ЕГЭ на карантине и приёмная кампания на удалёнке: как в 2020 году поступить в ВУЗ

Писатель Владимир Торин обсуждает будущее российского образования вместе с ректором Российского государственного социального университета Натальей Починок и ректором Российского университета транспорта Александром Климовым

В. Торин:

- Сегодня мы поговорим о будущем наших детей. Именно сейчас миллионы абитуриентов пытаются поступить в вузы в России. Они сидят на нервах, бабушки глотают валидол, папы-мамы бегают по приемным комиссиям, пересылают документы. Не менее 10 млн. человек сейчас очень взволнованы вопросом поступления в вузы.

С нами в студии Наталья Борисовна Починок, ректор Российского государственного социального университета, председатель комиссии Общественной палаты по социальной политике.

Н. Починок:

- Добрый денА. Климов:ь.

В. Торин:

- И с нами Александр Алексеевич Климов, ректор Российского университета транспорта, в прошлом – заместитель министра образования Российской Федерации.

А. Климов:

- Добрый день.

В. Торин:

- Расскажите, как происходит поступление в этом году?

Н. Починок:

- Все по-другому. Но согласна, что именно 10 миллионов человек. Потому что это 4 млн. тех ребят, которые закончили школу или которые хотят поступать дальше в магистратуру, их родители, бабушки-дедушки, суммарно 10 миллионов, принимают буквально последнее решение, куда отдать заявление.

В. Торин:

- Причем осталось очень мало времени, как я понимаю.

Н. Починок:

- Буквально сутки и несколько часов. 18 августа до конца дня можно подать на бюджет, на бакалавриат заявления. В этом году подача заявлений происходит чуть позже. Потому что чуть позже были проведены ЕГЭ. Сдвиг на две недели есть. Вместо 25 июля – 18 августа. Сейчас принимаются решения, очень многие вузы публикуют предварительные списки, где ты, на каком месте, какое у тебя количество баллов, проходишь ли ты или нет на бюджетные места. Сейчас очень важно не пропустить тот шанс отправить заявление в этом году не очно, через электронный кабинет, онлайн-подачу ты можешь попасть в списки возможных студентов. Если ты вдруг не прошел на бюджет, не расстраивайтесь.

В. Торин:

- Как изменились правила? Правда ли, что теперь везде только онлайн подаются документы?

А. Климов:

- В основном это онлайн. У нас есть два основных канала онлайн-подачи документов. Это портал Госуслуг. Новый формат, который впервые в этом году пилотируется на определенной группе университетов. Мы попадаем в эту группу. И подача документов через соответствующие электронные системы университетов. Хотя в последнее время в ряде регионов мы начали прием документов и в очном формате по предварительной записи.

В. Торин:

- То есть все равно есть реальная приемная комиссия.

А. Климов:

- Не во всех университетах. По решению соответствующих приемных комиссий такой формат существует.

В. Торин:

- У нас 229 государственных вузов и 526 тысяч бюджетных мест в них. Учебный год начинается 1 сентября?

А. Климов:

- Да, планируется начать учебный год 1 сентября. В основном планируется начинать учебу в очном режиме. Студенты в тех регионах, где позволяют соответствующие решения руководителей субъектов Российской Федерации. Мы планируем в очном режиме начать обучение как обычно, с соблюдением всех требований безопасности.

В. Торин:

- Было много разговоров о том, что, возможно, все сдвинется. Что не успеем всех принять, начать учебный процесс.

Н. Починок:

- Успеем и начнем. Но проблема в том, что защита ребят и преподавателей связана не только с масками или требованиями гигиеническими. По положению Роспотребнадзора, часть преподавателей, которые старше 65 лет, которые страдают каким-то заболеваниями, которым очень опасно приходить в аудитории, они не смогут прийти в аудитории. В среднем таких преподавателей в университете порядка 30-40 %. Конечно, университеты обновляются, но старая профессура очень ценная. Получается, что часть людей просто не смогут прийти в аудитории. И это должно быть продумано. Либо заменить этого человека, либо дать ему возможность преподавать из дома онлайн.

Мы это предусмотрели. Считаем, что это нормально и оправданно. В период пандемии, когда мы перешли на онлайн-образование, не было ни одной жалобы со стороны студентов. Потому что социально-гуманитарный профиль полностью был обеспечен качественным онлайн-форматом. Ни одна лекция, ни один семинар, ни один мастер-класс не был сорван, он читался в онлайн-режиме, все ребята, причем не только российские, но и иностранные, имели возможность быть включенными в образовательный процесс.

Мы считаем, что в принципе, если ребята с 1 сентября не увидят какого-то преподавателя в аудитории, они не должны расстраиваться. Потому что в этом нет никакой проблемы. Как только будет уже массовая вакцинация, и эти педагоги смогут прийти безбоязненно, я уверена, пройдет очень быстро время, и они ничего не потеряют. Ровно сто процентов знаний они получат, используя в том числе онлайн-формат.

В. Торин:

- В ВШЭ прошел бунт, студенты категорически против политики ректората по переходу на онлайн-образование. Считают, что теряются знания, которые передаются таким путем.

А. Климов:

- Инженерно-технологическое образование, конкретно транспортное образование имеет определенную ярко выраженную специфику. Если вы хотите подготовить пилота самолета, то он должен летать вживую, он должен заниматься на тренажерном комплексе. И большое количество лабораторных занятий, уникального оборудования, которое используется в процессе обучения.

Конечно, весной мы перешли на дистанционный формат. Но мы понимаем, что очный формат, традиционный формат в части практической подготовки, конечно же, для инженерно-технологических направлений и специальностей является предпочтительным. Поэтому с соблюдением всех норм и требований определенная часть учебного процесса должна реализовываться в очном режиме. Хотя я думаю, что лекции очень удобно и комфортно слушать в дистанционном режиме.

Мы все наши совещания проводим сейчас только в дистанционном формате, включая заседания ученого совета. Это экономит время и дает возможность очень гибко планировать свой рабочий график.

Н. Починок:

- И лекции, которые прочитаны онлайн, они ведь документируются. И любой студент может взять из библиотеки учебного процесса ту или иную лекцию и еще раз пересмотреть. Это дополнительный плюс с точки зрения обычного очного присутствия. С 1 сентября мы начнем вести эту видеотрансляцию с записью.

В. Торин:

- Недавно опубликовано расследование про некие целевые бюджетные места в российских вузах. Скандал заключался в том, что как минимум сто детей российских чиновников поступили на бюджетные места в ведущие вузы, причем почти без конкурса. Госслужащие пользовались целевым набором. Чиновники направляли своих детей на учебу от тех ведомств, в которых сами работали или с которыми активно сотрудничали. Целевой набор – это зло или добро?

А. Климов:

- Я считаю, что это хорошая возможность обеспечить ведущие компании, в нашем случае – транспортные компании теми кадрами, которые необходимы. Если мы говорим про железные дороги, про АО «РЖД», то мы понимаем, что это компания, которая работает во всех регионах. И практически дотягивается до самых отдаленных уголков нашей родины. И та инфраструктура, которая работает, должна быть обеспечена высококвалифицированными специалистами.

Те ребята, которые приезжают из отдаленных регионов, потом уезжают туда работать, а у нас до тысячи человек ежегодно поступает по этим транспортным специальностям, целевиков, подавляющая часть – это акционерное общество «Российские железные дороги», это московское метро. И ребята потом идут работать в метро специалистами, инженерами.

В. Торин:

- В этом расследовании речь шла о людях, которые поступали на журналистику, юриспруденцию. Это явно не те специальности, в которых у нас недобор.

А. Климов:

- Сложно сказать. Надо смотреть конкретную ситуацию. Я бы не старался это комментировать, исходя из общей позиции.

В. Торин:

- Все знают, что дети обеспеченных родителей – госслужащих, больших начальников – всегда как-то хорошо устраиваются. Где учились ваши дети?

Н. Починок:

- Мои дети учатся в РГСУ. Ты развиваешь тот университет, где учатся твои дети. Это важно. Ты показываешь другим, что то отношение, которое ты выстраиваешь в целом, оно равно для всех.

В. Торин:

- Вы сейчас разбиваете легенду, что дети Натальи Починок учатся за границей.

Н. Починок:

- Причем старший сын прервал свое обучение и год был в рядах российской армии, в Преображенском полку. Участвовал в Параде Победы. А что касается целевиков, эта практика очень нужна, когда корпорации, компании развивают своих сотрудников внутри компании. Когда ты работал слесарем, но ты такой талантливый слесарь, ты должен стать начальником цеха. Должен получить качественное образование высшее. И тебя организация направляет, чтобы ты повысил квалификацию, перешел на следующий уровень.

Это нужно для тех предприятий, куда на открытом конкурсе не идут. Те регионы, откуда люди уезжают, там должны учиться, чтобы их затягивать, чтобы они не уезжали. Учились и оставались. Здесь не лучшим образом выглядят определенные коллеги, которые воспользовались такой возможностью.

В. Торин:

- У нас на связи Александр Борисович Милкус, обозреватель газеты "Комсомольская правда", член экспертного совета при комитете Госдумы по образованию и науке.

А. Милкус:

- По поводу этого расследования я могу сказать, что это очень некачественное расследование. Там очень много передергиваний.

В. Торин:

- Мы поняли, что целевой набор – это благо.

А. Милкус:

- Два года назад система целевого приема изменилась. Такого, когда можно с низкими баллами по ЕГЭ поступить на специальности, такого нет. И для ребят, которые поступают на целевые места, существует порог, они не могут сдать на тройку и поступить на те же специальности. Очень большую ответственность сейчас несут те предприятия, которые направляют ребят. Кроме того, есть еще одна возможность, когда ребята учатся, компания к ним присматривается и может взять ребят на целевое сопровождение и на втором, и на третьем курсе, уже понимая, что этот человек может работать в их компании. И они могут его поддерживать. Это принципиальное изменение.

В этом странном расследовании говорится о том, что дети чиновников поступают в вузы с хорошими баллами, но по целевому приему. Приводились фамилии. Я не очень понимаю, почему это вызывает вопрос. Мальчик с хорошими баллами поступил на юридический по той же специальности, по которой трудится его отец. У нас династии врачей. Почему у нас не могут быть династии юристов? И он поступил с высокими баллами. И потом будет работать по специальности. Что в этом плохого? Там просто взяли и передернули, как наперсточники.

Н. Починок:

- Мы не критикуем.

В. Торин:

- В России постоянно говорят о том, что дети богатых, успешных людей почему-то всегда везде поступают.

А. Милкус:

- Дети успешных родителей обычно хорошо учатся. И родители вкладывают деньги в образование детей и в репетиторов. То, что ребята из небогатых семей учатся хуже, это плохо. Но это не значит, что нужно жаловаться на богатых. Надо создавать систему, когда ребята из небогатых семей получали бы такие же возможности и такое же качественное обучение. И наша система образования школьная и вузовская настроена на то, чтобы у нас побольше бедных ребят училось в вузах.

Н. Починок:

- В этом году дополнительные бюджетные места – более 11 тысяч – были выделены. РГСУ получил эти дополнительные места, так же как другие вузы, которые расположены в регионах. И ребят мы в этом году примем больше. Это тоже огромная возможность для ребят в этом году. У нас порядка 1700 бюджетных мест.

А. Климов:

- Мой сын закончил Московский городской педагогический университет, магистратуру в этом году. Работает в сфере шоу-бизнеса, пытается работать. Моя дочка в этом году закончила школу в Тольятти. И планирует поступать в Москве в один из ведущих университетов, но на платное.

В. Торин:

- Наталья Борисовна, расскажите людям, которые сейчас прильнули просто к радио и слушают, как же быть, осталось совсем немного времени до начала учебного года…

Н. Починок:

- Если 18 августа ребенок по какой-то причине не будет зачислен на бюджет, не стоит огорчаться, потому что огромное количество мест есть на контрактной основе. И как раз до 27 августа включительно есть возможность уже спокойно, взвешенно выбрать вуз своей мечты и, конечно же, поступить на очное или очно-заочную форму, но на контрактной основе. И огромное количество людей это делают. Ведь если порядка 560 тысяч бюджетных мест, а поступают 4 миллиона, значит, оставшиеся принимают решение, что будут оплачивать сами свое обучение. И это во многих случаях более правильно, чем расстраиваться, что ты не поступил на бюджет. Потому что, с одной стороны, есть возможность получить льготный кредит от Сбербанка, есть возможность сразу с первого курса, например, в нашем университете, совершенно точно могу сказать, устроиться на работу либо внутри университета, либо у наших партнеров и помогать себе учиться. И, когда ребенок понимает, что он обучается за деньги, а особенно когда он сам зарабатывает эти деньги и вкладывает в свое обучение, это самый лучший вариант, когда он учится, хватается за любой навык, который ему дает университет, и более успешен в жизни.

В. Торин:

- Наталья Борисовна Починок зовет будущих студентов в РГСУ и говорит, что в любом случае что-нибудь придумаем, да. А, насколько я понимаю, у РГСУ огромный филиал в Белоруссии, да?

Н. Починок:

- В центре Минска действительно уникальный филиал, который был создан на средства Союзного государства.

В. Торин:

- Сколько там учится человек?

Н. Починок:

- Порядка 2-2,5 тысяч. И, конечно же, мы ждем этих ребят… Выбирайте РГСУ, учитесь, потому что все-таки система образования вне политики. Очень важно это отметить, потому что, конечно же, мы учим детей, для того, чтобы они создавали своими руками будущее. И, конечно, никакие политические внешние вещи не должны менять отношение к качеству образования, к системе организации. Мы открыты в Москве, в Сочи, в Пятигорске, в Минске, в Оше - для тех, кто хочет знаний, кто жаждет получить востребованную профессию будущего. И действительно вложить время и какие-то средства в создание успешного будущего.

В. Торин:

- Александр Алексеевич Климов в прошлом заместитель министра образования, а сегодня ректор российского университета транспорта. Александр Алексеевич, вот сравните, как было тогда, и как сейчас, в период пандемии, ведь изменилось-то многое.

А. Климов:

- Безусловно. Этот год у нас был сложный в системе высшего образования и среднего профессионального образования. То есть, то, о чем мы долго говорили, то есть, что нужно развивать цифровые технологии, что университет должен становиться интеллектуальным, цифровым, все это случилось в один день, когда вышли соответствующие решения президента, правительства Российской Федерации. И я скажу так, что система транспортного образования - а это 17 университетов по всей стране - и в целом система высшего образования достойно справилась с этой задачей. Я думаю, что это был такой очень серьезный вызов…

В. Торин:

- Ну, мы же понимаем с вами, когда вот так, с колес, не было времени ничего тестировать, а несколько миллионов человек поступало в университеты, в институты по удаленке…

Н. Починок:

- Почему с колес? Ведь огромное количество университетов развивало уже давно цифровые… В РГСУ уже пять лет действует электронная зачетка, электронный студенческий билет и все, что касается очного, заочного, дистанционного формата обучения, является такой электронной образовательной средой.

В. Торин:

- Александр Алексеевич, а у вас?

А. Климов:

- Все, что связано с экономическим, юридическим образованием, традиционно отрабатывалось и реализовывалось в дистанционном формате, в том числе.

В. Торин:

- Значит, я просто сижу в этих старых парадигмах, что вот сидит преподаватель, к нему приходит студент, берет билет… а оказывается, уже все по-другому?

А. Климов:

- Вопрос в другом. Вопрос в инженерно-технологическом образовании, к примеру. Это совершенно другой формат. Это в меньшей степени переход в дистанционную форму обучения и, конечно, для инженерно-технологических направлений, специальностей, для университетов политехнических и в целом как бы технического профиля, мне кажется, это был серьезный вызов и хорошо, что мы справились. Мы выпускные квалификационные работы принимали дистанционно, мы все экзамены принимали дистанционно.

Н. Починок:

- Кстати, в этом году вступительные экзамены будут проводиться дистанционно. В ряде вузов есть вступительные испытания, где ты должен проявить себя и в рамках творческого какого-то испытания и специальных требований, устанавливаемых вузами…

В. Торин:

- А мне рассказывали, что это специально сделано для того, чтобы сохранить коррупционную составляющую. Одно дело ЕГЭ сдали, цифры понятны. А тут приходит - а у нас испытание!

Н. Починок:

- Это просто невозможно. Особенно сейчас. Потому что это все делается онлайн, это все видеодокументируется и это просто невозможно вот как-то оценить. Если молодой человек или девушка прекрасно отвечают, прекрасно выступают и раскрывают полноту вопроса, это невозможно. И я считаю, что это тоже прекрасное достижение, что уже нет чего-то такого, которое находится за рамками прозрачности. Сейчас в этом году все прозрачно, все понятно, удобно и тебе не нужно бегать по разным приемным комиссиям вузов, ты анализируешь очень большое количество материалов, ты смотришь сайты, все материалы и отклики действующих студентов, подаешь в вуз своей мечты… кстати, в несколько вузов ты можешь подать, и уже путем конкурса ты проходишь на бюджет или выбираешь более удобные комфортные платные условия, если ты не проходишь на бюджет, поступаешь на контракт.

В. Торин:

- Александр Алексеевич, к примеру, прямо сейчас вот идет разгар этой приемной кампании. Раз, и выясняется, что человек не прошел на бюджет, не сдал. Он плачет, падает головой в подушку, не хочет разговаривать с бабушкой, что делать?

А. Климов:

- С моей точки зрения, есть три варианта. Первый вариант - идти в систему среднего профессионального образования после 11 класса…

В. Торин:

- Есть такое старое советское мнение, что ПТУ - это нехорошо.

А. Климов:

- Сейчас фантастически ежегодно растут конкурс в организации, которые готовят по именно среднему профессиональному образованию. В университетах есть программа СПО, вот у нас свыше 5000 студентов ежегодно обучаются по направлениям и специальностям СПО. Я вам скажу так. У нас конкурс 5 человек на место.

Н. Починок:

- У нас балл на бюджет 5 и 0. То есть, все пятерки. Может быть только одна четверка в оценках аттестата после 9 класса. То есть, это блестящие студенты, которые сто процентов были бы блестящими студентами, выпускниками с 11-го класса и с прекрасным ЕГЭ, но они выбирают путь через профессию…

В. Торин:

- И у них больше шансов потом создать себя.

Н. Починок:

- Так они уже работают. Они уже со второго, с третьего курса понимают уже, где они будут работать.

В. Торин:

- Мы с вами сегодня неоднократно обращались к истории, связанной с онлайн-образованием. Мы говорили о некотором скандале, про который сказал ведущий Алексей Пушков, тоже недавний наш гость в программе «НЕфантастика». Он написал о том, что студенты Вышки взбунтовались против онлайн-образования. Мы сейчас выяснили, что есть плюсы, а есть и минусы у онлайн-образования, а вообще что там такое случилось, в Высшей школе экономики? У нас на связи Андрей Лавров, директор по связям в общественностью Высшей школы экономики. Андрей, здравствуйте.

А. Лавров:

- Да, здравствуйте.

В. Торин:

- Андрей, что там такое случилось, что там за бунт в Высшей школе экономики и что там за студенты, которые не хотят проходит онлайн-обучение?

А. Лавров:

- Да, случилось вот что. Не случилось ничего. Никто не взбунтовался. Пушков этот пост написал 17 июня, два месяца назад… там на самом деле довольно странное обращение, с которым мы разбирались со студсоветом, знают ли они авторов этой петиции и знают ли они, кто взбунтовался, вот нам наш студенческий совет сказал, что они понятия не имеют, кто взбунтовался против онлайн-образования. А история-то очень простая. У нас с 1 сентября начинается в офлайне учебный год, как и у всех…

В. Торин:

- То есть, все преподаватели приходят прямо на кафедру, стучат указкой по столу…

А. Лавров:

- Указки - это не технологично.

Н. Починок:

- Кстати, ряд вузов за рубежом, европейских, североамериканских, они распустили студентов и уже больше года, вплоть до декабря месяца, у них онлайн-формат. Тотально онлайн-формат. Причем, в первой сотне вузов мирового рейтинга, и во всех других, исключительно онлайн. Конечно, мы не сравниваем, мы, наоборот, говорим, что наше образование действительно качественное и имеет очень большой вес в мире, но это просто к сведению радиослушателям, что вот стремятся же, а как за рубежом, а вот за рубежом так - онлайн.

В. Торин:

- Андрей, а вы как считаете, что лучше - онлайн или офлайн?

А. Лавров:

- А мне кажется, это совершенно неправильная постановка вопроса. Лучшее, хорошее качественное образование получить, которое можно, конечно, только в процессе взаимодействия преподавателя и студента в кампусе. То есть, конечно же, живое общение. Но это совершенно не значит, что мы не должны использовать современные онлайн-технологии в образовательном процессе, какие-то более простые, технологичные вещи… какие-то лекции или короткий курс можно записать в онлайне и студентам будет так удобнее, они смогут слушать эту лекцию у себя дома или тогда, когда им это удобно. А более содержательную работу, конечно, надо выполнять в кампусе.

В. Торин:

- Это был Андрей Лавров, директор по связям с общественностью Высшей школы экономики. Александр Алексеевич, расскажите еще раз, как все-таки в этом году будет делаться обучение, как это будет выглядеть?

А. Климов:

- Студенты придут 1 сентября и с соблюдением всех норм и требований, которые изложены в методических рекомендациях Роспотребнадзора, оденут маски, будут аккуратно руки протирать соответствующими препаратами…

В. Торин:

- Сколько тысяч человек у вас учится?

А. Климов:

- Если брать суммарно среднее профессиональное и высшее образование, у нас порядка 34 тысяч студентов.

В. Торин:

- А у вас, Наталья Борисовна?

Н. Починок:

- 17 тысяч.

В. Торин:

- Я знаю, что у вас еще много иностранцев учится. Сколько у вас учится?

Н. Починок:

- В Москве порядка 800 ребят из 72 стран мира. Кстати, большинство из этих ребят пока еще не могут въехать в страну, потому что авиасообщение еще не открыто.

В. Торин:

- Мы в рамках нашей программы «НЕфантастика» общались с Марией Захаровой, она обещала нам, что все, кто едет на учебу, все приедут.

Н. Починок:

- Мы тоже ожидаем всех. Мы даже создали такой процесс, когда они 14 дней будут находиться в самоизоляции, в общежитиях нашего университета, мы тоже этот процесс продумали, но в целом, конечно же, мы предоставляем с 1 сентября возможность, и не спешить обязательно приехать именно к 1 сентября, и прийти в аудитории, а если кому-то удобно находиться пока у себя дома, или авиасообщения еще нет… пожалуйста, это ни на секунду не ухудшит качества обучения, мы гарантируем, что это будет ровно так же, как если бы эти ребята пришли очно в аудиторию.

А. Климов:

- У нас 1300 иностранных граждан обучается, из развивающихся стран очень много.

В. Торин:

- Ну и тоже, видимо, сейчас есть проблемы с тем, как они добираются до России, да?

А. Климов:

- По состоянию на пятницу, насколько мне известно, разрешение не выдавалось, но, если МИД говорит, что все будет, как обычно, будем работать в соответствии с инструкциями.

Н. Починок:

- Кстати, для ребят иностранцев буквально в этом году, в августе, снято было ограничение на запрет работать. Те иностранцы, которые поступают на очное отделение, могут работать здесь.

«Комсомолка» решила вспомнить, как проходило становление капиталистического уклада три десятилетия назад, кто был пионерами этого движения и какой путь они прошли с тех пор.
«Комсомолка» решила вспомнить, как проходило становление капиталистического уклада три десятилетия назад, кто был пионерами этого движения и какой путь они прошли с тех пор.
«Комсомолка» решила вспомнить, как проходило становление капиталистического уклада три десятилетия назад, кто был пионерами этого движения и какой путь они прошли с тех пор.