window.dataLayer = window.dataLayer || []; function gtag(){dataLayer.push(arguments);} gtag('js', new Date()); gtag('config', 'G-1HBB79RDRC', { sampleRate: 1.1 }); Олег Кашин: Россия встала на сторону Азербайджана и Турции

Олег Кашин: Россия встала на сторону Азербайджана и Турции

Эдвард Чесноков и Олег Кашин обсуждают заявления Владимира Путина по Карабаху, законопроект об обнулении президентских сроков, мемуары Барака Обамы и коррупционные схемы на канале Матч-ТВ

О. Кашин:

- Всем привет. Я – Олег Кашин, в московской студии – Эдвард Чесноков. Эдвард, я прочитал, сегодняшний Путин про Карабах – это бомба.

Э. Чесноков:

- Здравствуйте, Олег Владимирович. Мы слышали всевозможные сливы, как Трамп что-то сказал Зеленскому, требовал слить компромат на Байдена в исполнении американских СМИ. И теперь лично Путин говорит. Мне кажется, это очень мощно, особенно в свете того, как его подставил Лукашенко, сказав, что чуть ли не лично Путин сделал так, что Лукашенко отказался от перевыборов. Это, конечно, чудовищный накат и ложь в адрес нашего президента. Ну, вот Путин ассиметрично ответил, как он умеет.

О. Кашин:

- Я все-таки оговорюсь, что если Путин позволяет этому Лукашенко себя подставлять, вопросы, конечно, к Путину.

Итак, как вам карабахское интервью Путина, что вы о нем думаете, что вы о нем скажете?

Э. Чесноков:

- Знаете, я не смотрел полностью, но мне кажется, что это черная метка, Николино горе или как-то так. Потому что когда нам говорят, что человек вроде как является формально пророссийским, но при этом делает то, что делал Пашинян… Ну, не знаю, нам такой союзник не нужен. Притом что мы нейтральны.

О. Кашин:

- Согласен с этой оценкой. Про нейтральность. У меня главное впечатление именно такое – пора менять оптику. Я просто ретроспективно напомню, как мы, нейтральные люди, говорили о карабахской проблеме. Поначалу, когда шла активная публичная дискуссия на тему того, насколько Россия должна глубоко погружаться в конфликт и помогать своему союзнику Армении, раздавались голоса, и наши голоса были в этом хоре, что нет, конечно, русский умирать за Степанакерт не должен.

Э. Чесноков:

- Да, хотя некоторые блогеры к этому призывали.

О. Кашин:

- В финале, когда произошла развязка, одни стали говорить (причем, иногда те же люди, и я в том числе), что Россия предала Армению. А другие напоминали: эй, погодите, ведь действительно русский не должен умирать. Но почему-то мы крутимся вокруг Армении. Давайте поменяем оптику чуть-чуть и скажем прямо, потому что это на языке вертится, но как-то всем неловко. Нет, Россия не соблюла нейтралитет. Нет, Россия буквально встала на сторону Азербайджана и Турции. Мы не знаем зачем, не знаем почему, но она их поддержала. Более того, как раз сегодняшнее интервью Владимира Путина как бы так финализирует эту позицию, где он повторяет, что Нагорный Карабах – суверенная территория Азербайджана, и на своей суверенной территории Азербайджан сам выберет, где разместит ситуационный центр.

Забавно Путин ответил про то, почему Турция так активна в регионе, почему Турция подчиняет себе Азербайджан. Потому что это последствия распада Советского Союза, геополитической катастрофы.

Я, наверное, последний оставшийся в живых публичный адвокат Михаила Сергеевича Горбачева. Дословно процитирую Путина. Когда Путин говорит, что власти СССР в конце 80-х годов не отреагировали должным образом на армяно-азербайджанские столкновения, которые привели к волнениям. И давайте спросим себя. Эдвард, как вы думаете, если бы президентом СССР в 88-м году был Владимир Путин, как бы он отреагировал на резню в Сумгаите, допустим?

Э. Чесноков:

- Не знаю. Как минимум нужны миротворцы, а не какие-то заявления: давайте жить дружно и чтить Ленина.

О. Кашин:

- Тогда вводились и войска, и даже прямое центральное правление. Президента тогда еще не было, но Аркадий Иванович Вольский покойный был главой временного комитета по управлению регионом. Я думаю, откровенно говоря, Владимир Путин реагировал бы на резню в Сумгаите так же, как российские полицейские реагировали на эту «прекрасную драку» этих наших бойцов.

Э. Чесноков:

- Позвольте мне не согласиться с вами. Я вообще не понял. У вас сейчас логика из серии: это синее, поэтому хлеб плесневелый. Нет, так логика не работает. Путин очень хорошо знает историю. Глупо отрицать – да, что-то сделали, ввели, не ввели, правление, не правление, но Москва потеряла этот конфликт 31 год назад.

О. Кашин:

- Путин хорошо знает (причем в советском пересказе) историю Второй мировой войны, здесь вопросов нет. Все остальное вызывает вопросы, в том числе такая проазербайджанская позиция российского руководства.

Э. Чесноков:

- Ну, какая она проазербайджанская? Ведь Путин же просил, предлагал Пашиняну, что давайте, пусть только азербайджанские беженцы в Шушу вернутся. Пашинян отказался. Это было месяц назад. Это сказал сам Путин. Причин не верить Путину у меня нет. Какая же это проазербайджанская позиция? Это Армения толкнула нас на это. Вернее, Пашинян.

О. Кашин:

- Причин не верить Путину у нас с вами, конечно же, нет. Но когда вы, Эдвард, говорите, что Армения толкнула, еще раз говорю, Россия (даже в самом робком исчислении) – региональная супердержава. И если Владимир Путин говорит, что во всем виноват неуступчивый Пашинян, бессмысленный журналист, ставший главой Армении, - простите, а что, у тебя, великий Владимир Путин, не осталось ресурсов надавить на Ильхама Алиева, ты все ресурсы, которые у тебя были, растерял за 20 лет?

Э. Чесноков:

- Подождите. Наша официальная позиция – невмешательство во внутренние дела других государств. Хорошая это позиция или плохая – это другой вопрос.

О. Кашин:

- Наша официальная позиция – ОДКБ, союзничество с Арменией. Азербайджан – не член ОДКБ. Еще раз. Если в сфере влияния (а Владимир Путин не раз намекал, что весь Советский Союз, кроме Прибалтики, остается в сфере влияния России) идет война, и Путин пытается ее остановить, а какой-то Пашинян ему говорит: нет, не остановлюсь, - значит, это уже не сфера влияния Владимира Путина, не сфера влияния России.

Э. Чесноков:

- Какой Пашинян? Это не Пашинян сжигал русские флаги (есть известное видео двухлетней давности).

О. Кашин:

- Еще раз. Если вы, Российская Федерация, мстите Пашиняну за то, что он что-то там сжигал, скажите об этом прямо. Скажите: Пашинян, ты сжигал флаги, поэтому быть твоей Армении пустой, сожженной, нищей, убитой и изнасилованной. Но так же не говорится. А говорится: это всё Пашинян. Поэтому я и привожу пример про драку Харитонова и Яндиева, когда бравые российские полицейские стояли, трусливо наблюдая за тем, как ингуш убивает русского.

Э. Чесноков:

- Вы сравниваете несравнимое. Я абсолютно не понимаю, при чем тут эти два товарища? Есть конкретная карабахская история.

О. Кашин:

- Я поясню. Эти товарищи, российские полицейские, они воспроизводят логику российской власти всей вертикали. Сильного российская власть боится, слабого российская власть нагибает и унижает. Такова логика сверху донизу.

Э. Чесноков:

- Я не сказал бы, что террористы в Сирии, ИГИЛ, запрещенный в России на момент 2015 года, был каким-то слабым. Вполне себе нагнули, и не стали им дань платить, и не стали звание Героя России давать аль-Багдади (если вы понимаете, о чем я).

О. Кашин:

- Вы привели отличный пример. Вопрос, насколько эти террористы (которых с воздуха бомбить весело, наверное) реально сильные и опасные.

Э. Чесноков:

- Подождите. Половина всех (даже все, наверное) террористов, которые делали теракты в Европе, они перед этим приносили клятву верности ИГИЛ - запрещенной в России организации.

О. Кашин:

- Заметим в скобках, что те террористы, которые, допустим, отрезали головы детям в Москве, они тоже приносили клятву, но по бумагам проходят как сумасшедшие, которых просто переклинило.

Э. Чесноков:

- Слушайте, была одна чудовищная история, но это все-таки…

О. Кашин:

- Одна. И взрывы в метрополитене, и всякое такое, вплоть до банды ГТА, про которую тоже никто до сих пор не понимает, хотя там даже люди из Генпрокуратуры поучаствовали в ее крышевании.

Чем «хороша» современная Россия? Что как раз даже если завтра взовьется где-то, не дай бог, запрещенный в России флаг, нам объяснят, что это не запрещенный в России флаг, это хулиганство, аномалия, сумасшествие, что угодно. В плане пиара, в плане продажи терроризма как каких-то отвлеченных сюжетов российское государство, конечно, очень шагнуло за эти годы вперед.

Э. Чесноков:

- И при этом у нас теперь целых две военных базы (говоря более корректно, военных точек присутствия) в Закавказье (была одна). Мы стали там почти на 300 километров ближе к Баку и к бакинским нефтепромыслам. Мы теперь контролируем весь потенциальный трафик между Турцией, Нахичеванью и Азербайджаном, потому что там коридор.

О. Кашин:

- Эдвард, а что с этой нефтью бакинской? Вы имеете в виду, что сейчас 300 километров, а завтра она будет Роснефтью?

Э. Чесноков:

- Я не знаю. А почему бы и нет, в конце концов?

О. Кашин:

- Не знаю. Она же чья-то. Как связан российский солдат, стоящий в Карабахе, с бакинской нефтью?

Э. Чесноков:

- Я вам еще раз говорю. Мы контролируем трафики с востока на запад через Кавказ и с севера на юг. Это ключевая точка – Карабах.

О. Кашин:

- А что будут ввозить в Нахичевань – наркотики, оружие, рабов?

Э. Чесноков:

- Да неважно что. Важно то, что мы это контролируем.

О. Кашин:

- Это буквально как согреться в движении бессмысленном. Ради чего? Действительно, стоим рядом с нефтью, чувствуем ее запах.

Э. Чесноков:

- Это все равно, что сказать: а вот атомные бомбы ради чего, если мы их не применяем? Ну, нужны, как гарантия нашего геополитического присутствия.

О. Кашин:

- Знаете, если что-то синее, то хлеб плесневеет. При чем тут атомные бомбы?

Э. Чесноков:

- Притом, что мы усиливаем свое геополитическое присутствие, вводя наших миротворцев в Карабах. Раньше мы о таком и мечтать не могли. И это невероятно мощные фотографии, когда наши миротворцы охраняют христианские храмы.

О. Кашин:

- Почти окончательное обнуление Владимира Путина. Закон еще не принят, но его уже внесли Ольга Савастьянова, Павел Крашенинников и Андрей Клишас, то есть те люди, чьи законы обычно принимаются. Эдвард, радуемся или, наоборот, огорчаемся? Как относиться к этому?

Э. Чесноков:

- Я думаю, что, может быть, еще 10 лет назад я бы скривил свои губы в таком либеральном «фё». Но когда мы видим, что Меркель 15 лет уже и как-то не собирается на покой, когда мы видим, как Сингапур расцвел при Ли Куан Ю, который там 50 лет правил. Я не вижу проблемы, если народ проголосует (а выборы у нас честные в отличие от этой бездуховной Америки), так пусть будет, кто и будет.

О. Кашин:

- Да, народ проголосовал 1 июля. Мы помним, было голосование по обнулению. Напоминаю также, что в агитации за поправки в Конституции обнуление, в общем, не звучало, а звучали какие-то отвлеченные вещи.

Э. Чесноков:

- Важные вещи. Например, леса нужно защищать.

О. Кашин:

- Мой бывший губернатор калининградский Николай Цуканов (последняя работа – полпред на Урале) сегодня получил должность в Ростелекоме, как раз вице-президента по цифровизации лесного хозяйства. Это, наверное, важная история, тем более что у Цуканова были проблемы, его помощника посадили за шпионаж, и на какую-то большую госслужбу ему уже не светило, потому что шпионаж там, очевидно, был, и Цуканов его проглядел. Но это так, заметка на полях.

На самом деле у меня смешанные чувства. Я тоже не вижу проблемы в том, что путинская эпоха продлевается на миллион лет. Хотя вспоминаю свой пост в Живом Журнале 2008 года. Когда избрали Медведева президентом, я написал, что путинская эпоха, хорошо, что она была, хорошо, что она закончилась. Храню этот пост, как такую реликвию или артефакт из давних пор. С тех пор я стал почти в два раза старше, а Путин продолжает оставаться во главе России.

Эдвард, как к этому относиться? Путинская эпоха доказала свою эффективность. Мемуары Обамы указывают на то, что Путин не дает покоя даже Обаме. Но при этом есть Клара Лучко в фильме «Кубанские казаки» (1949 год), молодая актриса, играющая казачку. Есть та же ее роль в фильме Юлия Гусмана «Парк советского периода», когда ей уже 90 лет. И даже, по-моему, озвучивала ее другая актриса, потому что она успела умереть, пока кино снимали.

Э. Чесноков:

- И к чему вы это говорите?

О. Кашин:

- Путин, которому 70, очень сильно отличается от Путина, которому 50. Все эти пока умиляющие нас ролики, как он с папкой оранжевой играет, или как они на саммите БРИКС машут ручками друг другу в окошках скайпа, поначалу это умиляет. Но, наверное, и Брежнев поначалу, когда его речь чуть-чуть становилась затрудненной, тоже умилял.

Э. Чесноков:

- Знаете, когда нашему любимому Джо Байдену 78 в ноябре исполняется, что-то ничего, нация проголосовала.

О. Кашин:

- Мы с вами постоянно говорим, что Байден погубит Америку. То, что он старый и бессмысленный, позволит мировой жабе им манипулировать. А кто будет манипулирующим стареющим, пожилым Владимиром Путиным? Мы знаем этих людей.

Э. Чесноков:

- Я более чем уверен, что Путин как самый мощный и самый влиятельный политик… Над ним уже никого нет, и это прекрасно. Потому что сейчас Путин думает о том, как остаться в истории. И, думая об этом, мне кажется, он будет совершать действительно что-то великое, что-то сравнимое с Олимпиадой, с присоединением Крыма. Потому что когда человек думает, условно, не о каком-нибудь оффшоре (это уже не надо, он уже выше этого), а о том, как о тебе напишут в учебниках истории, знаете, это мотивирует.

О. Кашин:

- А вот еще неизвестно, как напишут. Горячая новость. Парламент Турции одобрил президентский указ Эрдогана, предусматривающий отправку войск в Азербайджан. Те самые солдаты НАТО, которыми нас пугали в контексте Украины, теперь мы их приветствуем, аплодируем…

Э. Чесноков:

- Вообще-то турецкие военные эксперты были в Азербайджане уже давно, и эти самые дроны направляли они. Это все секрет Полишинеля, и это уже давно было.

О. Кашин:

- А что же одобрил парламент Турции тогда?

Э. Чесноков:

- Парламент России тоже, если вы помните, одобрил почти весной 14-го года участие в военной операции. И ничего. Ну, парламент в странах переходной демократии (я это про Турцию) иногда что-то штампует. Но турецкие военные советники были в Азербайджане уже давно.

О. Кашин:

- Эдвард, я не понимаю. Мы говорим «солдаты» или «советники»? Советники – это ладно, всякое бывает. Мы помним, как азербайджанские и армянские офицеры учились в Будапеште, и азербайджанец армянина зарубил топором. А здесь отправка войск. Это не командировка одного подполковника, это грузовики с солдатами, вооруженными автоматами.

Э. Чесноков:

- Я не собираюсь вам говорить, что отправка войск равносильна уходу войск. Я лишь скажу, что мы живем в новой реальности, когда молодая пассионарная националистическая и одновременно исламистская Турция громогласно заявляет о своем праве на лидерство. Но это, как модно сейчас говорить, челлендж, вызов. Давайте отвечать на этот вызов, давайте не расслабляться. Давайте сделаем, чтобы у нас экономика росла, как у Турции, чтобы у нас по демографии было все хорошо. В Турции растет население.

О. Кашин:

- Тоже интересно. Ответом на агрессивные устремления Турции будет какой-то запрет ЛГБТ-пропаганды в России, допустим, или что-то еще в таком духе.

Э. Чесноков:

- Не вижу логики.

О. Кашин:

- Вы говорите: это будет челлендж, давайте мы будем лучше в ответ на то, что Турция усиливается.

Э. Чесноков:

- Подождите. Консерватизм – это не борьба с геями. Консерватизм – это готовность отвечать на любые вызовы. Консервативность – это когда общество сцементировано единой идеей. Другое дело, что у нас с этой идеей, помимо победы в Великой Отечественной войне, как-то не очень, но уже начинаем.

О. Кашин:

- Эдвард, когда общество сцементировано или собрано в пучок, это немножко иначе называется. Вот вы говорите: Россия ответит. Гипотетически скажите, как Россия может ответить на усиление Турции?

Э. Чесноков:

- Она уже ответила. Потому что наши миротворцы в Карабахе. Причем понятно, что эти 1960 человек там надолго, как минимум, на пять лет.

О. Кашин:

- Хорошо, если наши миротворцы будут там защищать, как вы говорите, христианские храмы, а мечети будет защищать, очевидно, турецкий миротворец…

Э. Чесноков:

- Так он и защищает мечети.

О. Кашин:

- Прекрасно. Получается, Россия именно сейчас, на пике своего величия (или выдуманного нового величия), она каким-то образом уступила Турции часть того большого имперского пирога, который даже при Ельцине оставался неприкосновенным.

Э. Чесноков:

- Вообще-то нельзя уступить то, где нас не было. У нас была в Азербайджане военная база, Азербайджан входил в ОДКБ, в ЕАЭС? Где мы проиграли?

О. Кашин:

- Да. И куда все делось. Азербайджан входил и перестал?

Э. Чесноков:

- Нет, не входил.

О. Кашин:

- Вот именно, не входил. Он входил в СНГ на старте 2000 года.

Э. Чесноков:

- Так он до сих пор в СНГ.

О. Кашин:

- А что такое СНГ? Потеряли влияние. Еще при Алиеве-папе невозможно было такое.

Э. Чесноков:

- При Алиеве-папе это было невозможно, потому что Турция была слаба, и была абсолютно зависима от США и НАТО. А сейчас это исторический факт объективный. Можно ужасаться от этого, можно не ужасаться, но Турция – это новый региональный лидер, с этим нужно считаться, нужно из этого строить свою позицию как-то.

О. Кашин:

- Вы меня навели на идею. Если мы наблюдаем лавинное усиление этой почти исламистско-фашистской Турции, нам надо, по крайней мере, иметь в виду, что это влияние проникнет прежде всего в самые слабые места Российской Федерации, там, где традиционно налажены добрые культурные и религиозные отношения с Турцией. Где усиление защиты Казани? Где усиление защиты Крыма? Ну, хорошо, введут новую ракету «Бастион», поставят ее в Крыму. Но это же не то. Где эта мягкая сила? Где массовое крещение крымских татар?

Э. Чесноков:

- Хочется надеяться, что когда нашей русской маленькой лягушечке температуру в котле вот так сразу не на один градус, а на 20 градусов повысят после этого турецкого натиска, то наша лягушка начнет бултыхаться и превратит это молоко в добротное масло.

О. Кашин:

- Дай-то бог. Это ровно то, о чем я говорил. Когда лягушечке 70 лет, трепыхаться гораздо сложнее, чем в 50.

Э. Чесноков:

- Подождите. Знаете, Рональд Рейган, величайший президент США, сокрушил Советский Союз, когда ему было 78. Так что не надо.

О. Кашин:

- А мы не верим, что Рональд Рейган его сокрушил. Мне кажется, Советский Союз рухнул под натиском своих противоречий всевозможных, включая карабахскую проблему.

Э. Чесноков:

- Может быть.

О. Кашин:

- Эдвард, была страна, в которой был прекрасный пломбир, и все было хорошо, и солнышко светило, а потом пришел Рейган и ее уничтожил?

Э. Чесноков:

- Как-то вы переобуваетесь на лету. Не прекрасная страна была.

О. Кашин:

- Я не переобуваюсь, я шучу.

Э. Чесноков:

- С Джимми Картером, предыдущим президентом, у нас было СНВ-3, Хельсинкское совещание перед этим было. А Рейган пошел на обострение, и обострения этого мы не выдержали. Были обрушены нефтяные цены. Я не отрицаю, что были внутренние проблемы, что Третий Рим пал от ветхости, перефразируя Филофея.

О. Кашин:

- Слава богу, что Советский Союз погиб.

Эдвард, вот пришло письмо из британской налоговой, пока у нас были новости, я прочитал. Письмо такое, что пора платить налоги, но, поскольку год выдался сложный, в этом году налоги можно заплатить в рассрочку. То есть, прямо такой аукцион доброты… Вот опять-таки примета времени…

Э. Чесноков:

- Да, где наш человек идет в эту кредитную заимку, как ее, микрозайм, то там британской человек в рассрочку платит налоги. Отлично! Вот она, ваша загнивающая демократия!

О. Кашин:

- Давайте о российской передовой демократии. И я процитирую дословно. «Президент Медведев оказался олицетворением новой России, молодой, подтянутый и одетый в модные костюмы европейского стиля»…

Э. Чесноков:

- Дайте угадаю. Это колонка Кашина 10-летней давности. Или восьмилетней?

О. Кашин:

- Вы знаете, Кашин такую колонку может и сегодня написать, но нет. Один наш знакомый, первый темнокожий президент США написал мемуары, где так отозвался о Медведеве. В общем, воспроизвел банальности медведистов, таких, как я.

Э. Чесноков:

- Подождите, но вы же не сказали самое главное, самое страшное, за что нас сейчас смогут закрыть. Уберите детей и особенно активистов движения Юнармия от радиорепродукторов! А что он сказал о Путине?

О. Кашин:

- О, дословно. «С притязательностью тинейджера в Инстаграм, он организовывал постоянные фотосессии, создавая почти сатирический образ носителя мускулинной энергии. Путин скачет на коне без рубашки, Путин играет в хоккей. При этом, буднично проявляя шовинизм и гомофобию, и настаивая, что внешние силы пытаются подорвать русские ценности».

Э. Чесноков:

- Вы знаете, после такого я прямо вижу, что глубинный народ, вот люди, вот эти мужики, извините за пошлое слово, и бабы, они реально вот встают и голосуют за Путина, потому что вот он такой!

О. Кашин:

- Потому что он голый скачет на коне?

Э. Чесноков:

- Потому что он кандидат от народа, понимаете! Потому что народ реально Путина любит. То есть, народ сколько угодно может не любить всех этих чиновников, всех этих гайзеров и хорошавиных, но Путин - он реально наш человек!

О. Кашин:

- Если бы, Эдвард, Путин был от народа, то он бы сказал - ну, что, народ, погнали? И - дальше матом… Но я прочитаю дальше Обаму…

Э. Чесноков:

- Нет, нет, он интеллигентный все-таки человек. Это ленинградский дискурс, он так не скажет. Да, читайте самый сок. И более того, все эти тиктокеры, все эти инстаграмные философини - это же вот они делают ровно то, что делает Путин. Вот там Обама посмеялся над Инстаграмом, но, позвольте, эта молодежь сейчас делает, потому что чувствует, что надо как-то позиционировать себя.

О. Кашин:

- В общем, давайте читать дальше. «Все, что делал Путин, было направлено на формирование стереотипа, что под его твердым отеческим руководством Россия вновь обрела мощь и привлекательность. Была только одна проблема - Россия больше не была сверхдержавой».

Э. Чесноков:

- Ну, понимаете, поскольку нет в словаре Ожегова терминологического определения, что такое сверхдержава… понимаете, а когда США свои войска из Афганистана убирает, почти как СССР в 1989-м, то она сверхдержава или нет? Или вот когда там три миллиона мертвых проголосовали? Вот я не знаю, это же все… понимаете, это мемуары проигравшего. Это мемуары гитлеровских генералов, простите за закон Годвина, которые проиграли из-за генерала Мороза, из-за тупого фюрера, из-за предательства англичан, вонзивших нож в спину и т.д.

О. Кашин:

- Ну, вот вы тоже наводите меня на правильную мысль - здесь есть элемент анекдота, потому что, о кей, Россия перестала быть сверхдержавой, но вот да, вы спросили, Америка великая или нет, сейчас выясняют пока специалисты по голосам, по электоральному опросу, вот будет ли Америка Great Againили все-таки уже нет. Тем не менее, действительно забавно, когда, с одной стороны, Обама отрицает величие России и ее влияние, с другой стороны, коллективный Обама посвятил много лет тому, как Россия вмешивается вообще во все дела сегодня. Буквально прошла эта поправка Родченкова, знаменитая, по борьбе с российским допингом… в общем, есть противоречия. Итак, Россия, наверное, не великая, но при этом ведет себя, как великая, вмешивается в выборы…

Э. Чесноков:

- Даже в Каталонии мы якобы вмешались, вот как нам рассказывают испанские СМИ. 10 тысяч курьеров на мотоциклах прислали на помощь Пучдемону. Но я к чему вас подводил, я думаю, вы прочтете - Путина он сравнил с боссами чикагской мафии. Ну, Чикаго - это американский Петербург - жесткого, воспитанного по законам дворов уличного босса, из тех, кто руководили чикагской машиной. Но, понимаете, когда у нас под боком, в нашем мягком подбрюшье, такие агрессивные, злобные, империалистические лидеры, которые руку по локоть откусят, такие, как Лукашенко, то есть, господи, я оговорился, хотел сказать Эрдоган, то, мне кажется, что вот тот человек, которого своим недобрым пером описал Обама, он как раз лучший в плане противостояния им, нежели другой - подтянутый, одетый в модные европейские костюмы кто-то…

О. Кашин:

- Я не соглашусь, в том смысле, что вот мы говорили с вами о том, что вот Советский Союз рухнул не только потому что Рейган был, но и потому, что колбасы не было…

Э. Чесноков:

- Но, в том числе, и потому, что Рейган был. С Джимми Картером мы вполне себе ручкались.

О. Кашин:

- Джимми Картер бойкотировал Олимпиаду, с чего все во многом и началось. Но еще раз скажу - тоже ведь это такой стандартный прием лекторов общества «Знание», когда они говорят кругом капиталистическое окружение, враги, поэтому нет колбасы. То есть, Эдвард, вы говорите, причем, важную вещь, на самом деле этого нет в официальной риторике, что да, мы гангстеры, да, мы петербургские хулиганы, но мы вынуждены ими быть, потому что кругом враги. Хорошо. Тогда нанесите на флаг Российской Федерации надпись «АУЕ» (запрещенная в России организация), чтобы форма соответствовала содержанию.

Э. Чесноков:

- Запрещенная в федерации… нет, у нас нечто лучшее - у нас орел двуглавый, который высоко парит и смотрит еще и на Африку. И сейчас наш русский сапог топчет пески Сахары, понимаете? Потому что под ними нефть, газ, алмазы, уран и все то, за счет чего мы сможем существовать в 21 веке. И я ничего плохого не вижу в империалистической внешней политике, потому что добро должно быть с кулаками и защищать христианские храмы от поползновений.

О. Кашин:

- Тоже как в одном популярном перестроечном стихотворении, афганский муравей обращался к мертвому русскому солдату - что ты дашь моей родине, нищий и босой, если в собственной - очередь за колбасой?

Э. Чесноков:

- У нас, кстати, очередей за колбасой нет…

О. Кашин:

- А пармезан итальянский у вас есть?

Э. Чесноков:

- Да, да, давайте очередь за пармезаном… вы знаете, у нас есть русский православный сыровар Олег Сирота, который всех этих пармезанио заткнул известно куда.

О. Кашин:

- Это понятно. Но про Африку тоже интересный момент. Более того, я хотел вас спросить, может быть, вы что-нибудь знаете про происходящее в Бостване?

Э. Чесноков:

- Нас там нету, это не мы.

О. Кашин:

- Вот, ну да, на грани конфликта Боствана, у нее конфликт с Намибией. Ботсванские военные убили то ли троих, то ли четверых браконьеров, то ли рыбаков, то ли на своей, то ли на намибийской территории. Намибийские пограничники вторглись на территорию Ботсваны, отбили с применением оружия тела погибших и, чтобы их выдворить, намибийцы потребовали отмщения, начали громить машины с ботсванскими номерами. Такая бытовая жизнь…

Э. Чесноков:

- Я официально заявляю, что Россия готова выступить медиатором мирных переговоров между Ботваной и Намибией.

О. Кашин:

- Причем, Эдвард, я понимаю, что вы не шутите, потому что лично у вас в Ботсване, в Намибии, и во всей Африке, везде, где есть нога русского повара в сапоге, везде у вас свои интересы…

Э. Чесноков:

- Я не могу это комментировать.

О. Кашин:

- И не надо. Я и не прошу. Просто я читаю о событиях в Ботсване в Фейсбуке одного своего знакомого, банкира ботсванского, русского еврея, естественно, как бы нашего, советского, с которым мы познакомились однажды в Эстонии, и он мне рассказывал о том, как здорово в Ботсване, африканский Эстония, правовое государство, спокойствие, стабильность, закон…

Э. Чесноков:

- В Руанде тоже неплохо. И чего?

О. Кашин:

- Вот, вот. А в итоге - война с Намибией почти.

Э. Чесноков:

Ну, во-первых, войны все-таки еще нет. И я надеюсь, что все рассосется. А во-вторых, власти Крыма выставили на продажу винодельческое и виноградарское объединение «Массандра», оценив каждую акцию в один рубль, а начальная цена лота 5 миллиардов 300 миллионов рублей. Простите, может быть, прикупим творение?

О. Кашин:

- Простите, он до сих пор был государственный, насколько я помню?

Э. Чесноков:

- Видимо, да. Иначе бы не выставили не продажу. Получается, что вот это распродажа Родины или, наоборот, частный собственник априори эффективнее государственного? Вы как считаете?

О. Кашин:

- Вот совсем недавно, чуть больше недели назад, похожая, причем, один в один, по-моему, история была с концерном «Калашников», знаменитым ижевским заводом, производящим сами знаете что. И его купил скромный бывший заместитель министра транспорта России Алан Лушников, работавший в правительстве России с 2012 по 2018 год. И понятно, что перед нами такая новая приватизация не по Чубайсу, а вот по кому?

Э. Чесноков:

- Я лишь процитирую Наполеона, который, увидев Михаила Михайловича Сперанского в свите императора Александра Первого, а тот был министром и т.д., он сказал - я бы выменял у вас этого человека на какое-нибудь королевство. Может быть, нам тоже господина Лушникова выменять на какое-нибудь королевство?

О. Кашин:

- Выменять на «Массандру», например, или, по крайней мере, поставить в Крыму еще одну ракету «Бастион», чтобы действительно он не доставался хотя бы Эрдогану…

Э. Чесноков:

- Или еще куда-нибудь миротворцев ввести? Например, на границу Намибии и Ботсваны Есть, понимаете, еще некоторые новости, которые мы хотели бы обсудить. Вот, например, совершенно невероятная история. В вашей любимой Калининградской области, почти как в сериале «Во все тяжкие», перехватили контрабанду наркотиков, причем, поступала она из Италии - марихуана в значительном размере, а также гашиш. Вот она, вот она, та бездуховная заграница, которая развращает нашу молодежь и отвращает ее, и превращает ее в АУЕ - запрещено в РФ!

О. Кашин:

- Отвращает, развращает, превращает, но я бы использовал опять же выражение, которое здесь уместно, я думаю, «утром в газете, вечером в клозете» - когда Владимир Путин…

Э. Чесноков:

- Ну, не говорите эти пошлые слова ниже пояса, не говорите…

О. Кашин:

- Обожаю вас шокировать, Эдвард, но обещаю не злоупотреблять.

Э. Чесноков:

- Да, чувствую себя институткой, понимаете, которая краснеет…

О. Кашин:

- А я же вас не вижу… Вчера Владимир Путин сказал о вреде легких наркотиков - и сегодня вот я думаю действительно этот мешок с марихуаной лежал и ждал, пока Путин выступит, чтобы его…

Э. Чесноков:

- Я думаю, что это пример того, что вертикаль работает. Нравится это отдельным национал-предателям и наймитам Госдепа или нет.

О. Кашин:

- Ну, не только Госдепа… Еще есть Центральный Комитет Коммунистической партии Китая, который сегодня, я думаю, мы должны поздравить с годовщиной первого больного в Ухани, потому что это, я думаю, самый большой успех мирового коммунизма со времен смерти Сталина, я думаю. Так что, да, и на втором месте, конечно, победа Байдена…

Э. Чесноков:

- И при этом уже началось и в общем было невозможно предотвратить, и, да, друзья, мир движется к точке бифуркации и мы будем вспоминать с ностальгией… Но я не думаю, что он будет хуже, просто он будет другим.

О. Кашин:

- Да, я как раз сейчас открыл белорусские новости и там экс-ведущий телепередачи популярной Александр Жданович вышел из концлагеря на Окрестино и рассказывал о том, как читал «Онегина» возле параши. Конечно, тоже удивительные белорусские новости. И зловещие обещания президента Лукашенко навести в течение этой недели порядок в Минске… ну, дай бог, чтобы белорусская полицейщина все-таки сломала свои зубы о белорусский народ, потому что…

Э. Чесноков:

- Ну, наши белорусские источники сообщают, что действительно там идет потихоньку стачка, просто белорусы медленно раскачиваются, но идет. То есть, многие люди просто пишут заявления на увольнения, там союз врачей призывает врачей увольняться и т.д.

О. Кашин:

- Да, и сегодняшнее заявление Лукашенко о многовекторности, что какие-то нехорошие силы в России пытаются критиковать его многовекторность…

Э. Чесноков:

- Да, да, и при этом есть такое восточное партнерство, абсолютно русофобская такая проевропейская история, и они не вышли оттуда, а просто понизили статус до экспертного. То есть, вот нате, выкусите, мы бессмысленно проголосовали в какой-то бессмысленной говорильне в ООН там за что-то околокрымское и вот отсыпьте нам еще миллиард.

О. Кашин:

- Ну, еще одна горячая новость, Эдвард. Российский боец смешанных единоборств Хабиб Нурмугамедов, который ушел из большого спорта, угадайте, чем будет заниматься?

Э. Чесноков:

- Я думаю, что чем-то виртуальным. Нет?

О. Кашин:

- Так точно. Он создает виртуального оператора мобильной связи под названием «Иглмобайл».

Э. Чесноков:

- Вот Ольга Бузова включит свою криптовалюту, запускала, правда, непонятно там чего и как, но запускала, может быть, Хабибу тоже свою криптовалюту создать, а?

О. Кашин:

- Когда я критиковал Хабиба в эфире радио «КП», потом ко мне приходили разные кавказские юзеры и наиболее агрессивным был юзер «Магазин папах». И вот я надеюсь, что, если Хабиб откроет магазин папах, то он с помощью конкуренции сможет задушить тех негодяев, которые мне угрожали.

Э. Чесноков:

- Да, да, в чистой капиталистической конкуренции. Я думаю, что наконец-то все будет хорошо, потому что это прекрасно, что у нас в России есть россияне, которые существуют и доставляют нам радость жизни в многонациональной стране.

О. Кашин:

- Ну, вы помните, как Юрий Дудь сказал о капитализме, что это счастье? А этот парень знает жизнь, и мы к нему присоединяемся. Уходим до завтра, наступят времена почище!

Э. Чесноков:

- Абсолютно это прекрасный ноябрь, лучшего в нашей жизни еще не было!

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Google Podcasts или Apple Podcasts, ставьте оценки и пишите отзывы!

Для нас это очень важно, так как чем больше подписчиков, оценок и комментариев будет у подкаста, тем выше он поднимется в топе и тем большее количество людей его смогут увидеть и послушать.

Выведем Кашина на первое место в топе!