window.dataLayer = window.dataLayer || []; function gtag(){dataLayer.push(arguments);} gtag('js', new Date()); gtag('config', 'G-1HBB79RDRC', { sampleRate: 1.1 }); Второй тур выборов в Молдове: курс на Запад или на Россию

Второй тур выборов в Молдове: курс на Запад или на Россию

Национальный вопрос
Елена Афонина и Андрей Баранов вместе с политологом Александром Асафовым и депутатом Госдумы Николаем Калмыковым обсуждают президентские выборы в Молдавии

Е. Афонина:

- Мы приветствуем радиослушателей «Комсомольской правды». В студии ведущий программы Андрей Баранов.

А. Баранов:

- И, как всегда, Елена Афонина. Здравствуйте!

Е. Афонина:

- С нами на связи политолог Александр Асафов. И к нам присоединяется член экспертного консультативного совета при комитете Госдумы по делам СНГ Николай Калмыков. Николай Николаевич, здравствуйте!

Н. Калмыков:

- Здравствуйте.

Е. Афонина:

- Важное событие – второй тур выборов в Молдове. И сейчас с нами на связи корреспондент «Комсомолки» в Кишиневе Дарья Зимбельская. Здравствуйте, Дарья!

Д. Зимбельская:

- Здравствуйте!

А. Баранов:

- Как идет голосование? Участвуют ли молдавские граждане из Приднестровья в голосовании?

Д. Зимбельская:

- У нас сейчас высокая явка. Примерно на час дня уже проголосовало 30% населения. Это говорит о том, что люди идут активно голосовать. Если сравнивать показатели с первым туром, тогда на этот час было лишь 20%. И то, что сейчас происходит в Приднестровье на Варнице, говорит о том, что жители Приднестровья активно включаются в политические процессы. Но, действительно, очень много желающих проголосовать. В то же время туда направились депутаты от двух кандидатов. Первые кричат о том, что сепаратисты не имеют права решать судьбу демократических процессов в Молдавии. Вторые от партии социалистов, наоборот, намерены защитить право граждан Приднестровья на голосование.

У нас происходят небольшие стычки сейчас. Приехал спецназ, чтобы освободить дорогу из желающих, кто хочет проголосовать на выборах президента Молдовы.

А. Баранов:

- Я так полагаю, Варница – это пропускной пункт между Приднестровьем и Молдавией?

Д. Зимбельская:

- Это ближайший населенный пункт, куда могут жители Приднестровья приехать для того, чтобы проголосовать. И получается, что вот этот небольшой населенный пункт притягивает со всех сторон политических представителей из Молдовы.

А. Баранов:

- Две недели назад во время первого тура долгое время лидировал Игорь Додон – нынешний президент от партии социалистов. Но под конец, когда подсчитали голоса из зарубежных участков из Европы, перевес перешел к его сопернице основной Майе Санду, да? Как сейчас может сложиться ситуация? Говорят, что явка за рубежом даже больше, чем в первом туре.

Д. Зимбельская:

- Мы видим большое количество желающих проголосовать в Европе. И то, что сейчас появляется в соцсетях видео, там стоят какие-то невероятные очереди, это говорит о том, что диаспора проявляет интерес. Но в соцсетях, тем не менее, появляются видео, как тем, кто пришел голосовать, подвозят еду, какие-то полунамеки: списки, деньги и так далее. И оппоненты говорят о том, что голоса представителей диаспоры так же могут быть куплены. И когда сейчас на фоне того, что примерно в самой стране голосов у Додона и Санду примерно равное количество, может сложиться такая ситуация, что исход второго тура решат голоса зарубежных граждан, вернее, граждан Молдовы, живущих за рубежом.

А. Баранов:

- Понятно.

Е. Афонина:

- Мы слышали перед вторым туром высказывание Санду, которая изначально четко позиционировала себя как прозападный политик, и направление Молдавии в сторону Румынии. Так вот сейчас буквально за несколько дней, чуть ли не вчера-сегодня от нее прозвучало заявление, что мы не против России. Мы готовы выстраивать добрососедские отношения с любой страной и так далее. С чем связан такой неожиданный уклон в сторону России в ее заявлениях?

Д. Зимбельская:

- Это не совсем неожиданный уклон. 35% жителей Молдовы – это русскоязычные граждане. И для того, чтобы победить, любому кандидату надо работать с этим электоратом. Да, Санду заговорила на русском языке, она выступила с обращением. Но, знаете, у этого обращения такой остался осадочек, потому что она как-то выступала и делила жителей страны вот в таком ключе: мы позволим вам изучать родной язык, мы позволим вам отмечать День Победы, то есть, в таком ключе было обращение.

И сейчас прозвучали даже на Варнице лозунги: чемодан – вокзал – Россия. Это было сказано в адрес российских наблюдателей, которые приехали смотреть, как проходит голосование в Приднестровье.

Е. Афонина:

- Спасибо! Уважаемые эксперты, что может получить Молдавия, если избирательные участки, находящиеся за пределами страны, отнюдь не в России, не об этом речь.

Н. Калмыков:

- Ситуация более рискованная, чем может показаться. Сейчас происходят не просто выборы, а мы видим, когда кандидат фактически полунамеками намекает на размораживание имеющегося конфликта на территории Молдовы. Здесь история серьезнейшая, потому что когда вы имеете замороженную конфликтную ситуацию, но начинаете агрессировать с точки зрения обвинений определенных, заявлений по поводу сепаратизма и прочего, то фактически это заявление о готовности к тому, что это размораживать. Это мое личное мнение.

С другой стороны, мы понимаем, что все эти красивые обещания, что у нас завтра будет прекрасная жизнь, действительно, у этой госпожи эти заявления красиво звучат, что мы придем в Европу, нам дадут деньги, у нас все будет хорошо. И нужно будет каким-то образом оправдываться, почему это не случится. А мы видели по всем странам, которые попадали под колпак интеграционных последствий с Евросоюзом, что пока вот ситуации у кого-то улучшившийся не было еще. Оправдываться можно будет через наличие каких-то проблем. Я очень опасаюсь, что выбор иностранного населения с гражданством Молдовы, мы имеем риск размораживания конфликтной ситуации в Приднестровье.

Е. Афонина:

- Еще парламентский кризис, не будем забывать.

А. Баранов:

- Самое страшное, если оправдание политических своих задач, отработка политической поддержки, которую она получит за рубежом, будет проходить через размораживание приднестровского конфликта.

А. Асафов:

- Если погружаться, надо еще упомянуть ситуацию с Гагаузией, которая, однозначно, там референдум был по поводу того, что если они не согласны с позицией своей центральной власти, они просто принимают решение о переходе в состав России. Это тоже фактор.

Я согласен с коллегой о том, что и электорально технологически, и политически следующим шагом для выполнения обещаний Санду, а она не первый год на этой позиции стоит, мы ее знаем, следим за девушкой достаточно давно. Конечно, она будет действовать в этой логике. Аргумент тут один – Румынии не нужен еще один дотационный регион. И тем силам в Евросоюзе, которые выстраивают антироссийский весь вектор, им, конечно, нужен еще один конфликт. И конфликт в Приднестровье достаточно быстро может реализоваться в горячую фазу. Примеров множество вокруг наших границ сейчас. И как Николай сказал, действительно, те страны, которые делали европейских интеграционный выбор, они все столкнулись и с территориальными конфликтами, и с расколами внутри общества. И с такими милыми симптомами политического отношения к России, как запрет русского языка и запрет образования на русском.

Я думаю, что в случае победы Санду, а технологически пока это выглядит наиболее вероятно, судя по прогнозам, даже по голосованию в нашем МАРХИ, где находится участок голосования в Москве, да, уже видно, что высока вероятность ее победы.

А. Баранов:

- А как это видно? Они говорят, что они за нее?

А. Асафов:

- Явка значительно выше.

А. Баранов:

- А вдруг сознательные люди за Додоном пошли? Которые у нас тут плитку кладут. А.Асафов:

- Так не бывает. Не бывает так, что в первом туре результаты были одинаковые, а во втором при повышающейся явке они будут серьезно отличаться. Даже если плиточников за Додона будет больше, все равно при высокой явке здесь выиграет она.

А. Баранов:

- Если конфликт будет размораживаться, Игорь Додон, придя четыре года назад к власти, говорил, что сделает все возможное, чтобы приднестровский конфликт решить. Но ему этого не дали сделать. Мы знаем, что парламент был против него, конституционный суд лишал его на несколько дней власти, чтобы протащить какие-то свои решения, в том числе, и по Приднестровью.

Если сейчас там заискрит, как мы можем помочь? Там есть наш военный контингент, он охраняет склады, оставшиеся еще со времен СССР артиллерийские. Он насквозь пророссийский регион, это не Армения и Азербайджан. Там наши интересы совершенно очевидны. Что нам делать в этой ситуации?

А. Асафов:

- Думаю, что ситуация будет несколько сложнее. Тут вопрос не одного решения, я имею в виду со стороны наших потенциальных партнеров, назовем их так. Я думаю, если в случае прихода к власти, они будут простраивать решения о выводе нашей базы. Они будут добиваться этого по различным поводам. Будь то экологические поводы, будь то политические, экономические. И в случае реализации половины этого решения, они будут обращаться за помощью к европейским странам для того, чтобы усилить давление на Россию через этот фактор.

Покуда там есть наша база, размораживания конфликта не будет. Как только начнется хотя бы обсуждение, начнутся провокации. Мы уже прямо сейчас видим, что идут стычки милиции с теми, кто пытается посетить избирательные участки и оставить свой голос.

Возвращаясь к итогам голосования. Тут нужно учитывать еще результаты третьего – это господин Ренато Усатый. И его электорат – это не электорат Додона. Поэтому за счет его не будет роста у Додона. Санду встречалась с Усатым, она гарантировала ему определенные вещи, призвала его электорат проголосовать за себя. Я считаю, что ее результат будет выше, вероятнее всего.

Е. Афонина:

- Как было сегодня сказано: электорат – не мешок с картошкой. Его передать одним желанием невозможно, но говорят, что у Ренато, как раз, пророссийские…

А. Баранов:

- Были когда-то. Он давным-давно перевернулся, как флюгер, к сожалению.

Е. Афонина:

- И еще один вопрос. Это к вам, Николай Николаевич. Мы искренне надеемся, что Додон получит большинство голосов, но за эти четыре года Россия Молдавии давала определенные экономические преференции. Пусть, может, не в том объеме, в каком хотела страна, но тем не менее. И все это обнуляется с приходом другого президента? прозападного. Или мы продолжаем вот это бремя российской помощи, в том числе, и при прозападном президенте.

А. Баранов:

- Она скажет пару ласковых лозунгов, мы поведемся…

Н. Калмыков:

- Пока мы ласковых лозунгов от нее не слышали. Если бы они были, наверное, было бы о чем разговаривать. Я так понимаю, в планах этого кандидата не существует добрых намерений по интеграционным сотрудническим проектам и так далее.

Если мы говорим про результативность, будем честными. Додон немного не в том положении, чем президент Российской Федерации или в других странах. Это очень многие забывают. Мы с вами это знаем, как эксперты, но вот слушатели не всегда понимают отличия президента Молдавии – он имеет очень мало полномочий по сравнению с президентом России или в ряде других стран. Он многое не может принимать как решения или их продвигать. Его заявления, попытки делать различные шаги, на самом деле, были достаточно грамотными. С одной стороны, он, как президент, соблюдает интересы своего государства, с другой стороны, он шел и по пути сотрудничества с Россией, и, конечно, не забывая о форматах совершенно адекватных рациональных и прагматичных сотрудничества с Евросоюзом и окружающими его странами.
Вопрос наличия полномочий, рост наличия ресурсности, силы для продвижения тех или иных решений. И про временное снятие полномочий вы все знаете, это смешно, на самом деле, но факт. Здесь проблема в том, что если мы идем дальше, то мы не будет разрывать никакие связи, естественно. Какой президент будет выбран народом Молдавии, с таким Россия и будет работать. Но работать мы научились последнее время, наконец-то, прагматично. Если есть сотрудничество, значит, оно есть. Нет, значит, нет. Некоторые коллеги за рубежом ожидали, что будет политика, когда Россия очень много своих ресурсов десятилетиями раздавала разным странам, зачастую потом получая негативные последствия. Сейчас у нас политика очень прозрачная и прагматичная. Если вы готовы к сотрудничеству, мы сотрудничаем, не хотите, значит, Россия не будет вкладываться.

Е. Афонина:

- Но мы в Киргизии, по-моему, это не так давно продемонстрировали.

Н. Калмыков:

- Да.

И это решение народа Молдавии. Мы в него не вмешиваемся и не должны вмешиваться. Мы должны обозначать наши интересы.

А. Баранов:

- Да почему не вмешаться-то? Да не будем мы ваше вино закупать, если вы будете голосовать не так, как мы хотим! Может, вмешательство, а может прост предупреждение.

Н. Калмыков:

- Нет, это не корректно. А вот если вы будете развязывать военные конфликты, если будут попытки экономических соглашений, гуманитарных, то да, конечно, мы прагматично имеем право реализовывать те или иные формы сотрудничества и поддержки. Это нормально.

Е. Афонина:

- Александр Николаевич, я сегодня включаю канал «Евроньюс». И там радостный огромный материал с красивыми картинками и рассказывает о том, как Брюссель помогает Молдове побороть коррупцию, какие программы выстраиваются. И это я радостно смотрю на одном из российских каналов! Почему мы так не делаем?

А. Асафов:

- Мы делаем. И, как сказал коллега, в условиях определенной политической прагматичности, я надеюсь, что так и будет, мы перестанем возить бессмысленные какие-то культурные экспедиции и будем действовать точечно и адресно. И точно.

Я хочу сказать, что контекст отображения той или иной позиции зависит, конечно, от СМИ. Этот канал по-другому не мог показать. И в завершении зачитаю: «Посольство США в Бишкеке окажет финансовую помощь Киргизии на проведение досрочных президентских выборов 10 января». Вот вам пример, как и мы могли бы вмешаться.

А. Баранов:

- Вот о невмешательстве! Спасибо большое!

Е. Афонина:

- Спасибо!