window.dataLayer = window.dataLayer || []; function gtag(){dataLayer.push(arguments);} gtag('js', new Date()); gtag('config', 'G-1HBB79RDRC', { sampleRate: 1.1 }); Олег Кашин: Мы уже внутри себя смиряемся, что наш любимый президент уйдет в ночь

Олег Кашин: Мы уже внутри себя смиряемся, что наш любимый президент уйдет в ночь

Эдвард Чесноков и Олег Кашин обсуждают прошедшие выборы президента США, сокращение финансирования представительств Россотрудничества за рубежом, годовщину нападения на Олега, указ президента «О сокращении выбросов парниковых газов» и объявление Ингушетии банкротом

О. Кашин:

- Всем привет! Я - Олег Кашин. Где-то в глубинной России с нами Эдвард Чесноков. Но, конечно, сердцем мы оба далеко за океаном, да, Эдвард?

Э. Чесноков:

- Именно так. «В Канзас мое сердце, доныне я там. Я след бюллетеня ищу по скалам» и так далее, перепевая классика…

О. Кашин:

- Да, на самом деле сегодня немножко затишье, хотя Трамп написал - остановите подсчет - и это тоже воспринимается уже как, наверное, агония его, мы уже внутри себя смиряемся с тем, что наш любимый американский президент уйдет в ночь, но сегодня, наверное, уже когда можно отдышаться, смотришь… я вот смотрю на российских наблюдателей, которые доказывают нам, что там все хорошо, все нормально и это и есть настоящие честные выборы… Ну, не знаю… Эдвард, как у вас ощущения?

Э. Чесноков:

- Давайте уж назовем своими именами, что эти наблюдатели все сплошь из той вот либерально-демократической общественности. Белорусский блогер Максим Кац, специалист по энергетике Владимир Милов. И, когда там условно телеграмканальщики, у которых из тысячи подписчиков 800 боты, пишут, что Навальный убил лося, я понимаю, что их мотивирует, я понимаю, откуда они берут деньги… То есть, как бы это понятно. Но глупо же думать, что демпартия США и лично Байден приплачивают Кацу и Милову за то, чтобы они говорили, что нет, никаких фальсификаций нет, вам показалось…

О. Кашин:

- А почему это? Почему?

Э. Чесноков:

- Ну, Навальному ж ЦРУ не платит…

О. Кашин:

- Навальному ЦРУ не платит, Кацу ЦРУ не платит, но, если Кац захочет установить какие-то добрые отношения в правящих кругах Вашингтона, вероятно, что эти отношения будут отношениями с демократами, конечно, почти стопроцентное. Естественно, лучший друг всех, наверное, российских оппозиционеров это Майкл Макфол, который тоже в Твиттере сегодня истерит - а, Трамп написал твитт, скорее добавьте к нему пометку, что это неправда - и соцсети добавляют пометки, что это неправда, а какие-то мои московские знакомые пишут - да, конечно, правильно ведут себя соцсети, надо ограждать народ от правды. Вот есть исследования профессора Гуреева, что, если пометка о фейкньюс идет к фейкньюс, то люди перестают верить в фейкньюс. Это, конечно, абсолютное двоемыслие. Но, собственно, а стоит ли смеяться над двоемыслием? Мы уже отсмеялись, наверное, пора плакать?

Э. Чесноков:

- Никакой пощады врагам свободы! - как они говорят с 1789 года - когда такое же стремление к свободе превратилось в пушки, заряженные картечью, которыми молодой тогда еще, по-моему, майор Буонапарте, просто расстрелял какую-то там местную майданодемонстрацию. Но я к чему? Что, конечно же, я согласен с Кацем, Миловым и другими, что, конечно, ну, когда 130 тысяч бюллетеней в шесть утра в Висконсине неожиданно появились, и в этом массиве обработанных бюллетеней не нашлось ни одного бюллетеня за Трампа или малых кандидатов, - может быть, это какая-то техническая ошибка? А вот 146% у нас в приснопамятном 2011 году - это никакая не ошибка, конечно. Но вот Детройт - это даже не весь штат, это один, хоть и крупный город, где, как мы знаем, живут мышерокеры к Марса. Там проголосовало 2,5 тысячи мертвых людей. Это какие-то живые мертвецы?..

О. Кашин:

- Слушайте, про Детройт давайте сразу сделаем пометку. Во-первых, мы помним, во что он превратился после деиндустриализации и кто там живет, и на самом деле даже в 2016 году там было 95% голосов за Хиллари. Да, там 90 плюс процентов избиратели - демократы. Но здесь вот главная идея, главная тема… между прочим, вы же любите Романа Юнемана и считаете его каким-то ярким…

Э. Чесноков:

- Так сказать, новой надеждой люкомской уокеровской…

О. Кашин:

- Да, молодой национал-демократ. И, поскольку, напомню нашим слушателям, вряд ли все следили за этим, - он чуть не победил в умном голосовании на выборах в Мосгордуму год назад, но и Навальный агитировал за другого кандидата, и главное электронное голосование московское непрозрачное было…

Э. Чесноков:

- Да, 74 голоса, совершенно неожиданно… при этом, что интересно. Сторонники… там еще третий был КПРФщик Жуковский за него не голосовали…

О. Кашин:

- Ну, в общем, да. Сегодня Алексей Венедиктов, главный по электронному голосованию у мэрии Москвы и у администрации президента, очевидно, сказал, что Трамп повторяет ошибку Юнемана. Юнеман агитировал своих сторонников против электронного голосования, поэтому электронно голосовали только его оппоненты. Трамп агитировал своих сторонников против почтового голосования, поэтому почтово - только его оппоненты. И это смешно, что у Венедиктова по-прежнему год спустя болью остается Роман Юнеман и он даже его вставляет в дискуссию об американских выборах.

Э. Чесноков:

- Да, но при этом я не думаю, что он пригласит Юнемана там на «Эхо Москвы» в программе Майкла Наки выступить, или Майкла Наки уже нет на «Эхе Москвы»?

О. Кашин:

- Майкла Наки уже нет и он тоже, конечно, в рядах тех, кто говорит, как на той картинке, которую мы уже обсуждали, когда два одинаковых замка, но в одном наши доблестные воины, в другом их захватчики. Здесь тоже два замка. В одном - наши гнусные фальсификации, в другом - их честные выборы, их честное почтовое голосование. Ну, что поделать, да.

Э. Чесноков:

- Да, ну, мы же ничего не выдумываем, есть же многочисленные фото и видео. Как в этих спорных штатах сотрудники ключевых избирательных участков в буквальном смысле баррикадируют окна, заставляют их коробками из-под пиццы, чтобы люди просто не видели, что они там делают. В Джорджии - это тоже один из ключевых колеблющихся штатов - в критический момент на критически важном участке прорвало трубу. Вы можете себе представить? На два часа куда-то все пропало и, когда все вернулось, то уже там результаты совсем хорошие.

О. Кашин:

- Эдвард, я еще раз вернусь к образу, когда Трамп пишет в Фейсбуке что-то, внизу комментарий от Фейсбука… Допустим, Трамп пишет - у нас украли победу. И комментарий Фейсбука - наблюдатели должны вести себя прилично. И все эти комментарии идут со ссылкой на центр двухпартийной политики. Что такое центр двухпартийной политики, мы не знаем…

Э. Чесноков:

- А как же малые партии? Там зеленые, либерторианцы…

О. Кашин:

- Ну, вот приходит на ток-шоу к Соловьеву какой-нибудь идиот, который называет себя директор институты системных проблем российско-американских отношений. И все понимают, что это какой-то идиот, у которого институт, в котором он работает один… И вот когда название такое псевдоинституции звучит по-русски в российском телевизоре, все понимают, что это ерунда. Когда такое же название появляется в Фейсбуке - о, это серьезная институтция, центр двухпартийной политики…

Э. Чесноков:

- А на самом деле на адресе массовой регистрации, небось, зарегистрировали.

О. Кашин:

- Ну, наверняка. И тоже, вы знаете же про аэропорт Денвера, да, любимая тема конспирологов, что там под ним подземный город для будущего управления миром рептилоидами… ну в общем да, и в этом аэропорту висит табличка, что аэропорт построен по решению комиссии аэропортов нового мира. И никто не знает, что это за комиссия. Вот здесь то же самое. Против Трампа комиссия аэропортов нового мира, которая взялась ниоткуда, неизвестно кого представляет, но она сильнее всех на этой планете.

Э. Чесноков:

- Да, абсолютно верно. И на самом деле можно абсолютно бесконечно говорить про эти вбросы, перечислять конкретные факты… то есть, 300 тысяч бюллетеней по почте просто потеряли. И еще раз - это не «Раша тудей», это «Дойче велле», простите меня, сообщает. И, как думаете, эти 300 тысяч бюллетеней они за Трампа? Или за Байдена?

О. Кашин:

- Ну, я человек простой, я рассуждаю так. Те, которые теряются, очевидно, за Трампа. Те, которые находятся, очевидно, за Байдена. В общем, такая история, да, я думаю, она будет тянуться какое-то время. Но вот как вы объясняете желание Трампа остановить подсчет? Почему он так сказал? Чего он хочет?

Э. Чесноков:

- Очень просто. Потому что эти почтовые бюллетени очень легко фальсифицировать, как мы видим. И чем дольше продолжается подсчет, тем проще вбросить еще новые бюллетени, написать что-то маркером, потому что в очень многих штатах там явка 120 процентов. Ну, не в штатах, я имею в виду, а на отдельных участках. И в некоторых штатах даже можно получить бюллетень без документов, то есть, без удостоверения личности. Приходишь - тебе дают бюллетень, ты заполняешь. Потом кому-то там дают маркер, но маркер отличается от карандаша или ручки тем, что маркер можно стереть и поставить другую галочку. А людям маркер дают на участках, контролируемых демократами. То есть, там полное безумие. Мэр Филадельфии говорит, что нет, Трамп сказал остановите… а мы будем считать столько, сколько понадобится. То есть, абсолютно такой мистический сталинизм туда в Америку пришел. Главное - не кто голосует, а кто считает.

О. Кашин:

- Главный вопрос - сколько шампанского сегодня выпито в кабинетах и Центризбиркома России, и администрации президента России? Потому что, вот когда придет математик Шпилькин в следующий раз и скажет - смотрите, у вас кривая гаусса, чуть-чуть не так загибается…

Э. Чесноков:

- Да, да, а Максим Кац ему объяснит, что это все обман зрения, что это ошибка компьютерная, что это не вбросы никакие, что действительно сто процентов - то есть, реально сто процентов, 130 тысяч бюллетеней в одном мешке лежат и все за Байдена, ни одного за Трампа.

О. Кашин:

- Эдвард, нет, нет, я имею в виду, когда математик Шпилькин придет на российские выборы…

Э. Чесноков:

- Ну, вы знаете, даже Чуров кажется каким-то добрым волшебником из детской сказки по сравнению с этими чудовищными Воландемортами и Сауронами, которые там орудуют…

О. Кашин:

- А у нас новости культуры. От Эдварда.

Э. Чесноков:

- Да, действительно, любимый мною и вами Евгений Александрович Примаков, который уже полгода почти является руководителем Россотрудничества, приступил к новациям в своем ведомстве. В частности, прошел даже слух, что чуть ли не закрываются какие-то представительства Россотрудничества в дальнем зарубежье, но на самом деле нет, просто - он это пишет в своем Телеграме - сокращается, перераспределяются ресурсы, то есть, из Франции, США, Германии ресурсы Россотрудничества будут переброшены в ближнее зарубежье. Цитирую. «Там, где у нас на работу 20-30 тысяч долларов в год (поверьте, это много), останется 5000, остальное перебросим в СНГ». И сразу же пользователи Телеграм каналов объяснили, что вот эти Россотруднические центры были раньше синекурой для всяких жен, дочерей чиновников…

О. Кашин:

- Эдвард, вы романтик. Я тоже, конечно, считаю, что каждый уважающий себя, наверное, замминистра, не выше, у министров же уже другие возможности, но замминистра, конечно, с удовольствием устроит там свою дочку в Париж, но все-таки… Я вот прочитаю тоже в Телеграм канале, что Примаков закрывает бюро Россотрудничество в Европе и я, Сергей Нарышкин, хватаю телефон и звоню Примакову и ору - эй, ты чего? Ведь такие конторы, очевидно, во многом служат, ну, как можно предполагать, прикрытием для работающих за границей наших разведчиков…

Э. Чесноков:

- Слушайте, да мы знаем на самом деле что служит прикрытием. Корпункты служат. Я ни на кого не намекаю, если что. Скайппункты…

О. Кашин:

- Я как раз не соглашусь. Потому что корпункты - дело такое… во-первых, их стало гораздо меньше. Во-вторых, в них работать надо. И в-третьих, слушайте, а давайте я поздравлю вас с премией Союза журналистов за репортаж…

Э. Чесноков:

- Это премия российского совета по международным делам, в рамках которой Союз журналистов вручил мне специальную премию за мой репортаж из лагерей для уйгуров, который имел место год и три месяца назад, но награда, видимо, нашла героя - я стал первым русским журналистом, который там побывал, и что интересно - вот благодаря этому произошел мой дебют в американской прессе на одном сайте фанатов Трампа, где я написал для него англоязычный материал. Я написал просто - вот я там съездил в эти учреждения для уйгуров, в редактор поставил просто термоядерный заголовок, там из серии «Современные концлагеря». И там выходит статья, мне в ужасе звонит пресс-атташе китайского посольства, который помогал мне в этой поездке и говорит - ты что написал? А я говорю - ну, это редактор, мы все по сути заложники диктатуры редактуры. В общем, я ему показал свой черновик и как-то вся эта ситуация, когда за меня поменяли заголовок на более, как показалось редактору, кассовый, - разрешилась.

О. Кашин:

- Да, интересная история. И вот тоже - вам, между прочим, привет от Александра Аверина, вышедшего из тюрьмы, сопредседателя партии «Другая Россия»… вот мы говорим - можно ли считать концлагерем уйгурские лагеря? А можно ли считать современные российские тюрьмы продолжением советского ГУЛАГа? Это тоже такой вопрос, который заслуживает вечной постоянной дискуссии. И здесь, ну, понятно, когда речь заходит о Михаиле Ефремове, который будет работать в хозблоке московского СИЗО…

Э. Чесноков:

- А что, так можно было?

О. Кашин:

- Оказывается, так можно. Если ты хочешь, если ты просишь…

Э. Чесноков:

- Ну, все актеры, но некоторые актеры более актеры, чем актеры…

О. Кашин:

- Здесь, понятно, можно посмеяться, но все же вот каждый раз любое соприкосновение с западными безобразиями давайте считать поводом для того, чтобы спрашивать - а как у нас? У нас тоже не слава богу. И опять же, и американскиек нарушения на выборах не оправдывают российские, и китайский ГУЛАГ не оправдывает российский ГУЛАГ. Вот, собственно, предлагаю такой лейтмотив иметь всегда. Опять -таки, я не в упрек, просто к слову пришлось…

Э. Чесноков:

- Нет, безусловнейше не оправдывают. Я вот хотел, раз уж у нас с вами такой диалог о важных для нас вещах, 6 ноября 2010 года на вас было совершено покушение. И завтра, поскольку наша программа не выходит, но я считаю важным, чтобы вы вот что-то сказали в связи с этим. Потому что нельзя, чтобы на журналистов покушались. Вот журналист «Коммерсант», Жданов его фамилия, которого избили на днях… причем, просто как в каком-то боевике о Джеймсе Бонде, его могли очень жестоко избить… там два таких быка были, которые явно быковать умели… и он побежал через Кутузовский, а кто не знает, кто не москвич, - это такая взлетно-посадочная полоса, где машины часто под сотку идут, и вот он его перебежал и даже вот эти монстры, они испугались перебегать Кутузовский - вот так он спасся.

О. Кашин:

- Вот тоже, Эдвард, на самом деле интересный момент. Речь о том, что не то что он там влез и нашел что-то страшное, да, он фотографировал вывеску обменника с курсом валюты. И вывеска обменника с курсом валюты - это такой вечный фоторепортерский штамп еще с 90-х годов… Поскольку теперь обменники запрещены, то фотографировать вывеску обменника, которые по-прежнему, конечно, живы, реально опасно.

Э. Чесноков:

- Анатолий Жданов его фамилия. Важно, чтобы взяли на контроль его дело…

О. Кашин:

- Да, известный фотограф. Более того, по-моему, он в «Комсомольской правде» раньше долго работал, поэтому он не чужд и «Комсомолке»… Так вот, спасибо за напоминание о моем буквально втором дне рождения, который в ночь на шестое число… напомню по-прежнему, что заказчик преступления Андрей Турчак не наказан, а, наоборот, преуспел…

Э. Чесноков:

- Ну, я еще раз подчеркну - по версии Олега Кашина…

О. Кашин:

- По версии исполнителей покушения. Олег Кашин просто транслирует их точку зрения. А они работали в холдинге Турчака, отсидели уже, вышли и вернулись на работу в холдинг Турчака. С чем я их и поздравляю. Ну а так-то - поскольку мы в Англии, сегодня я спускался в комнату, где я с вами общаюсь, под звуки фейерверков, в Англии ночь фейерверков, потому что 5 ноября сожгли…. И вот если говорить про мою историю, тоже интересно, что в романе Джоан Роулинг, во втором взрослом ее романе детективном под фамилией Гилбрейт, фабула детективная в том, что в ночь на 5 ноября 2010 года убили писателя, который написал такой роман о своих знакомых, которые обиден всем, поэтому заказчиком мог быть кто угодно… Я не знаю, как так случилось, но воспринимаю это как то, что Роулинг написала книгу про меня, а вот Волобуев не про меня…

Э. Чесноков:

- Понимаете, я помню, это вы на известный сериал намекаете, да?

О. Кашин:

- Да, конечно, конечно.

Э. Чесноков:

- Понимаете, я помню вот ту ситуацию 10-летней давности, конечно, мы были потрясены, конечно, все требовали справедливости. И я очень понимаю девушек с журфака, которые вывесили баннер с того исторического здания на Моховой из окна под названием «За что били Кашина?» - это было очень сильно. И вот это несчастье, оно как-то сплотило людей, сплотило журналистское сообщество. Но у вас же тоже были некоторые ошибки? Например, вы говорили, что настаиваете на якименковской версии покушения… Василий Якименко имелся в виду.

О. Кашин:

- Эдвард, я не настаиваю на то, что, если вот как бы у тебя проблемы с кем-то из власти, то, оказывается, что во власти есть больше одного бандита, способного совершить такое преступление…

Э. Чесноков:

- Нет, Якименко он специфический человек, но я не думаю, что он способен…

О. Кашин:

- Вы знаете, всякое бывало. Вы, наверное, молодой были, когда нашисты - люди, связанные с соцмолодежью, футбольные хулиганы, да, Рома Колючий и Вася Киллер (давайте называть их кличками) - они физически нападали на нацболов лимоновцев на «Автозаводской», калечили и т.д., а потом, после задержания полицией, которая тогда их задержала, в итоге был звонок и всех их отпустили. В итоге Колючий и Киллер, как статусные фигуры в фанатском движении, дожили до начала 10-х и уже были курощены, как говорится, в рамках подготовки в чемпионату по футболу. Так что, нет, отношение власти с серой зоной - как раз в этом проблема. Помните, было дело БОРНА, когда тоже люди через два рукопожатия… которые в 2009 году убили адвоката Маркелова и Анастасию Бабурову. Власть российская, наверное, да, как любая власть, не чужда и этой темной сферы. И когда мы ошибаемся в оценках - а кто именно тот злодей, который отдает приказ? - опять же, не наша вина, что злодеев больше одного. Вот сейчас, когда создается такой образ для Евгения Пригожина, пресловутого, наверное, тоже хорошо, что все зло, которое ассоциируется с властью, теперь аккумулируется в одной полумифической фигуре. Тогда так еще не было.

Э. Чесноков:

- Да, но вот у вас, например, и ваши критики… мой милый Олег Владимирович, что в 2010 году вы были таким резким оппозиционером, а сейчас и в «60 минутах» на «России» выступаете, и в «Комсомольской правде» - почти что лоялистом заделались…

О. Кашин:

- А это же миф, Эдвард. Я же был абсолютно промедведевский журналист. То есть, лоялисты были тогда такие, как я. А вы, молодые путинцы, были оппозицией в известном смысле, потому что в самом-то деле… газета «Коммерсант» такая вполне придворная газета уже по тем временам, в которой вечно Андрей Иванович Колесников, вполне такой любимый журналист Путина, и много еще кто. Нет, все гораздо сложнее. Вот эта бинарная оппозиция - есть лоялисты, есть критики власти - оппозиционеры - она не работает. Люди все разные. И вот когда пытаются подверстать - а вот там расчленитель Кабанов был на Болотной, поэтому вся Болотная ассоциируется с расчленителями… В общем…

Э. Чесноков:

- Поговорим про указ №666. Что же он означает?

О. Кашин:

- Указ № 666. Эдвард, о чем он?

Э. Чесноков:

- Указ об уничтожении джидаев носил номер 66, а указ № 666, он о сокращении выбросов парниковых газов. Я видел скриншот. Может быть, это какая-то шутка? Но нет, в «Российской газете» опубликован указ № 666, подписанный, кстати, в праздничный день, 4 ноября. Это указ президента. Что интересно, там отсылка к тому самому Парижскому климатическому соглашению, которое, как вы помните, имело место аж 5 лет назад, в 15-м году, как раз под страшный теракт в «Батаклане». Есть даже такая конспирологическая история, что тот теракт был способом давления на Олланда и других европейских товарищей, чтобы они поскорее это климатическое соглашение продавили.

Мы как-то пытаемся уйти от конспирологии, но, как известно, Трамп это соглашение саботировал, он его всячески критиковал. По очень простой причине. Что его электорат и спонсоры – это тот самый Стальной пояс (сейчас уже Ржавый), промышленники, нефтяники, которые это соглашение о сокращении парниковых газов в гробу видели. Они же не хотят стрелять себе в ногу. Но 4 ноября плюс-минус стало понятно, что Трамп уже проигрывает. И совершенно неожиданно мы подписываем этот указ.

Что интересно. Обеспечить надо сокращение выбросов парниковых газов до 70% относительно уровня 90-го года. В чем проблема? Понятно, что Путин не сам это готовит, что ему приносят какие-то советники, эксперты, тот самый либерально-экономический блок правительства…

О. Кашин:

- Мировая жаба.

Э. Чесноков:

- Что интересно. Телеграм-канал «Зеленый змий» пишет, что уровень 66% от 90-го года был достигнут уже в 2017 году, просто потому, что элементарно схлопывается промышленная база, какие-то предприятия просто развалились, какие-то модернизируются. Но как можно ставить цель в указе… Я не думал, что это Путин поставил, думаю, это ему поднесли.

О. Кашин:

- Эдвард, когда какой-то косяк, Путин не виноват.

Э. Чесноков:

- А откуда он может знать?

О. Кашин:

- А зачем он подписывает? Помните, по-моему, единственный случай, когда Дмитрий Песков извинялся публично за Владимира Путина?

Э. Чесноков:

- Нет, я не помню.

О. Кашин:

- Очень яркий был момент. Песков извинялся, причем не за Путина, а за себя. Потому что мы, команда Путина, готовили ему бумаги и ошиблись. Когда Путин, комментируя публикации про Panama Papers, сказал, что, посмотрите, газета «Зюддойче цайтунг» принадлежит банку «Голдман Сакс», понятно, кто заказчик. А газета «Зюддойче цайтунг» не принадлежит банку «Голдман Сакс». И в итоге, когда Пескова спросили, он покаялся.

Э. Чесноков:

- Слушайте, в конечном счете, наверное, все принадлежит банку «Голдман Сакс» в какой-то мере. Кто эмитирует деньги, тот и владеет миром.

О. Кашин:

- Вопрос – какие деньги. Фунт он не эмитирует, скажем так. Я еще вспомнил такой момент. Он больше похож. Хотя там речь шла не о помощниках Путина, а о Никите Михалкове. Когда на каком-то совещании, допустим, Совета по культуре встает Михалков, который гениальный оратор, большой харизматик, и говорит: «Владимир Владимирович, вот в Париже кладбище Sainte-Genevieve-des-Bois, похоронены великие люди…

Э. Чесноков:

- Он еще с таким дворянским прононсом, наверное, говорит Sainte-Genevieve-des-Bois.

О. Кашин:

- Да. И он говорит: срок аренды кладбища – 99 лет, срок истек, кладбище вскопают, будут хоронить новых людей, русские могилы пропадут, цена вопрос – полмиллиона евро, Владимир Владимирович, помогите. И Путин говорит: «Конечно, поможем, святое дело». Потом выясняется. Тот же Путин пару лет назад уже дал полмиллиона евро (не Михалкову), уже разрулили, продлили аренду, все в порядке. Но вот Михалков не знал, и Путин забыл. Так это работает. Когда вся система замыкается на одного человека, которому уже не 30 лет, естественно, рано или поздно все в такое дело упирается.

Э. Чесноков:

- Я с вами согласен. 15-летнее пребывание Меркель на посту канцлера… Всё замкнула на себя, всю оппозицию разровняла.

О. Кашин:

- Я думаю, власти Меркель все-таки меньше, чем наша путиноцентричная система. И нет людей, которые говорят: есть Меркель – есть Германия (и наоборот).

Э. Чесноков:

- Некоторые немецкие мейнстримные журналисты уже почти до этого дошли, называют ее последней надеждой демократии.

О. Кашин:

- Эдвард, когда вас изберут депутатом Европарламента от партии «Альтернатива для Германии», я специально приеду в Брюссель вас навестить, обнять.

Э. Чесноков:

- От России надо. А Европарламент в Страсбурге, а не в Брюсселе.

О. Кашин:

- Там Совет Европы, вы путаете. Я выступал в Европарламенте, могу подтвердить. Так вот, когда сталинисты говорят, что товарищ Сталин поименно знал директоров заводов, звонил им по ночам, какой был молодец, - он знал, потому что ключевых заводов было 20 штук, можно обзвонить. Уже Брежнев на этом сломался. Он и так был слаб здоровьем, а заводов уже были тысячи.

Э. Чесноков:

- Байден – это Брежнев сегодня.

О. Кашин:

- Байден – это Черненко. Давайте не забывать Константина Устиновича, великий был человек.

К вопросу о Путине. Когда сегодня внесли в Госдуму закон о гарантиях бывшим президентам… Знаете, был такой анекдот, когда в «Макдоналдс» забегает Путин, выхватывает у меня банку молочного коктейля, выпивает, убегает и говорит: «Тебе никто не поверит все равно». То же самое. Теперь бывший президент может себе такое позволить, его запрещено задерживать, допрашивать, обыскивать и т.д. То есть Путин может витрины бить, когда уйдет в отставку…

Э. Чесноков:

- А вы представляете, Медведев вспомнит опыт 2008 года и начнет с грузинским бизнесом порядки наводить.

Возвращаясь к указу 666. Понимаете, обеспечение уменьшения эмиссии парниковых газов – это прекрасно. Но есть, например, прекраснейший город, находящийся в котловине, - Красноярск, где режим черного неба в иные годы 40 дней продолжается. В Красноярске 4 ТЭЦ, которые работают на бурых углях. И можете себе представить, какой вклад они вносят в это загрязнение, в эти «черные» дни и в эту эмиссию парниковых газов. Если бы у нас была какая-то программа, чтобы с этим разобраться, перевести их, например, на газ… Кстати, метро в Красноярске хотят строить и развивать транспорт, чтобы люди из автомашин пересаживались. Потому что автомашины это второй после промышленности производитель этих вредных газов.

О. Кашин:

- Вы это говорите, и у меня, думаю, как и у большинства людей на планете, главная ассоциация со всем этим делом – только Грета Тунберг. Потому что, что такое экология? А это когда Грета? Что такое глобальное потепление? Грета. А Грета, конечно, тоже уже прошлое. Более того, как раз победа Байдена, я думаю, также не повлияет экологической повестки в мейнстрим. Потому что с ковидом бы разобраться. Только что управление транспорта города Лондона прислало мне сообщение: «Олег Владимирович, пожалуйста, если вы хотите добраться куда-нибудь по работе или по важным делам, то, пожалуйста, пешком или на велосипеде».

Э. Чесноков:

- Они вам прямо так и написали – Олег Владимирович, по отчеству?

О. Кашин:

- Конечно. Я же Олег Владимирович. Как же иначе можно говорить? В общем, ходите пешком, в метро не вздумайте спускаться. Я думаю, это мечта всех экологов планеты.

Э. Чесноков:

- Не только в Британии, но и в Греции, например, запретили перемещаться между регионами. Если ты хочешь выйти из квартиры, тебе нужно отправить SMS на специальный правительственный номер. И тебе дадут (а может быть, и не дадут) разрешение. И самый главный вопрос – введут ли это в России? Мой источник говорит, что собираемость налогов в ходе коронабеспредела упала на 40%, это никому неинтересно, даже с учетом концепции «Люди – новая нефть». Потому что, если у людей нет работы, то и нефти из человека не получается. То есть мой прогноз, что у нас локдауна этого не будет.

О. Кашин:

- Собянин сегодня сказал в очередной раз, что локдауна не будет. Но на самом деле я бы не был на вашем месте столь оптимистичен. Потому что пойдет вверх кривая, и вернутся к этой теме. Не бывает так, что весь мир закрылся, а одна Россия не закрылась. Россия – часть мира.

Довольно горячая новость. Павел Крисевич (не знаю, кто это такой), художник-акционист, распял себя на кресте возле здания ФСБ на Лубянке и поджег, за что был закономерно задержан.

Э. Чесноков:

- Что же они так любят это здание? Почему не у Высшей школы экономики?

О. Кашин:

- Акция в поддержку политзаключенных. Если вы вспомнили Павленского, сегодня на феминистском сайте Wonderzine прекрасное интервью его бывшего сожительницы Оксаны Шалыгиной, которая рассказывает о том, как он ее избивал и всячески обижал. Тоже интересно, что удары по образу Павленского…

Э. Чесноков:

- Простите, что перебиваю. Я увеличил это видео. Этот неизвестный художник-акционист, он же себя не распял. Распять – это, простите меня, гвозди вбить в ладони, чтобы ты был прибит к кресту. А он просто себя привязал какими-то веревками к кресту. И поджег он не себя, а рядом что-то раскидал.

О. Кашин:

- Я вам больше скажу. В мошонке Петра Павленского тоже был пирсинг. То есть он не пробивал в ней гвоздем дырку, а уже в готовую дырку забивал гвоздь.

Э. Чесноков:

- Еще скажите мне, что Деда Мороза нет.

О. Кашин:

- Давайте про Ингушетию поговорим. Говорят, она стала банкротом. Как это возможно, Эдвард?

Э. Чесноков:

- Очень просто. Когда человек, или пароход, или регион не может обслуживать свой долг (а у каждого региона есть долг, 55 миллиардов рублей у нашего любимого Хабаровского края, и не при Дегтяреве, кстати, он образовался), то он закономернейшим образом объявляется банкротом. И тут возникают очень интересные правовые коллизии. Например, внедряется любимое наше с вами прямое московское управление этими регионами с культурно-этнографической спецификой. Особая пикантность, что решение ввести федеральное управление финансами в Ингушетии утверждено Михаилом Мишустиным (то есть тем самым человеком, который является экспертом по финансам, тем самым человеком, который даже самых злостных налогонеплательщиков заставляет как-то приходить в финансовой дисциплине).

О. Кашин:

- Такая практика уже есть. Бату Хасиков – известный человек, давайте его назначим главой Калмыкии. Как мы говорили, давайте Хабиба в Дагестан.

Э. Чесноков:

- Отдали уже Абрамовичу Чукотку. Можно ли утверждать, что Чукотка стала нашим Санк-Франциско?

О. Кашин:

- Там стало лучше.

Э. Чесноков:

- Слушайте, везде, плюс-минус, лучше за последние 20 лет. Но вы даже архивные фотографии сегодняшние посмотрите.

О. Кашин:

- Как бы да, но на Чукотке лучше стало раньше. Я помню людей, которые ездили на Чукотку в нулевые годы и возвращались с такими глазами: там поставили памятник Юрию Рытхэу…

Э. Чесноков:

- Это писатель.

О. Кашин:

- Сейчас на Западе он переживает второй ренессанс. Представитель малого народа писал об экологии. То самое скучное, что было в советской литературе, теперь…

Э. Чесноков:

- Да, писал на русском языке.

О. Кашин:

- Что будем делать с Ингушетией, Эдвард? Закрывать?

Э. Чесноков:

- Не знаю. А зачем что-то делать? Вы говорите, олигархов назначьте. Но кто даст гарантию, что они это воспримут не как урок, не как служение, а, например, что они это не воспримут как какое-то место в кормлении?

О. Кашин:

- Эдвард, я не соглашусь с вами абсолютно. Давайте, допустим, Фридмана назначим губернатором Костромской области.

Э. Чесноков:

- Может быть, Еврейской автономной области?

О. Кашин:

- Даже Еврейской. Я примерно это имел в виду. Когда это не родное, ты будешь это выдаивать и эксплуатировать. Когда это родина… Вот был Хазрет Совмен в Адыгее. Она, может быть, тоже при нем не расцвела, но есть масса историй. Это золотопромышленник адыгейского происхождения. Он сидел в кабинете, и каждый адыгеец мог к нему прийти, попросить денег. И он давал. И в этом была его функция. О нем вспоминают до сих пор с теплотой и нежностью.

Э. Чесноков:

- Хорошо ли то, о чем один из директором Всемирного банка (или Федеральной резервной системы) Бернанке сказал «вертолетные деньги». Ну, в том плане, что их с вертолета разбрасывают, и это такой более или менее абсурд.

О. Кашин:

- Эдвард, наши враги говорят, что не надо русским денег, а мы давно поняли, что деньги русским нужны. И если дают, бери, а если бьют, беги.

Э. Чесноков:

- При этом пишут, что за Ингушетией могут последовать и другие регионы, и всё сплошь наш хит-парад – наш любимый Дагестан, Чечня, Карачаево-Черкесия…

О. Кашин:

- Эдвард, представьте себе банкротство Чечни. Как это? Давайте сразу извинимся. Чечня не может обанкротиться.

Э. Чесноков:

- Подождите. Банкротство Чечни было, когда кого-то забанили в Инстаграме.

О. Кашин:

- Это правда. Представьте, читаем мы в Телеграм-канале Рамзана Кадырова: «Сегодня из Федеральной службы судебных приставов я получил извещение о банкротстве Чеченской Республики, от моего брата, судебного пристава». Это же бред, это фантастика. Это невозможно. Поэтому такого не будет никогда, я думаю.

Э. Чесноков:

- Ну, посмотрим. Я думаю, что все в любом случае будет хорошо, потому что мы дожили до четверга, а значит, впереди у нас плодотворная пятница.

О. Кашин:

- И в понедельник мы услышимся. Всем пока, до понедельника.

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Google Podcasts или Apple Podcasts, ставьте оценки и пишите отзывы!

Для нас это очень важно, так как чем больше подписчиков, оценок и комментариев будет у подкаста, тем выше он поднимется в топе и тем большее количество людей его смогут увидеть и послушать.

Выведем Кашина на первое место в топе!