороться, вы можете пытаться встроиться в это, но это так. И я думаю, что здесь, понятно, что колыхнется все в обратную сторону, потому что, когда несчастные дети нынешние обнаружат, что не могут все стать мегаизвестными блогерами и на этом зарабатывать деньги, и, когда это обнаружится и когда на них обрушится личная трагедия, когда они будут страдать так же, как страдали, предположим, девчонки в 50-60-х, потому что они все не могли стать кинозвездами, да - тогда желающих построить на такой популярности в интернете, количество их резко уменьшится. И, наверное, как-то люди будут более прохладно относиться к популярности в соцсетях и прочему, но пока тенденция именно такая. Мы все больше и больше зависим от известности в соцсетях, от известности в интернете.

Ю. Грымов:

- А не кажется ли вам, что вот такие проекты, как Таврида, такой проект, как Сириус (Сочи), где собирают талантливых ярких детей и государство активно финансирует эти проекты, потому что понимают, что люди, которые могут что-то делать головой, руками, может быть, вот это и есть противопоставление? Вот просто деньги любой ценой… известность - и сразу деньги… Ведь, согласитесь, в «Сириусе» учатся талантливые дети, и надо создавать прецедент, моду на умного физика, моду на умного лирика - то, что было в 60-70-х годах, да. Вот, может, государство начинает этим заниматься, как вы считаете?

Г. Васильев:

- Да, я совершенно с вами согласен, я только не верю в государство. Потому что государство - это сравнительно небольшая часть общества, причем, часто не понимающая, что творит. Тенденция должна переломиться в обществе. Вы, например, не работаете на государство. Вы приглашаете меня, как производителя мультфильмов, а я… ну, или вы могли бы меня пригласить, как композитора или как, предположим, преподавателя московского университета или еще кого-нибудь… как ученого. Но вас интересуют мультфильмы. Вы с удовольствием пригласите на эту передачу селебрити. Это в каждом из нас. Если в обществе переменятся тенденции, то и государство пойдет вслед за общественным мнением.

Ю. Грымов:

- Послушайте, но оно само не изменится, это общество. Это общество могу изменить у себя в театре и в своих картинах. Оно само не изменится. И, когда я говорю про «Тавриду» и про «Сириус», и про то, что есть уникальные частные школы, где вкладывают бизнесмены деньги. Вместо того, чтобы купить еще одну яхту, они строят школу. Это и есть изменения… Ну, государство, конечно, что такое государство? Государство - это мы. Это я - государство. Это вы - государство. Я про ответственность.

Г. Васильев:

- Людовик XIV - государство. Мы, к сожалению, от государства очень сильно отделены. Мы с вами очень сильно отделены от тех денег, которые распределяет государство. Я думаю, что государству действительно следует задуматься об этом. Ну, скажем так, посмотрите, кого приглашают… возьмите телевидение - у него еще достаточно власти - кого приглашают на телевидение? Посмотрите, в прайм-тайм кого приглашают. Вы видите там ученых?

Ю. Грымов:

- Нет.

Г. Васильев:

- Вы видите там либо людей из шоу-бизнеса, либо политиков…

Ю. Грымов:

- А сейчас с нами на связи Валентин Юрьевич Постников, детский писатель. То есть, тоже практик, тот, который непосредственно работает с тем самым молодым читателем. Валентин Юрьевич, добрый вечер.

В. Постников:

- Здравствуйте. Я, так скажем, в этой теме уже много-много лет, потому что мой папа был создателем журнала «Веселые картинки», Юрий Дружков, он придумал Карандаша и Самоделкина, и я уже 25 лет пишу книжки.

Ю. Грымов:

- Да, вы со стажем, у вас такая династия… У нас короткие вопросы и короткие ответы… Продолжите, пожалуйста, фразу - самое главное научить ребенка…

В. Постников:

- …не бояться книжки. Потому что современный ребенок, если в борьбу вступают мобильный телефон и книжка, то книжка проигрывает мобильному телефону и дети зачастую просто боятся книжки. Им кажется, что книжка - это что-то нудное, скучное, ужасное. А мобильник - это весело, здорово, легко и просто. И вот задача родителей современных - рассказать ребенку, что читать это здорово, что читать это увлекательно и ничем не хуже, чем играть целыми днями в мобильный телефон.

Ю. Грымов:

- Мне кажется, в мобильном телефоне есть один недостаток - многие считают его преимуществом, я считаю его недостатком. В этих компьютерных играх совсем мало фантазии. Я помню, как в детстве я играл в солдатки, не имея солдатиков. Я крутил в руках ложку и думал, что это солдатик. Следующий вопрос - ваш главный инструмент воображение. А бывают ли случаи, когда воображение вам мешает?

В. Постников:

- Ну, моя задача, как писателя, чтобы ребенок, знаете, такой не читающий ребенок, который не любит читать, взяв мою книжку, начал ее читать и не бросил после первой главы или после первой страницы. Поэтому мне всегда хочется, чтобы фантазия моя была на уровне детей, чтобы фантазия соответствовала их запросам. Поэтому фантазия не мешает, фантазия помогает в работе.

Ю. Грымов:

- А вот детские сказки должны быть только с хорошим концом?

В. Постников:

- Один мальчик мне как-то написал - почему в каждой вашей книжке Карандаш и Самоделкин всегда побеждают разбойников? Почему никогда разбойники не побеждают положительных героев? Я задумался на эту тему. Действительно, современным детям хочется, чтобы палитра была разная, чтобы краски были разные, чтобы не только добро побеждало зло, им хочется иногда, чтобы писатель их удивлял. Или вот одна девочка мне написали - я хочу, чтобы вы написали такую книжку, в конце которой мне бы захотелось заплакать. То есть, современные дети хотят, чтобы их удивляли. Это касается и мультиков, и комиксов, и сказок. Им хочется, чтобы книжка их иногда пугала, иногда смешила, иногда удивляла.

Ю. Грымов:

- Я думаю, что это было и в моем детстве тоже. У меня тоже были запросы и удивиться от прочитанной книги, спектакля, фильма…

В. Постников:

- Ну да, но сейчас, понимаете, такой переизбыток информации, сейчас детям предлагают очень много и компьютерных игр, и постоянно голливудские мультики какие-то выходят, и их все сложнее удивить. Современного ребенка сложнее удивить, чем ребенка, которому… то есть, нас с вами в детстве было проще удивить или увлечь, Робинзон Крузо или три мушкетера могли нас увлечь, восхитить и от этой книжки невозможно было оторваться. А современному ребенку уже подавай что-то такое, чтобы он отложил в сторону мобильный телефон и читал.

Ю. Грымов:

- Да, вот касаемо «читал» у меня такой вопрос. Мы знаем, что словом можно покалечить и можно вылечить. Вот какие слова вы бы назвали целебными?

В. Постников:

- Вы знаете, в первую очередь, когда мы ребенку говорим, что мы его любим… я вот тут недавно узнал, что, оказывается, ребенка нужно как минимум несколько раз в день обнять и сказать, что ты его любишь - и тогда ребенок будет счастлив.

Ю. Грымов:

- Мне кажется, обнять и сказать, что ты его любишь, нужно не только детям. Я думаю, что это часто надо делать и нам с вами.

В. Постников:

- Да, но, оказывается, чтобы ребенок себя чувствовал счастливым, его нужно в день то ли пять, то ли шесть раз минимум обнять.

Ю. Грымов:

- Тогда я тоже ребенок, я тоже хочу, чтобы меня пять раз в день обнимали и говорили, что меня любят. Я правду говорю, я сейчас не шучу, мы все этого хотим. Мы все хотим знать, что мы хорошие люди.

В. Постников:

- Да, но, возможно, в пять лет вам это было важнее, чем сейчас. Или в шесть лет.

Ю. Грымов:

- Согласен. У меня это было в мои пять лет. Поэтому теперь, когда мне уже 50 с лишним, я хочу, чтобы нас так же продолжали любить и обнимать. Следующий вопрос. Какое детское произведение вы считаете обязательным к прочтению каждому ребенку?

В. Постников:

- У меня есть две любимые книжки. «Малыш и Карлсон» Астрид Линдгрен - я считаю, что это самая лучшая детская книжка, которую обязательно надо читать. И я считаю, что, несмотря на то, что многие думают, что это мальчишеская книжка, но, на мой взгляд, она и для мальчиков, и для девочек - «Остров сокровищ» Стивенсона. Я очень надеюсь, что эти две книжки дети будут читать и они не потеряют свою актуальность. Ну, не знаю, может быть, потому, что это мои любимые книжки?

Ю. Грымов:

- У нас в гостях был Валентин Юрьевич Постников, детский писатель. А вообще на самом деле детский писатель - это так же важно, как детский учитель, так же, как воспитатель детского сада, вообще все там начинается… на самом деле, мы все родом из детства. Спасибо большое, что были у нас. Спасибо. Это была программа «Культурный код».

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Apple Podcasts, Google Podcasts, ставьте оценки и пишите комментарии!

Для нас это очень важно, так как чем больше подписчиков, оценок и комментариев будет у подкаста, тем выше он поднимется в топе и тем большее количество людей его смогут увидеть и послушать.