Олег Кашин: У каждого молдаванина есть свой интерес в России

Отдельная тема с Олегом Кашиным
Эдвард Чесноков и Олег Кашин обсуждают сбежавшего в Лондон бывшего епископа Череповецкого Флавиана, придание русскому языку статуса межнационального в Молдавии, приговор обвиняемой в шпионаже Карине Цуркан

О. Кашин:

- Всем привет! Олег Кашин,Эдвард Чесноков.

Обыски в квартире священника Русской православной церкви Флавиана в Санкт-Петербурге. Сотрудники ФСБ проводили его без санкции суда. Это череповецкий епископ, который уехал в Великобританию.

Э. Чесноков:

- Учитывая, что его откровения для радио «Свобода» о том, как же страшно жить, о том, сколько он заносил в вышестоящие церковные инстанции, знаете, с его слов, там некая пирамида сборов уходит наверх. Наверное, можно было бы как-то повозмущаться, полайкать и порепостить. Но у человека есть подданство британское. И возникает прекрасный вопрос, что это же банальнейшая пакетная сделка, когда ему говорят: или мы тебя выдаем назад в Россию, или ты ради своего подданства… Потому что мы знаем, что у тебя там был схематоз. Ты даешь интервью радио «Свобода» и рассказываешь, как в России все плохо.

О. Кашин:

- Тот случай, когда обычно в социальных сетях всякие, условно говоря, либералы, именно в этом плохом демшизовом смысле, пишут какие-то новости, видят и всячески их пропагандируют. Пьяный священник на «Бентли» куда-то врезался. Понятно. А здесь ситуация немножко как бы в вашу пользу. То есть это вы должны рассказывать про этого пьяного священника, потому что это на самом деле, да, понятно, он рассказывает про свое диссидентство и так далее, но все же…

История началась с задержания его 22-летнего друга Каина Монтанелли. Вот этот Каин под Петербургом оборудовал нарколабораторию. Потом к нему приходили священники. И потом Каин сдал его сам фээсбэшникам. Абсолютно какая-то уже карикатурная библейская история, которая потом отозвалась таким диссидентским интервью радио «Свобода».

Э. Чесноков:

- Я бы сказал, повторение библейских сюжетов в виде какого-то фарса.

О. Кашин:

- В интервью он рассказывает, что Патриарх Кирилл его не любит за то, что он образованный человек.

Э. Чесноков:

- Это очень напоминает пугачевщину, если вы понимаете, о чем я. Когда некий православный олигарх рассказывает, что чуть ли не он построил по кирпичикам Кремль, но жизнь несправедлива. Понятно, это же все, чтобы отработать убежище в Соединенном Королевстве.

О. Кашин:

- Я нахожусь сам в Соединенном Королевстве. У меня нет убежища. Я его не отрабатываю. Но, по крайней мере, еще раз, дисклеймер, я понимаю людей, которые, желая бежать из Российской Федерации, так или иначе ведут себя, немножко идя против совести. Не могу поднять руку, бросить в них камень, не могу их судить. Но история, если абстрагироваться, реально и смешная, и трагическая.

Э. Чесноков:

- Давайте уже честно скажем, что сейчас церковная организация – это, по сути, часть государственной структуры. Можно говорить, хорошо это или плохо, это совершенно другой вопрос. Существует симфония властей. Для чиновников нельзя иметь зарубежные активы, нельзя иметь зарубежное гражданство. Давайте те же самые нормы введем для священноначалия нашего. Откажись от подданства зарубежного! Зачем тебе злато-серебро и кущи райские на Мальдивах этих бездуховных? У нас живи. В скиту белозерском.

О. Кашин:

- Эдвард, это, конечно, было бы забавно. Тем более, естественно, я разделяю вашу оценку про государственность РПЦ. Но все же, вот как эта паспортная норма будет согласовываться с другой нормой про «ни эллина, ни иудея»? То есть ты можешь быть священником православным, только если у тебя российский паспорт. Это как-то странно, наверное. Нет?

Э. Чесноков:

- Речь идет о высшей иерархии, как я бы это предлагал. О людях этого уровня, как этот товарищ Флавиан.

О. Кашин:

- Товарищ Флавиан и товарищ Каин. Я продолжаю читать: Каин работал в экспорт-услугах, чтобы было понятно. Это вообще фантастика какая-то.

Э. Чесноков:

- Я бы сказал что-то такое ужасное, но я промолчу. Потому что, когда не о чем говорить, мы с вами, и не только с вами, начинаем обсуждать эти всякие пятьдесят оттенков голубого. И это ни к чему не приводит.

О. Кашин:

- Эдвард, мы с вами совершенно не гомофобы, не антисемиты. И вообще не русские фашисты. Между прочим, тоже вы напомнили, сегодня наше любимое издание «Спутник и погром» опубликовало фотографию нашего любимого полевого командира Уткина, которого ассоциируют с ЧВК Вагнер. Он там голый просто. У него интересные татуировки. Они, прямо скажем, не разжигают дружбу народов.

Э. Чесноков:

- Вы знаете, это мне напоминает историю про наполеоновского маршала Бернадота, который стал, как известно, королем Швеции, основал династию. И он не подпускал к себе врачей никогда. Когда он умер, потому что не подпускал врачей, то сняли с него одежду и увидели там татуировку «Смерть королям и тиранам». Он сам стал, по сути, королем. Это была татуировка, как вы понимаете, времен республиканской парижской юности. И вот человек, в общем-то всегда приходит к тому, что он отрицает. Борцы с коррупцией очень легко могут сами превратиться в коррупционеров. Бойтесь этих фарисеев!

О. Кашин:

- Ох, Эдвард, и я еще раз отошлю всех читателей и слушателей к вашей нашумевшей сегодняшней колонке. Но все же, давайте тогда поговорим, не знаю, по-молдавски, не по-молдавски, про Молдавию.

Э. Чесноков:

- Владимир Лорченков, наш главный молдаванин русской литературы.

Колонка «Навальному следовало бы поблагодарить опекавших его оперов, они спасли ему жизнь». колонка, как всякая колонка, она несколько провокативная. Но вот что там, заходите на сайт «Комсомольской правды», читайте.

О. Кашин:

- А что там у молдаван при этом?

Э. Чесноков:

- Не знаю. Там власть захватили русские фашисты. Альберт Баркашов, если я правильно поставил ударение.

О. Кашин:

- Неправильно. Альберт был Макашов. А Баркашов был Александр Петрович. Он и есть.

Э. Чесноков:

- Ох, как я ошибся! Но все – какая-то седая старина. И вот написал он на Фейсбуке, мол, «седлайте коней, господа, во Франции революция». Это цитата Николая I. Доставайте старую вот эту черную форму, чернорубашечниками становитесь. Кстати, 101 год назад Габриэле Д’Аннунцио, тоже такой полуфашиствовавший поэт, основал Республику Фиуме свою знаменитую. Прямо одно к одному. Хотя я, в принципе, сомневаюсь, что Макашов и Баркашов знают, кто такой Габриэле Д’Аннунцио.

К Молдавии. Парламент сей страны принял закон о функционировании языков. За русским языком закреплен статус языка межнационального общения, наряду с государственным языком. Госслужащие должны по просьбе граждан отвечать на русском языке, в том числе письменно. Не знаю, следует ли паниковать или, наоборот, подавать это как какую-то геополитическую перемогу. По-моему, такое ощущение, что есть лунарная Молдавия и солярная Молдавия попеременно.

О. Кашин:

- Как раз вот я, как ветеран перестройки, если угодно…

Э. Чесноков:

- Сколько вам лет было в перестройку?

О. Кашин:

- Пять-десять.

Э. Чесноков:

- Понятно. Участвовали в сталинских репрессиях.

О. Кашин:

- Да, я тоже всех отсылаю к моей книге «Развал» с циклом интервью главных героев эпохи – членов Политбюро. Так вот, был такой прямо мем в тогдашней публицистике. Именно молдавской. Назывался он «лингвистический фактор». Потому что, если помните, в отличие от Прибалтики, от Украины и так далее, молдавское национальное возрождение началось с того, более того, они же первые…

Э. Чесноков:

- Поэты, всевозможная интеллигенция, те, кого называют учителями человечества, новые Чеховы.

О. Кашин:

- Эдвард, позвольте договорить. То, что было потом в Украине, Беларусь, это пришло потом. Первые были молдаване, которые потребовали называть их Молдова. И главное, они переводили свой язык на латиницу. И, если знаете, также до сих пор в Приднестровской Молдавской республике молдавский язык используется старый советский, кириллический. Эта вульгарная латынь, когда улица – страда, здороваются тоже почти по-итальянски, по-римски, в буквальном смысле. Но когда это все кириллицей пишется, это абсолютно крышеснос.

Но все же, тридцать лет назад они отказывались от русского языка. И во многом из-за этого развязали приднестровскую войну. Проходят годы, и, оказывается, проблемы не было. Можно делать русский язык законным – и небо не падает на землю. И Молдавия не делается колонией Российской Федерации.

Э. Чесноков:

- Кстати, это решение парламента связано с тем, что парламент по-прежнему контролируют те силы, которые кто-то называет пророссийскими. Хотя я слабо себе представляю, что в них пророссийского. Возможно, это такое живительное следствие политической конкуренции, когда Майя Санду победила. И им нужно показать, сказать, что мы пророссийские, дайте нам еще кредит какой-нибудь от России. Проголосуй за нас, избиратель русскоязычный. Вот, наконец-то, да. Ну пусть бы и в Белоруссии на выборах кто-нибудь другой еще победил. Глядишь, и с русским языком там бы стало все лучше. Вернулся бы он. Не знаю, может быть, я несколько наивен.

О. Кашин:

- Нет, на самом деле в протокол мы вносим, что Эдвард Чесноков признал благотворность регулярной смены власти и политической конкуренции. На самом деле это здорово. На самом деле это, конечно, не очевидно. Потому что мы знаем, что и Меркель правит уже пятьдесят лет, и Путин правит двести пятьдесят лет. А династия Кимов в Северной Корее была всегда.

Да, у каждого молдаванина есть интересы в России. В частности, знаменитая Карина Цуркан, которая была членом правления «Интер РАО», ее гособвинитель просит приговорить к 18 годам колонии за передачу спецслужбам Молдавии информации по поставкам электричества из России на Украину. Э. Чесноков:

- Не на Украину, а в ЛНР и ДНР. Это принципиальная разница.

О. Кашин:

- Я согласен с вами. Но при этом смешно, что я читаю об этом в новостях российских СМИ, в частности, в РБК. И там пишут «На Украину». Сегодня мой айфон, там приложение «погода»…

Э. Чесноков:

- У меня Meizu за 9 тысяч рублей.

О. Кашин:

- Попробуйте проверить погоду в Степанакерте. Сегодня айфрон стал показывать город Ханкенди, между прочим, вместо Степанакерта.

Э. Чесноков:

- Прогнулись ребята. А что еще было можно ожидать от этого бездуховного Запада?

Зайду издалека. Был сериал такой «ТАСС уполномочен заявить» о том, как агенты Трианона ловили агентов ЦРУ. Он основан на реальных событиях. Действительно, был агент Трианон, которого звали, на самом деле, Тритон в Москве в семьдесят махровом году. И когда его поймали, его связника – женщину, сотрудницу американского посольства, то…

О. Кашин:

- Она была атташе по культуре.

Э. Чесноков:

- Да. И я плавно к чему веду? Комиссия из офицеров КГБ стала там рассматривать документы, зачитывать. И они зачитывают переписку этой женщины с Тритоном. «Сколько я получил за все годы сотрудничества с ЦРУ?» И она отвечает: 300 тысяч долларов. Еще тех, полновесных!

О. Кашин:

- Ой, Эдвард!

Э. Чесноков:

- И вот на этом моменте, читая стенограмму допросов, офицер КГБ осекся, потому что он понял, что если он озвучит эту цифру, то просто все встанут в очередь к американскому посольству, чтобы сотрудничать хотя бы за 30 тысяч.

О. Кашин:

- Теперь дайте мне вам рассказать контристорию. Вдруг вы читали книгу Дэвида Хоффмана «Шпион на миллиард долларов»? Про реально самого знаменитого, где он работал, не помню. В Москве наш, который инженер по ракетам по главным. И он именно из идейных соображений передавал Штатам всю документацию. Они реально сэкономили на этом в своей гонке вооружений больше миллиарда долларов. Это 82-й год, его в начале 80-х расстреляли. Подробная и интересная книга. Забавно, когда американец его спрашивает: а что вам дать за это? Он говорит, ну, вот у нас проблемы с ластиками, трудно стирать. «Можешь мне достать чехословацкие ластики?» И там он еще просил аудиокассеты для своего сына.

В общем, его расстреляли. Прошли годы, 92-й год. Его жена в Москве умирает от рака, его вдова. Она пришла в американское посольство, говорит, слушайте, такая история, я от рака умираю. Помогите лечиться. Ей говорят: а вы кто? Мы чего-то про вас ничего не знаем. Идите отсюда.

Поэтому всякое бывает.

Э. Чесноков:

- Поэтому прежде чем Родину продавать, подумайте, что предателей не любят нигде. Конечно, если вам улыбается судьба новозеландского жителя не по своей воле туда отъехавшего, вы понимаете, на кого я намекаю. Так вот, вы сейчас поймете, к чему я рассказал эту историю про триста тысяч долларов гонорара, который опасались озвучить. Можете ли себе представить, сколько денег у госпожи Цуркан, хотя абсолютно непонятно, как она получила гражданство в 2008-м или в 2009-м году, непонятным образом получила гражданство России. Кроме шуток, она реально работала с США – агентство по международному развитию в свои молодые молдавские годы. Тогда это был единственный свет в коне для молодых людей. Хочешь как-то продвинуться, приходи, тебе какой-нибудь грант дадут, может, креатурку какую-нибудь дадут, чтобы ты сам уже грант раздавал. Ну, понятно, работают с перспективной молодежью.

Так вот, миллиард долларов на счетах Карины Цуркан. Понятно, что ей дали акцион за акции. Видимо, за эффективное управление, ведь каждый год цены на энергетику снижаются.

О. Кашин:

- Я давно говорил, на самом деле, миллион долларов – это деньги. Ты квартиру можешь на них купить или машину, условно говоря.

Э. Чесноков:

- Там не долларов, а рублей.

О. Кашин:

- Хорошо. Миллион рублей – квартира поскромней будет.

Э. Чесноков:

- В Воркуте можно очень крутую квартиру купить за миллион.

О. Кашин:

- В Воркуте можно девятиэтажный дом купить, думаю, за миллион.

Э. Чесноков:

- Там нет таких, он на курьих ножках.

О. Кашин:

- А миллиард – это мигалка, потому что ты – миллиардер, тебя назначили миллиардером. И ты как бы пользуешься. А потом тебе говорят: а теперь посиди. Буквально так.

Э. Чесноков:

- Придется покупать что-то, какие-то социально значимые активы, вкладывать деньги в санатории на Черноморском побережье, чтобы пролетарии отдыхали. Такой корпоративизм.

О. Кашин:

- Как сейчас Российская Федерация вступает немножко на скользкую тропинку советского дефицита, наверное, хотя, может, я драматизирую. С этой регулировкой цен на сахар и подсолнечное масло. И сегодня «Пятерочка» - главный народный магазин, она должна первой реагировать. Она установила нулевую торговую наценку на 7 товаров – макароны, хлеб, чай, тушеная говядина, хлопья и молоко. На самом деле, интересно, когда исчезнут эти семь товаров, не хочу нагнетать, но такой венесуэльский эксперимент. Посмотрим, что будет.

Э. Чесноков:

- А вот наше доброе и мудрое правительство, которое является единственным либералом, оно же подняло вывозные пошлины на пшеницу. И теперь будет выгодно не импортировать пшеницу из России, а мы сейчас бьем все рекорды, бьем советские рекорды по сбору пшеницы. И сейчас на внутреннем нашем рынке благодаря этому возникнет избыток, значит, цены упадут. Или я слишком наивен?

О. Кашин:

- Я тоже был бы слишком наивен, если бы сказал: нет, Эдвард, все будет плохо. Посмотрим. Интересно, что будет.

И давайте проанонсируем завтрашнее выступление Владимира Путина, большую его пресс-конференцию, на которой он, наверное, даст ответы, в том числе, и на эти вопросы. Тем более мы наблюдаем, как он в последнее время освоился с социальной риторикой, говоря о том, что цены на еду несправедливо высоки.

Э. Чесноков:

- Я все возвращаюсь к этому миллиарду рублей, обнаруженному на счетах Цуркан. Говорят, что 600 миллионов – вот эти некие доходы от шпионской деятельности. Это версия суда такая, ей 18 лет колонии. И это безумно интересный репортаж из зала суда, все думали, что суд просто скажет, как наши британские и немецкие коллеги: у нас есть доказательства вины, но мы их не представим. Но нет, он представил доказательства. Появился по закрытой аудиосвязи без лица некий человек, сотрудник разведки, который сказал: да, она виновна, доказательств я вам не скажу, потому что это агентурная информация. Это совершенно новый этап, потому что раньше нам просто говорили, не знаю, вот Иван Сафровно – плохой человек. Допустим. А человека с измененным голосом?.. Может, через год нам какие-то улики покажут, снятый хотя бы на коленке журналистами из желтых газет?

О. Кашин:

- Действительно, степень доверия общественного к любого рода информации, исходящей от силовиков, действительно, близка к нулю по объективным причинам. Вы очень правильно вспомнили Ивана Сафронова. На фоне того, что происходит, причем, с обеих сторон: и Цуркан, и то, что я говорил про Нарышкина и так далее…

Э. Чесноков:

- Я далек от мысли говорить, что миллиард рублей у Цуркан – это прекрасная и нормальная ситуация.

О. Кашин:

- Давайте считать по умолчанию, что это личные сбережения, начиная со школы откладывала деньги на завтраки.
Но про Сафронова каждый раз нужно вспоминать, как о примере как бы поведения государства по отношению к человеку, когда государство уверено, что ему все будут верить. Нет оснований ему верить! Они посадили и не доказывают виновность Сафронова, поэтому Ивану свободу, пока они не докажут обратное.

Э. Чесноков:

- Безусловно. И нужно уже не бояться, потому что у нас как все думают? Мы сдадим все секреты разведки, все агентурные тайны, но, друзья, нет уже никаких агентурных тайн. Разведчики, которые кого-то вербуют, они остались в фильме «ТАММ уполномочен заявить». Сейчас люди просто читают нашу и вашу переписку, постят свои расследования потом. Вопрос в другом: где они эту переписку взяли?

О. Кашин:

- Да, это та проклятая неопределенность из анекдота, которую очень часто приходится вспоминать в эти суровые дни.

Продолжаем. «Родился в дыре, но родной Хабаровск вижу чаще на купюре, чем глядя в атлас», как сказал бы Слава КПСС. Мы оба с Эдвардом не москвичи. И на малой родине Эдварда в Череповце какие-то новости недвижимости?

Э. Чесноков:

- Череповец – это антирекорд. По итогам 2020 года не только коронавирус отличился, но и в моем родном городе стоимость квадратного метра впервые превысила психологическую отметку 90 тысяч, то есть, это уровень микрорайона «Северный», да, за МКАДом, но Москва. 16% прирост!

О. Кашин:

- Эдвард, радоваться надо! Мы вот говорили про Воркуту – мертвый город, где за копейки можно купить квартиру. А у вас город «Северстали», богатый и зажиточный.

Э. Чесноков:

- Да, там много молодых рабочих, туда едут со всей страны работать на заводе, создают семьи. Но им же надо где-то жить. И я не понимаю! Мы ругаем кровавого усача-палача, но тогда архитектура была национальным проектом. И тогда строили ансамблевую застройку.

О. Кашин:

- Но народ в бараках жил!

Э. Чесноков:

- Жил, конечно, и сейчас живет. Вот есть старый город, но он похож на маленький Петербург, вот эти прекрасные классические здания, пятиэтажки охряного цвета – это замечательно. И я вот не понимаю, но мы же великая жержава! Мы Крым присоединили! Сирию почти присоединили. В Судане засуданились. И так далее. Почему нельзя сделать национальный проект хорошей и красивой архитектуры? Потому что нет, я видел, какие там новостройки для рабочих строят. Понимаете, в бездуховно загнивающей Европе для бомжей и мигрантов такие дома не строят, как там для рабочих.

О. Кашин:

- Вы знаете, у Андрея Смирнова, который «Белорусский вокзал» - выдающийся советский и постсоветский режиссер, есть самый недооцененный фильм, по-моему, самый слабый. Он называется «Вера и правда». И там в чем каламбур? Фильм об архитекторах, об их спорах. И вот один – герой Калягина – строит высотку единственную среди нищеты и бараков. И говорит: это вера, это символ нашей победы в войне, это здорово. А прогрессивный молодой ему говорит: нет, мы должны строить дешевые и быстрые пятиэтажки, потому что народ ютится. И вот конфликт хорошего с лучшим. И я смотрел в юности, в детстве: какая надуманная коллизия, надуманный спор.

Э. Чесноков:

- Но есть хорошая новость. На фоне миллиарда Цуркан, наших великих побед, который оборачиваются еще более великими победами, только никто не знает о них, на фоне двух фанатов-спартачей, которых посадили по беспределу во Франции, есть новость, проливающая отраду на наши с вами историософические сердца. Что же это? Генассамблея ООН большинством голосов приняла российскую резолюцию о борьбе с героизацией нацизма. То есть, о нас вытирали ноги, годами вытирают, вводят санкции, верят Навальному и его клевретам сиэнэновским, а нам-то не верят! Но теперь все изменится! Ведь каждый год подобно этим четырем советским бессильным алкоголикам из известного фильма, которые ходили в баню, а мы каждый год вносим в Генассамблею ООН резолюцию с запретом на героизацию нацизма. И ее принимают! И сейчас приняли. И самое главное, что там говорится: предотвратить итоги пересмотра Второй мировой! Ух, как сейчас все! Украинушка, латвийская шпротушка и все, американушка, все! Победа!

О. Кашин:

- Может, у вас такое настроение поэтичное. Я легко представляю, как там эти рептилоиды сидят на вершине небоскреба в Нью-Йорке. Говорят: Россия опять принесла эту свою резолюцию, да давайте примем уже, чтобы успокоилась!

Э. Чесноков:

- И Украина проголосовала против.

О. Кашин:

- Как полагается, да. И вот представляете, Россия такая счастливая! Бежит из этого ООН: нам дали справочку, что Гитлер плохой. Да? Отлично!

Наверное, хорошая новость. Не хуже новостей про коронавирус и все прочее.

Э. Чесноков:

- Учитывая, что уже расширяют круг людей, которых вакцинируют. Знаете? Вы знаете про Оливера Стоуна?

О. Кашин:

- Я читаю социальные сети, я веселюсь, когда лоялисты радуются тому, что смотрите, Плющев с «Эха Москвы» привился, Смирнов из «Медиазоны» привился. Ворт либералы прививаются! Будто бы для них, для вас самое главное – признание либералов. Забавно.

Э. Чесноков:

- Я считаю, что либералы тоже жить достойны.

Давайте перейдем к тяжелым новостям. И без шуток. Россиянин Акшин Гусейнов, мы о нем третий день говорим, напомним, 26-летнюю возлюбленную свою жестолко убил, 9-летнего брата. И он документировал каждый свой шаг. Очевидно, что был психопатом. Снимал все. И админ паблика, где вот этот парень постил свои видео страшные с расчлененкой там, с призывами, он нашел где-то в сети новые видео и совершенно спокойно постит. И вот это какой-то абсолютный портал в ад! Я хотел погоготать над нашими сенаторами – депутатами, которые предлагали запретить какие-то страшные стримы наподобие того, где девушку избили, выгнали, потом она умерла, но тут я уже, наверное, готов встать на одну скамью с нашими депутатами.

О. Кашин:

- А я, наоборот, испугался. Я сам как бы стример, у меня канал есть. И для многих я треш-стример, для моих оппонентов особенно. И я всерьез боюсь, что этот закон и по мне ударит, а я не хочу, чтобы закон бил по мне.

Нет, даже если какая-то гадость там происходит, все-таки, законодательно ограничивать такого рода вещи нельзя. Точечно, да, пожалуйста. Человек совершает преступление перед камерой? Мониторьте, смотрите, наказывайте. А огульно и широким бреднем? Нет. Я бы не стал.

Э. Чесноков:

- Это все типично западная история, когда приоритетность показа твитов Трампа в ленте понижает, потому что не наш человек Трамп.

О. Кашин:

- Конечно.

Э. Чесноков:

- И страшные вещи говорит, и вот коронавирус начнет отрицать.

Так я о чем? Нам нужен национальный проект – русская стриминговая видеоплатформа. Как Telegram, только с видео. Вот если там Павел Дуров или еще какой кудесник это сделает, то вот полное счастье у нас начнется.

О. Кашин:

- Я вспомнил, что сериал «Чернобыль» смотрел в Telegram, где какие-то пираты его выкладывали. Мне стыдно и это секрет.

И на этом мы прощаемся до завтра!

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Google Podcasts или Apple Podcasts, ставьте оценки и пишите отзывы!

Для нас это очень важно, так как чем больше подписчиков, оценок и комментариев будет у подкаста, тем выше он поднимется в топе и тем большее количество людей его смогут увидеть и послушать.

Выведем Кашина на первое место в топе!