Военкор Семен Пегов: Третья мировая война идет прямо сейчас

Военкор Семен Пегов в окопах Донбасса.

Военкор Семен Пегов в окопах Донбасса.

Писатель Владимир Торин обсуждает вместе с военным корреспондентом, руководителем проекта «Wargonzo» Семёном Пеговым, где проходит «красная черта», о которой говорит Путин в Послании

В. Торин:

- Здравствуйте, дорогие друзья. Это программа «НЕфантастика». Меня зовут Владимир Торин. И здесь мы говорим о нашем будущем, о нашем близком и далеком будущем, в котором теперь возможно все. После пандемии мы уже ничему не удивляемся, как сейчас не удивляемся и все чаще звучащей настоящей военной риторике, причем как в нашу сторону, так и с нашей стороны. И все больше и больше чувствуется какой-то сгусток такой странный в воздухе, люди почему-то начинают говорить о войне, что уже само по себе страшно. Нашей стране есть, что вспомнить, у нас много всего, что связано с мировыми войнами, со страшными катастрофами. И вдруг сейчас все чаще и чаще раздаются разговоры о войне. Спасибо нашему министру обороны Сергею Кужугетовичу Шойгу за то, что буквально вчера появилась новость, которая людей хоть немного успокоила. Министр Шойгу принял решение отвести войска от границы Ростовской области и Украины. Он объявил о завершении проверочных мероприятий в Западном и Южном военных округах, так как, по его словам, все поставленные цели были достигнуты. Дай-то бог, чтобы все поставленные цели были достигнуты. Но все больше и больше людей говорит о войне, и это само по себе страшно.

Есть цитата нашего президента, который в Послании Федеральному собранию объявил о неких таких красных линиях. Он сказал, что не стоит переходить в отношении России некую красную черту.

Путин Владимир Владимирович
Владимир Владимирович Путин
Президент Российской Федерации

- Недружественные акции в отношении России не прекращаются. В некоторых странах завели пренепреличный обычай по любому по поводу, а чаще всего вообще без всякого повода цеплять Россию. Новый вид спорта там – кто громче что-то скажет. Мы ведем себя в этой связи в высшей степени сдержанно, часто вообще не отвечаем не только на недружественные акции, но и на откровенное хамство. Мы действительно не хотим сжигать мосты, но если кто-то воспринимает наши добрые намерения как безразличие или слабость и сам намерен окончательно сжечь или даже взорвать эти мосты, должен знать, что ответ России будет ассиметричным, быстрым и жестким. Но надеюсь, что никому не придет в голову перейти в отношении России так называемую красную черту. А где она будет проходить, это мы будем определять в каждом конкретном случае сами.

В. Торин:

- Это, в общем-то, достаточно здравомыслящая и правильная позиция. Но все-таки вспоминается сразу манифест Николая II в 1914 году, который сказал, что с Россией нельзя разговаривать с позиции силы. Огромная толпа собралась на площади перед Зимним дворцом, приветствовала Николая II и радовалась тому, что наконец-то началась война с Германией. Закончилось все чрезвычайно печально, причем и для Германии, и для России. Но тогда было абсолютное единение народа.

С нами на связи Семен Пегов, военный корреспондент, руководитель очень популярного в Телеграме проекта WarGonzo. Семен, по-вашему, слова про красную линию, которые сказал наш президент, что это такое?

С. Пегов:

- Насколько я могу как военный корреспондент интерпретировать слова президента, отслеживая на протяжении последних десятилетий стиль работы нашего президента, одна из красных линий, которую, на мой взгляд, можно довольно четко обозначить, связана прежде всего, конечно, с борьбой с терроризмом. Сегодня терроризм, скажем прямо, представлен в двух видах. В основном это радикально правый терроризм, то есть так называемых националистов, нациков, последователей в каком-то смысле идеологии Гитлера и нацизма. Это первый вид терроризма, который в мире находится в повестке иногда, к сожалению, на первых полосах СМИ. И второй вид терроризма – это религиозный терроризм. Не хочется его называть исламским или мусульманским, потому что все-таки к религии как таковой, к исламу как таковому это имеет крайне опосредованное отношение. Все-таки терроризм и истинная вера несовместимы, на мой взгляд.

И когда мы говорим про красные линии, здесь уместно вспомнить и ту же Украину, и ту же Турцию, которые через свои прокси, будем говорить так, различного рода радикальные организации… В случае Украины это запрещенная на территории России организация «Правый сектор» и другие группировки нацистского толка, в случае Турции уместно вспомнить группировку «Хаят Тахрир аш-Шам», которая действует на территории Сирии и организовывает теракты, и на территории России в том числе. Я могу называть конкретные примеры из недавнего прошлого. Вот в Крыму были задержаны члены этой организации, которые готовили теракт в крымской школе. Если брать праворадикалов, подверженных украинскому влиянию, то совершенно недавно был в Барнауле задержан молодой человек, который собирался взорвать мечеть. Мы видим, все это нацелено не просто на какие-то акции устрашения мирного населения, это попытка повлиять в том числе и на внутреннюю российскую повестку.

Конечно, когда я говорю сейчас об Анкаре и Киеве, я не считаю их некими самостоятельными субъектами международного поля. Для меня такие страны, ЧВК большие… Это мое личное мнение, кто-то может с ним соглашаться, а кто-то нет, но для меня очевидно, что и Турция, и Украина в тех конфликтах, которые протекают сейчас (это конфликты в Сирии и на юго-востоке Украины, на Донбассе), они, естественно, выполняют роль тоже своего рода прокси в руках Вашингтона и блока НАТО, выполняют их заказ. И сегодня в условиях гибридных войн… Вот вы говорите, что многие обсуждают возможность войны. На самом деле война не прекращается уже несколько лет, на мой взгляд, она просто принимает немного другие формы. Это информационная война, кибервойна, это война через некие неофициальные структуры, которые напрямую, может быть, не являются армией Турции или армией Украины, или армией США, или подразделениями НАТО, но в некой завуалированной форме, тем не менее, выполняют стратегические задачи.

Мне кажется, когда Путин говорит «взрывать мосты», он имеет в виду именно терроризм и опасность использования терроризма как инструмента для геополитической и политической борьбы. Потому что, чего греха таить, каждая из стран преследует свои интересы, борется за ресурсы, для того чтобы народ в этой стране жил лучше. И это можно понять. Мы тоже в каком-то смысле боремся за свои интересы и за дополнительные ресурсы. Но главный вопрос – кто, чем и как это делает. Если мы, Россия, делаем это по-честному, то есть мы помогаем Сирии, у нас есть определенный стратегический интерес в этом. Но мы там находимся официально, согласно всем международным нормам, по приглашению действующего легитимного правительства. И наши действия на территории Сирии легальны с точки зрения международного права и всех международных норм. А когда США, например, через каких-то своих посредников на Ближнем Востоке в лице стран Персидского залива, в лице той же Турции, отдельных политических сил внутри Турции используют терроризм как инструмент для достижения целей, то, мне кажется, это та красная линия, которая в отношении России и на территории России недопустима ни для кого. И президент ясно дал это понять.

Такова моя военкоровская точка зрения. Мне на самом деле сложно рассуждать о какой-то международной политике, я все-таки не политолог. Но с точки зрения борьбы с терроризмом и той войны, которая ведется сейчас именно с этим, мне кажется, президент говорил в том числе конкретно о данных вещах.

В. Торин:

- Семен, у меня перед глазами письмо. Зигмунд Фрейд пишет Эйнтшейну в 1932 году. Эйнштейн спрашивает, что делать, как отвести человечества от зловещей опасности войны, потому что все ее чувствуют буквально в воздухе. Фрейд отвечает, что неизбежность войны довлеет над человеческим родом, а людей легко охватывает военная истерия.

Что сделать? Как предотвратить бессмысленное смертоубийство?

Владимир Путин сказал про красные линии, нельзя никому переходить красные линии в разговоре с Россией. И ваша позиция понятна. А нет ли у вас ощущения, что просто можно взять вашу красивую и правильную речь, поменять название одних стран на другие, и будет готова речь украинского националиста? Или человека, который пропагандирует ценности, как вы говорите, «вашингтонского обкома». И будет все то же самое – и про терроризм, и про борьбу с терроризмом, и про ООН, и про то, что ни в коем случае нельзя разговаривать с другой страной с позиции силы?

С. Пегов:

- Я не думаю, что Россию можно обвинить в организации терактов.

В. Торин:

- Ее постоянно пытаются обвинить!

С. Пегов:

- Если Россию обвиняют в подрыве каких-то складов там с боеприпасами в Чехии, предположим, обвиняют в Лондоне, еще обвиняют в других вещах. Не надо путать одно с другим. Если Россию обвиняют, то обвиняют…

В. Торин:

- Вас все хуже слышно. Уходит связь. Я услышал одно, что не надо путать одно с другим, когда обвиняют Россию – это неправильно, а когда Россия обвиняет – это правильно. Почему?

У нас нет связи с Семеном. Мы постараемся его сюда вытащить. Дело в том, что, безусловно, тема разговора со страной с позиции силы, это какая-то феодальная история, уходящая в глубь средних веков. И тут Владимир Владимирович, видимо, совершенно прав. Другое дело, что другие страны тоже имеют право на подобную риторику. И мы слышим очень похожую риторику от президента Украины Владимира Зеленского. Более того, он тут предложил Владимиру Путина встретиться в Донбассе, причем, это выглядит очень странно. И немного по-картинному, по-телевизионному.

Семен, слышите ли вы нас? Пропадает Семен. Очень жаль. Вот, вас стало слышно. Как вы считаете, а вы руководитель Telegram-канала Wargonzo, у вас 225 тысяч подписчиков, это очень много. Возможна ли такая встреча где-то в Донбассе?

Семен у нас отключился. Бывает такое. Срывается у нас связь.

У нас много пишут радиослушатели. «Часы судного дня», «Начнется ли третья мировая война?», «Я бы предложил для начала, чтобы все прошли экзамен на культурную идентичность». Так.

Звоните нам прямо в эфир, уважаемые радиослушатели! Ведь точно такие же проблемы волновали ведущие умы планеты! Альберт Эйнштейн в Берлине тогда еще ничего еще не предсказывал в 1932 году. И никто представить не мог сотен миллионов жертв гигантской войны, которая взяла и в тисках сжала планету.

Каждый в некоей боевой риторике находился, у каждого были свои аргументы. Если мы вспоминаем про мюнхенский сговор, когда Гитлер, Муссолини вместе с английским и французским руководством подписали некую бумагу, а те, в свою очередь, ссылаются на пакт, который заключили Молотов и Риббентроп. И у тех, и у других своя правда. И какие-то те самые красные линии.

Семен опять вошел в эфир.

С. Пегов:

- Да, я на связи.

В. Торин:

- Наши радиослушатели пишут и звонят, а будет ли третья мировая война?

С. Пегов:

- На мой взгляд, третья мировая война идет прямо сейчас. Просто она не имеет ту привычную форму, которую мы знаем по двадцатому веку нашей истории. Сегодня идет война с применением других средств, более технологичных, высокотехнологичных. И, прежде всего, это информационные технологии.

Вы сказали, можно ли поменять местами названия населенных пунктов и организаций, обвинить Россию в том же самом? Но сейчас западный мир действует еще проще. Он вешает ярлыки, не пытаясь доказать это реально. Когда мы говорим о терроризме, у нас всегда есть аргументы, доказывающие нашу точку зрения. Реальные факты и доказательства террористической угрозы. Но когда они обвиняют Россию в том, что она сбила «Боинг» над Украиной, взорвала где-то что-то, то никаких доказательств нет. Либо они откровенно липовые. Например, история из Молдовы, мы делали с коллегами, с военкором из Сирии Олегом Блохиным по поводу взрыва складов в Чехии. Они даже не стали заморачиваться, сделали левый молдавский паспорт, имею в виду чешские спецслужбы. Доказать поддельность паспорта не составляет труда даже обычным блогерам. Они смогли так организовать информационные потоки, что на весь западный мир Россия выставляется агрессором.

Я эту тонкую линию по поводу терроризма буду отстаивать и говорить о том, что Россия не использует террористов в своих целях никогда.

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Apple Podcasts, Google Podcasts, ставьте оценки и пишите комментарии!