«Придёт время и деньги совсем исчезнут». Какая она, валюта будущего

[НЕ]фантастика - подкаст о будущем, в котором [ТЕПЕРЬ] возможно всё! Известные визионеры - писатели, бизнесмены, политики - обсуждают, каким стал мир в эпоху коронавируса. А самое главное - что нас ждет дальше: завтра, через год или даже десятилетие.
Писатель Владимир Торин обсуждает вместе с экспертами, смогут ли криптовалюты заменить нам реальные деньги

В. Торин:

- Мы рассуждаем о будущем, в котором возможно все, и сегодня мы будем рассуждать о криптовалютах. О биткоинах, обо всем том, что очень как-то далеко от людей, населяющих нашу страну, но, тем не менее, приходят новости… вчера новость - трейдеры потеряли почти два миллиарда долларов из-за падения рынка криптовалюты. 2 миллиарда долларов! Вчера руководитель правительства нашей страны Мишустин говорил о том, что пора наконец направить развитие криптовалют в стране в цивилизованное русло. Все начинают говорить про криптовалюту. Уж не станет ли это деньгами будущего? Давайте послушаем Михаила Мишустина.

М. Мишустин:

- Еще одно решение касается криптовалют. Это относительно новый инструмент, интерес к которому постоянно растет и правительство планирует направить развитие этого рынка в цивилизованное русло, чтобы владельцы таких активов могли защитить свои права и интересы, а создание теневых схем было затруднено. Внесем ряд изменений в налоговый кодекс, цифровые и финансовые активы будут признаны имуществом, и их владельцы смогут рассчитывать на юридическую защиту в случае каких-либо противоправных действий. А также отстаивать свои имущественные права в суде.

В. Торин:

- Что ж за зверь такой эта самая криптовалюта, спрашивают наши радиослушатели, почему вдруг все о ней говорят?

С нами член экспертного совета Госдумы по законодательству, обеспечению и развитию финансовых технологий Петр Дворянкин. Здравствуйте.

П. Дворянкин:

- Добрый день.

В. Торин:

- И Герман Клименко, экс-советник президента России по вопросам развития интернета, глава Фонда развития цифровой экономики. Здравствуйте.

Г. Клименко:

- Добрый день.

В. Торин:

- Давайте ответим на вопрос прямо сразу - а что это такое? Что такое криптовалюта?

П. Дворянкин:

- Собственно, это цифровой актив, у которого есть определенная ценность, которая признается и в ближайшее время это будет актив, который найдет свое место в законодательном поле Российской Федерации, как иное имущество. У него есть ряд плюсов, ряд минусов и одна из особенностей его заключается в довольно высокой волатильности. То есть, то, что мы сейчас наблюдаем, это был бурный рост, сейчас идет падение…

В. Торин:

- 2 миллиарда долларов где-то там люди потеряли?

П. Дворянкин:

- Ну, вы знаете, в 17 году потеряли еще больше.

В. Торин:

- А сейчас похоже на 17 год?

П. Дворянкин:

- Ну, тот бурный рост, который сейчас идет, он, так скажем, по графикам схож, но, мне кажется, что драйверы абсолютно разные.

В. Торин:

- А вы сами как считаете - за криптовалютой будущее или нет?

П. Дворянкин:

- Я считаю, что криптовалюта - это определенный финансовый инструмент, но, скорее всего, он будет все-таки глубоконишевый, то есть, он какого-то распространения среди широких слоев населения вряд ли получит, потому что все-таки он специфичный и там два года назад на нем уже многие обожглись.

В. Торин:

- Да, вот про это самое обжигание тоже мы сегодня будем говорить. Герман Сергеевич, а вы что думаете по поводу криптовалют, биткоинов и всех этих дел?

Г. Клименко:

- Когда это все криптобезумие началось, я создал сперва международную ассоциацию по криптовалютам, когда был советником, и российскую ассоциацию по криптовалютам, потом я оттуда ушел… вынес приговор системе криптовалют… Смотрите, эта история, под которую маскируется много историй. Знаете, мы живем не в мире фактов, мы живем в мире представления, поэтому где-то вот вы услышали, что где-то там потеряли два миллиарда долларов. Представьте себе, что вы проходите мимо моего офиса, например, а я у себя в офисе люблю играть в Монополию. У нас ставки там реально миллиардные. Вот вы мимо меня проходите и я ору на сына, который реально химичит, я не могу у него выиграть - и вот я кричу ему: ты меня на два миллиарда опустил…

В. Торин:

- А мы тут же печатаем это в газете "Комсомольская правда".

Г. Клименко:

- Да, а вы тут же видите - Клименко, банкир, с 25-летним стажем… то есть, это немножечко другая реальность, которая в силу своей… знаете, вот была космогоника, там Циолковский, то есть, не было ничего про космос, а он уже все придумал, и с ним все бегали, потому что мысль захватывала. Мы прекрасно с вами видели историю с искусственным интеллектом, который начинался в 60-х годах. У меня диплом назывался "Лямбда-исчисления, теория предикатов и метод их оценки в космической обстановке". Это военный диплом, даже зараза туда проникла. Никакого искусственного интеллекта не было, а диплом уже был. Помните, как у Райкина - а рыба в Каме была! Так вот, бывают идеи, которые захватывают. Гораздо больше тех, кто умерли и не дошли, - мы видим… помните, инновационность была там… там вот, биткоин и блокчен - это такая история, которая возбудила людей очень сильно, это такой вирус мозговой, на мой взгляд. Да, он существует, да, есть те, кто это покупает, но, знаете, как есть вот кто-то, кто покупает картины, да. Это действительно, я тут должен с Петром согласиться, узконишевой рынок, который продали как общенишевой - для всех, да. Поэтому когда правительство наше на это все смотрит удивленными глазами, а я вас уверяю, что все банкиры здравомыслящие, они смотрели вот на эти толпы людей, которые кричали - дайте нам крипту… вот я очень хорошо помню момент, когда Лукашенко объявил о том, что я разрешаю в Белоруссии все. У меня просто очереди выстроились на Старой площади с криками - Клименко, срочно надо легализовать всю криптовалюту, чтобы нас Батька не обогнал. Ну и где все эти Батькины решения? Конечно же, ничего нет. Знаете, таких историй много бывает у человечества, вот «МММ» была история, которая кончилась плохо для Мавроди, да. Могла она закончиться хорошо? Ну, где-то по грани проходит МММная история пирамиды, да. Вот криптовалюта проходит по этой странной истории и им еще очень помогло ужесточение мировой борьбы за отмывание денег. То есть, тут наложилось много умных слов, оно должно как-то менять… вот у нас была интернет-экономика, потом стала цифровая экономика, была телемедицина, стала цифровая медицина…

В. Торин:

- Звучит хорошо.

Г. Клименко:

- Да, и тут миллиарды еще пошли при этом. И вроде деньги из воздуха, и вроде ты к людям приходишь здравомыслящим и говоришь - коллега, вот электричество, вот ноутбук, а он говорит - ну, и золото же из земли роем. Я говорю - простите, коллеги, превращать электричество по счетчику… ну, что-то абстрактное… верить в то, что это стоит миллиарды… сложно. Вот появляются такие свидетели биткоинов, которые говорят: вот я за 10 долларов купил, сейчас он стоит 10 тысяч. Вот у него в айфоне написано 10 тысяч, осталось только, чтобы их снял кто-то. Но люди когда приходят снимать, выясняется, что все не так просто. Поэтому существуют две реальности, мне кажется. И дальше уже возникают истории, что да, действительно, возможно, сама технология, на которой все это построено, какой-то смысл имеет. Но сверху на нее наросло столько пиара, столько людей, которые как бы купили идею, но… вот большевики и революция - они же идею людям продали, а глубинные основы люди не изучали. Поэтому вот и несется толпа людей, такая, знаете, классическая история с дудочкой и мышками, которых заводят в воду и по сути это не «МММ», но где-то очень с этим рядом.

В. Торин:

- То есть, вы достаточно скептически относитесь к криптовалюте. И мне тут вспомнилась шутка одна. Сейчас говорят, что нужна машина времени не только для того, чтобы вернуться в прошлое и купить биткоин, но и для того, чтобы там его и продать.

Петр, а вы скептически относитесь к этому делу или, наоборот, понимаете, что криптовалюта - это серьезный инструмент, который во многом может помочь?

П. Дворянкин:

- Я считаю, что криптовалюта - это определенный инструмент, у которого есть ряд преимуществ, в том числе, это определенная анонимность, которая до сих пор еще сохраняется, поэтому, с моей точки зрения, определенные мягкие законодательные урегулирования этого актива могут пойти экономике и государству на пользу.

В. Торин:

- Прозвучало два разнополярных мнения про криптовалюту, про биткоины от наших сегодняшних экспертов, а сейчас у нас на связи Иван Алехин, генеральный директор компании «Новые технологии». Иван, здравствуйте.

И. Алехин:

- Добрый вечер.

В. Торин:

- Иван, правильно ли я понимаю, что вы вот такой адепт криптовалюты? Вас называют русским Стивом Джобсом, вы вкладываете в это деньги и верите, что это серьезное дело и у него есть большое будущее?

И. Алехин:

- Безусловно. Вы знаете, только глупец не инвестирует в криптовалюту, потому что все, что за цифровой экономикой, за тем и будущее. И если кто-то вам рассказывает о том, что это не нужно, поверьте, он первый, кто уже вложил и просто не хочет себе конкурентов.

В. Торин:

- То есть, это очень выгодно?

И. Алехин:

- Конечно. Потому что мы должны понимать, что, как люди взрослеют, стареют, так и мир. Он стареет и всегда появляются новые технологии, всегда появляются новые, более одаренные люди. Еще 10 лет назад никто толком и не думал про криптовалюту, а 20 лет назад - тем более. Посмотрите, сколько раз уже обновился айфон и насколько изменился Фейсбук и Гугл! Поэтому в данном мире рулят только технологии. Если вы посмотрите топ-10 ведущих компаний, вы не увидите там ни одной нефтегазовой компании.

В. Торин:

- Герман Сергеевич, прокомментируете?

Г. Клименко:

- Ну, тут сложно что-то комментировать… Я не могу объяснить, почему люди… я слышал много разных проектов… нет ни одного внедрения, ни одной компании, которая была бы на бирже… и инвестирование, если бы коллега говорил правду, оно не может быть… нет юридического способа честно инвестировать.

В. Торин:

- Но целый Михаил Мишустин решил сегодня помочь людям, у которых есть деньги в криптовалюте. Он говорит - пора, пора помогать…

Г. Клименко:

- Я с огромным уважением отношусь к Мишустину. Это прекрасно - отрубить голову индустрии какой-то, не самой хорошей, как мы считаем, и при этом все радуются. Что он сказал? Он сказал, что для спасения активов граждан наших, мы признаем криптовалюту имуществом. Обратите внимание - никто не говорит слово «деньги». Более того, криптовалюту всегда можно было покупать и продавать, никто ж не запрещает вот мне сейчас сложить из газеты кораблик и продать его вам за 1000 рублей, если вы захотите купить. Но если вы захотите его продать за 2000 рублей, вам нужно заплатить налог, потому что это имущество. Вот Михаил Мишустин сегодня вынес приговор всей этой индустрии. Единственное возможное решение - только цифровой рубль, юридически вписанный в нашу деятельность, которая совершенно не интересует вот этих фанатиков криптоиндустрии. Просто не интересует он их. Крипторубль - это нормальная, легальная история, это обычная бумажка, это просто код. Поэтому, мне кажется, коллега немножечко все, о чем он говорил, он везде передернул. Нельзя инвестировать в криптовалюту, это незаконно, это нереалистично, нет ни одной российской компании, которая могла бы принять деньги именно вот как договор инвестирования, как брокерской конторы. Нет ни одной зарубежной компании, которая легально может это принять. Только левые платежи, только какие-то странные схемы… Когда коллега упоминал, что нет ни одной нефти, - но нет и ни одной криптовалюты. Вообще нет, не существует. Потому что все, что существует, это либо абсолютно легально, где действительно это идет как имущество, где вы авторизовались полностью, никакой анонимности даже близко нет, только тогда это разрешено в Америке, да. И только тем компаниям, которые соблюдают. Поэтому здесь, ну, надо отдать должное, что мировая история… знаете, вот было известно, что оффшоры изначально ведут к неуплате налогов. Никто не знал, насколько они вредны, и они все-таки тогда разрыхлили весь международный рынок. Когда их время прошло, их упаковали и увезли, да. И вот с криптовалютой примерно такая же история. Ну, что-то в этом есть. Но, я вас уверяю, что геморроя от этого - бесконечное количество. Вот у нас по 282 статье за наркотики сидит треть заключенных. Вот почти у всех у них в деле у следователя написано - я такой-то и такой-то нашел на улице телефон, подключился там в Телеграм и биткоином или какой-то другой криптовалютой заплатил за дозу наркотиков. Вот толчок всей этой истории. Плюс обналичка идет. Поэтому Мишустин сегодня… понимаете, 99% вообще не поняли, о чем он говорит, а возликовали - вот Мишустин легализовал! Но я, как человек, у которого 25-летний банковский стаж и одновременно аудиторский, - это такой официальный приговор. Все. Разговоров нет. Криптовалюта имущество и на этом все закончилось. Имущество - ну, вот как художник нарисовал картину - вот я ее оценил в 100 долларов - вот это имущество стоимостью в 100 долларов. И все операции с ним подпадают под весь наш налоговый кодекс. И я вас уверяю, никто из криптофилов не будет покупать валюту на таких условиях.

В. Торин:

- Вообще очень много разговоров о том, что криптовалюта так или иначе, ею оплачиваются какие-то серые непонятные вещи, очень много об этом информации в СМИ. Иван, скажите, что вы по этому поводу думаете?

И. Алехин:

- Я считаю, что все это профанация и роспись в своей несостоятельности. Спецслужбы должны заниматься своей работой, а не крышевать разных товарищей, собственно говоря. Если Мишустин расписался в том, что наши органы не имеют никаких инструментов для ловли наркодилеров и всех остальных, и все это подводится под криптовалюту или под терроризм, знаете, это вот «садись, два» - потому что больше сказать-то нечего. Просто потому, что это типа такая заезженная пластинка, это то же самое, что нам нужно типа собраться и там типа собраться нужно. Вот и все. То, о чем сказал коллега только что - о том, что я что-то передергиваю - то вот ровно наоборот. Это вот коллега взял и передернул на самом деле, а я сказал очень простую вещь. Что за будущим только криптовалюта. Все бумажные деньги исчезнут в любом случае. Вы можете инвестировать на ранней стадии, а можете инвестировать на поздней стадии.

В. Торин:

- Но ведь можно потерять все деньги!

И. Алехин:

- Можно, можно.

Г. Клименко:

- Здесь речь шла о том, что бумажных денег не будет… никто не сомневается.

И. Алехин:

- Коллега, я приведу вам очень хороший пример потери фиатных денег. Вот смотрите, семь лет назад, когда курс доллара был 30, квартира на Юго-Западной, обычная хрущевка, стоила 8 миллионов рублей. Это по тем деньгам было почти что 300 тысяч долларов. Люди ничего плохого не делали, наркотиками не торговали, крипту не покупали. А вот бах - и сегодня это уже там 120 или 150 тысяч долларов. Они уже потеряли фиатные деньги, которые в квартирах, в недвижимости лежат.

Г. Клименко:

- Иван, я вам могу привести пример. Коллеги пошли продавать биткоины в Москву-Сити. Пришли и благополучно продали. А потом приехали ко мне и говорят - а мы пришли, все сделали, а нам ничего не дали. Я говорю - ну, нормально, все хорошо. Они говорят - а куда в суд подавать? А я говорю - а некуда. Иван, я понимаю вас… но покажите мне место, где у меня примут рубли, чтобы инвестировать в биткоин. Хоть одно место в Москве покажите? Только я хочу это легально сделать.

И. Алехин:

- Я вам не покажу…

Г. Клименко:

- Потому что его нет. Невозможно легально…

В. Торин:

- Да, и у нас вот еще спрашивают - а как купить биткоин?

Г. Клименко:

- Легально - никак.

И. Алехин:

- Легально, в рамках российского законодательства, - никак.

В. Торин:

- А вот давайте мы как раз обратимся к человеку, который знает про законодательство все. К члену экспертному совета Госдумы по законодательному обеспечению и развитию финансовых технологий Петру Дворянкину. Что вы по этому поводу скажете? По поводу законодательства биткоина, криптовалюты?

П. Дворянкин:

- Ну, не стоит переоценивать мои знания, на самом деле, но в целом я согласен с коллегами, что у нас на данный момент такое законодательное поле недоурегулировано и не очень дружелюбно к криптовалютам. Я приведу в пример Японию, которая была одна из первых, кто легализовал криптовалюту, в том числе, биткоин, кто активно развивал криптобиржи и на самом деле благодаря этому страна смогла за счет новых цифровых активов повысить свое ВВП страны то ли на один, то ли на два процента. Соответственно, то отсутствие законодательного поля, которое сейчас у нас есть, оно, скорее, приводит как раз к распространению нелегальных серых схем и к тому, что те, кто хотят играть по правилам, быть честными, они просто уйдут в другую юрисдикцию. И с моей точки зрения как раз это такая определенная потеря, потому что есть ряд коллег, с которыми мы сейчас по телефону общаемся, которые готовы в это инвестировать, и в целом мы, конечно…

В. Торин:

- Более того, они говорят, что те, кто вас отговаривает, те уже давным-давно инвестировали.

П. Дворянкин:

- Да, в любом случае, все идет к тому, что рано или поздно это будет зарегулировано и, с моей точки зрения, та страна, где законодательное урегулирование будет более дружелюбно и мягко, оно сможет…

В. Торин:

- Деньги будущего. Герман Клименко сказал, что не вызывает сомнений, что вообще в принципе бумажных денег скоро не станет. Это так?

Г. Клименко:

- Безусловно. Наличные деньги в Москве уйдут, безусловно. А как они будут называться в безналичном виде для частных лиц (цифровые деньги, безналичные деньги), это уже будет вопрос удобства для центральных банков стран. Наверное, где-то в Африке наличные останутся, но скорость поглощения цифровой экономики и превращения этого всего в безнал (контрольный выстрел – с чаевыми у курьеров и в ресторанах)… Я понимаю, что Москва – это не Россия, но все идет очень быстро. Карточки внедряются в регионах помедленнее, но можно предсказать, что через какое-то время наличными станет платить стыдно, просто неудобно. По крайней мере, мы участвуем в нескольких историях, когда предприятия сознательно отказываются вообще принимать наличные деньги.

В. Торин:

- Герман Сергеевич, это означает, что деньги станут просто кучкой цифр в айфоне? Именно то, что вы критиковали в первой части нашей программы.

Г. Клименко:

- Нет. Есть небольшая разница между тем, о чем говорят (давайте назовем их криптофилами или адептами, как вы их называете, евангелистами, амбассадорами)… Амбассадоры говорят о том, что где-то там есть что-то, что не признаёт ни одно государство в мире, кроме возможной какой-нибудь южной страны с непонятным режимом – ни Америка, ни Франция, ни Европа, ни Германия. Петр говорил про Японию. У меня в Японии есть очень хороший товарищ, корреспондент одной из наших газет. Когда эта история с Японией пошла, я ему позвонил. Он там уже лет 10 живет. Он переговорил с японцами, позвонил мне и сказал: «Знаешь, японцы к нам относятся, как к гайдзинам, белым людям. Японцам сказали, что белым людям нравится слово «биткоин»…» Поэтому речь о чем-то другом.

И сейчас безналичные деньги ходят. Кто сейчас платит за сотовый телефон, он мгновенно пополнился. То есть, возможно, вместо наличных… Нет никакой необходимости. Банкиры приходят и говорят: «Зачем вам нужен цифровой рубль? Его же кто-то должен сопровождать, учитывать, вести. Более того, если наличные деньги, они действительно ваши, о них никто не знает, то цифровой рубль как таковой, как бы ни говорили про критовалюту, парадокс в том, что о ней все известно, ваши кошельки все наружу. Если вы носите деньги в кошельке, то никому их не показываете. А представляете, у вас на карточке в онлайне было бы написано, сколько у вас денег? Вы подходите к кассиру платить карточкой, например, а там написана сумма, что у вас на счете есть еще миллион рублей. Вот криптовалюта – это про это, как ни парадоксально. То есть там две истории: и крипто, и валюта – это две обманки, это такой современный мем, который внедрился в головы, причем по ошибке, я так подозреваю.

Поэтому будущее точно безналичных, в будущем, возможно, появится история, когда деньги будут храниться прямо в айфоне (такой цифровой код). Если вы сейчас на бумажку посмотрите, в любой бумажке есть номер, и этот номер обозначает, если бумажка в 100 рублей, это будет номер со 100 рублями. Этот номер у вас хранится, и вы делаете с ним, что хотите. Это вероятное событие, но мне кажется, что оно не приживется. Знаете, мы долго спорили с банкирами в свое время и с криптовалютчиками. Они говорили: «Коллеги, банкиры никогда своего не отдадут». Допустим, 15 лет назад они не умели делать мелких платежей. Посмотрите на «Тинкофф». Он весь свой бизнес построил на мелких кредитах, мелких платежах.

В. Торин:

- То есть это может быть валюта, но ни в коем случае не возможность вложить деньги, для того чтобы много заработать?

Г. Клименко:

- Нет. Деньги не приносят проценты. Вот коллега говорил, что инвестировать – это все к деньгам не имеет отношения. Нельзя инвестировать в деньги. То есть можно, конечно, но они не приносят дополнительных денег. Ну, на доллары купили доллары, и всё.

В. Торин:

- Давайте послушаем Андрея Кочерова. Это частный инвестор, который инвестирует в интернете и в недвижимость, и во что-то еще. Андрей, что там с биткоином и с криптовалютой?

А. Кочеров:

- На мой взгляд, биткоины это какая-то финансовая пирамида современная. Если вы помните, в 90-е годы очень успешно одно время работала такая пирамида, как «МММ». Тогда я учился в вузе, и многие мои однокурсники ходили, занимали деньги. Потом я узнал, на что они занимали. Оказывается, они покупали эти знаки «МММ»…

В. Торин:

- Говорят, тогда многие люди сильно заработали на этом «МММ».

А. Кочеров:

- Конечно. Заработал только тот, кто успел вначале все это делать, пока еще пирамида существовала. А потом она рухнула, и большинство людей, конечно, ничего не заработали, а только всё потеряли.

Г. Клименко:

- Абсолютное большинство причем.

А. Кочеров:

- Совершенно верно. Мне кажется, что с биткоином, криптовалютами такая же история. Их очень много в последнее время появилось. Никто не понимает, на чем, собственно, это основано, что является гарантией того, что вы купили биткоины, криптовалюту, и вы обязательно на этом должны заработать. Мне кажется, таких гарантий нет. На мой взгляд, это все-таки финансовая пирамида. Я бы, честно говоря, не советовал туда инвестировать.

Да, безусловно, как и в любом рискованном проекте, можно, наверное, и заработать большую доходность. Но в то же время любой рискованный проект – это огромные риски, и вы можете всё потерять.

В. Торин:

- А вы во что вкладываете деньги, если пользоваться компьютерными программами?

А. Кочеров:

- Я давно этим занимаюсь. Но что значит компьютерными программами? Я, естественно, использую интернет и какие-то другие вещи, для того чтобы, допустим, торговать на бирже. Я этим тоже занимался. Фондовый рынок (если мы говорим про использование компьютерных программ). Сейчас можно с любого смартфона открыть себе брокерский счет и торговать, покупать какие-то ценные бумаги.

Но я не только этим занимаюсь. Я в принципе в последние годы, наверное, больше ориентирован на недвижимость. Причем это не квартиры (мне кажется, это уже вчерашний день), а это определенные объекты недвижимости, но с пассивным доходом. Я покупаю, например, номера в отелях (есть такие проекты, где продаются номера в отелях), студенческие апартаменты, апартаменты в домах престарелых. Это офисы с уже существующими арендаторами. В общем, такой набор объектов недвижимости, где вы можете получать пассивный доход.

В. Торин:

- То есть у вас много опыта инвестирования, и вы для себя четко решили, что инвестировать в биткоин или в криптовалюту не стоит? Правильно я понимаю?

А. Кочеров:

- Да. Я занимаюсь этим уже больше 15 лет. За весь период своей работы на разных рынках я попробовал, наверное, всё. И могу сказать, что осознанно не иду в сегмент криптовалют, в сегмент биткоинов. Потому что моя задача – это все-таки сохранить свои средства прежде всего и чуть-чуть их приумножить, не идти туда, где я могу их полностью потерять.

В. Торин:

- Давайте пофантазируем, какие будут деньги в будущем, и как к этому подготовиться, может быть, что для этого делать. Что делать в связи с тем, что деньги как-то в будущем изменятся (и, видимо, изменятся в цифровую сторону), и какими вы их видите?

Г. Клименко:

- Я чуть-чуть добавлю. Это программа «НЕфантастика». Знаете, не фантастика в том, что «Тесла» за год подорожала в 6,5 раз (ее акции). Если бы люди купили эти акции… Я не буду призывать людей покупать акции. Я тоже занимался очень много разным инвестированием и пришел к выводу, что лучше меньше, да лучше. Потому что, чем выше риск, тем всегда всё дороже.

В. Торин:

- Это Ленин писал.

Г. Клименко:

- Да-да. Мне сейчас ближе инвестиции в бизнес, в образование (свое собственное и своих детей). Это выгоднее по сальдо потом оказывается. Про биткоины я даже не говорю.

Деньги будут цифровыми. Люди вообще об этом не должны думать, мне кажется. Попытки создания единой валюты в мире есть – пожалуйста, зона евро, которая в очень тяжелом состоянии. Попытки сделать международные деньги… Экономики очень разные. И даже в евро, где пытаются выровнять экономики, это сложно удается сделать. Поэтому мне кажется, что глобально ничего не изменится. Будет, как по Булгакову, москвичи всё те же, только их испортил квартирный вопрос. Мы будем платить, возможно, взглядом, возможно, нас чипируют в уши. Что-нибудь придумаем новое. Деньги это такой универсальный инструмент, признаваемый всеми. Если честно, я не вижу никаких предположений к будущему, что что-то изменится, что государство откажется. Мы признали доллар, доллар признаёт нас, никаких новых игроков, условно, не будет. Главное, что люди, скорее всего, постепенно перестанут очень сильно задумываться над вопросами, какие валюты. Потому что мир глобализируется постепенно, все упрощается. Мы же не думаем, когда покупаем игры в Web Store, что там валютные цены. Там валютные цены, долларовые, а мы платим рублями, мы видим рублевые цены. Мне кажется, с точки зрения денежной системы принципиальных изменений не будет.

В. Торин:

- Петр, ваше мнение?

П. Дворянкин:

- В принципе я с коллегой согласен, что для широких слоев граждан, возможно, изменится только механизм зачисления и списания денег. Сейчас это по лицу, как коллега предположил, по взгляду. В целом, я думаю, деньги останутся средством обмена.

По поводу возможности создания цифрового рубля, о чем Центральный банк уже высказал свое предположение (аналог чему - цифровой юань - в Китае уже создан и распространяется среди граждан), это такой дискуссионный вопрос. Насколько он является нашим будущим или нет, это зависит от решения старших коллег. Я думаю, что если говорить про ближайшее будущее, то это постепенно совершенствование цифровых средств и снижение обращаемости наличных рублей.

В. Торин:

- В общем, мы поняли, что сколько людей, столько и мнений. Но давайте будем как-то осторожнее. Нас пандемия уже научила быть немножко осторожнее. Еще раз повторю эту шутку. Теперь нужна машина времени не только для того, чтобы вернуться в прошлое и купить биткоин, но и для того, чтобы там его продать. Это я отвечаю нашим слушателям, которые спрашивали, где купить биткоин. Я думаю, что если они очень захотят, они найдут. Но помните о том, что все-таки это, как нам рассказал Герман Сергеевич Клименко, не совсем законные операции, и они практически никак и ничем не регулируются.

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Apple Podcasts, Google Podcasts, ставьте оценки и пишите комментарии!

Для нас это очень важно, так как чем больше подписчиков, оценок и комментариев будет у подкаста, тем выше он поднимется в топе и тем большее количество людей его смогут увидеть и послушать.

Председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов.