Николай Стариков: Акция с фонариками провалилась. Даже Юлия Навальная не светила в темное германское небо

По сути дела. Николай Стариков
Владимир Ворсобин и Николай Стариков обсуждают акцию с фонариками, домашний арест Николая Платошкина, проезд Ленина в опломбированном вагоне, иноагента Навального и роль Горбачева в развале страны

В. Ворсобин:

- У микрофона Владимир Ворсобин и Николай Стариков.

Н. Стариков:

- Здравствуйте.

В. Ворсобин:

- Мы обязаны поговорить о вчерашнем дне. Хотя ничего такого особенного не произошло. Торжество фонариков имени Навального, которое обещал Волков, вышло скромным.

Н. Стариков:

- Уважаемый коллега, опять вы используете глагол «обязаны», какой-то не соответствующий нашей свободной демократической программе. Мы обсуждаем с вами ровно то, что мы считаем необходимым. И я предлагаю наши сегодняшние две темы объединить под таким названием: политические процессы и политический цирк, я бы даже сказал. Первоначально мы поговорим о том, что случилось в нашей стране, а потом поговорим о том, что произошло в Соединенных Штатах Америки. Эти процессы между собой, казалось бы, не связаны, но на самом деле они очень похожи.

Итак, начнем со вчерашней акции. Она абсолютно провалилась. Вы знаете, я предпочитаю следить за какими-то событиями такого вот псевдооппозиционного толка, потому что Навальный – это, безусловно, не оппозиция, это иностранный агент, - вот за такими событиями лучше всего следить, наверное, в двух ипостасях. Первая – смотреть те источники информации, которые вы привыкли смотреть. У меня тоже есть такой список. И смотреть ресурсы, которые обычно я не смотрю, то есть это такие прозападные, антироссийские, пронавальные, если хотите, потому что антироссийские, - ресурсы. Как, например, Медуза.

И вот вчера захожу, смотрю ленту этого, прошу прощения, СМИ, для того, чтобы просто понимать, что они говорят, как они пытаются показывать ситуацию, когда людей мало, когда их буквально несколько сотен. То есть по сути – провал. Пытаются что-то делать, но даже у них нет ни фотографий, ничего, чтобы как-то повернуть, сказать, что людей много, что они поддерживают. Публикуют фотографию из Новосибирска, у кинотеатра «Победа» проходит акция. На этой акции стоят шесть человек и светят фонариками в небо.

Подведем итог. Те, кто хотел бы рекламировать, позиционировать, говорить что-то очень хорошее про вот эти акции иностранных агентов внутри России, они не могут это сделать, потому что нет никакой фактуры для этого. Поэтому вынуждены публиковать хоть что-то.

В. Ворсобин:

- Николай, а почему вы вынуждены об этом говорить? Я специально это слово произнес – обязаны.

Н. Стариков:

- Мы не обязаны, ну что вы.

В. Ворсобин:

- Вы сами заявили эту тему передачи, вам кажется, что это интересно. А не кажется ли вам, что государство само раскручивает Навального? И этот сонм критиков, которые кричать. Ну вышла горстка людей две недели назад, и тысячи не было, на Пушкинскую площадь. Может быть, две тысячи. И что такого страшного случилось? Нет, нагнали ОМОН, под камеры давайте их мутузить, давайте их тащить в околоток. Сейчас вышли двадцать человек, фонариками посветили. Нет, сейчас все оттопчутся. И снова Навальный. Кстати говоря, Навальный должен вам доплачивать, потому что вы раскручиваете его имя, несмотря ни на что.

Н. Стариков:

- Владимир, обожаю вашу позицию. Давайте я буду гневно вас в чем-то обвинять, а вы должны будете передо мной оправдываться. Правда, удобно? Вот, смотрите. Если мы с вами говорим о вчерашних протестах, вы говорите: ага, зачем вы о них говорите? Если я бы вам сегодня с утра предложил поговорить, например, о чем-то другом, об экономике, о статьях в англоязычной прессе, которая предлагает фактически объединиться англоязычному миру, за исключением Соединенных Штатов Америки, то есть все то, что подчиняется и так Елизавете II, сегодня предлагается как-то оформить уже в виде объединения, - вы бы мне что сказали? Вы бы сказали: ага, вы боитесь говорить об этом. Так что ваша позиция абсолютно беспроигрышная.

В. Ворсобин:

- Нет, Николай. Встреча Путина с редакторами газет, в которой был и Навальный, и вся эта протестная активность, мы об этом поговорим, это намного интересней.

Н. Стариков:

- Смотрите, мы с вами определили темы. Я предлагаю все-таки придерживаться. Но если вы с сегодняшнего дня предлагаете нам с вами определять тему в прямом эфире, может быть, даже привлекая звонки наших слушателей, я абсолютно с этим согласен. Просто давайте это зафиксируем.

А пока я все-таки подведу итог того, что мы с вами говорили. Удивительная вещь. Юлия Навальная вчера почему-то не светила в темное германское небо. Казалось бы, что жена для мужа много делает, это, как говорится, муж и жена – одна сатана, во всех смыслах, не только в отношении этой семьи. Юлия улетела за границу. Не пришла на суд. Ну что, сложно было выйти и фонариком посветить в германское небо, сфотографировать это все, выложить в инстаграмах всевозможных и сказать: я борюсь. Ничего подобного не происходит.

А в Москве и Санкт-Петербурге, вы будете удивлены, проходит акция в поддержку Юлии Навальной. Девушки, взявшись за руки, стоят, их чаем отпаивают, в том числе члены гвардии Захара Прилепина, бублики им всякие раздают. Мы же к девушкам с уважением относимся, любим наших девушек. Даже если они временно занимаются чем-то, что, с нашей точки зрения, не стоило бы им делать. Вот они стоят, выражают солидарность с Юлией Навальной. А сама Юлия Навальная солидарность со своим супругом выражать почему-то не хочет.

И после этого кто-то скажет, что акция удалась. Людей вышло мало, жена мужа не поддержала, улетела за границу, хотя могла бы полететь туда после того, как закончится его процесс. Теперь, мне кажется, тема точно исчерпана.

В. Ворсобин:

- Давайте послушаем Владимира Путина, который выразил свою точку зрения на то, что он видел в Москве во время предыдущих событий. «Наши оппоненты или потенциальные противники испокон веков, это всегда было, со времен царя Гороха, в нашей новейшей истории, в более отдаленной, в период подготовки и ведения Первой мировой войны, всегда опирались на людей очень амбициозных, жаждущих власти, всегда их использовали».

Тут я замечаю, что Путин говорит о подготовке к Первой мировой войне и явно говорит о Владимире Ленине, которого привезли в опломбированном вагоне немцы. Я думаю, к этому отсыл. Еще Путин говорит о том, что возникает накопленное раздражение, возникает недовольство, в том числе по отношению к условиям, в которых живут люди, уровню их доходов. И от этого и пришла некоторая часть протестующих на улицы.

То есть Путин признает, что здесь не столько за Навального, сколько из-за усталости от жизни. Правда, Путин говорит о том, что это в связи с пандемией случилось. Вот такая позиция у президента.

Алексей из Москвы:

- Вы предложили выбрать тему для обсуждения. Я предлагаю обсудить домашний арест Платошкина, который почему-то нигде не обсуждается.

Н. Стариков:

- Мы недели три назад в этой программе обсуждали арест Николая Николаевича Платошкина. Давайте еще раз подведем черту под тем обсуждением, которое у нас было. Потому что ничего нового с того момента не произошло. Я считаю, что если к Николаю Николаевичу Платошкину есть претензии со стороны правоохранительных органов, они должны быть оформлены в виде уголовного дела, должен быть суд. И дальше в зависимости от решения суда должно быть либо в ту, либо в иную сторону. Мне кажется, что ситуация с Платошкиным несколько затянулась.

В. Ворсобин:

- Николай, считаете ли вы уместным, справедливым, порядочным держать человека под домашним арестом больше полугода за несколько сказанных слов? Вообще за то, что ты сказал где-то что-то, за это тебя арестовывают, мы что, находимся уже в таком времени, когда за свои убеждения, за то, что ты хочешь для России добра, пусть в своем понимании, за это надо отсидеть?

Н. Стариков:

- Есть такой критерии добра – Уголовно-процессуальный кодекс. Если какие-то высказывания или призывы противоречат УПК с точки зрения правоохранительных органов, тогда и производятся определенные меры. Вот и все. Есть претензии у правоохранительных органов, они определили меру наказания, пресечения. Я не юрист, мне иногда сложно правильное слово подобрать. Я считаю, что суд должен быть как можно скорее. Вот и все. Здесь пока добавить, убавить совершенно нечего.

Если вы спросите мое отношение, то у меня с Николаем Николаевичем Платошкиным очень большие разногласия. Я не люблю Соединенные Штаты Америки в той степени, в которой любит Николай Николаевич Платошкин. И вообще мне удивительно, что человек, который говорит про социализм, с таким большим пиететом относится к США, что все время приводит их в качестве примера. Так что разногласия могут быть, но, тем не менее, имея эти разногласия, я хочу сказать по этой ситуации ровно то, что сейчас сказал.

В. Ворсобин:

- Да, я просто надеялся, что вы прослушали Платошкина, за что конкретно его пытаются посадить. Я прослушал, поэтому я так эмоционален. А вы, Николай, неэмоциональны и все время ссылаетесь на закон. Вы или не слышали то, что говорил Платошкин, или просто не хотите это слышать.

Н. Стариков:

- Я хотел все же подвести итог темы. Завершая тему с Николаем Платошкиным и наши разногласия, хочу сказать, что я могу понять его определенный настрой, потому что он находится под домашним арестом. Но я считаю те требования немедленного освобождения Навального, которые публиковались от имени Николая Николаевича Платошкина, меня, мягко говоря, удивляют. И я с этим никак согласиться не могу. Поэтому когда я вижу, что те, кто прикрывается или истинно верит, может, но выступает под знаменами слова «социализм», под знаменами СССР, под портретом Сталина, одновременно с этим требует выпустить Навального, то есть, поддерживает инструменты Запада по разрушению России, я с такими товарищами или господами вот соглашаться не могу.

Второе. Вы мастер слова, Владимир, вы между делом пробрасываете такие вещи, которые должны ложиться на подкорку людей. Вот смотрите, что вы сказали перед тем, как перейти к вопросу о Платошкине. Вы сказали : немцы привезли Ленина.

В. Ворсобин:

- Наконец-то вы вспомнили! Я все ждал, когда вы отреагируете.

Н. Стариков:

- Вот видите, какой вы молодец. Давайте разберем ту ложь, которую вы сейчас произнесли.

В. Ворсобин:

- Ложь?

Н. Стариков:

- А я вам объясню.

В. Ворсобин:

- Вы осторожнее со словами.

Н. Стариков:

- Не волнуйтесь, у меня, как говорится, я за свои слова готов отвечать.

Итак, в чем лживость этого утверждения. Сказав, что немцы привезли Ленина, вы создаете у слушателя, плохо знающего историю, о том, что немцы взяли Ленина, революционеров и из Швейцарии прямо вот в Петроград доставили. Тут же возникает вот эта лживая информация, которая тиражируется уже на протяжении многих десятилетий, как будто Ленин – немецкий шпион. Никогда в жизни Владимир Ильич Ленин…

В. Ворсобин:

- Что не так? Опломбированный вагон был?

Н. Стариков:

- Вот, Владимир, вы думаете, Владимир Ильич Ленин стеснялся способа, с которым он приехал в Россию?

В. Ворсобин:

- В чем ложь, Николай? Вы сказали громкое слово, давайте опровергайте.

Н. Стариков:

- Итак, Ленин и революционеры сели на поезд в Швейцарии. Дальше они доехали до границы с Германиев. В Германии всех революционеров поместили в опломбированный вагон. Этот вагон был экстерриториальный, дальше их привезли через территорию Германии, они сели на большой и красивый шведский паром в городе Травемюнде.

В. Ворсобин:

- Ай, вот в чем дело!

Н. Стариков:

- Это еще не все.

В. Ворсобин:

- А то, что они приехали с территории воюющего с Россией государства, вас это не напрягает?

Н. Стариков:

- Послушайте! Вы говорите «немцы привезли». Немцы дали возможность проехать через территорию Германии. Дальше революционеры на пароме доехали до Швеции, в Стокгольме у Ленина было несколько встреч. И вот дальше самое интересное. Владимир Ильич и все революционеры пришли в российское посольство в Стокгольме, а я напомню, что власть была Временного правительства, и там получили деньги на проезд в Россию. То есть, Временное правительство купило Ленину и всем пассажирам этого самого парома билеты на проезд в Россию.

Дальше они на поезде доехали до шведско-финской границы, а Финляндия тогда входила в состав Российской империи, после чего переехали, грубо говоря, на санях на территорию Финляндии, вели на другой поезд и поехали до Петрограда.

Вопрос. Вы видите, какой долгий был путь? Немцы были только на части этого пути. И никаких обязательств у Ленина перед этими самыми немцами не было.

В. Ворсобин:

- А почему они его пропустили?

Н. Стариков:

- Потому что немцы считали, что приезд Ленина и революционеров усидит Германию, но разгром Германии в 1918 году, потеря независимости, потеря территорий, изменение государственного строя и хаос на территории Германии показывают, что они горячо и очень круто просчитались.

В. Ворсобин:

- А вот давайте теперь я снова процитирую Владимира Путина, тут не я с вами спорю, а спорит с вами Владимир Владимирович, который говорит, что в период подготовки ведения Первой мировой войны (значит, Германия) всегда опирались на людей очень амбициозных (Ленин), жаждущих власти (Ленин), всегда их использовали. Использовали ли их с помощью специальных договоров, условия какие-то выдвигали? Там неважно, важно, что их использовали. Поэтому ничего удивительного Владимир Путин не сказал. И во лжи, пожалуйста, обвинять нас, Владимиров Владимировичей, не стоит.

Н. Стариков:

- Я хотел бы, чтобы вы свои слова отстаивали своими цитатами. Потому что вы сейчас повторяете самые плохие образцы позднего Союза, когда все друг друга били по голове цитатами из Ленина. Вот вы пытаетесь сейчас притянуть цитату президента. Давайте мы с вами один на один…

В. Ворсобин:

- Подождите! Я испробовал все возможные логические способы вас убедить в том, что слово, что немцы привезли Ленина в опломбированном вагоне, имея большой смысл, когда понимали, что на территории воюющего государства едет вагон с оппозиционерами, которые пропускают…

Н. Стариков:

- Так и скажите, что Германия…

В. Ворсобин:

- Какая разница! Какая обслуживающая компания! Паром – не паром, это все мелочи в политике.

Н. Стариков:

- Пусть слушатели имеют возможность сами составить свое мнение. Давайте факты! И скажите корректно, а корректно сказать следующее: Германия дала разрешение группе революционеров проехать в опломбированном вагоне через свою территорию. Точка.

В. Ворсобин:

- Блохоискательство – это не очень эфирная вещь.

У нас на связи Павел из Ставрополя.

Павел:

- Здравствуйте! Дед мой воевал в революцию. И он говорил так, что социализм построили через 25-30 лет, смотря по народу, хотя у нас социализм построили уже в 1937 году, хотя это был самый жестокий год, самый кровавый для нашей страны.

И еще. Ленин, какой бы он не был кровопивец, по Зимнему стреляли холостыми.

Н. Стариков:

- Коллега, вы немного намешали тут исторических фактов. Те цитаты, которые вы привели из Ленина известны только вашему уважаемому деду и вам. Истории они не известны.

Второе. Социализм был построен, как сказал товарищ Сталин, а я с ним полностью согласен, к 1936 году. И это было зафиксировано в конституции сталинской, которая была принята. Это важно, но не для нашей сегодняшней программы.

А что касается выстрелов по Зимнему, то здесь, к сожалению, вы не правы. «Аврора», действительно, стреляла холостыми, а вот некие субъекты - без команды, думаю, что это была самодеятельность на местах, из Петропавловской крепости выстрелили по Зимнему дворцу боевым. Вот это тоже исторический факт. Слава богу, разрушения были минимальны. Видимо, те, кто стрелял по памятнику архитектуры, ну, были, наверное, не очень трезвые или не очень вменяемые. И практически не попали.

В. Ворсобин:

- Николай, я призываю вернуться из истории в современность.

Н. Стариков:

- Так вы же обратились к уважаемым слушателям, я вас горячо поддержал. У нас сегодня самая демократическая и организуемая народом программа.

В. Ворсобин:

- Повинуюсь воле народа, да. У нас звонок из Новосибирска от Александра.

Александр:

- А почему вы все время говорите, что Навальный агент американский, немецкий, английский? Какой там, скольких шпион разведок? А вы как это доказали? Где доказательства? Почему вы это утверждаете совершенно без доказательств? Как и наше центральное телевидение, которое завралось уже до последнего! Ему уже никто вообще не верит!

Н. Стариков:

- Вы говорите за себя, уважаемый позвонивший. Вы не смотрите центральное телевидение, вы ему не верите. Но телевидения смотрят, есть рейтинги и так далее.

Я думаю, что мы еще увидим уголовные дела по этому вопросу. Я – мужчина взрослый, вы – тоже. И вы понимаете, что если человек прилетает в Германию, его начинают охранять 20 агентов германских спецслужб, вопрос: они зачем это делают? У них обязательства лечить всех? Или были какие-то открытые контакты до этого? Знаете, Горбачев. Его называют «величайший немец всех времен и народов». Понятно, что если величайшему немцу Горбачеву станет плохо, то Германия его лечит. Это в России его терпеть не могут, мягко говоря, а в Германии его обожают.

Дальше. Деньги, которые в огромных количествах поступают для ведения деятельности Навального. И так далее. Вся мировая пресса, которую кто-то вдруг организовал и направил на поддержку человека, в итоге, которого поддержали несколько сотен человек, посветив фонариками в небо. При этом даже его родная жена на пришла.

И задайте себе вопрос. Это вот просто так все? Само?

В. Ворсобин:

- Николай, а где ваше историческое блохоискательство? Вы только что говорили о Ленине, что нужно быть фактологически точным. Вас слушатель спрашивает: где доказательства? И вы приводите ровно ту пургу, которая…

Н. Стариков:

- Это вы так считаете.

В. Ворсобин:

- …не имеет ни одного доказательства!

Н. Стариков:

- Деньги на счету есть.

В. Ворсобин:

- Агент, который имеет уголовное дело… Нужно уголовное дело, нужна фактура. И в этом случае человек, пока не обвинен ни в чем, является невиновным.

Н. Стариков:

- Накликаете еще одно уголовное дело.

В. Ворсобин:

- Посмотрим.

Николай, спорим с вами, как в старые добрые времена.

Н. Стариков:

- Предлагаю прочитать письмо от наших уважаемых слушателей.

В. Ворсобин:

- Что «ведущий ведет себя агрессивно»?

Н. Стариков:

- Нет, ну что вы. Мелко.

В. Ворсобин:

- Интересно, что один пишет про «агрессивно», другой пишет, что я слишком мягок. Вам не угодишь.

Н. Стариков:

- Я хочу прочитать совершенно иное. «Если бы не гласность от Горби, то Николай бы сейчас не сидел в студии Радио «Комсомольская правда» и не клял бы Михаила Сергеевича». Ну что тут можно сказать? Радио изобрели задолго до Михаила Сергеевича. И кто-нибудь в радиорубке обязательно бы сидел и что-нибудь бы говорил. Но если двигаться в логике, которую диктует нам уважаемый радиослушатель, то тогда самый большой демократ и сторонник свободы слова – это товарищ Сталин. Потому что после его ухода из жизни такое количество на него вылили всего, что если бы не товарищ Сталин, то, конечно, этого бы ничего не было.

Так что давайте не будем уж, если серьезно говорить об этом, Горбачев развалил страну. На нем кровь детей Донбасса, кровь погибших в Осетии, экономика. На нем мои одноклассники, ушедшие из жизни, потому что наркотики появились в свободном доступе. Несколько моих одноклассников, не только по классу, но и по школе, погибли в бандитских разборках. Кто-то спился. Один одноклассник – Федор Морозов – уехал вместе со своими родителями в Грозный. Они почему-то решили поменять квартиру из Санкт-Петербурга в Грозный. И все, они исчезли. А это все на совести Горбачева. А вы мне говорите, что самое главное, что можно кого-то ругать. Вон в Соединенных Штатах Америки уже никого ругать невозможно, если вы ругаете не того, кого надо ругать.

Поэтому не путайте теплое с мягким. Горбачев – предатель страны и мерзавец. Именно так его деятельность и надо характеризовать в учебниках истории.

В. Ворсобин:

- Как это удобно – все повесить на одного человека. Собрать все, что не сложилось, что негативное было у вас в памяти, и сложить просто исторически на одного человека, у которого есть и свои плюсы.

Н. Стариков:

- Назовите плюсы.

В. Ворсобин:

- Вот мое отношение к Горбачеву, он, действительно, был не готов к тому, что окажется реформатором. В России реформатором должен быть человек с железной волей, с железными кулаками, с железными зубами и клыками еще к тому же. Чтобы как-то уцелеть. Потому что реформатор сам по себе не может быть любим народом. Реформатор – он камикадзе. Человек, который гниющую систему поставил на нормальные рыночные рельсы, точнее, пытался поставить, он в принципе самоубийца. И то, что он все-таки смог это сделать более-менее бескровно, потому что рушились империи, рушились страны с большей кровью, намного большими ужасами, чем это было при Горбачеве…

Н. Стариков:

- Смотрите, в чем разница между Николаем II и Горбачевым. Хотя при правлении обоих этих людей государство было разрушено. Николай II не выбирал свою судьбу. И как только он ушел от власти, тогда случилась катастрофа. Горбачева сначала выбрали, как говорится, по партийной линии. Потом он перебаллотировался на пост президента Советского Союза. И в тот момент, когда нужно было отстаивать целостность Советского Союза против государственного переворота, который был осуществлен фактически в Беловежской пуще, он сказал: я ухожу.

Так вот, если бы он не чувствовал в себе силы, он мог бы просто уйти. Но не в тот момент, когда это привело к крушению страны, а не баллотироваться на пост президента Советского Союза. Может быт, тогда бы Борис Николаевич Ельцин, который вообще герой не моего романа, но честолюбец, который разрушил Советский Союз, чтобы выплеснуть страну вместе с Горбачевым, тогда бы, может быть, Ельцин стал бы президентом Советского Союза, и его бы уже устраивала эта ситуация. И сегодня наши границы были бы совсем другие. И у нас не была бы фактически гражданская война в различных точках бывшего Советского Союза.

В. Ворсобин:

- Что за конструкция такая фантасмагорическая? Ельцин – президент…

Н. Стариков:

- Ельцин должен был бы взять на себя ответственность за Советский Союз.

В. Ворсобин:

- Горбачев должен был отдать врагу свой президентский пост? Как-то вы рисуете просто нереальную картину. Случилось то, что случилось. Оно могло случиться еще хуже. Чем больше страна, тем падает она жестче.

Н. Стариков:

- Куда хуже?

В. Ворсобин:

- Нет, там были варианты еще страшнее.

Н. Стариков:

- Вы, наверное, читали какие-то варианты. А вот по мне, так хуже некуда. Страна расколота. Украину готовят воевать против России. Десятки миллионов наших братьев находятся за пределами России. И не имеют гражданства Российской Федерации. Сегодняшний день – это сумма предыдущих дней. Это у вас, может быть, сегодняшний день начинается сегодня, а для меня этот день в 1991 году начался.

В. Ворсобин:

- Уже двадцать лет Путин здесь. Почему вы выключаете его из виновников того, что вы сейчас описываете? Почему вы все вешаете на одного человека? Пусть не популярного. Пусть даже вот я сейчас говорю что-то хорошее про Горбачева, я понимаю, как на меня сейчас сыплются ругательства со всех концов страны. Но при этом, почему у вас так концентрировано? Вы как будто делаете помойную яму, собираете туда все, что вам не нужно, то, от чего нужно освободиться. А все чистенькое, хорошие активы, оставляете у Путина, у тех, кто сейчас подкармливает всякие силы, которые поют ему осанну?

Н. Стариков:

- Я вам отвечу. Политика – это искусство возможного. И я думаю, что с этим согласится большое количество людей, что Путин – это тот политик, который очень сильно играет исключительно слабыми картами, которые ему сдали его предшественники. У Горбачева был прекрасный автомобиль. У него был бензин – полный бак. Может быть, чуть-чуть меньше, чем полный бак. У него шины не были проколоты.

В. Ворсобин:

- Цена барреля нефти – это козырь, которого не было у Ельцина и Горбачева.

Н. Стариков:

- Ответ на вопрос о цене барреля нефти, скажите, в 1941 году, когда немцы стояли под Москвой, какова была ценна барреля нефти? И как это сказывалось на обороноспособности Красной армии и готовности ее побеждать?

В. Ворсобин:

- Причем здесь это?

Н. Стариков:

- И я хочу сказать: причем здесь это? У Горбачева был автомобиль, он его сам сознательно разломал, растащил на части и проколол колеса. Потому что ему кто-то сказал, что с проколотыми колесами сейчас модно и демократично ездить. А Владимиру Владимировичу Путину дали не машину, а кусок ее. И он как-то ее собрал, и она начала ехать. Поэтому к Горбачеву и к Путину совершенно иные требования. Потому что разная стартовая точка.

Но Владимир Владимирович сегодня – действующий политик. Он уже историческое лицо. Но итог его деятельности будет подводиться тогда, когда его политическая карьера будет закончена. А политическая карьера Горбачева и ее итоги уже закончены. И мы их видим.

В. Ворсобин:

- Правильно. И еще не факт, что у Путина итог будет намного лучше, чем у Горбачева. Потому что итоги Горбачева потомки смогут оценить намного лучше, чем мы оцениваем сейчас. Не надо исключать эту возможность.

Н. Стариков:

- И я знаю одного потомка, у него фамилия Ворсобин, кто считает Горбачева достойным государственным деятелем.

В. Ворсобин:

- Нет, я еще не в таком историческом отдалении от Горбачева, чтобы точно о нем судить.

Юрий из Москвы:

- Относительно Горбачева. Человек, который вывел войска из Германии, оставив там американские войска, уже ничего и никому не должен доказывать. Его только за одно это надо расстрелять было. За что люди воевали? Что вывели в поля войска из Германии? И еще должны были более 220 млрд. дойчмарок.

Н. Стариков:

- Что тут говорить? Наше нахождение в Германии – это кровь наших солдат и офицеров. И мирного населения, замученного нацистами. Мы имели полное право находиться на территории Германии. С этим никто не спорил, никто это не оспаривал. Горбачев и Ельцин вывели войска оттуда. И вывели войска из всей Восточной Европы, где мы точно так же имели полное право находиться.

Но для полноты картины, чтобы было понятно, чьим наследником является Горбачев, я вам скажу. Хрущев в 1954 году вывел советские войска с территории Китая. А в 1955 году вывел и с территории Австрии. В 1956 году фашистский путч в Венгрии начался именно по этой причине. А если бы сейчас, вот давайте на минутку представим, наша армия находилась бы на территории Китая и в Берлине стояли бы наши войска? Вы понимаете, насколько более устойчивым и уважительным было бы наше положение на международной арене? Или вам это тоже непонятно?

В. Ворсобин:

- Наш слушатель пишет: «А платить миллионы за наши войска нужно было вечно? А вы знаете, что Трамп мечтал вывести американские войска из Афганистана и других стран».

Н. Стариков:

- Это глупость для газетных заголовков.

В. Ворсобин:

- И логика была такая. А зачем мы будем за это платить?

Н. Стариков:

- И что, вывели? Вы повторяете какие-то газетные штампы.

В. Ворсобин:

- Приостановили вывод.

Н. Стариков:

- Я открою вам большой секрет. Если у вас есть армия, вы за нее должны платить. Где бы она ни находилась. И если наша армия находится на территории Московской области, то это стоит нам не на много дороже, чем если она находится в Берлине. А выгоды от нахождения за рубежом колоссальные, огромные и даже не могут быть подсчитаны. Не говоря уже о десятках миллионов погибших наших соотечественников.

В. Ворсобин:

- Да, если население не рассматривает их как оккупационные войска. Потому что в этом случае приходится платить намного больше.

Н. Стариков:

- Почему? Мы – победители. Мы - освободители. Какая оккупация? Вы о чем говорите?

В. Ворсобин:

- Когда мы уходили из Восточной Европы, нас большинство стран рассматривали примерно так.

Н. Стариков:

- Да такие, как вы, нашу армию из России бы вывели и назвали ее оккупантами.

В. Ворсобин:

- Перенесем эту тему на следующую неделю.

Н. Стариков:

- До свидания.

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Apple Podcasts и Google Podcasts, ставьте оценки и пишите комментарии!

Каждое утро известный публицист Сергей Мардан заряжает информацией на весь день! В его эфире найдется место как лучшим спикерам страны, так и диванным экспертам. Мардан даёт высказаться каждому, но и сам за словом в карман не лезет!