window.dataLayer = window.dataLayer || []; function gtag(){dataLayer.push(arguments);} gtag('js', new Date()); gtag('config', 'G-1HBB79RDRC', { sampleRate: 1.1 }); Олег Кашин: Невозможно быть чиновником, сидеть на денежных потоках и соблюдать закон

Олег Кашин: Невозможно быть чиновником, сидеть на денежных потоках и соблюдать закон

Эдвард Чесноков и Олег Кашин обсуждают задержание бывшего губернатора Ивановской области, нового губернатора Мордовии, новости из Армении и падение французского спутника

О. Кашин:

- Всем привет! Я – Олег Кашин. Где-то в глубинной России Эдвард Чесноков. Эдвард, здравствуйте. И передайте товарищу Путину, что произошла чудовищная ошибка.

Э. Чесноков:

- Здравствуйте, мой милый Олег Владимирович. Но что же, что же происходит? В чем ошибка? Просветите! Вам же с гринвичского меридиана виднее.

О. Кашин:

- Мне, может быть, виднее. И на самом деле, может быть, на гринвичском меридиане люди делаются добрее и люди не готовы, я не готов бегать за этим Менем, который сказал, что это все недоразумение. Он считает, что никакого преступления он не совершал. Михаил Мень, бывший ивановский губернатор и бывший министр ЖКХ. Забавно, что бывший член партии «Единая Россия». Сегодня утром Евгений Ревенко, заместитель знаменитого Турчака, сказал, что пока Меня не исключают из партии «Единая Россия». Но потом оказалось, что его давно из нее исключили. Потому что он сейчас аудитор Счетной палаты. А аудиторы Счетной палаты не могут быть в партии. В общем, повезло, не единоросс арестован. Все в порядке, репутация этой так называемой партии чиста.

Но, да, я добр и я считаю, что любой… мы об этом постоянно с вами говорим, когда вы обнаруживаете очередную свою схему, а я вам говорю: Эдвард, невозможно быть чиновником, сидеть на денежных потоках и соблюдать закон. Возможно, на этой круговой поруке и строится система реального управления российской вертикалью, когда каждого можно посадить за коррупцию. И как раз добрая воля федеральной власти заключается в том, что сажают далеко не всех.

Э. Чесноков:

- Я понимаю, что вы прочитали очень много книг об истории Советского Союза и эпохи Сталина, но сейчас все-таки другая эпоха. И я знаю немало чиновников, которые являются честными. Вот сейчас даже вам назову одного или двух.

О. Кашин:

- Пожалуйста. Я тоже их знаю. И они все честные. Я не пытаюсь сказать, что каждый чиновник вор, который построил замок на Лазурном берегу. Но у каждого губернатора есть губернаторский фонд, из которого он то денег на храм даст, то гречки купит для избирателей.

Э. Чесноков:

- Это вы про Белых?

О. Кашин:

- Про Белых, допустим, да. И эти 700 миллионов, которые Мень похитил, тоже нужно разбираться, куда он их похитил.

Э. Чесноков:

- Предположительно похитил, как утверждает следствие.

О. Кашин:

- Да. Я думаю, действительно, считаю, что в каждом аресте такого рода надо выяснять: кому он сейчас выгоден? И само событие преступления или событие ЧП состоит в том, что да, очередного человека, очередного чиновника почему-то решили посадить. Все уже давно заметили, такое тоже общее место, не помню, кого, одного кого-то, но его еще избирали, вот один посаженный губернатор был избран при Путине. Марий-Эл, по-моему. Остальных всех назначали при Медведеве. Меня Медведев назначал министром. И его тоже можно отнести к категории медведевских.

Э. Чесноков:

- Такой тонкий момент. Я бы сказал, исключительно важный. Ведь дача – эта чеховская, горьковская дача, оба эти русских классика воевали с дачами, как вы помните, называли их пошлостью. Дача в Плесе одного известного человека, и сейчас я снова возвращаюсь к 1937 году, вернее, к 1950-му, когда началось «мингрельское дело», товарищ Сталин говорил следователям: ищите большого мингрела. Намекая на то, что искать нужно Берию. Я задаю вопрос. Кто-то в деле Меня говорит: ищите большого мингрела?

О. Кашин:

- Ищите большого Димона? Эдвард, вы это имеете в виду?

Э. Чесноков:

- Ищите большого Медведа. Просто метафора.

О. Кашин:

- Я тоже считаю, что рано или поздно встанет вопрос: всех медведевских посадили. И вот только один человек, который был у Медведева премьер-министром, а почему он не сидит? Давайте разберемся. Я думаю, с таким потоком…

Э. Чесноков:

- Во-первых, далеко не всех медведевских посадили. Потому что вы в добром здравии и я. Я, как вы помните, ходил на встречу молодежи с Медведевым. И вполне себе пока еще жив.

О. Кашин:

- Вы пока еще живу, но я уже не в России. Вот я тот медведевский, который успел сбежать.

Э. Чесноков:

- Я верю, что вы вернетесь. Это есть в опере «Чио-Чио-сан» - «Мадам Баттерфляй», такая прекрасная метафора. Когда запоет малиновка, я вернусь, - это говорит один из главных героев, американский матрос. И вот вы тоже вернетесь, я верю, к нам.

О. Кашин:

- В моем детстве я не смотрел этот спектакль, но был самый скандальный спектакль «М. Баттерфляй» с Эриком Курмангалиевым, который ставил Роман Виктюк. Если вы намекаете на то, что Виктюк, к сожалению, вчера умер, да, мы склоняем головы перед его светлой памятью.

Э. Чесноков:

- И при этом Виктюк известен в достаточно сомнительных словах о Новороссии, о Крыме.

О. Кашин:

- С языка сорвали. Я хотел сказать, что хотя какие-то бездушные люди сейчас пытаются форсить его спорные высказывания на украинскую тему. Я не среагировал, когда вы назвали упыря, соратника Сталина, человека, прославившего рабский труд, Горького назвали русским классиком. Потому что я понимаю, что, действительно, корпус пьес, романов и рассказов, написанный им, чего-то стоит.

Э. Чесноков:

- Его можно назвать русским классиком только за то, что он пьесу «На дне жизни» назвал «На дне». Это гораздо лучше, чем «На дне жизни».

О. Кашин:

- Вы были в Самаре, где изобрели пиво «Жигулевское»?

Э. Чесноков:

- Бывал. Я был в «доме Зои» в Самаре. Дом в ужасающем состоянии, полуразрушенный, там ничего нет. Хотя можно было бы сделать такую точку для паломничества и зарабатывать деньги на мягкой силе. Мягкая сила Зоиного стояния.

О. Кашин:

- А в пивной под названием «На дне» вы были? Там стали разливать первые в мире пиво «Жигулевское». Если вы не пьете пиво, значит, вы не устроите пивной путч. А каждый, я думаю, должен немножко планировать что-нибудь такое в своей жизни. Хотя, может быть, я романтизирую всю эту тему.

Итак, подводим итоги. Мень арестован, Мень проведет ночь, по крайней мере, в СИЗО. Его показали нам сегодня в наручниках.

Э. Чесноков:

- Там уже говорят, что домашний арест вроде бы.

О. Кашин:

- Дай бог. Потому что, действительно, желание всех срочно посадить, хотя Яндиеву повезло, он не настолько общественно опасный, он как раз под подпиской, всего лишь побои.

Э. Чесноков:

- «Следствие не намерено просить ареста Михаила Меня».

О. Кашин:

- Но при этом, заметьте, технология. Как мы узнали о том, что Мень вызван куда-то? Мы узнали из повестки, из сообщения пресс-службы Меня? Нет, об этом громогласно заявил генпрокурор Краснов, как будто бы он дает Меню время добежать. А вот докуда добежать, когда границы закрыты и из России просто так не убежишь?

Э. Чесноков:

- До Танзании?

О. Кашин:

- Вот да. Я помню, как из России тогда было модно уезжать через Минск. Потому что киевское СБУ выдавало. Вот здесь, наверное, тоже такой был намек: Мень, беги! А Мень не убежал. Потому что каждый арестованный, каждый, кому предъявляется обвинение, как и в тридцать известно каком году, верит, что произошла чудовищная ошибка. Передайте товарищу Путину.

Э. Чесноков:

- И в то же время прокурор Александр Януарьевич Вышинский исходит из мнения, что признание – царица доказательств. И потом Вышинский…

О. Кашин:

- Эдвард, это миф! «Признание – царица…» - было в книге Вышинского, где было сказано, что при буржуазном строе было принято считать, что признание – царица доказательств. Это ему приписали. Но, конечно, Вышинский тоже упырь. Тут разговоров нет. Естественно.

Э. Чесноков:

- Я к чему это. Что Вышинский был одним из тех, кто чуть ли не писал устав ООН, как юрист и эксперт, и вот получается, что наша главная международная организация – это вот такой, можно сказать, не ровесник, но сверстник ГУЛАГа, Беломорканала и других прекрасных историй.

Э. Чесноков:

- Есть такая же выпуклая история. Она в реальном времени происходит. Естественно, шансов нет. Но один какой-то честный, вернее, как, все честные, но с похожими на мои взгляды человек, юрист, пытается засудить или Следственный комитет, или Генпрокуратуру за ведомственную медаль, посвященную прокурору Руденко. Руденко ведь тоже знаковая фигура. Он был одним из организаторов Нюрнбергского трибунала. То есть победитель фашизма. При этом тот же Руденко в 1937 году был в «тройке» - в Днепропетровске убивал русских людей просто так…

Э. Чесноков:

- В «тройке» не было только товарища Андропова, которого мы любим все нежно. Потому что ему было лет двадцать на тот момент.

О. Кашин:

- В «тройке» не было много кого. В «тройке» не было Исаака Бабеля, хотя он тоже дружил с чекистами. Есть много хороших людей, которые не были в «тройке». Жукова не было в «тройке», воевавших дедов.

Э. Чесноков:

- Рубена Варданяна не было в «тройке».

О. Кашин:

- Да нас с вами не было в «тройке». Сделайте медаль Чеснокова для молодых журналистов.

Э. Чесноков:

- Я просто процитирую очень интересные схемы про Меня. Чуть было не сказал «про меня», уж извините за этот пошлый несколько каламбур. Это версия следствия. Якобы, будучи губернатором Ивановской области, по указанию Меня был принят ряд документов, на основании которых ОАО «Ивановский бройлер» под видом займов получило 700 млн. рублей, и на следующий же день эти средства были похищены преступной группой. 700 миллионов испарились, как мартовский снег.

О. Кашин:

- Давайте на этой ноте подвесим тему Меня, тем более, что его судьба тоже остается неизвестной в ближайшем будущем. Все прояснится довольно скоро, я думаю.

Э. Чесноков:

- Поговорим об Артеме Здунове.

О. Кашин:

- Горизонтальное перемещение. Эдвард, Артем Здунов – его фамилия? Мы ее не выучили и вряд ли выучим. Кто этот человек?

Э. Чесноков:

- Я бы сказал, что это человек, который будет делать российскую политику в течение ближайших, как минимум, десятилетий. Он на десять лет старше меня. Ваш почти что ровесник. Сейчас он временно исполняющий обязанности главы республики Мордовия. До этого у него была очень интересная карьера. Работал в Казани, был зам. министра экономики республики Татарстан. Министр экономики республики Татарстан. Два года при Владимире Васильеве был председателем правительства Дагестана. И вот сейчас он в Мордовии, после того, как ее прежний глава написал по собственному.

О. Кашин:

- Да, давайте заострим, такое горизонтальное перемещение – как раз советская тема. Вы меня похвалили, что я много читаю на эти темы. Конечно, стандарт, когда первый секретарь Калининского обкома партии переходит на должность первого секретаря Новосибирского обкома партии. Развалил там, развалил здесь. Два года в Дагестане при Васильеве.

Э. Чесноков:

- Этот ничего не развалил. Нет?

О. Кашин:

- Вы знаете, Дагестан при Васильеве не расцвел. Более того, с коронавирусом как раз Дагестан просто в нем погряз, и это была настолько позорная история, что, я думаю, во многом и они тоже стоило Васильеву, бравому генералу МВД, должности. Его заменили на еще более бравого – из Росгвардии. Теперь велком ту Мордовия. Я, когда еще без фамилии увидел, что дагестанского чиновника назначают в Мордовию…

Э. Чесноков:

- Вы подумали о каком-то ужасе: неужели это Хабиб?

О. Кашин:

- Да, что-то такое подумал.

Э. Чесноков:

- И все это наложилось на то, что он решил уйти из большого спорта.

О. Кашин:

- Естественно. И завел оператора сотовой связи Eagle виртуального. Но да, все-таки обошлось. И Мордовия, конечно, какой-то загадочный феномен. Как бывает, Тула – пряник, самовар, матрешки везде. Что такое Мордовия? Мордовский лагерь. А что еще?

Э. Чесноков:

- Мне кажется, нужно этот бренд региональный, сейчас же модна тематика локальных брендов, капитализировать. То есть открыть какие-то лагеря для посещения, создать, например, лагерь для фанатов коммунизма, к примеру. Это прием победы через доведение до абсурда.

Но меня поразило другое. Я 42-летнему Артему Алексеевичу Здунову желаю всевозможных успехов. 42 года – это не возраст в политике. Я думаю, что он, возможно, и в правительстве Российской Федерации потом появится, если в землях Мордовии себя проявит хорошо. При этом что интересно. Я смотрел Википедию. Клянусь, что два часа назад в разделе «Семья» было написано: по национальности – татарин, женат на татарке. Потом в Телеграм-канале «Алибабаич» появилось, что он эрзя. И оказалось, что все сходится, мордвин, эрзя. Воистину, гаплогруппа колеблется вместе с линией партии.

О. Кашин:

- Да, естественно. Когда его назначат главой, допустим, Тувы, естественно, у него обнаружится и тувинская кровь. Тоже это все забавно.

Как работает российское глубинное государство. Горячая новость. Полубояринова рекомендовали главой «Аэрофлота». Были слухи, бывший замминистра транспорта. Вместо Савельева.

Э. Чесноков:

- Ротация опять, все логично.

О. Кашин:

- Да, конечно. И историю хотел рассказать. Вы знаете, может быть, про Михаила Боярского. В двух сериях. Как с Солженицына были двучастные рассказы. Бэкграунд такой, что на днях Валерий Меладзе заявил, «алчный вокалист Меладзе», как говорят, заявил, что поскольку концертов сейчас нет, артисты бедствуют, не нужно лицемерить, давайте отменим «Новогодние огоньки» на телевидении. Его все закритиковали за это. Он попросился в «красные» зоны больниц. Сегодня в Коммунарке был хлопок. Жертв вроде бы нет, но впечатляющее видео, когда дым валит. И это называется – разгерметизация трубы.

Так вот, Михаил Боярский, отвечая Валерию Меладзе, сказал: «Мне кажется, для мужчины это стыдно – жаловаться на потерю доходов. Я считаю, что мужик, даже в такой женской профессии как актерская, все равно должен уметь доставать деньги любым способом». Это было утром. Мнение Михаила Боярского, звезды фильма «Д’Артаньян и три мушкетера». Вечером мужчина, игравший в этом фильме, правда, эпизодическую роль, но он ставил трюки со шпагами.

Э. Чесноков:

- И вы эту советологическую экскурсию приводите к кульминации.

О. Кашин:

- Другой уже мужчина, Дмитрий Круглов, который ставил трюки со шпагами, он в городе Петербурге напал на двух азербайджанцев с ножом и буквально их исполосовал. После этого он забрал у них мобильные телефоны и скрылся. Итак, утром Д’Артаньян предлагает добывать деньги любым способом, вечером напарник Д’Артаньяна из того фильма добывает деньги любым способом.

Э. Чесноков:

- Так я говорю, русский фашизм поднимает голову. Необходимо немедленно каждому татуировать штрих-код, чтобы, упаси господь, он не прыгал на несчастные малые народы, как и подобает фашисту.

О. Кашин:

- В общем, да. Поскольку мы оба с вами антифашисты, я думаю, здесь друг с другом абсолютно согласны. И этому парню, которому отдали Мордовию, которую он впервые видит, тоже давайте пожелаем удачи.

Между прочим, зря мы с вами иронизировали про лагеря. Я не знаю, забыли вы или нет, у меня круги в голове. В Саранске – столице Мордовии – были матчи чемпионата мира по футболу в 2018 году. Соответственно, осталось наследие чемпионата. Вот тот самый стадион. И дай бог, чтобы человек с опытом работы у Владимира Васильева в Дагестане не стал использовать стадион по-пиночетовски.

Э. Чесноков:

- Я бы сказал, под ММА не стал использовать стадион, с опытом работы в Дагестане. Вот это главное. ММА у нас достаточно. Давайте уже что-нибудь другое. Пушкина, Лермонтова.

О. Кашин:

- Вы знаете, просто есть такой стереотип, что в ММА кавказцы большие молодцы и главные герои. А если это такой регион, где много колоний, много зон, вдруг там окажутся эрзя, умеющие драться так, что с Хабиба папаха слетает?

Э. Чесноков:

- Но ведь, да, это же способ социализации заключенных и людей, освободившихся из зон чтобы они не занимались молодежной политикой, распространяя запрещенную в России идеологию АУЕ, а, например, учились тому же ММА. Почему нет? Вот он, дагестанский почин, который нужно распространить по всей России. Чтобы вся Россия дагестанизировалась.

О. Кашин:

- Так вот, когда актер Ефремов говорит: давайте я в тюрьме сделаю тюремный театр, - нет, конечно, в тюрьме нужно делать курсы смешанных единоборств. Чтобы люди в тюрьме занимались тем, что они должны там делать, наверное, по традиционной практике. И потом выносить это наружу, уже не как запрещенную в России идеологию, а как самый мощный и, может быть, самый популярный народный вид спорта имени Хабиба Нурмагомедова.

Э. Чесноков:

- Согласен. Были одни три буквы, но станут еще три буквы – лучше.

О. Кашин:

- Мы сегодня с вами плохие лоялисты. Потому что мы не начали программу с разговора о Владимире Путине, который сегодня проводил совещание по коронавирусу. И вы слышали, как он сравнил врачей, которые, будучи сами больными коронавирусом, продолжают лечить больных, сравнил их с Александром Матросовым и Талалихиным.

Э. Чесноков:

- А что вас смущает в этом сравнении? По-моему, оно и метафорично, и ярко, и исторично.

О. Кашин:

- Мне кажется, главное на этом совещании, когда ты, допустим, министр здравоохранения Мурашко, не засмеяться вслух, когда Владимир Путин любую тему сводит ко второй мировой войне.

Э. Чесноков:

- А что плохого во второй мировой войне?

О. Кашин:

- Война – это плохо. Люди погибают.

Э. Чесноков:

- Я с вами согласен, это абсолютно плохо. Но когда наши американские товарищи 1776 год отмечают, или когда британцы вот-вот день Гая Фокса, неудавшийся Пороховой заговор, который в 1605 году во времена Бориса Годунова имел место, тоже отмечают. Что, глупые британцы? Давайте похохочем 5 ноября.

О. Кашин:

- Давайте похохочем 5 ноября и представим, как Борис Джонсон говорит: друзья, мы побеждаем коронавирус так же, как мы сожгли Гая Фокса.

Э. Чесноков:

- На самом деле мы с вами не погружены настолько в этот смысл.

О. Кашин:

- За выступлениями Бориса Джонсона я внимательно слежу. Потому что он мне по-человечески нравится. Между прочим, вы говорите: а что главное на совещании по коронавирусу. А главное на совещании по коронавирусу – не вторая мировая война, а когда Владимир Путин дважды закашлялся. И после этого, отвечая на вопрос не корреспондента «Медузы» или «Дождя», а ТАСС срочно запросил Пескова: скажите, пожалуйста, Путин закашлялся, и что? И Песков ответил: абсолютно нормально чувствует себя Владимир Путин.

Э. Чесноков:

- Так и хорошо. Мы видим, что президент наш человечен. Что он не какой-то забронзовевший символ, а такой же человек, как вы или я.

О. Кашин:

- Он кашляет!

Э. Чесноков:

- Ну и что? Все кашляют. Я кашляю, вы кашляете. Дядя Леша кашляет.

О. Кашин:

- Дядя Леша Навальный? Неизвестно, кстати говоря, что с ним. Потому что уже который день нет вообще новостных поводов про Алексея Навального. Очень странно.

Э. Чесноков:

- Он, видимо, раздал все интервью, какие можно, и сейчас акклиматизируется, разрабатывает ноги, ходит.

О. Кашин:

- А вы тоже сторонник, как Жириновский, отобрать у него паспорт, чтобы он не мог вернуться в Россию?

Э. Чесноков:

- Слушайте, господь с вами. Если бы Навальный хотя бы создал что-то сравнимое с Солженицыным, не знаю, «Один день Виталия Серуканова»…

О. Кашин:

- Послевоенное возрождение Армении уже в роли ближайшего друга и союзника России во главе с ближайшим другом и союзником России, бывшим врагом, - Николом Пашиняном. Эдвард, какие новости в Армении?

Э. Чесноков:

- Очень, очень хорошие новости. Тигран Акопян - председатель национальной комиссии по телевидению и радио в Армении - сказал, что возвращаются иноязычные каналы, подразумевается русские, при этом, в начале сего года тот же самый человек, господин Акопян назвал эти иноязычные каналы угрозой национальной безопасности. Вот видите, вот что Россия делает.

О. Кашин:

- Действительно, вчерашнее интервью Владимира Путина, которое мы вчера обсуждали, показательно с той точки зрения, что в ответ на прямые вопросы некоторые в Армении считают Пашиняна предателем, Путин выступал его адвокатом и говорил - нет, нет, Пашинян не предатель, он дрался, как лев, он до последнего, он Шушу не хотел сдавать даже когда я ему это уже предложил. В общем, Пашинян теперь молодец, Пашинян наш друг и, конечно, закон Годвина это ужасно, но вот республика сало приходит в голову, когда видишь этого нового обновленного Пашиняна, который теперь оказывается таким, ну, слово «заложник» плохое, конечно, но, в общем, это уже не тот Пашинян, которого вы, Эдвард, ругали за антироссийское.

Э. Чесноков:

- Да, да, конечно, он посмотрел на дело рук своих, на утраченные территории и усовестился, наверное. Ну, вообще, понимаете, я не вижу никаких проблем в том, что мы утверждаем свое могущество и распространяем его. Когда сейчас наши миротворцы, по сути, наша военная база, теперь находятся там, в стратегической точке Закавказья, мы контролируем весь этот регион - это факт.

О. Кашин:

- Ну, мы вчера обсуждали с вами, что контролируем - а зачем? Ну, просто чтоб контролировать. Действительно, вопрос.

Э. Чесноков:

- Нет, ну, а зачем все? А зачем вы пишите ваши колонки? Зачем вы пишите ваши книги? Зачем США отправляют свой пятый флот бороздить просторы Арктики?

О. Кашин:

- Да колонками я зарабатываю, книги пишу для удовольствия, США отправляет, допустим, войска в Ирак, чтобы добывать иракскую нефть… Когда же Россия отправляет людей просто, чтобы они там были… ну, не знаю, не знаю, гордиться здесь особенно…

Э. Чесноков:

- Если вы читали книгу маршала Мехена, то там есть такое понятие, как проекция силы. Эти люди - это проекция нашей силы, которую мы можем при необходимости применить, а при необходимости и нет. Вот и все.

О. Кашин:

- Эдвард, давайте я возьму у вас экспресс-интервью. А именно, как у единственного российского журналиста, бывшего в перевоспитательных центрах в Синьцзяне для уйгуров, да. Вчера в Петербурге была удивительная история, когда мужик купил кроссовки, а в кроссовках лежит бумажка, что я в концлагере для уйгуров, я уйгур, в Синьцзяне, вот нас заставляют шить кроссовки. Компания, которая их делает, знаменитая, популярная такая народная марка…

Э. Чесноков:

- Слушайте, звучит, как какая-то история про лютых скинхедов, которые там за шмот поясняют или не поясняют. Нет?

О. Кашин:

- Нет, нет, я прошу вас сказать, что вы думаете, потому что интересно… когда вы там были, было ли ощущение, что те люди, которые вам счастливо улыбались, как улыбались беломоровцы Горькому, что они на самом деле тайно под дулами автоматов шьют кроссовки для Петербурга.

Э. Чесноков:

- Да, кстати, чтобы, например, Китай пригласил каких-нибудь там левых писателей, какого-нибудь журналиста, вот этот документалист, который «911» снял, Майкл Мур, по-моему, его зовут… то есть, было бы очень концептуально, если бы Китай позвал каких-нибудь левых творцов со всего мира, которые бы сняли какую-нибудь героическую документалку, например, «канал через Синьцзянскую пустыню»… отвечая на ваш вопрос - да, я действительно видел уйгуров, и женщин-уйгурок, там в основном женщины, кстати, работают, поэтому, поскольку в английском языке нет пола, то, возможно, это было написано женщиной. Они действительно работали на швейных фабриках, в очень тяжелых условиях, просто вот такие здания из быстровозводимых конструкций, 30-градусная жара - это, на минутку, Центральная Азия, лето. Из охлаждения только такой маленький персональный вентилятор, как в старых советских фильмах. Но нам говорили, что все эти женщины, которые здесь, разумеется, добровольно, что они получают здесь зарплату, но, если бы там были какие-то рабские или полурабские фабрики, то я сомневаюсь, что нас бы туда отвезли. То есть, это не противоречит всему тому, что я видел…

О. Кашин:

- Эдвард, я не пытался вас уличить, и даже этим рассказом вы еще раз доказали, что вы честный человек. А что касается левых каких-то журналистов и писателей, я думаю, все впереди. Тем более, после уже очевидного прихода к власти Байдена, я думаю, дружба будет крепнуть. Я, между прочим, и вас спрошу, и слушателям посоветую книгу Петера Идлинга «Улыбка Пол Пота» - читали?

Э. Чесноков:

- Нет.

О. Кашин:

- Шикарная книга. Советую. Шведского автора, про поездку как раз шведской левой…

Э. Чесноков:

- А, да, да, там же социал-демократы шведские, которые превозносили Пол Пота… а там людей убивали за то, что они в очках ходят - реально.

О. Кашин:

- Убивали, причем, мотыгами по голове, чтобы пуль не тратить.

Э. Чесноков:

- Да. Миллиона пуль не было, миллион человек убили.

О. Кашин:

- Да, да, просто вот всем советую - история о том, насколько левая интеллигенция прогрессивная интернациональна в любых странах - в России, на западе, в Америке, в Европе, где угодно - насколько она омерзительная и людоедская. Вот человек может говорить «я против глобального потепления, я против угнетения африканцев», но при этом на реальное убийство, на реальный террор он будет закрывать глаза. Левый интеллигент - враг живого человека. Левый интеллигент - зло. Долой левую интеллигенцию! Извините, Эдвард, я увлекся.

Э. Чесноков:

- Согласен с вами. И между тем, в Приамурье, в Благовещенске, произошла история из тех историй, которые обнажают вот эту тайную и подковерную борьбу башен. Смотрите, в Благовещенске, на улице Ленина внедорожник врезался в инкассаторский автомобиль, который перевозил очень большую сумму денег. Но во внедорожнике сидел сын министра транспорта Амурской области и экс-главы областного ГИБДД по имени Вадим Зеленин, 29 лет от роду. И первое, что он стал делать - это у себя на странице в Инстаграм после происшествия стал делиться его деталями. Вот абсолютно прекрасно.

О. Кашин:

- Да, новый мир, новая жизнь. Вчера, между прочим, тоже была история про борьбу башен, в Ульяновской области, вы знаете, поймали, наверное, на коррупции министра сельского хозяйства, который на арендованном бизнес-джете летал с главой одного из сельских районов области в Чехию…

Э. Чесноков:

- Это была какая-то амурная история…

О. Кашин:

- Да, да, глава - женщина, он с ней летал, собственно, жениться и как раз действительно, смотришь, то ли в условиях борьбы с коррупцией, то ли в условиях борьбы с коронавирусом чиновники, министры областные уже не заводят каких-то отдельно стоящих любовниц, а вынуждены строить отношения с главами районов. Ну а что касается дорожных происшествий странных, тоже поделюсь. Причем, я вчера увидел эту новость, но вижу, что погибших нет, не теракт, не исламист, прошел мимо. А она интересная. У меня на родине пенсионер на внедорожнике тоже протаранил толпу, семеро раненых. Но что это была за толпа, Эдвард, угадайте?

Э. Чесноков:

- Я честно скажу, я тоже готовился к эфиру - там проходили общественные слушания, потому что чиновники опять обманули народ. Они сказали, что ветка железной дороги пройдет где-то далеко, а оказалось, что она пройдет через природную зону, через лесопарк, где люди гулять любят. То есть, Химкинский лес на Калининградчине.

О. Кашин:

- Да, и в общем люди взволнованы, люди наэлектризованы и один из участников этих слушаний действительно пенсионер. Ну, а что такое пенсионер? Ему 70 лет, он 50-х годов рождения, нормальный мужик, сел за руль своего внедорожника и, по его словам, перепутал педали и задавил семь человек, слава богу, не насмерть. И вот ты начинаешь думать - поскольку железная дорога, полоса отчуждения, недвижимость - очень токсичная тема - почему бы вот так они не запугивали людей? Естественно, я просто предполагаю, но, вот помните, история, когда водитель автобуса в переход въехал в Москве? В итоге перепутал педали, как оказалось, его там, по-моему, даже не посадили. У нас умеют такого рода истории так заглушать, что… Я очень сомневаюсь, когда мне говорят, что все безоблачно и все хорошо.

Э. Чесноков:

- И при этом вот вы только что говорили об амурной истории в Ульяновской области, где летали на бизнес-джете чиновник и чиновница, а вы можете себе представить, что эта история вот буквально час назад получила продолжение, вернее, финал? Это не любовница. Глава Чердаклинского района Ульяновской области Мария Шпак является супругой министра сельского хозяйства региона…

О. Кашин:

- Вы меня не услышали, так они же на этом бизнес-джете и летали жениться. Все нормально у них, в Прагу они летали жениться.

Э. Чесноков:

- А, вот как! Так к чему я? Что во вторник госпожа Шпак написала заявление об увольнении по собственному и районный совет депутатов принял ее отставку. Но мы же понимаем, когда и при каких условиях чиновники пишут подобные заявления.

О. Кашин:

- Да, вот как Мень оказался уже много лет не членом партии "Единой России".

Э. Чесноков:

- А билет 6 миллионов рублей в одну сторону стоил. То есть, совокупный годовой доход госпожи Шпак.

О. Кашин:

- Ну, в общем, да, овес нынче дорог!

Ну, и не только в России падают ракеты, да, Эдвард?

Э. Чесноков:

- Да, не только наша группировка спутников в водах Тихого океана наращивается. Украинский двигатель стал причиной уничтожения, падения, потери ракеты, которая запускалась с космодрома Куру во французской Гвиане, какая-то типичная жюльверниана, как в нашем детстве, - но в чем проблема, что вот эту новость, которую сейчас, наверное, я уверен, растащат патриоты, на одном из крупнейших медиа страны больше ста тысяч просмотров она набрала, если вчитаться, то там написано, что отказ украинского двигателя назвали возможной причиной падения этой ракеты и даже не назвали, кто это назвал. То есть, я совсем не удивлюсь, если завтра выяснится, что, например, истинной причиной тому был сбой в программно-аппаратном комплексе, допустим, а не этот украинский двигатель. Потому что вот это копание в сдохшесоседском коровьем чего-то таком… знаете, украинские СМИ тоже набрасывают постоянно… но вот когда наши СМИ украинизируются, это тоже печально.

О. Кашин:

- Вы знаете, Эдвард, на самом деле я готовился на вашу какую-нибудь антиукраинскую речь, поэтому я готов вам только поаплодировать и сказать, что вот меня сентиментально зацепила явно тоже какая-то заказушная скандальная новость про Петра Шкуматова из «Синих ведерок», которого уличили в получении денег от прокремлевского пиарщика Дениса Терехова. Просто Шкуматова я, когда он еще стал героем, собственно, возникли эти «ведерки», он их пропагандировал, был кумиром либеральной интеллигенции, мне он казался мутным, поэтому я сейчас радуюсь. А Денис Терехов просто мой старинный знакомый, с тех пор, как он еще был пресс-секретарем партии СПС и как раз такой душой компании молодых либералов, которой я не принадлежал, и вот я был такой агент Путина, а Денис, соответственно…

Э. Чесноков:

- Подождите, вы ж себя называли медведевцем. А сейчас вы уже агент Путина?

О. Кашин:

- А это был еще 2007 год. Тогда Медведев не был президентом.

Э. Чесноков:

- Подождите, Олег Владимирович, у движения «Наши» был такой проект - «Связной президента».

О. Кашин:

- Это я, это я… Одно рукопожатие до любого защекана. Так вот, просто интересны судьбы людские. Забытый кумир либеральной интеллигенции Петр Шкуматов теперь получает, по данным Телеграм канала, деньги от бывшего либерального чиновника партийного и все они вместе работают на Кремль, и всем на это в общем наплевать, один я, встречая знакомые имена, как бы вздрагиваю - ой, действительно Денис, ой, действительно, Петр. Вот так и вся наша жизнь, Эдвард. Вся наша жизнь.

Э. Чесноков:

- И при этом новости культуры. Группа русских фашистов готовила взрыв на концерте Киркорова в 2017 году. И им на днях дали 64 года на всех. И якобы заказал их Максик Галкин. Ну, вот это неточно, а вот то, что группа фашистов русских - это вполне точно. Их зовут знаете как?

О. Кашин:

- Как?

Э. Чесноков:

- Хидерниби Казуев, Габидула Калдузов, Самир Ибрагимов и Шамиль Магомедов. Вот следствие пришло к выводу, что они хотели устроить теракт на концерте Киркорова.

О. Кашин:

- А почему? Что им сделал Киркоров? Киркоров же, мало того, что прекрасный певец, он еще значительную часть своего творчества посвятил перепеванию турецкой эстрады, популярной на курортах, на русском языке…

Э. Чесноков:

- Да, был такой певец Таркан, которого…

О. Кашин:

- Да, да, и была женщина, которая спросила Киркорова, почему в его творчестве так много римейков, а он ей в ответ нахамил, а тогда это было в новинку.

Э. Чесноков:

- Ну, это еще был 2004 год.

О. Кашин:

- Этим еще занимались, Эдвард, «Идущие вместе», они боролись с Филиппом Киркоровым, требуя его запретить…

Э. Чесноков:

- Идущих уж нет, и Наших нет, одни мы, старые Нашисты, остались и вспоминаем дни минувшей молодости.

О. Кашин:

- Я никогда не был Нашистом, но поклонником Филиппа Киркорова как раз…

Э. Чесноков:

- Вы только что признались, что были участником проекта «Связной президента».

О. Кашин:

- Нет, нет, я пошутил, вы что, я никогда не …

Э. Чесноков:

- Да, отлично, я пошутил - хорошая отговорка.

О. Кашин:

- Британский юмор осваиваю, учусь, да. А Киркоров - да, великий певец и, конечно, негодяи, конечно, 64 года им мало, я бы их отправил в 37-й год, наверное… Хотя в 37-м, я думаю, эти люди сами работали бы в НКВД и не пострадали бы, а убивали бы русских людей.

Э. Чесноков:

- Ну, к счастью, идет, видите, борьба с терроризмом и, хоть мы упрекаем ФСБ, ФСО, Следственный комитет, Генпрокуратуру, МВД и много кого еще, но вот здесь нужно признаться, что они сработали на отлично. И защитили солнце русской попсы, нашего короля попа от поползновений недобитых лесников. Хвала им!

О. Кашин:

- Эдвард, вы реально поэт, потому что вот литерация - попа, поползновение и т.д. - это прямо аплодируем… Ну, что вам еще сказать, друзья, про Сахалин? На острове нормальная погода.

Э. Чесноков:

- Да, и вот мы уже перевалили за половину нынешней недели и совершенно непонятно, потому что абсолютно везде идут локдаунные меры на ужесточение. Даже в Турции вводится комендантский час для ресторанов, то есть, даже непонятно куда теперь наши простые общественники и трактористы будут ездить отдыхать.

О. Кашин:

- Вы знаете, Эдвард, я сегодня выходил в центр Лондона, причем, по пустяковому делу - сфотографировать измененный логотип лондонского метрополитена, посвященный выходу пятого плейстейшена…

Э. Чесноков:

- Это было задание, которое вам дали ваши кураторы из СВР?

О. Кашин:

- Неважно, неважно. В общем, я вышел, прошелся по вечно людному Сохо, по Пикадилли, по Ковен-гардену - ни души на улицах, все магазины и кафе закрыты, и это реально страшно. Вот упала на город нейтронная бомба… Москва сейчас переживает такую шведскую модель, не знаю, что будет эффективнее, но на самом деле, конечно, мы, когда сидим с вами здесь в эфире, когда видим друг друга, нет ощущения, что вокруг апокалипсис, а он есть, конечно. И 2020 год, ну, не знаю, каким будет 2021-й, естественно, в историю войдет как один из таких глобальных катаклизмов, когда действительно жить было страшно, но живые имели пока еще преимущества перед мертвыми.

Э. Чесноков:

- Так будем же надеяться на то, что жить станет лучше и жить станет веселее после этого года великого перелома!

О. Кашин:

- Дай-то Бог! И всем - до свидания!

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Google Podcasts или Apple Podcasts, ставьте оценки и пишите отзывы!

Для нас это очень важно, так как чем больше подписчиков, оценок и комментариев будет у подкаста, тем выше он поднимется в топе и тем большее количество людей его смогут увидеть и послушать.

Выведем Кашина на первое место в топе!