window.dataLayer = window.dataLayer || []; function gtag(){dataLayer.push(arguments);} gtag('js', new Date()); gtag('config', 'G-1HBB79RDRC', { sampleRate: 1.1 }); Как коронавирус стал неотъемлемой частью нашей жизни

Как коронавирус стал неотъемлемой частью нашей жизни

Писатель Владимир Торин в пятницу, 13-е обсуждает ужасы пандемии коронавируса с актером Никитой Джигурдой, академиком РАН Виталием Зверевым и блогером Ильей Варламовым

В. Торин:

- «НЕфантастика» - программа о нашем будущем, в котором теперь возможно все. Меня зовут Владимир Торин. И сегодня мы будем нагонять на вас, дорогие наши радиослушатели, ужас. Потому что именно сегодня, в пятницу 13-го, Москва вводит новые ограничения. Ресторанам, кафе, барам, клубам и боулингам с 23.00 до 6 утра запрещено обслуживать посетителей. Курьерская доставка, еда на вынос будут работать ночью. Студенты вузов и колледжей переходят на дистанционное обучение, их транспортные карты будут заблокированы. Школьникам и студентам рекомендуется сидеть дома. Число зрителей в театрах, кино и на трибунах стадионов не должно превышать 25%, на массовые и спортивные мероприятия с участием зрителей нужно особое разрешение властей. Культурные и выставочные мероприятия со зрителями приостанавливаются, они разрешены только онлайн. Закрываются заведения для детей - детские лагеря, развлекательные центры, детские комнаты в торгово-развлекательных центрах.

Я бы хотел предоставить вашему вниманию короткий синхрон Сергея Собянина.


С. Собянин:

- Мы по количеству выявляемых больных уже сравнялись или в сопоставимых цифрах находимся с тем, что было весной. Но вы видите, что жесткость ограничений, объем этих ограничений на порядок ниже, чем был весной. В этот период времени, когда мы достигли 6 тысяч выявляемости больных от коронавируса, позакрывали практически уже всё и начали вводить общие локауты в целом по стране в нерабочие дни. Сегодня это совершенно не так. Уже выстроена другая система работы и с амбулаторными больными, и работа госпиталей, со специализированными койками, лекарствами и т.д.

Поэтому мы максимально, насколько это возможно, держим ситуацию под контролем и вводим минимальные ограничения.


В. Торин:

- Если честно, то это правда. Я общаюсь с друзьями из разных стран, кто сейчас находится в Чехии, в Бельгии, в Испании, в Италии, и там все гораздо страшнее, все гораздо серьезнее. Я вам скажу, то, что происходит в Москве, это не так-то и плохо. Закрываются, скажем, боулинги или рестораны, но только в 23.00. В Барселоне они закрыты полностью все. И в городе Гаага – совсем. И выходить никуда нельзя совсем. Конечно, хочется куда-то пройтись, вдохнуть полной грудью, но коронавирус не дает нам с вами развернуться как-то. И, наверное, здорово, что власти о нас заботятся.

Мы в нашей программе много обсуждали и с политиками, и с журналистами, и с писателями, философами, астрологами, дипломатами, юристами, футурологами, с кем угодно, что же будет, что происходит. И многие не верили в то, что в принципе этот коронавирус существует. И это была достаточно распространенная точка зрения, и многие люди в нашей программе говорили об этом. Но чем дальше, тем больше эти скептики исчезают, и всё чаще говорят о том, что коронавирус есть, и он ужасен.

Я хотел бы вам предложить одну запись. Очень интересная женщина, врач, и она рассказывает в YouTube, что такое коронавирус, откуда он взялся и как с ним бороться. Она рассказала о том, что коронавирусу на самом деле очень много лет. Она взяла свою старую тетрадку, в которой она писала лекции много лет назад в мединституте. И слово «коронавирус» было написано в ее тетрадке много лет назад. Эту женщину зовут Елена Крамаренко, она врач-гомеопат.


Е. Крамаренко:

- 1978 год, 5-й курс, инфекционные болезни. В то время, к счастью, мы писали лекции. Коронавирусная инфекция. Симптомы: головная боль, боли в костях и суставах, кашель, может быть поражение легких и поражение желудочно-кишечного тракта. То есть в 78-м году уже наши врачи-инфекционисты, профессора знали о том, что есть так называемый коронавирус. Но 40 лет мы про него ничего не слышали. Почему? Как я понимаю, вокруг нас микромир, и в этом микромире есть своя иерархия. И очень долгие годы во главе этой иерархии стояли бактерии. Мы видели это в чем? У нас были в основном бактериальные инфекции. Но уже примерно 5 лет мы практически не встречаем бактериальных инфекций, их стало гораздо меньше. Если это кишечные заболевания, то это уже не сальмонеллез и дизентерия, а это ротавирус. То есть мы видим, что бактерий стало меньше, но вылезли вирусы.

Почему бактерий стало меньше? Антибиотики. Мы своими лекарствами вмешались в микромир, мы подавили бактерии. Бактерии были самыми сильными. Это как кошки и мыши в микромире. Мы убрали кошек. Следом за ними вылезли мыши.


В. Торин:

- У нас в гостях Никита Джигурда.

Н. Джигурда:

- Я приветствую вас.

В. Торин:

- Никита, что вы думаете про коронавирус?

Н. Джигурда:

- Изначально я высказал свою позицию, которой потом нашел подтверждение у Игоря Гундарова, вирусолога, профессора. Дело в том, что коронавирус не опасный вирус. От гриппа ежегодно в мире умирает 650 тысяч человек, от пневмонии за один день – определенное количество смертей в мире. 1% смертности из этих 100% - от пневмонии, которую вызывает не только коронавирус, но и другие вирусы. Таким образом, вся эта раздутая ситуация через мировые СМИ и пандемия страха, на мой взгляд, искусственные. Ибо, если мы начнем ежедневно по всем каналам показывать трупы от онкологических заболеваний, а их в одной России больше 300 тысяч (напомню, на сегодняшний день от так называемого коронавируса умерли 27 тысяч)…

В. Торин:

- Никита, вы вообще не верите в коронавирус?

Н. Джигурда:

- Я верю в существование коронавируса. Я не верю в пандемию. Если больше 300 тысяч в России умирает от онкологии, во всем мире, понятно, еще больше. Сравните цифры. 30 тысяч в год от коронавируса. И общая смертность за этот год и за прошлый почти одинаковая. Еще раз говорю, каждый год в России 300 тысяч умирает от онкологии, 500 тысяч заболевают. Вот где настоящая пандемия. Когда процент смертности от коронавируса во всем мире меньше 1% от общего количества смертей, я не желаю верить в пандемию и доверяю и профессору Игорю Гундарову, и доктору Рейнеру Фулмичу. Я советую вам в YouTube зайти на страничку Якова Джугашвили, правнука Сталина, где опубликован доклад доктора права Рейнера Фулмича, который доказывает, что все это искусственное, и грозит трибуналом организаторам и Всемирной организации здравоохранения, которая в 2009 году была уличена в аферах с вакцинами вокруг свиного гриппа.

В. Торин:

- С ваших слов, мы понимаем, что от нас скрывают настоящую правду, кто-то пытается нами руководить, пугать коронавирусом, в то время как есть гораздо страшные эпидемии, и про них не говорят. Что происходит? Кто эти люди?

Н. Джигурда:

- Теневое правительство мира, Римский клуб, Билл Гейтс…

В. Торин:

- Билл Гейтс и теневое мировое правительство. А кто эти страшные люди, которые в теневом правительстве заседают?

Н. Джигурда:

- Это, как я их называю оккультисты ложи зла, которые поставили задачу к концу XXI века оставить на земном шарике только миллиард человек. Посчитайте, какое количество миллионов должно уходить ежегодно за эти 80 лет, оставшиеся до конца XXI века, и вы получите цифру 600-700 миллионов в год. И это игра, как я их называю, оккультистов ложи зла. Вспомните выступление Мадонны пару лет назад на «Евровидении», где она пела, что не каждый войдет…

В. Торин:

- Я понял, что это уже давний заговор, это давно делается, и должен остаться только миллиард на планете. Скажите, как вам удалось раскрыть этот заговор?

Н. Джигурда:

- Дело в том, что я знал об этом еще в конце ХХ века. Я занимаюсь оккультными практиками. И так сложилась моя жизнь, что 4 года назад, будучи в Нью-Йорке, меня познакомили с очень влиятельными людьми. Я должен был выступать в ночных клубах и по контракту агитировать за Клинтон. У меня должна была быть встреча с Мадонной, перформанс мы должны были с ней делать. Судьба меня уберегла.

В. Торин:

- А как вас уберегла судьба?

Н. Джигурда:

- 4 года назад, когда были выборы в Америке, со мной заключили контракт, с которого мне удалось спрыгнуть. Я должен был в трех штатах Америки выступать перед русской, украинской и еврейской диаспорами, топить за Клинтон. И волею судьбы я спрыгнул с этого.

Что касается заговора. Доктор права Рейнер Фулмич, откройте в YouTube. Яков Джугашвили, правнук Сталина, опубликовал доклад доктора права Рейнера Фулмича. Это член коллегии адвокатов Германии и Калифорнии, который говорит то же самое, что и я. Собранные комиссией свидетельства дают право утверждать, что коронавирусная так называемая пандемия на самом деле является преступлением против человечества и у нее имеются конкретные организаторы, заслуживающие уголовного наказания в соответствии с параграфом 7 Международного уголовного кодекса. Яков Джугашвили перевел этот доклад. И во всем мире сейчас не продажная профессура, вирусологи бьют в колокола и говорят, что это тотальный лохотрон. Вы же прекрасно помните, как великий Задорнов лет 10 назад говорил: американцы тупые, они носят маски против вируса, посмотрите в микроскоп на вирус и посмотрите на ячейки маски, и вам станет все ясно.

В. Торин:

- Как я понял, Никита, вы все-таки не отрицаете, что коронавирус существует, и люди от него умирают.

Н. Джигурда:

- Безусловно. Но процент умирающих людей от коронавируса, который вызывает пневмонию…

В. Торин:

- У нас на звонке Виталий Васильевич Зверев, академик РАН, заведующий кафедрой микробиологии и вирусологии, иммунологии сеченовского университета. Здравствуйте!

В. Зверев:

- Здравствуйте!

В. Торин:

- Никита Джигурда, говорит, что все врут, это страшное теневое правительство хочет нас убить!

В. Зверев:

- Вы знаете, я не очень верю в теневое правительство. Дело в том, что в вирусологии никакой мистики нет. О том, что такие вирусы могут появиться в человеческой популяции, мы предполагали, еще в 2005 году выходила научная статья о том, что такое может случиться. Мы, кстати, помним, что было, когда пришел в популяцию человеческую SARS. Здесь просто немного другой коронавирус.

Другое дело, что не надо всех запугивать, все не так страшно, как нам казалось в начале этого года. Сейчас уже совершенно очевидно, что большинство людей болеет легко или вообще переносят это бессимптомно, что тяжело болеет только определенная категория людей, которым нужно заниматься своими хроническими заболеваниями с тем, чтобы перенести COVID-19 легче. Смертность с каждым месяцем уже заметно падает.

Но ничего не случится, вирус никуда не исчезнет, нам с ним придется жить. И я думаю, что такие вспышки, подъемы, да они прекратятся, кода процентов семьдесят населения планеты перенесет эту инфекцию.

В. Торин:

- А вот сегодня, пятница 13-е, в Москве наступают ограничительные меры, все переходят на дистант, культурные мероприятия приостанавливаются, что вы по этому поводу скажете? Это нормально или ненормально?

В. Зверев:

- На мой взгляд, меры слишком серьезные. Но то, что касается ночных ресторанов, наверное, это все можно пережить. Самое неприятное, что сейчас происходит, это перевод на дистанционное обучение школьников и студентов. Мы все знаем, что это никакое не обучение. И не случайно немецкие ученые подсчитали, что главные потери Германия понесла экономические из-за того, что они не смогли нормально обучить школьников и студентов. Студенты и школьники не будут сидеть дома, ты должны это себе отчетливо представлять. Люди есть люди, а дети, когда остаются без присмотра, что они будут делать? Может, 10% из школьников будут дома, остальные будут собираться группами где-то в парках, еще что-то.

На мой взгляд, эти меры чрезмерны. А что касается массовых мероприятий, то, на самом деле, сейчас известно, что большинство случаев заражения происходит на этих самых массовых мероприятиях. Другое дело, спортивные или еще какие-то, это происходит на свежем воздухе, заражения гораздо меньше. Просто ко всему надо подходить разумно. И вот не создавать, если вы рассаживаете людей на трибунах, социальное расстояние – это здорово, но перед этим очереди в кассах. Если разумно все подойти, думаю, что ничего страшного не случится.

В. Торин:

- А вот вы сами как себя ведете? Ходите на мероприятия, где много людей? Как вы собираетесь встречать новый год? И что вы ждете в ближайшее время?

В. Зверев:

- У меня просто нет времени ходить на такие массовые мероприятия. Работы хватает. И я переболел. И мне легче в этой ситуации, но я стараюсь соблюдать все правила, которые придуманы, кроме перчаток, конечно.

В. Торин:

- А почему кроме перчаток?

В. Зверев:

- Потому что я считаю, что это бессмысленно. И ни к чему не ведет, кроме поражения рук и внесения каких-то других инфекций, которые перчатки собирают. Коронавирус нигде не летает, в вирусологии никакой мистики нет, вирус передается респираторным путем, а не через руки. Уже проведено очень много исследований, которые показали, что вирус не живет на поверхностях. И вот эти перчатки – это, на мой взгляд, совершенно бессмысленно. Хотя через неделю мы все их наденем, потому что будет холодно.

В. Торин:

- А у нас тут история из интернета. Мы нашли врача Елену Крамаренко, которая достаточно интересно и убедительно рассказывает про коронавирус. И такие простые слова и они многое объясняют. Давайте послушаем.

Е. Крамаренко:

- И вот многие годы у нас самым главным вирусом был вирус гриппа. Последние три года каждый практикующий врач это знает очень хорошо, у нас грипп не пришел. Его стало очень мало. Из-под него, как мы понимаем, вылез коронавирус. Куда делся грипп? Его придавили вакцинацией, из-под него вылез коронавирус.

Что будет сейчас? Если мы придавим в очередной раз коронавирус. Кто из-под него вылезет, мы можем догадаться. Во 02-м, 14-м и в 16-м году у нас были небольшие вспышки, когда вылез птичий грипп, откуда-то появился свиной, откуда-то другие виды коронавирусов. Но они как-то быстро локализовались, не получилось никакой пандемии. Как я это понимаю? Акелла был силен в волчьей стае – вирус гриппа был еще силен. Он сам справился и со свиным, и с птичьим. Сейчас у нас гриппа практически не будет. Если мы сейчас еще придавим коронавирус, то кто вылезет? Мы уже представляем. Вылезут другие, более сильные вирусы.

В. Торин:

- Вот так!

В. Зверев:

- Вы знаете, я совершенно не согласен с коллегой. Что касается птичьего и свиного, это тоже вирусы гриппа, просто разные его варианты. И вирус гриппа никуда не исчез, его не было в прошлом году только потому, что был режим самоизоляции, были закрыты границы, его было поэтому меньше. Его никто не проверял, не знаем, какое количество его было. Но есть цифры, что в Америке до начала пандемии уже 30 тысяч человек умерло от гриппа. И потом, гриппа стало меньше потому, что у нас серьезно занялись вакцинопрофилактикой, особенно в Европе и в Китае. И у нас тоже, мы каждый год прививаемся больше и больше, поэтому вирус гриппа менее циркулирующий, чем это было раньше, когда не было надежных вакцин.

А что касается появления новых вирусов, они, конечно, могут появляться, но это все происходит потому, что человек как бы проникает, взаимодействует с природой совсем не так, как ему это предназначено. Мы себя чувствуем хозяевами жизни, откуда взялась эбола? Люди полезли, стали есть обезьян и так далее.

В. Торин:

- Спасибо. И у нас на связи Илья Варламов, блогер, журналист прославленный. Здравствуйте!

И. Варламов:

- Здравствуйте!

В. Торин:

- Правда ли, что вы переболели короной?

И. Варламов:

- Давно, еще летом.

В. Торин:

- Каково это? И как вы ко всему этому относитесь? К новым ограничительным мерам.

И. Варламов:

- Людям, которые считают, что это заговор теневого правительства и остальное, просто надо сходить в переполненную больницу. И пообщаться с родственниками людей, кого отказываются госпитализировать, потому что не хватает мест. Особенно что происходит в регионах и так далее. Никому не желаю столкнуться с такой ситуацией, когда врачи будут принимать решение, госпитализировать или не госпитализировать. А врачи часто госпитализируют во многих регионах больных средней тяжести, а тех, кто легко болеет и дома полечится. А те, кто тяжело, уже нет возможности спасать, потому что не хватает мест и ресурсов.

По поводу ограничительных мер. На мой взгляд, они странные и запоздалые, потому что у нас почему-то все говорили, а мы смотрим на реакцию весной, она была более-менее адекватной. И мы делали примерно то, что делала Европа, и как-то нам удалось очень быстро эту первую волну погасить.

То, что происходит сейчас, происходит очень нехотя. Мы не признаем, что есть вторая волна, что у нас есть какие-то проблемы. И, что самое удивительное, за те месяцы, которые у нас прошли с момента первой волной весенней, видно, что регионы никак не подготовились. Как не было мест в больницах, так сейчас и нет. Не было ресурсов и врачей, так и нет. И спрашивается, что происходило несколько месяцев лета, когда была передышка.

И ограничительные меры, которые сейчас вводят, они очень странные. Например, почему рестораны закрывают теперь в 11 часов? А что, типа в 11 часов выходит страшный новый вирус? Или коронавирусом только по ночам заражаются? Это непонятно. И та же история с маской. С одной стороны, мы видим, мэрия Москвы говорит, что ситуация сложная, а я вчера говорил с несколькими врачами московских больниц, которые говорят, что уже нет мест, да, Проценко сказал, что в «Коммунарке» нет мест. В 57-й больнице нет мест. И так далее. Это критическое, надо понимать, что это очень серьезно.

И мы видим про необходимость ношения масок, у нас к этому серьезно относятся. С другой стороны, я вчера смотрел, как Сергей Семенович Собянин на каком-то форуме выступает, рассказывает про то, как все страшно, но при этом сам без маски. И все рядом чиновники сидят без масок. А видел ли кто из вас Путина в маске? Тоже вот королева Великобритании в маске появилась, а наши лидеры…

В. Торин:

- Они все же вакцинированы.

И. Варламов:

- Ну, это все вопросы – вакцинация или не вакцинация. Это вопросы подачи примера! Мы же не знаем, переболел он или не переболел, может, у него антитела. Речь не идет о том, что он подвергается опасности. А речь о том, что он, как руководитель, должен подавать некий пример.

Посмотрите на Госдуму нашу, посчитайте, сколько там людей ходит в масках.

В. Торин:

- Ну, депутаты ходят в масках практически все!

И. Варламов:

- Не знаю, где там вы видели, я вчера специально смотрел какие-то фотографии, комитета и заседания, там через одного и очень вольно все относятся.

Что касается профилактики, мне кажется, что закончится тем, что мы доиграемся, к сожалению. Нужно либо к этому серьезно относиться, принимать какие-то меры, либо признать, что мы не боимся и готовы пожертвовать миллионами людей, но зато мы такие лихие. И нас это не возьмет.

В. Торин:

- Илья, что надо сейчас сделать в России, в Москве?

И. Варламов:

- Нужно как-то начать людям говорить реальную ситуацию, картину. Мы сегодня только видим какие-то отголоски. Недавно у нас врачам запретили комментировать ситуацию, раньше врачи говорили о нехватке средств индивидуальной защиты, а теперь у нас официально врачам запретили как-то все комментировать. Мы с вами сейчас получаем информацию только от пациентов, когда кто-то выкладывает в сеть очередную страшную историю, когда люди оказываются без помощи, когда их складывают в коридорах на полу и так далее. Я думаю, что все видели эти страшные картины.

Мы начинаем о чем-то догадываться, что-то где-то там поступает вот такая информация. К сожалению, этого недостаточно. Мне кажется, что, в первую очередь, надо четко говорить…

В. Торин:

- Первое – информирование населения.

И. Варламов:

- Конечно.

В. Торин:

- А еще? История про ограничения?

И. Варламов:

- Ограничения нужны только для того, чтобы снизить скорость распространения коронавируса, поэтому в тех регионах, в которых ситуация критическая, не хватает уже мест, нужно вводить жесткие ограничения. Ничего другого мир не придумал. Поэтому, думаю, начнут закрывать какие-то регионы, где мест нет, потому что иначе там будет коллапс. И надо начать с объективных данных.

В. Торин:

- Спасибо, Илья!

Вот сколько у нас мнений в программе. Дорогие радиослушатели! Во всех словах наших гостей есть какая-то правда, истина. До понедельника!

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Apple Podcasts, Google Podcasts, ставьте оценки и пишите комментарии!

Для нас это очень важно, так как чем больше подписчиков, оценок и комментариев будет у подкаста, тем выше он поднимется в топе и тем большее количество людей его смогут увидеть и послушать.