window.dataLayer = window.dataLayer || []; function gtag(){dataLayer.push(arguments);} gtag('js', new Date()); gtag('config', 'G-1HBB79RDRC', { sampleRate: 1.1 }); Смерть от насморка. Когда нужно начинать бояться обычных соплей

Смерть от насморка. Когда нужно начинать бояться обычных соплей

Передача данных
Мария Баченина разбирается вместе с отоларингологом Владимиром Зайцевым, о чем важно помнить накануне сезона ОРВИ

М. Баченина:

- Друзья, это «Передача данных». В студии кандидат медицинских наук, лор-врач высшей категории – это тот, кого мы называем сложным словом отоларинголог, руководитель целой клиники Владимир Зайцев. Здравствуйте!

В. Зайцев:

- Здравствуйте, Мария!

М. Баченина:

- Тема нашего сегодняшнего заседания я обозначила – смерть от насморка. Не уходите, останьтесь с нами где-то на полчаса.

И первый вопрос не в бровь, а в нос. Можно ли, действительно, погибнуть от насморка?

В. Зайцев:

- Можно. Тема нашей сегодняшней передачи актуальна. И она актуальней становится, когда приходят холода. Голову переохлаждать ни в коем случае нельзя, потому что первый шаг – это переохлаждение, воспаляются околоносовые пазухи, наши синусы так называемые. Сначала начинается все, как правило, с гайморита.

М. Баченина:

- В эпоху коронавируса люди боятся заразиться. И заразиться не только короной, но и любым ОРВИ и ОРЗ. И на фоне этого по логике вещей мы получаем насморк. А просто про переохладиться.

В. Зайцев:

- Конечно.

М. Баченина:

- Допустим, даже лето и сильный ветер. Так вот, переохлаждается человек. Иммунитет бросается его согревать, и забывает о том, что он охранять должен гайморовы пазухи от бактерий и вирусов, которые там уже сидят.

В. Зайцев:

- Что делает организм? Кровь устремляет к жизненно важным органам, я не к тому, что черепная коробка наша – это не жизненно важный орган, но это костная основа с определенным количеством сосудов, кстати, с очень богатой сосудистой сетью. И кровь устремляется к центру, согревает сердце, легкие, почки, желудочно-кишечный тракт. Лицо, особенно щеки. Почему гайморит? Потому что щечная поверхность попадает под удар воздуха. И, конечно, в первую очередь страдают гайморовы пазухи. За ней уже лобные пазухи – бьет по лбу, за ней клетки решетчатого лабиринта – это на переносице. И уже есть и основная пазуха в самой середине черепа.

М. Баченина:

- Заболел человек насморком. И если он не лечится, он просто пользуется носовыми платками. Что может начаться дальше?

В. Зайцев:

- Если мы говорим «смерть от насморка», то мы должны стадийно сказать, это сначала, как правило, гайморит – воспаление гайморовой пазухи или верхнечелюстной.

М. Баченина:

- Проще говоря, это когда наше выделяемое заходит уже в эти коридоры над переносицей. И оно оттуда уже не выходит.

В. Зайцев:

- Совершенно верно.

М. Баченина:

- Оно там сидит и кайфует. И там у него сауна, спа.

В. Зайцев:

- Ведь нам же мало сауны, нам нужно еще и караоке. Вот зал караоке – это пускай будут лобные пазухи. И, конечно, микрофлоре мало места на уровне одной гайморовой пазухи развивается пансинусин – воспаление «пан» - это все. А «поли» – это много. Сначала полисинусит – это несколько околоносовых пазух вовлекаются в воспалительный процесс, потом пансинусит – когда все пазухи воспалились.

М. Баченина:

- Все четыре.

В. Зайцев:

- Две гайморовые. Клетки решетчатого лабиринта тоже парные – это уже четыре. Основная пазуха – это пять. И лобная пазуха может быть одна, может быть две, может три. Поэтому, грубо говоря, шесть. Все воспалилось. И тогда гною места мало, он прорывает в оболочке головного мозга.

М. Баченина:

- Постойте. Погодите!

В. Зайцев:

- Хорошо, не прорывает. Не прорвало!

М. Баченина:

- Мозг-то там далеко!

В. Зайцев:

- Не далеко, в том-то и дело.

М. Баченина:

- Следующая остановка?

В. Зайцев:

- Вот от задней стенки лобной пазухи, вы должны понимать, по передней стенки лобной пазухи мы можем стучать.

М. Баченина:

- Это над бровью, да.

В. Зайцев:

- А вот задняя стенка лобной пазухи, за ней уже лобная доля головного мозга.

М. Баченина:

- Ну, и что? И хорошо, испачкался мозг.

В. Зайцев:

- Нет, это не то, что… Мозг – это тот анатомический отдел, который всегда должен быть чистым и незапачканным.

М. Баченина:

- Я понимаю, когда внутри мозга сосуд лопнул, это внутри. И гематома влечет за собой инсульт. А тут же снаружи.

В. Зайцев:

- Мы же понимаем, что мозг – это наш такой центр. Как у компьютера есть монитор, есть клавиатура, мышка. Вот мозг – это системный блок. Мало того, в системной блоке это жесткий диск, наверное. И представьте, когда хард накрылся, то что с ним делать? Программист говорит, слушай, без вариантов, надо менять, новый ставить. Но с черепной коробкой мы такое не можем сделать, поэтому наш мозг окутан большим количеством оболочек, не буду сейчас загружать всеми слоями. И бывают различные виды абсцессов, синус-тромбоз, менингит – это все внутричерепные осложнения смертельно опасные. Концентрация гноя настолько большая внутри черепа, все уже на разрыв, безумное давление.

М. Баченина:

- Что в этот момент чувствует человек?

В. Зайцев:

- Извиняюсь, человек становится дурачком.

М. Баченина:

- Я не понимаю, он сходит…

В. Зайцев:

- Он не сходит с ума, он засыпает. Начинается состояние стопора, когда человек тормозит, потом начинается сопор – это когда человек уже дремлет. Это как полупьяного или пьяного мы начинаем его тормошить, он просыпается и на что-то реагирует, а потом уже наступает кома, когда его тормоши, не тормоши, бей по щекам, обливай водой…. Вот такая история.

М. Баченина:

- Вот сейчас момент истины. То есть, нам нужно поймать до того, как наш насморк дойдет до мозга…

В. Зайцев:

- Дни проходят, кстати. Я должен вам рассказать одну историю трагическую, безусловно. Я тогда работал еще в классной серьезной городской клинической больнице на Ленинградке. Привезли родители девушку. Она поехала кататься на лыжах горных в компании за границу, поэтому в России надо отдыхать, потому что, по крайней мере, говоришь на одном языке, у тебя есть страховка.

М. Баченина:

- Минутка патриотизма! Записали.

В. Зайцев:

- Я за наших, вот.

В общем, заболела девушка. Кстати, это не шутка, не то, что я придумал. Реально. У хорошего доктора есть свое кладбище, есть такая поговорка, она немного грубая, циничная, но тем не менее.

Поздно привезли девушку. У нее состояние ступора и сопора уже было. И она в состоянии сопорозном приехала в приемное отделение. И уже ввалилась в кому, находясь в отделении.

Есть факторы времени, Маша. Есть понятие у медиков «золотой час», когда инфаркт миокарда, срочно оказать медицинскую помощь. Когда концентрация гноя настолько сильная, тут же барышню взяли на операционный стол. Извиняюсь, раздолбали все пазухи, простите за сленг, мы сегодня без медицинских белых халатов. Мощнейшие дозы антибиотиков. И все равно организм был уже перенасыщен гноем на уровне головного мозга.

М. Баченина:

- Владимир Михайлович, так как вы «ухо, горло, нос», то получается, как только мы получили насморк, надо отправляться сразу к врачу?

В. Зайцев:

- Сразу, когда твой процесс стал неуправляемым, то есть, с каждым днем вам должно становиться легче.

М. Баченина:

- А вам становится наоборот.

В. Зайцев:

- Или не становится лучше.

М. Баченина:

- Дальше выбирайте сами: горло или ухо?

В. Зайцев:

- Дальше ухо, потому что мы сейчас говорили про риногенный менингит – ринос – это нос, минокс – это оболочка носа. И есть отогенный менингит. Свежепоступивший пациент, который себе насморкал ухо.

М. Баченина:

- Это как это?

В. Зайцев:

- Это врачебный сленг. Мужчина, мы говорим сейчас про Москву – суетной и торопливый город, и насморк. И он начал сморкаться, я сейчас как отсморкаю разом, по-военному.

М. Баченина:

- Значит, так нельзя?

В. Зайцев:

- Конечно, нельзя. Давление очень сильное. И начался гнойный процесс слуховой трубы, в среднем ухе.

М. Баченина:

- А в этот момент что человек чувствует.

В. Зайцев:

- Сначала оглушенность, будто пальцем ухо себе закрыл. Как вакуум, будто он шапку надел меховую. Следующий шаг – распирание очень сильное в ухе. Этому пациенту, так случилось, назначили спиртовые капли. Спирт истончил еще сильнее барабанную перепонку. Хорошо, что так случилось, он сказал, что сам бы в жизнь к доктору не пошел, у него все пошло наружу. А если барабанная перепонка крепкая, все это содержимое неминуемо идет снова в мозг. Менингит – 2. Есть первичный, чтобы было четкое понимание – это вирусная этиология, вот эта зараза, от которой точно нет спасения. Менингококковая инфекция.

М. Баченина:

- Прививка!

В. Зайцев:

- Но мы сейчас говорим про вторичный менингит – менингит гнойный, то есть, из-за механики, из-за насморка, из-за воспаленного уха. Тут без вариантов – надо назначать антибактериальное лечение, амбулаторно пока лечим. Если будем видеть, что…

М. Баченина:

- Он еще в процессе у вас!

В. Зайцев:

- Да, только начали лечение.

М. Баченина:

- Горло. Понимаю, что нос с ушами связан. А горло как можно…

М. Баченина:

- Тоже можно преставиться и от горла. Про ангину все прекрасно знают. При ослабленном иммунитете она очень часто бывает. И бывает, что большие концентрации стрептококка внешне залетают и миндалины вот обезоружены.

М. Баченина:

- Сейчас, когда COVID-19 гуляет, те, кто переболел, в огромной группе риска, у них иммунитет просто пробивает дно. И на них нападает в первую очередь. Это правда?

В. Зайцев:

- Правда. Вспомнилась вчерашняя пациентка, которая переболела, представьте, заболела в апреле. История ее уже с отрицательными показателями была в июне точно.

М. Баченина:

- То есть, она выздоровела.

В. Зайцев:

- Она выздоровела, но у нее посыпалось все, о чем вы сейчас сказали. И она к нам пришла с проблемой хронического тонзиллита, который у нее спал и дремал, он был в состоянии ремиссии.

М. Баченина:

- А это что такое – тонзиллит?

В. Зайцев:

- Это хроническое аутоиммунное заболеванием. Вот ангиной я могу заразить своего собеседника. А хронический тонзиллит – это то, что внутри меня. И у меня должна быть очень большая концентрация стрептококка или стафилококка, я должен при этом с кем-то целоваться, полный контакт. И у нее на фоне коронавирусной инфекции посыпалась вся иммунка, проблемы начались с эндокринной системой. И со стороны лор-органов – это тонзиллофарингит. И мы сейчас начали лечить, мы вылечим.

М. Баченина:

- Вряд ли от тонзиллита можно погибнуть.

В. Зайцев:

- Можно.

М. Баченина:

- Это как?

В. Зайцев:

- Сейчас расскажем. Ангина развивается, опять же мы говорим про крупные наши города, жизнь насыщенная и интенсивная. Не буду я лежать, не пойду к врачу, антибиотики не буду принимать. Вот оно…

М. Баченина:

- Они флору нарушают!

В. Зайцев:

- Конечно. Но, к сожалению, есть состояние, когда надо подхватывать мгновенно буквально. Если ангину не начали лечить или начали лечить не вовремя, или неправильно, то за ангиной следует, а сначала при ангине воспалены обе миндалины правая и левая, потом возникает состояние паратонзиллита – это как плохой вратарь, когда мячи все время пропускает, миндалины уже не сдерживают инфекцию. Переходит на одну сторону, пациент уже понимает: у меня сторона левая, развился. Потом развивается абсцедирование – образуется гнойный футляр, его надо обязательно вскрывать хирургически. Если этого не сделать, то это воспаление начинается спускаться вниз по шее, оно опускается в средостение, а средостение – это представьте, сердце у нас не просто вот как-то лежит, а лежит в специальном мешочке. И там есть специальная жидкость, чтобы не было трения, оно же движется.

М. Баченина:

- Амортизация.

В. Зайцев:

- Совершенно верно. Попадает в средостение эта жидкость и сердце наше, получается, плавает в гною. Долго пациент протянуть не может с медиастинитом, воспалением средостения.

М. Баченина:

- Вот так вот от ангины?

В. Зайцев:

- Да. Конечно, это не за один день произойдет, но за 7-8 дней пациента можно потерять. И вот это состояние, представьте, когда на уровне шеи, глотки, паратонзиллярной клетчатки мягкого неба еще можно помочь, сделать разрез, а когда это как на лифте поехало уже куда-то в подвал, вниз…

М. Баченина:

- Вскрывать грудную клетку что ли?

В. Зайцев:

- Вплоть до этого, но, конечно, мощнейшие дозы антибиотиков назначаются.

М. Баченина:

- Давайте закончим, все-таки, на хорошей ноте. Хочется лор-байку, но не страшную.

В. Зайцев:

- Из баек последних – это когда решил помочь пациенту психологически. Пациент говорит: у меня застряла стекляшка в горле. Сразу доктор понимает, что это психосоматика. И говорю, ладно, какой размер стекляшки? Вот такой. Какая форма? Вот такая. Берешь стекляшку, говоришь, завтра приходите. Он приходит. Стекляшку эту готовишь.

М. Баченина:

- То есть, сам где-то находишь эту стекляшку.

В. Зайцев:

- Да, она уже готова. Она так спрятана. Пациент заходит в кабинет, садится. Открывайте рот, он открывает. Ему там во рту шпателем понажимал на заднюю стенку глотки и как бы вот так пинцетом достаешь: вот твой стекляшка, смотри, вот мы кладем ее в салфетку, вот я тебе отдаю ее в руки. Выбрасывай в урну. Пациент выбрасывает, и говоришь: все, стекляшки нет, проблема решена.

Приходит новый день. Пациент приходит и говорит: вы знаете, я опять ел варенье, у меня опять стекляшка. Я ее чувствую.

М. Баченина:

- То есть, тут надо не к лору уже…

В. Зайцев:

- Это быть. лор-органы испещрены нервными окончаниями, потому что ухо, через него может залететь инфекция или инородные тела, то же самое касается носа и глотки. Поэтому если у пациента есть какие-то недуги, дискомфорты, его что-то начинает беспокоить, не надо терпеть, нужно прийти сразу. Ждать и перемогаться, пусть это пройдет, оно, к сожалению, может стать еще и психогенным заболеванием, не только механические есть гайморит или тонзиллит. Это можно помочь, не сложно это сделать. Но если это уже на психоэмоциональном невральном уровне, то таким пациентам помогать крайне сложно.

М. Баченина:

- Друзья мои! Лечимся! И относимся к себе бережливо!

Спасибо!

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Apple Podcasts и Google Podcasts, ставьте оценки и пишите комментарии!

Для нас это очень важно, так как чем больше подписчиков, оценок и комментариев будет у подкаста, тем выше он поднимется в топе и тем большее количество людей его смогут увидеть и послушать.

Все новости Радио «Комсомольская правда» читайте на нашем новом сайте.