Николай Стариков: Пенсионный фонд не нужен, его надо ликвидировать. А пенсии платить напрямую из казны

По сути дела. Николай Стариков
Владимир Ворсобин и Николай Стариков обсуждают главные посленовогодние новости

В. Ворсобин:

- Николай Стариков и Владимир Ворсобин в разгар праздников живее всех живых. Николай, здравствуйте.

Н. Стариков:

- Здравствуйте.

В. Ворсобин:

- С 2021-м годом вас и всех наших слушателей поздравляю?

Н. Стариков:

- И с наступающим Рождеством. Надеюсь, программа у нас сегодня будет позитивная.

В. Ворсобин:

- Начнем с Деда Мороза, но с нашим критическим уклоном. Итак, новость. Российскому Деду Морозу насчитали пенсию. Сейчас тем, кому больше 40 лет, можно посмотреть на сайте Госуслуг новшества. Вам пришлют примерный расчет, сколько вы будете получать, когда уйдете на пенсию. Не знаю, хороший или плохой это будет для вас сюрприз. Но для Деда Мороза он был плохим. Партия пенсионеров посчитала, сколько российскому волшебнику, который официально служит в Великом Устюге, положено этой пенсии. И насчитали, что это 10221 рубль. А так как дедушка работает на пенсии, то ему не полагается дополнительных начислений.

Если уйти от волшебной темы, то на какую пенсию можете рассчитывать вы, Николай, и большинство наших слушателей? Сможем ли мы на нее выжить?

Н. Стариков:

- Уже выросло поколение людей, которые не рассчитывают на пенсию вообще. Это не мое поколение, это, скорее, поколение моих детей. Никакого расчета на пенсию у них точно нет. Но то, что вы сейчас сказали, был такой маленький замаскированный рекламный ролик одной политической партии. Я уж не буду вслед за вами повторять ее название.

В. Ворсобин:

- Вы ревнуете, я так и знал.

Н. Стариков:

- Тогда я вынужден сказать, что партия «За правду» работает над новой экономической программой, и там обязательно будет вопрос безусловного базового дохода. Получение ежемесячно каждым гражданином страны определенной суммы. Я думаю, что решение этого вопроса позволит смотреть в будущее с оптимизмом не только людям моего поколения, но и тем, кто помоложе.

Теперь вернемся к цифрам. Первое. Не с 40, а с 45 лет будут присылать раз в три года расчет. И хорошо, что не так часто. Конечно, те цифры, которые мы сегодня увидим, получив эти расчеты, нас точно не порадуют. Мне, честно говоря, вообще непонятна эта инициатива – желание портить людям настроение. Вместо того, чтобы увеличивать пенсию, людям будут присылать сведения о том, что их пенсия маленькая. И что эта маленькая пенсия ждет вас в будущем.

Мне кажется, это какая-то странная ситуация, когда новости исключительно отрицательные. Я не случайно спросил вас, получится ли у нас с вами сегодня какая-то позитивная новогодняя программа. Давайте постараемся, по крайней мере. Хотя, если мы заходим на основные информационные ленты, что мы там читаем? Некий ученый сказал, что обязательно возникнет какой-то симбиоз коронавируса и Эболы, что-то страшное. Он еще не знает, когда, и не знает, возникнет ли.

В. Ворсобин:

- В Конго.

Н. Стариков:

- Но считает, что точно возникнет, и обязательно из джунглей Африки все это разойдется по всей планете. Но потом, конечно, все будет опять хорошо. Вопрос: зачем такие вещи печатать? Я понимаю, что есть специальные службы, есть ученые, есть медики, которые занимаются тем, чтобы особо опасные инфекции не были завезены на территорию, например, Российской Федерации. Но они должны работать не в прямом эфире, рассказывая нам про каждую возможную инфекцию, от А до Я, вызывая холодный пот, а ежедневно, - молодцы, спасибо, - действовать.

Перед нами желание сохранять и накачивать страх у людей. И в этом смысле те, кто решил вдруг рассылать информацию о маленькой пенсии, вольно или невольно продолжают эту тему. Сначала человек читает, что мы все умрем, потому что будет третья волна коронавируса, двадцать третья. Потом будет какая-то еще неизвестная инфекция. ВОЗ начинает рассказывать, что будет. Все соревнуются в масштабе плохих новостей. И вот здесь Пенсионный фонд тоже подкидывает: а вы посмотрите, какая у вас будет маленькая пенсия. Слушайте, как говорится: враг или дурак? Такой вопрос хочется задать.

В. Ворсобин:

- Ну подождите, насчет африканской чумы, это будет или нет – неизвестно. А вот то, что эта пенсия уже точно будет начислена, это точно. Неплохо бы людей предупредить. В конце концов, люди должны как-то прогнозировать свое будущее? А мне непонятно, я лично и вы, конечно же, как законопослушный гражданин, ежемесячно отчисляем Пенсионному фонду немалые деньги. И это делают все. Даже когда читаешь, сколько ты в итоге получишь пенсию, думается: а зачем я это все делаю? Ведь даже выгоднее не платить эти деньги и, в конце концов, отказаться от этой пенсии, которая, возможно, расходится по дворцам Пенсионных фондов, которые понастроили по всей стране. По большому счету, о которой предупреждает наш честный Пенсионный фонд, это и есть памятник нашей системе, которая забирает у граждан их кровное, а возвращает десятую часть.

Н. Стариков:

- Пенсионный фонд может быть честным, может быть нечестным, это какая-то характеристика немножко из параллельной галактики.

В. Ворсобин:

- Он честен тут. Он говорит о том, что, действительно, будет. Он работает против себя. Но хоть один раз чиновники могут позволить себе быть честными даже вопреки своей выгоде?

В. Ворсобин:

- Владимир, давайте я попробую вам объяснить, почему бухгалтерия «Комсомольской правды» ежемесячно делает отчисления, в том числе и в Пенсионный фонд, с вашей заработной платы.

В. Ворсобин:

- И расскажите нашим слушателям, которые делают то же самое.

Н. Стариков:

- Дьявол, как всегда, в мелочах. Давайте начнем не с мелочи, а с крупности. Эта крупность заключается в том, что Пенсионный фонд – это аппендикс, который не нужен при выплате пенсий. Он должен быть ликвидирован, закрыт. Это приведет к определенной экономики средств, не колоссальной, но приведет. А пенсии надо платить как раньше – из казны. Это упростит систему. Потому что сегодня все равно государство определенные транши перегоняет в Пенсионный фонд. А пенсионная реформа, которая всех обидела и продолжает обижать, она нужна была исключительно для экономики. И предлагаю сэкономить на Пенсионном фонде. Это, действительно, такой финансово-пенсионный аппендицит. Ненужный, лишний. Это первое.

Далее. Те пенсионные отчисления, которые мы с вами платим, платят все остальные законопослушные граждане России, это не средства нашей будущей пенсии, это средства для выплаты тем, кто сегодня находится на пенсии. Это тоже нужно понимать. Да, нам не нравится размер пенсии. Но это не значит, что мы должны прекратить платить налоги и разрушать государство. Мы должны думать о том, как пенсию увеличить. И, возможно, хороший способ, о котором я вам говорил, это безусловный базовый доход, который платится не только тем, кто уже достиг определенного возраста, но и каждому гражданину страны.

В. Ворсобин:

- Николай, сразу серия вопросов. Наш слушатель пишет: «А почему у наших врагов пенсии в десять раз выше?» И еще: «Это ваш любимый коммунистический СССР нас одарил такими пенсиями». Раньше же у нас, буквально год-два назад, была так называемая накопительная пенсия. Сколько человек отложил, конечно, в ящичек, который находится у государства, столько он будет получать. Но с недавних пор государство, по сути, обокрало всех нас. Несколько лет мы в этот ящичек денежки клали. А государство их заморозило.

Н. Стариков:

- Пенсионный фонд – это отдельная структура. И за последние несколько лет, скажем, лет десять, мы с вами видели несколько пенсионных реформ. Каждая из них объявлялась последней, финальной, окончательной, идеальной и крайне важной. В итоге накопительная часть пенсии заморожена. И сейчас идут разговоры, что ее можно как-то и…

В. Ворсобин:

- Демонтировать.

Н. Стариков:

- Происходит это по многим причинам. В том числе потому, что были допущены частные пенсионные фонды, которые, к сожалению, хотя мне это было очевидно с самого начала, занимаются не аккумуляцией пенсионных средств с последующими выплатами, а переводом собранных средств в лондонские банки, оффшоры и так далее. То есть украли эти деньги. И украло не государство. Но государство в данном случае, конечно, несет определенную долю ответственности, потому что оно допустило такую систему, при которой всевозможные господа Минцы смогли перевести эти деньги в Лондон, и там эти деньги исчезли в неизвестном направлении.

Постоянные пенсионные реформы – это не от хорошей жизни, не от того, что кто-то что-то совершенствует. А потому что сделали, как пообещали, в результате украли. Давайте выходить из этой ситуации. Не нужен Пенсионный фонд, давайте его распустим. Пенсии надо платить из казны.

В. Ворсобин:

- Из казны, которая, кстати говоря, не так уж и бедна, судя по золотовалютным запасам в ЦБ, которыми часто хвастаются власти, что у них в этом смысле все хорошо, и ФНБ у нас даже сейчас, в плохой год…

Н. Стариков:

- Вы все свалили в одну кучу. Мимоходом скажу: Центробанк не имеет никакого отношения к государству, не подчиняется.

В. Ворсобин:

- А причем здесь Центробанк?

Н. Стариков:

- Золотовалютные резервы Центробанка. Они подчиняются Центробанку. Вот такая хитрая система. Что касается фондов, они, действительно, Фонд национального состояния – это вот…

В. Ворсобин:

- Мы обсуждаем российские пенсии, чем размер печален. Николай предлагает ликвидировать Пенсионный фонд и платить пенсии из казны.

Н. Стариков:

- Вы прочитали сообщение одного из слушателей, который говорит: коммунистический СССР наградил такими пенсиями. Это то же самое, как Советский Союз обвинять в том, что нацистская Германия напала Советский Союз и убила десятки миллионов наших сограждан. В Советском Союзе пенсия была, вот у моей бабушки – 72 рубля, потом 84 рубля. Наконец, она стала максимальной для простых смертных в Советском Союзе – 120 рублей. Бабушка была уважаемым, весьма состоятельным членом нашей семьи. Поэтому в Советском Союзе пенсии были нормальные. Они стали ненормальными после крушения Советского Союза. Ответственность за это несут Горбачев, Ельцин и все остальные младореформаторы.

В. Ворсобин:

- Продолжим историю с пенсиями? Вы еще хотите какой-нибудь кол вонзить в спину Пенсионного фонда? Или пойдем дальше?

Н. Стариков:

- А вы сегодня выступаете в роли защитника Пенсионного фонда?

В. Ворсобин:

- Нет, я просто сейчас анализирую ваше предложение – все повесить на казну. Получается, казне придется чем-то пожертвовать.

Н. Стариков:

- Ничем жертвовать не придется.

В. Ворсобин:

- Дайте закончить мысль. Все время Пенсионному фонду не хватает денег на пенсии. Чтобы сделать пенсии справедливыми, нужно увеличить финансирование. Если сейчас самый великолепный пенсионер, если он не бывший силовик, получается около 18-20 тысяч рублей в месяц, моя мама получает еще меньше, а нужно, чтобы получали более-менее, то раза в два надо увеличить пенсии, вы скажите, какую строку бюджета надо прижать? Вы же военный бюджет трогать не будете, вы же у нас государственник-империалист. Чем вы пожертвуете в нашем бюджете?

Н. Стариков:

- Вы справедливо сказали, что денег в пенсионном бюджете не хватает. Задайте себе следующий вопрос: откуда берутся недостающие суммы? Траншем из бюджета. Это первое. Поэтому и сегодня схема такая. Далее, пенсионная реформа, которая была проведена, которая поссорила народ и власть, она привела к тому, что вот этот дефицит Пенсионного фонда сегодня минимален. Даже будет профицит в следующем году. Но такого профицита нам не нужно. Нам нужны достойные пенсии. И высокое доверие между народом и властью. Это очень важно. Это второе, что нужно зафиксировать.

Поэтому убирание промежуточного звена под названием Пенсионный фонд ничего, по сути, не меняет. Сейчас и так ответственность за пенсии несет государство и госбюджет. Просто чиновники будут сокращены, будут деньги сэкономлены. Может быть, какие-то полезные здания и заведения появятся там, где сейчас находятся абсолютно бессмысленные здания Пенсионного фонда. Посмотрите, кстати, - роскошные.

В. Ворсобин:

- И таким образом вы повысите пенсии?

Н. Стариков:

- Это первое. Второе. Мы с вами уже неоднократно говорили, что несколько изменений строк договоров с оффшорными юрисдикциями за 2020 год дадут бюджету в 2021 году примерно столько же денег, сколько сэкономили из-за этой не к ночи помянутой пенсионной реформы. Вот здесь практически золотая жила. Из России продолжают утекать средства. И вот этот вывод капитала должен быть прекращен. Его нет в нормальных развитых государствах. Там этого не получается. Этому препятствуют. В том числе даже в Китае. Вот еще один инструмент получения доходов. Следующий – самый главный, конечно, это развитие экономики и создание, наконец-то, суверенной финансовой системы. И, еще раз повторю, безусловный базовый доход.

Вы говорите о том, что пенсия маленькая. Конечно, маленькая. У моей мамы тоже пенсия меньше 20 тысяч рублей. Но у нас в стране зарплаты есть в 15 тысяч рублей, которые получают миллионы людей. От зарплаты в 15 тысяч рублей пенсия какая будет? Очевидно, что меньше 15 тысяч рублей. Если у нас пенсионеры получают такую пенсию, а люди – такую зарплату, о каком покупательском спросе можно говорить? О какой рыночной экономике? Если у людей элементарно нет денег. Поэтому нужно поднимать пенсии, но одновременно с этим – денежные доходы населения, которое работает. Иначе наша экономика никуда дальше двигаться не будет.

В. Ворсобин:

- Хочется спросить – как? Но я сейчас нарвусь на рекламный эфир, скоро же выборы. И вы будете рассказывать программу своей партии. Или это будет просто очень долго и не совсем по теме нашей передачи.

Олег:

- Я из Воронежа. Ситуация такая. У нас часто путают законность с целесообразностью. Сейчас важно, сколько заработал – столько получил. Но не все готовы были в 90-е годы зарабатывать большие деньги. И вся страна практически подсела на макарошки. Поэтому возникла банальная ситуация, что заработные платы могут быть какие угодно, но пенсия – 15-16 тысяч. Почему государство не может принять решение Госдумой, Советом Федерации, президентом, в конце концов, нашим любимым Владимиром Владимировичем, мы его очень искренне любим, - почему нельзя принять решение о том, что пенсия не приравнена к заработной плате? Не держать громадный чиновничий аппарат пенсионных фондов. Выработать некую модель пенсии, чтобы она была достойна российского гражданина.

Н. Стариков:

- Хорошее предложение. Мы, конечно же, хотим, чтобы пенсии были достойны. «Достойны» - это широкое понятие. Чтобы на пенсию можно было прожить. И при этом чувствовать себя человеком. Однако давайте справедливости ради скажем, что в Советском Союзе были и маленькие пенсии. Например, наша соседка по даче получали колхозную пенсию 25 рублей. На такую пенсию прожить было невозможно. Поэтому у нее была корова, дети помогали ей и так далее. Даже в Советском Союзе пенсия зависела от зарплаты, которую получал человек. А также – от стажа.

Когда же в 90-е годы у нас пришла невидимая рука рынка, то пенсионная система, если в двух словах, стала следующей. Чем больше ты получаешь и больше отчислений в Пенсионный фонд, тем больше у тебя пенсия. Но там тоже есть определенный потолок. Все решают деньги. Несколько пенсионных реформ в этой системе, по сути, ничего не изменили. Они только перераспределяли средства, вводили накопительные пенсии, которые оказались большей частью, к сожалению, в оффшорах и в Лондоне, вместе с теми, кто эти деньги собирал.

Поэтому сегодня вопрос, какой должна быть пенсионная система, он такой же открытый, как был раньше. Никакого идеала в результате этих реформ так же не достигли, как в результате реформ Чубайса электричество не подешевело, а каждый человек на ваучер две «Волги» не получил. Тот же самый обман.

В. Ворсобин:

- Коль мы соревнуемся сейчас с нашими противниками, партнерами, врагами, кто их как ни называет, - с Западом, мы с ними соревнуемся и в спорте, и в армии, и с помощью МИДа и так далее. Но в соревновании по пенсиям мы почему-то всегда им безнадежно проигрываем. Наш слушатель пишет: «У наших врагов почему-то пенсии в десять раз выше». Конечно, не у всех врагов выше именно в десять раз. Но все-таки в чем наше родовое проклятие? Почему Россия всегда стремится к справедливости, по крайней мере, с трибуны наш президент, генсек говорят об одном, а когда людям платят пенсии, они просто щупают руками эти бумажные банкноты и чувствуют: вот оно, настоящее. А настоящее – это плевок государство, которое уже привыкло это делать. Почему в России платят пенсии традиционно меньше, чем на Западе?

Н. Стариков:

- В России зарплаты платят меньше, я уже сказал. Это две части одной монеты, две стороны. Маленькие зарплаты, как следствие – маленькие пенсии.

В. Ворсобин:

- Чем мы отличаемся?

Н. Стариков:

- Попробую вам на историческом примере объяснить. Вот смотрите, были Рим и Карфаген – две сверхдержавы, которые между собой соперничали. В разной форме. А потом Карфаген проиграл. В данном случае Советский Союз не проиграл ни военной, ни информационной войны, а был предан частью элиты. И в некотором смысле был разрушен, как тот же самый Карфаген.

В. Ворсобин:

- В Карфагене тоже были маленькие пенсии?

Н. Стариков:

- Где денежные доходы населения будут больше – в Риме, который выиграл, или у Карфагена, который распахали и солью засыпали, чтобы там ничего не росло? Очевидно – в Риме.

В. Ворсобин:

- Я думаю, у тех, кто добывает очень много нефти, у которых 25 лет времени было на то, чтобы все поправить. И в итоге остаться у разбитого корыта.

Николай, к вам личный вопрос от слушателя: «Глава Минкультуры Любимова одобрила проведение международного ЛГБТ-кинофестиваля в Санкт-Петербурге и взяла исполнение под личный контроль. Как этому противодействовать?»

Н. Стариков:

- Во-первых, раньше этих фестивалей было больше. Сейчас остался один. Противодействовать очень просто – прийти на выборы, проголосовать за партию «За правду». Если министр культуры да и остальные министры будут с тем пониманием добра и зла, которое в программе партии «За правду», подобные фестивали на территории Российской Федерации не будут проводиться. Так что бороться надо самым эффективным способом – прийти на выборы и поддержать здравомыслящих людей, которые понимают, что такое добро и зло для страны.

В. Ворсобин:

- Я понимаю, вы сейчас занимаетесь рекламой. Я даже готов представить, что так и случится, что люди проголосуют за вашу партию. Только мне любопытно, даже если вы станете депутатом Госдумы, что вы там сделаете? То, что глава Минкультуры Любимова это сделала, по большому счету, знает премьер-министр, вся команда Владимира Путина. Я даже не исключаю, что сам Владимир Путин тоже как бы в курсе, если он контролирует ситуацию в стране. Он же сам из Санкт-Петербурга. А вам не кажется, что такие громкие обещания, которые вы сейчас делаете, как любой политик наверняка сейчас сказал бы то же самое, вы же все хотите пробраться на вершину власти, вы сейчас обещаете все. Но каким образом вы сможете повлиять на исполнительную власть, которая разрешает ЛГБТ-фестивали?

Н. Стариков:

- Во-первых, пробраться куда-то – это темные нехорошие силы или иностранные шпионы.

В. Ворсобин:

- Но вы – светлые и пушистые, я помню.

Н. Стариков:

- А честные светлые люди хотят быть избранными, то есть оказаться достойными доверия избирателей. Я в числе этих людей, которые хотят быть облеченными доверием избирателей. Это первое. Второе. Сегодняшняя власть очень много внимания обращает на то, что о нас скажут на Западе. Ой, как же будет? А что же они скажут? Примут решение в Совете Европы, еще что-нибудь? А нам наплевать, что скажут в Совете Европы. Если Совет Европы будет и дальше вести абсолютно антироссийскую деятельность, значит, надо будет поставить вопрос об окончательном выходе из Совета Европы.

Это не означает, что у нас какие-то произойдут географические изменения, мы с вами перестанем быть державой, которая раскинута на два континента. Ничего не изменится. Просто мы не будем членами тех организаций, которые плохо относятся к нашей стране. А внутри себя, внутри России мы приведем законодательство к тому пониманию добра и зла, которое есть у большинства избирателей. Именно поэтому надо прийти и дать мандат доверия на эти изменения. И все будет совершенно по закону.

Вот смотрите, какая сейчас есть проблема. Есть правильный закон, который принят, о запрете пропаганда гомосексуализма среди несовершеннолетних. Но когда проводятся такие фестивали, то очень сложно определить, а несовершеннолетних там привлекают? Если большие афиши, реклама, несовершеннолетние могут увидеть? Могут. И надпись на афише, что это только 18+, не решает задачи. Поэтому подобные вопросы должны быть решены очень просто – запрет пропаганды гомосексуализма в Российской Федерации. Точка. Изменения в закон – и подобного фестиваля просто в принципе быть не может.

В. Ворсобин:

- Понятно. Тут начинаются детали в этих вопросах. Вы говорите, что Россия…

Н. Стариков:

- Владимир, вот вы поддерживаете такой запрет?

В. Ворсобин:

- Я сейчас не про эту тему. Я про то, что выйти из всех международных организаций.

Н. Стариков:

- Это вы сказали – выйти из всех международных организаций. Я сказал – выйти из Совета Европы, если он будет продолжать заниматься тем, чем занимается сейчас. Но вы ответьте на мой вопрос. Наши слушатели, думаю, очень хотят знать – вы за запрет пропаганды гомосексуализма в Российской Федерации? Полный запрет. Не среди несовершеннолетних, а вообще?

В. Ворсобин:

- Я против пропаганды. Но нужно точно определить, что это такое. Я против, чтобы люди ходили по школам, вроде того, как часто делают политики, и чего-то пропагандировали. Я против извращений на законодательном уровне наших законов. Это когда какая-нибудь радуга на мороженом превращает мороженое в ЛГБТ-пропаганду. Вообще говоря, борьба с ЛГБТ у нас в стране превращается, в ее пропаганду. Потому что весь интернет ржет над попытками некоторых наших чиновников с чем-то там бороться. Борются не с пропагандой, а просто превращают сами себя в клоунов. Вот это чаще всего бывает.

Н. Стариков:

- Владимир, не надо бороться. Надо просто принимать нужные законы. И тогда многие вопросы решаются сами собой. В этом смысле можно учиться у Запада. Там все делается исключительно по закону. Вот смотрите, хотят США остановить строительство «Северного потока-2». Что они делают? Они же не борются с газопроводом. Они просто принимают американский закон о том, что тот, кто будет работать и прокладывать эту трубу, страховать и так далее, будет наказан невозможностью работать в долларах, в американской банковской системе. То есть санкции вводят. И компании сами уходят и откалываются. Вот образец того, как надо действовать. Они же проклятьями не сыплют, ничего не делают. Но законами стараются вырулить в ту сторону, которую считают правильной и верной для своего – американского, а не для нашего – государства. Вот и здесь такой же способ. Законами все должно быть отрегулировано. Когда есть лазейка, тогда в эту лазейку лезет всякая нечисть.

В. Ворсобин:

- Николай, у нас все-таки государство, хотя и с ограничениями, но свободное. И чтобы назвать что-то нечистью, надо доказать в суде. У нас пока нет уголовного срока за нетрадиционную сексуальную ориентацию, к вашему большому сожалению. Но в конце концов, действительно, пропагандировать среди детей не надо. Но я не уверен, что музыкальные или кинофестивали, где находятся взрослые люди, каким-то образом нарушают законы Российской Федерации. Здесь надо соблюсти разумную меру.

Юрий:

- Уважаемый Николай, я хочу вас поблагодарить за ваши книги. У меня в руках расчетный листок. В нем конкретный пункт: Федеральный фонд медицинского страхования – 1173 рубля с меня вычитали, 20 лет я работал в организации, откуда ушел на пенсию. Куда пошла эта сумма, если я не болел? И почему бы ее нельзя было давать в руки? И в случае болезни я бы мог пойти и где-то в коммерческой поликлинике лечиться, а не стоять в очередях.

Н. Стариков:

- Как говорил Владимир Ильич Ленин, надо говорить массам правду, даже когда это не выгодно. Нельзя давать деньги вот так в руки, чтобы человек, когда заболел, пошел куда-то. Потому что уважаемый звонивший может даже не представлять, сколько в таких называемых развитых странах стоят некие болезни, которые, к сожалению, иногда приходят с возрастом. Поэтому вдруг вот так достать из кармана десятки тысяч долларов, в нашем случае – миллионы рублей будет невозможно. Это первое.

Второе. Обратите внимание, в нашей стране приняли решение, я в данном случае считаю, что правильное, исходя из ментальности наших людей, не человеку выдают деньги, и он оплачивает уже всю налогооблагаемую базу в разные фонды, как это делается на Западе, а обязали работодателя платить за человека все эти налоги. Так вот, деньги, о которых спрашивал звонящий, идут на оплату сегодняшней системы здравоохранения, которая по факту бесплатная, но на самом деле в том числе такие отчисления туда и идут.

И проблема заключается не в том, чтобы вычитать деньги с заработной платы, а в том, что зарплата, с одной стороны, маленькая, и платная медицина, с другой стороны, начинает вытеснять бесплатную, что недопустимо. Вот если решить эти две проблемы, тогда, я думаю, человек будет спокоен и будет лечиться, если, не дай бог, возникнет такая необходимость.

В. Ворсобин:

- Это двойные стандарты. Действительно, государство очень не любит давать наличные деньги нашим обыкновенным жителям. Воскресенск Московской области. Мэр этого полностью запущенного города, которого люди просто ненавидят, получил 12 зарплат в конце года наличными. Государство своим чиновникам как-то легче дает деньги.

Н. Стариков:

- Я думаю, что он сам себе выписал подобную премию. Что, конечно, его характеризует с крайне некрасивой стороны.

В. Ворсобин:

- Есть здесь небольшая закавыка. Государство считает наши рубли в наших кошельках. А вот в кошельках своих чиновников как-то не так резко это делает.

Валерий, Челябинск:

- Вот вы говорите про пенсии, да их скоро не будет. На предприятиях сейчас предлагают или по договору работать, или самоопределяющимся. Не хочешь – не устраивайся. А это ни пенсии, ни больничного, никаких социальных льгот не будет. Я устроился, но со мной работают люди, которые работают по договору.

Н. Стариков:

- Это как раз и есть невидимая рука рынка, которая все время старается залезть в наш карман. Когда события пускаются на самотек, то капиталисты хотят сэкономить. И вот здесь и начинается поиск формы договора, которая не даст северных надбавок, того, сего, и так далее. Здесь государство должно очень жестко за этим следить, наверное, Трудовая инспекция. И все это надо пресекать в мягкой форме. Задушевными беседами. А если кто-то не понимает, то, может быть, сделать так, как это было когда-то сделано с ЮКОСом, когда за неуплату налогов, которая имела массовый характер среди тогдашних олигархов, посадили одного Ходорковского, но все остальные сразу всё поняли и как-то подравнялись, взяли курс на уплату налогов. Может быть, и здесь стоит устроить что-нибудь такое показательное.

В. Ворсобин:

- Николай, это можно. Но если бы вы были бизнесменом средней руки или лучше мелкой, вы понимали бы, сколько нужно платить государству. Это бешеные деньги. Получается, что государство загоняет бизнесмена в такой тупик, в котором ему в первую очередь приходится экономить на людях. Понятно, что это его не обеляет. Понятно, что некоторые из них рвачи. Но если бы государство облегчило налоговое ярмо на предпринимателей, может быть, и пенсионерам было бы от этого легче.

Н. Стариков:

- Вы сейчас занимаете позицию, вы одновременно сочувствуете владельцу завода, который нанимает рабочих как-то по-другому, чтобы не платить определенные налоги, и самому рабочему.

В. Ворсобин:

- Скорее, маленькой пекарни.

Н. Стариков:

- Вы уж определитесь, на чьей вы стороне.

В. Ворсобин:

- Завод – это крупный бизнес. Я говорю о среднем, мелком бизнесе, которым занято в Твери уже полгорода. Это маленькие коллективы – 5-10 человек.

Н. Стариков:

- Там, к сожалению, есть еще и конверты. Вот о чем речь. А вот то, о чем рассказал звонящий, это крупные предприятия, градообразующие. Вот там это есть. Это есть на Крайнем Севере, когда они не хотят нанимать местных жителей, а привозят вахтовым методом людей по этим договорам.

В. Ворсобин:

- Слушатель предлагает: «Давайте зарплаты установим госслужащим, чиновникам не более десятикратной от минимальной?»

Н. Стариков:

- Это здравое предложение. Но его надо чуть-чуть по-другому сформулировать. Привязать минимальную пенсию к максимальной. Чтобы максимальная зависела от минимальной. Если чиновники хотят увеличивать себе эту пенсию, значит, будет подниматься автоматически и пенсия минимальная. Это разумное предложение.

Геннадий, Воронеж:

- Я в отношении наших законов, которые принимает Госдума. Они вообще не работают. Лучше эти законы убрать. Я – инвалид первой группы по зрению. Мне 81 год. Я обращаюсь в Пенсионный фонд, там есть такой закон по уходу за инвалидами и престарелыми. По этому закону я никого не могу себе нанять. Там написано: только лица, не имеющие доход, могут участвовать в уходе. 1200 рублей в месяц на это отпускается. Пенсионер не может этим заниматься. А кто же может? Воры и те имеют доход криминальный. Мне отвечают: есть у вас племянники, родственники?

В. Ворсобин:

- Государство создает много препон, оно экономит.

Н. Стариков:

- Какая здесь экономия? Сэкономили 1200 рублей, оскорбили человека, осталось ощущение несправедливости.

В. Ворсобин:

- Так и происходит.

Н. Стариков:

- Надо расшивать эти узкие места, изменять закон. Скорее всего, никто просто даже не задумывался над этим. Эта инструкция живет уже десятилетия, и на нее никто не обращает внимание, потому что всем некогда. А это касается конкретных живых людей. Это чушь, конечно. Потому что 1200 рублей не могут быть доходом человека, чтобы он жил на эти деньги. А предлагается, вот вы ухаживаете за инвалидом, у вас не должно быть других доходов. Очевидно, что одно противоречит другому.

В. Ворсобин:

- А как это решить? Придут светлые люди в правительство или во власть и все сделают?

Н. Стариков:

- Профильный министр в данном случае должен заниматься именно этими вопросами. Погрузиться вглубь вместе со своими ближайшими заместителями. Какие есть проблемы? Не нужно выдумывать. Эти проблемы - можно прийти в любой город и пообщаться с людьми. Или даже по телефону позвоните и расскажите. Я уверяю вас, вам за час набросают список главных проблем, которые существуют на вашем направлении.

В. Ворсобин:

- А почему же двадцать лет этого не делается?

Н. Стариков:

- Значит, министры не те. Там, где хорошие министры, там и нет таких проблем.

В. Ворсобин:

- Понятно.

Наталья, Санкт-Петербург:

- Николай, по всем каналам постоянно предлагают собрать деньги, чтобы лечить детей. Суммы такие большие требуются для их лечения. А наше государство этих детей не лечит? Вообще у нас нет такой возможности? Несмотря на то, что мы все время отчисляем деньги в соцстрах?

Н. Стариков:

- Во-первых, мы очень надеемся, что с 1 января 2021 года, когда шкала налога подоходного стала не плоской, а с определенной суммы – 15 %, президент ведь говорил о том, что разница в этих суммах будет тратиться на лечение детей в подобных случаях. Такой рекламы будет меньше. С другой стороны, к сожалению, либо крайне редкие заболевания, либо очень сложные, которые в рамках существующей медицинской системы не могут быть гарантированно вылечены. А западные клиники готовы за большие деньги дать надежду, которая, к сожалению, может быть, и не сбудется. Вот в чем смысл этого. Есть западная медицина, готова за деньги лечить что угодно.

В. Ворсобин:

- А сколько стоит детская жизнь? Разве наше государство не должно в первую очередь потратить деньги на детей?

Н. Стариков:

- Вот эта разница между 13 и 15 процентами и будет тратиться на такие случаи.

В. Ворсобин:

- Надежда остается в этом году. С вами были Николай Стариков и Владимир Ворсобин. Услышимся через неделю!

Еженедельная радиопередача "Доброволец" - это передача о добре, помощи, взаимовыручке и милосердии. К нам в гости приходят топ-менеджеры крупных компаний, развивающие корпоративное волонтерство, руководители крупных благотворительных фондов, представители власти и многие другие. В течении часа гости делятся своим опытом помощи людям, расскажут почему благотворительность - это важно, как будет развиваться это направление у нас в стране. Ведущие - Роман Карманов и Вадим Ковалев.