Бизнесмена Александра Петрова убил киллер: как сегодня устроен рынок заказных убийств

Писатель Владимир Торин обсуждает с экспертами, почему лихие 90-е возвращаются именно сейчас

В. Торин:

- Добрый день! В эфире программа о нашем будущем, в котором теперь возможно все. 2020 год у нас очень богат на удивительные и иногда страшные вещи. И вот вдруг у нас появилась еще одна невероятная и страшная вещь. Кажется, к нам возвращаются заказные убийства из 90-х. Со вчерашнего дня город Выборг потряхивает. Как говорят местные, к ним вернулись лихие 90-е, именно так объясняют местные убийство 61-летнего местного депутата Александра Петрова. Он был достаточно известный человек в Выборге, много было предприятий и компаний, которые с ним связаны. И вот это неожиданное убийство, явно стрелял снайпер с другого берега озера. И он дожидался, когда Петров выйдет из бани, и он был убит. В Выборге все обсуждают эту историю. И еще больше говорят о том, что, кажется, что-то происходит с нашим временем, возвращаются заказные убийства.

У нас на связи Роман Лялин, корреспондент «Комсомольской правды» в Санкт-Петербурге. Здравствуйте!

Р. Лялин:

- Здравствуйте!

В. Торин:

- Расскажите, что там случилось?

Р. Лялин:

- В Выборге такой городской траур, потому что все знали депутата Александра Петрова. Как говорят, многим он помогал. Он еще в 90-е начал работать электриком в местной гостинице «Интурист», занимался там фарцовкой, туда часто приезжали жители Финляндии с редкими товарами, он их перепродавал. И начинал выстраивать свою бизнес-империю. И потом он купил эту гостиницу, где работал электриком. Кроме гостиницы у него еще порядка 30 предприятий крупных. Его оборот оценивается большн миллиарда рублей в месяц.

В. Торин:

- Вот, дорогие друзья, когда кто-то говорит, что не работают социальные лифты! Пожалуйста! Электрик становится владельцем гостиницы и 26 компаний! Совладелец выборгского судостроительного завода!

Роман, люди говорят, что это заказное убийство? Или есть сомнения?

Р. Лялин:

- Нет, никаких сомнений нет, потому что все убеждены, что действовал профессиональный киллер, снайпер, который долго готовил себе пути отступления, изучал весь график передвижения. И он знал, что Петров ходил в баню, после бани выходит к этой речке, чтобы искупнуться. И он там специально ждал. Говорят, что он мог ждать около шести часов, чтобы он приехал в свою баню и пришел к этой самой речке. И с расстояния 100-200 метров он произвел один-единственный прицельный выстрел, который сразу попал в грудь.

В. Торин:

- Прямо в сердце.

Р. Лялин:

- Прямо в сердце. Бизнесмен скончался на месте, его было не спасти. После этого киллер отошел так, что его никто не заметил, нет ни одного свидетеля, кто видел бы человека, стрелявшего с другого берега. И скрылся. Как я понимаю, следствие имеет одну зацепку – это гильзу, которая была обнаружена после стрельбы.

В. Торин:

- Не самая большая зацепка. Мало ли…

Роман, как вы думаете, нет ощущения, что что-то возвращается? Откуда-то из 90-х…

Р. Лялин:

- Я говорил с жителями Выборга. Они тоже уверены, что возвращаются 90-е, но связывают это с пандемией, потому что массовые неврозы, люди на нервах. И у нас в Санкт-Петербурге участились убийства с расчленениями.

В. Торин:

- Это теперь питерская притча во языцех! Более того, у нас есть много историй, как нанимают киллеров, причем, вот бабушка нанимала киллера, копила деньги из пенсии, чтобы он убил соседей, которые сверлили стену. Вот такая вот страшная история!

У нас на связи Сергей Мигдаль, бывший оперативник международного департамента израильской полиции, эксперт по вопросам безопасности. Сергей, слышите ли вы нас?

С. Мигдаль:

- Отлично слышу.

В. Торин:

- А вам не кажется, что подходят года такие, похожие на 90-е?

С. Мигдаль:

- Мне так не кажется. Важно отметить, что я уехал из СССР в 1987 году.

В. Торин:

- Вам как-то повезло в те годы!

С. Мигдаль:

- Так получилось. И поэтому мне из моих палестин как-то немножко трудно определить ощущения…

В. Торин:

- А из ваших палестин, это Израиль, как вам оттуда видится ситуация в России?

С. Мигдаль:

- Мне не кажется, что это возвращение 90-х, это было время очень необычное, особое. Я с этим столкнулся, в те годы, как раз, с 96-го до 2005-го работал в полиции. И занимался, в том числе, что называется восточно-европейской, российской организованной преступностью.

В. Торин:

- В знакомы с таким термином, как заказное убийство?

С. Мигдаль:

- Совершенно верно. Дело в том, что немало из людей, которые в этих процессах участвовали, имели израильских родственников, даже израильские паспорта, кое-кто из них потом в Израиль переехал, зачастую спасаясь от различных киллеров, покушений или, наоборот, уголовных дел. И этой темой мы занимались близко, в том числе, работали совместно как с российской генпрокуратурой, ГУБОПом в Москве и так далее.

Важно подчеркнуть, что сейчас, конечно, я не считаю, что 90-е возвращаются. Все факты, которые вы упомянули, они, может быть, свидетельствуют о том, что происходит не только в России, а во всем мире – это тяжелая ситуация, которая приводит вот к таким явлениям, связанным с экономическим кризисом. С кризисом коронавируса, с социальными потрясениями, которые от этого происходят.

В. Торин:
- Просто мир немного сходит с ума!

С. Мигдаль:

- Совершенно верно. Люди в тяжелом психологическом состоянии, у людей тяжелое экономическое состояние, многие потеряли часть своих средств к существованию, остались без работы. И такие явления я вижу во многих странах. И явления похуже, включая массовые беспорядки, сжигание имущества, грабежи и так далее. В России, слава богу, до этого не дошло.

В. Торин:

- Роман, а ваше мнение? К чему мы движемся?

Р. Лялин:

- Мне кажется, заказных убийств ждать больше не стоит, потому что в Санкт-Петербурге они встречаются примерно раз в два года. Два года назад у нас расстреляли известного бизнесмена Бадри Шенгелию. Он ехал на своем мерседесе, его догнал другой автомобиль и прямо на ходу расстрелял из автомата Калашникова весь его автомобиль. Он скончался на месте.

Бытовых убийств, мне кажется, пока будет больше из-за того, что все люди на нервах из-за COVID-19, из-за ограничений, которые были наложены.

В. Торин:

- Сергей, уровень безумия стал выше, как вы думаете? Чаще? Больше? Чего нам ждать дальше?

С. Мигдаль:

- Я как бы хочу отойти от темы драк и беспорядков.

В. Торин:

- И перейдем к заказным убийствам.

С. Мигдаль:

- Ситуация обострилась из-за ухудшения экономического положения. Оно бьет не только по простым людям, но и по бизнесам. И это означает, что усиливается конкуренция за уменьшающееся количество доходов, поступлений и финансовых возможностей. Это может приводить к обострению конфликтов, которые, может, затихли или продолжались, но велись в более приемлемой сфере, скажем, юридически-административной.

В. Торин:

- Сергей, радиослушатели нам пишут, что это все ерунда, это все происходит всегда в период обнищания, когда снижаются доходы у людей. И первые, кого начинают отстреливать, это бизнесмены. И никто не верит в то, что будет справедливое судебное решение. И теперь таких убийств будет только больше.

У нас на связи Михаил Вячеславович Игнатов, бывший оперативный сотрудник регионального управления по борьбе с организованной преступностью МВД России по Москве. Здравствуйте!

М. Игнатов:

- Добрый вечер!

В. Торин:

- Вы слышали про убийство в Выборге?

М. Игнатов:

- Естественно. Все СМИ об этом рассказали.

В. Торин:

- Да. И люди все время говорят о возвращении 90-х. Как вы думаете? И чем вызвано такое безумие, почему вокруг как-то наэлектризован воздух? И чего нам ждать в ближайшем будущем?

М. Игнатов:

- Да, это классическое убийство из 90-х. Таких мы видели много в свое время. В данном преступлении снайпер был очень квалифицированный. Не пожалели тут заказчики денег.

Да они и не прекращались, по большому счету, эти убийства. Только они стали менее дерзкие. В 90-х это было открыто, на виду.

В. Торин:

- Нет ли ощущения, что стало опять так же дерзко?

М. Игнатов:

- Нет. Это единственный момент, почему его стали освещать. Да, это дерзкий способ убийства. Кроме того, личность такая, как бы известная на Санкт-Петербург и на область. В регионе известен.

И второе. Убийства есть, просто их не видно. Сейчас перешли на другие способы. Проще отравить оппонента, компаньона, у которого можно забрать бизнес под себя. И сделать это так, что это не отравление, а несчастный случай. Сердечный приступ. Есть сейчас такие яды, которые держатся максимум полчаса в организме. Когда происходит вскрытие, это острая сердечная недостаточность и все.

Нельзя говорить, что мы ушли из 90-х и пришли в 10-е, где перестали заказывать друг друга. Не перестали. Конечно, все это происходит, только об этом знает не так много людей.

А чего ждать в будущем. Да, общество наэлектризовано, на нервах. Везде видите, как люди друг на друга рычат, кидаются. На пустом месте. Посмотрите, какое движение идет, как друг друга подрезают на дороге! Это все говорит о том, что общество озлоблено. И озлобленность эту надо как-то снимать через СМИ, опять же, выдавать более положительную, может, информацию. Ее должно быть больше, чем негатива. Плюс нервируют все эти запреты, которые связаны с COVID-19. Многие запреты людей бесят.

Ждать, к сожалению… Я по жизни оптимист. И считаю, что мы придем к нормальной жизни.

В. Торин:

- Все закончится и у нас все будет хорошо.

М. Игнатов:

- Думаю, да. Главное, чтобы в душе закончилось. И сами перестали, отбросили от себя негатив. И стали улыбаться друг другу.

В. Торин:

- Сергей, как вы считаете?

С. Мигдаль:

- Я согласен с Михаилом. И солидарен с его оптимистической концовкой. Но хочу подчеркнуть, что было особенностью 90-х. Убивают, заказные убийства и киллеры существуют не только в России. Происходит такое и в Италии, и в Америке, и в Англии, и в Германии. Везде. Но важно, что особенность 90-х была в том, что убивали не только разные мафиозные группировки своих лидеров и бойцов, бизнесменов, но именно мы помним, что погибали такие люди, как замгубернатора Петербурга Маневич, как председатель Мосстройбанка, личный друг Лужкова Журавлев, которого застрелил снайпер, покушение было на Дубинецкого, главу «Промстройбанка» и бывшего депутата Госдумы. Это было массовым явлением.

И важно отметить, что Петров – уважаемый человек и депутат, он немножко как бы сам такое эхо из 90-х. Именно то, что называли авторитетным бизнесменом, который имел, как сообщают различные источники, очень обширные связи и в криминальном мире в 90-е годы.

В. Торин:

- Михаил, здесь, наверное, не обошлось без связей, которые были в криминальной среде?

М. Игнатов:

- Я думаю, что не обошлось. Такие вещи без таких связей не обходятся.

В. Торин:

- Итак, история про то, как пенсионерка попыталась нанять киллера для соседей! Бабушка откладывала деньги с пенсии, чтобы нанять киллера, чтобы убить соседей, которые сверлят стену! Давайте послушаем подробности этой истории.

-Вечный ремонт у соседей может вывести из себя кого угодно. 53-летяя жительница ставропольского города Буденновск решила кардинально бороться с шумными соседями. Женщина обратилась к киллеру. По словам ставропольчанки, конфликт возник еще 26 лет назад, после того, как она переехала в новый дом. Со временем недопонимание переросло в настоящую вражду. Чтобы выжить женщину, соседи постоянно сверлили одну из стен ее дома.

Терпение кончалось. Ставропольчанка решила заказать ненавистную семейную пару, вот только киллером оказался полицейский. В разговоре с ним женщина сообщила, что после соседей ей нужно будет избавиться еще от нескольких человек.

«- Вы согласны на двоих?

- Да. Что делать? Не меньше семерых.

- Сейчас одного-двух убьем, вам будет легче. Потом с основными расправимся.

- За это время?

- Не переживайте».

- По требованию заказчицы все должно было выглядеть, как несчастный случай. Оперативники инсценировали убийство, а женщина заплатила 100 тысяч рублей. Тут ловушка и захлопнулась. Следователи усомнились в адекватности женщины. Кроме того, все стены ее дома оказались невредимыми. Буденовский городской суд доказал вину злоумышленницы, но экспертиза признала ставропольчанку невменяемой.

Рассказывает официальный представитель ставропольского краевого суда Ольга Будяк:

- На основании части 1 статьи 21 УК РФ она была освобождена от уголовной ответственности в совершении данного деяния в состоянии невменяемости, запрещенного уголовным законом общественно-опасного. И ей были назначены принудительные меры медицинского характера в виде принудительного лечения в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях общего типа.

- По мнению психоаналитика Людмилы Поляновой последние годы таких случаев становится все больше:

- Мозг работает таким образом, что он, все что видит, воспринимает, как реальность. Когда нас десятилетиями приучают смотреть жестокость, беззаконие, человек, тем более, как героиня с поврежденной психикой, не может включить цензуру и тестировать реальность. Все понимают, что так в жизни есть, как показывают в многочисленных сериалах. Таких случаев много. К сожалению, видимо, будет больше, если не будет внедрена государственная система психологической помощи населению

- Ближайшие годы жительница Буденновска, скорее всего, проведет в психиатрической больнице. Все-таки с соседями надо дружить или хотя бы не конфликтовать.

В. Торин:

- Вот такая история. С одной стороны, бытовуха, но маленький нюанс: пенсионерка ищет киллера! И есть уже люди, которые уже неоднократно прибегали к помощи киллера, потому что нам сегодня рассказали, насколько профессионально был застрелен депутат Александр Петров.

Сергей, что с нами со всеми случилось?

С. Мигдаль:

- Такие времена. Смешная история с бабушкой, конечно, слава богу, с благополучным концом. На людей влияет культура, что они видят и слышат по телевизору, сериалы, которые они смотрят. Ясно, что это более анекдотично, потому что серьезные профессиональные киллеры недоступны пенсионеркам.

В. Торин:

- Слава богу!

С. Мигдаль:

- Вы будете смеяться, но не так давно в Англии произошел очень похожий случай, где мужчина хотел убить свою жену, которая была из богатой семьи. И в случае ее смерти ему, очевидно, досталось бы большое наследство. Она давала ему мало денег, он на нее очень обижался. Пошел в паб, разговорился там с мужиком, который оказался ветераном английской армии. И он немного бандитского вида. Пообещал 100 тысяч фунтов, в Англии цены и недвижимость подороже, чем в России. И дал ему задаток, по-моему, 25 тысяч. Остальное по исполнению.
Тот, не будь дураком, деньги взял себе, а сам пошел в полицию. И таким же образом вместе с оперативниками, которые ему надели магнитофон с микрофоном, все это сделали и сыграли практически такую же вещь, чтобы поймать того с поличным. Инсценировали смерть жены. И этот человек теперь успешно сидит в тюрьму Ее Величества.

В. Торин:

- У меня на связи некий полковник милиции, который не захотел рассказывать, но написал. Он пишет, что каждый случай очень индивидуален. «Мы работали по многим версиям, например, часто бывает такое, что жена богатея начинает заказывать, если он хочет с ней развестись и оставить ее без денег. И наоборот. Иногда опера для выполнения заказов выситупают «киллерами», все это легендируется документально в рамках оперативно-разыскного дела. Они прячут «жертву», а заказчику предоставляют доказательство совершенного «убийства» - фото и личные вещи покойного, иногда специально испачканные, в крови. Несколько раз даже похороны инсценировали, а также желали публикации в СМИ, чтобы стало понятно, что человек умер».

Я так понимаю, что похожи все приемы у спецслужб что в России, что в Англии, что в Израиле.

С. Мигдаль:

- Да. Похожи. И это показывает, насколько это непростое дело – найти настоящего профессионального киллера, который не является оперативником или тайным агентом полиции.

И надо отметить, что экономическая ситуация в результате COVID-19, она более тяжелая. Я не исключаю, что заказные убийства будет теперь чаще. Многие конфликты, которые тлели, некоторые довольно старые конфликты, они снова вспыхнут. Но по-прежнему мы говорим, что времена поменялись. В 90-е годы была уникальная ситуация, когда был гигантский передел советской собственности, построенной и накопленный всем советским народом за 70 с лишним лет. Сейчас такого уже не будет. И в России больше порядка, госкорпорации и, если вы видели, когда делят собственность, пользуются юристами, административным ресурсом зачастую.

Так просто киллера не найти ни бабушке, ни клерку среднего звена. Скорее всего, те, кто этим занимается, а тут мы вспомнили старые криминальные связи бизнесмена Петрова в те 90-е годы, этим занимаются серьезные организованные группировки. У них есть свой бойцы, они могут выйти и на профессионалов, которые работают в свободном поле. Их очень мало, они дорогие. И по объявлению в интернете их не найти. Ни бабушке, ни обиженной жене.

В. Торин:

- Да. Сейчас много говорят, что могло бы быть. Одна из версий, что дело в том, что сейчас в Выборге обсуждается некое хищение, уголовное дело о хищении 700 миллионов рублей из городского бюджета. Причем, по делу проходит глава Выборга Геннадий Орлов, который недавно сложил полномочия. И бывший руководитель местного комитета по финансам Александр Булычевский. А дело в том, как сказал наш корреспондент Роман Лялин, практически без Александра Петрова в Выборге не решалось ничего, в том числе, история какая-то про 700 миллионов.

Сергей, такая история может быть причиной убийства?

С. Мигдаль:

- Вполне может. Деньги по нынешним временам довольно большие.

В. Торин:

- Но многие друзья говорят, что это не та сумма, из-за которой Петров стал бы всерьез чем-то заниматься. Меньше миллиарда ему было неинтересно.

С. Мигдаль:

- Я не совсем с этим согласен. Может, пару лет назад было неинтересно, а сейчас, если вы посмотрите на экономическую ситуацию, насколько многим бизнесам приходится тяжело, сейчас уже видна ситуация, что раньше люди, если и закрывали глаза на какие-то мелочи в пару сотен миллионов рублей, например, сейчас уже не хотят. Эти вещи обострились. И борьба за каждый рубль стала гораздо более острой.

Коллеги из РУБОПа Ленинградской области не зря работают, думаю, что есть над чем работать. Мы слышим и про гильзу, и про то, что снайпер подготовил место. Наверняка у местных оперов есть неплохие источники, которые знают больше данных о каких-то конкретных конфликтах, которые были у Петрова. Не исключу, что они смогут этого убийцу найти, выйти на него, а потом, может, и на заказчика. Давайте дадим работникам полиции поработать. Они профессионалы и умеют это делать. А сейчас просто рано делать выводы.

И да, в такой тяжелой экономической ситуации появляются не только заказные убийства, но и конфликты, драки, бытовая преступность.

В. Торин:

- 150 человек в Саратовской области дрались! Года два назад даже сложно было представить себе такую драку! Помню истории из тех времен… И все возвращается. Пандемия, люди напряжены.

С. Мигдаль:

- Непростые времена.

В. Торин:

- Мы вам хотим пожелать в эти непростые времена, дорогие радиослушатели, сохраняйте спокойствие. Помните, что есть люди, которые вас помнят и ждут. И заботьтесь о них. И все неприятности просто пройдут мимо. И мы их даже не заметим!

Глава ВЦИОМ Валерий Федоров садится к оранжевому микрофону, чтобы подвести свои итоги дня и повлиять на дальнейшее развитие событий. Задача максимум - остановить войны и воцарить мир во всем мире. Программа минимум - не дать заскучать слушателям.