Николай Стариков: Никто на Всебелорусском народном собрании не выступил, что нужно Союзное государство

По сути дела. Николай Стариков
Владимир Ворсобин и Николай Стариков обсуждают важность праздника 23 февраля и предстоящую встречу Лукашенко и Путина в Сочи

В. Ворсобин:

- У микрофона Владимир Ворсобин и Николай Стариков. Здравствуйте.

Н. Стариков:

- Здравствуйте.

В. Ворсобин:

- Завтра 23 февраля. Мы все получим полагающиеся нам носки и одеколон, как у нас шутят.

Н. Стариков:

- Ну, кто что.

В. Ворсобин:

- Но я хочу задать вам первый вопрос как историку. Вы все время щеголяете своими познаниями в истории. Я этим же похвастаться не могу. Но я изучил что-то в интернете, что-то в Википедии, в общем-то, посмотрел, почему именно 23 февраля. Может быть, вы нам всем откроете глаза, откуда такая дата? Ничего такого героического Красная армия в то время не совершала. Наоборот, было практически паническое бегство с фронта, немцы наступали. Объясните, почему?

Н. Стариков:

- Давайте попробую вам объяснить. Давайте возьмем такой бесспорный вариант, потому что 23 февраля – вы начитались Википедий, у вас возникли вопросы. Вот смотрите, Брестская крепость – безусловный памятник героизму, мужеству русского, советского солдата. Интернационального русского советского солдата. Там были люди разных национальностей. Вопрос: Брестская крепость немцами была захвачена? Ответ: была. Это факт. Подвиг от этого стал меньше? Нет. Потому что не захватить немцы не могли. Представьте, они уже Минск захватили, ушли черт знает куда, а крепость сопротивлялась.

При этом это сопротивление все время сужалось. Потому что силы там уж совсем неравные, и воды не было, и жажда, и голод, и патронов нет. Кошмар, короче. А люди не сдавались. Их все меньше оставалось. Потом туда огромной мощности бомбы сбросили для того, чтобы сравнять все с землей. Подвиг в чем? В том, что крепость не сдалась, или в том, что она сражалась в окружении, долго и демонстрировала тем самым героизм нашего солдата? Именно во втором.

Вот то же самое и 23 февраля. Речь не идет о том, что 23 февраля была какая-то огромная военная победа. Нет. Но в той ситуации создание новой военной вооруженной силы молодого советского государства – это было главное, ради чего потом этот день и отмечался. В этот день красногвардейцы, красноармейцы дали отпор немцам, которые совершенно нагло наступали и уже привыкли, что они могут совершенно небольшими силами останавливать большие, абсолютно деморализованные части русской армии. И вот так они двигаются, двигаются, двигаются. Боев фактически нет. И вдруг появляется часть, несколько воинских частей, которые оказывают серьезнейшее сопротивление и приводят немцев в чувство.

В. Ворсобин:

- Где это было?

Н. Стариков:

- Под Псковом. Я напомню вам, что в этот же период правительство советской России переехало в Москву. И это решение было принято, как потом говорит товарищ Сталин, не только под влиянием того, что немцы идут на красный Петроград, могут дойти, такая вероятность была, но и в том, что все-таки правительство, с точки зрения Ленина, Сталина, должно находиться в центре страны. То есть была очень сложная ситуация. Армия была, к сожалению, решениями Временного правительства абсолютно деморализована, разложена, дисциплина воинская уничтожена. И нужно было перезапустить, создать армию заново.

В. Ворсобин:

- Более того, историки до сих пор спорят, был ли вообще бой под Псковом. Дело в том, что если он даже и был, то немцы быстро прошли Псков. Этот бой остался за немцами. Часть историков говорят, что за красными. Но тоже говорят, что сутки всего продержались. А местные жители уверяют, что и стрельбы особой не было, просто пришли немцы и достаточно быстро победили. Здесь суть в том, что даже Ворошилов в свое время говорил, что, конечно, дата была выбрана случайным образом. Почему она была выбрана? Дело в том, что она выпадала на следующее воскресенье после другой даты – эта дата касалась благотворительных красных посылок, чего-то такое. И хотели на неделю раньше сделать.

Н. Стариков:

- Владимир, вы уже ушли в какие-то википедческие дебри. Ну выбрали и выбрали дату. И хорошо.

В. Ворсобин:

- Дата выпадала на неудобный день, перенесли на 23 февраля. И как-то так закрепилось. Долго пытались обосновать, почему 23 февраля. Но потом это дело бросили даже советские власти.

Н. Стариков:

- Есть уже праздник – и все. Для меня 23 февраля – день Красной армии и Военно-морского флота. Он так тогда назывался. Дальше – День Защитника Отечества. Примерно то же самое. Название говорит об исключительно положительной нагрузке этого дня. В нашем менталитете он превратился вообще в мужской праздник. В этот день поздравляют всех мужчин, вот совсем всех.

В. Ворсобин:

-А вы согласны с тем, что всех надо поздравлять? Очень многие говорят, что если человек не служил, зачем его поздравлять? Это все-таки воинский праздник.

Н. Стариков:

- А я предлагаю, пусть уважаемые женщины решают этот вопрос, как им кого поздравлять, кого как не поздравлять. Вы сказали, что историки между собой спорят. Вот пусть историки и спорят, а мы будем отмечать. Мы будем помнить наших героических солдат и понимать, что есть даты великих побед, например как 9 мая, это вот победа – точка поставлена. А есть даты, когда начинается процесс создания новой армии, новой силы, нового государства. И 9 мая 1945 года является промежуточным, не конечным, кстати, звеном, старт которому был положен 23 февраля 1918 года. Вот тогда была создана та армия, которая разгромила гитлеровскую Германию и вошла в Берлин.

Кстати, сразу хочу сказать, во избежание, как говорится, недомолвок, русская императорская армия для меня так же важна, я ее так же уважаю, считаю большой трагедией государственного масштаба ее фактическое уничтожение февралистами-предателями в 1917 году. И большое спасибо нашим уважаемым военным спецам, политикам того времени, которые нашли в себе силу и мудрость воссоздать воинскую силу и тем самым спасти наше государство.

Просто одна справочка. Те, кто выступал за отмену смертной казни во время войны на фронте, как только Красная армия создавалась, вернули смертную казнь. Через некоторое время вернули и единоначалие, отменили выборность командиров. То есть, в принципе, Красная армия через несколько лет была практически копией старой императорской армии, в смысле дисциплины, но на новой идеологической основе.

В. Ворсобин:

- Как вы относитесь к такому историческому факту, что в свое время Сталин и Троцкий не сошлись именно в вопросе армии? Троцкий выступал за то, чтобы привлекать царских генералов, царских специалистов. Видимо, только необходимость кадров подвигла Красную армию привлечь старые кадры, ту царскую армию, о которой вы так хорошо отзываетесь. Этот спор почему возник?

Н. Стариков:

- Этого спора не было.

В. Ворсобин:

- Ну как, был! История говорит.

Н. Стариков:

- Подождите, вы не читайте Википедию ни на ночь, ни в обед, никогда, не надо. Этого спора, по сути, не было. Объясню, с какой проблемой столкнулись большевики. Это еще в программе большевиков, если вы посмотрите, тут они последовательными были, был пункт – роспуск старой армии и всеобщее вооружение народа. Поэтому, придя к власти в октябре, они через некоторый промежуток времени объявили о роспуске армии и начали создавать что-то новое.

С одной стороны, можно их обвинить в том, что они разрушали армию. А с другой стороны, это была на самом деле констатация определенного факта. В 1917 году, благодаря не большевикам, а предателям-февралистам, которые и осуществили государственный переворот и начали разрушение и фактически закончили разрушение нашей страны тогда, армия как дисциплинированная воинская сила перестала существовать. И нужно было создать новую. Вот именно этим большевики и занялись.

И в этом смысле в руководстве большевиков не было никаких разногласий. Концентрированное здравомыслие товарища Сталина.

В. Ворсобин:

- Сталин и Троцкий боролись на этом фронте.

Н. Стариков:

- Тогда вопросы решал товарищ Ленин. В чуть меньшей степени – товарищ Троцкий, который, скажем правду, был создателем Красной армии. Да, но это никак не марает славное имя нашей армии, что Троцкий на определенном периоде был вынужден заниматься созданием вооруженных сил, а уже потом занялся антигосударственной деятельностью, был выслан в Алма-Ату, потом выслан за границу и в конце концов ледорубом в 1940 году получил заслуженно.

Сталин выполнял распоряжения Ленина. Троцкий в этом смысле двигался в том же направлении. Представьте, вам нужно создать новую армию. Армия – это офицеры, это обучение, это дисциплина. Если вы начинаете набирать самых дисциплинированных, но не обученных людей, у вас воинская сила не получится очень быстро. Это, кстати, было, например, на Донбассе сейчас. Когда создается ополчение, там обязательно должен быть какой-то желательно кадровый офицер или несколько, которые объяснят, как надо воевать.

И кого было позвать в Красную армию, как не офицеров старой армии? Новых-то офицеров еще нет. Потом открылись курсы и так далее. И начали производить для Красной армии уже красных командиров, которые во время империалистической, как ее называли, войны были унтер-офицерами, простыми солдатами, рабочими, крестьянами, к армии не имели никакого отношения. Но их обучат – и они уже офицеры. А когда у вас ничего, то кого вы зовете? Естественно, вы зовете офицеров старой армии. В этом смысле и Троцкий, и Сталин, и Ленин – все были абсолютными прагматиками и звали этих самых офицеров. И разногласия уже появились в других вопросах и на более позднем периоде.

В. Ворсобин:

- Итак, мы сейчас находимся в 30-х годах, где было избиение кадров в моей версии, сталинским режимом. Николай сейчас пытается разбить эти, как он называет…

Н. Стариков:

- Вот прям по вам книгу писать! «Попытается разбить, сталинские…». Слушайте, называйте вещи своими именами. Мы сейчас находимся в предпраздничной программе. Давайте говорить нормальные слова.

Вы пытаетесь создать абсолютно ложную иллюзию. Были некие красные командиры, в данном случае мы говорим о заговоре Тухачевского, потом злые сталинские следователи их якобы оклеветали. Сталин подозрительный был, поэтому их оклеветали, что им не верил. Вы не сказали, но я уж творчески разовью, что вы говорите, «тройки» заседали и всех вот этих великих полководцев, начиная с Тухачевского, приговорили к смертной казни. А так же уволили из армии и арестовали определенное количество людей. Обычно пишут – 10 тысяч командиров. Но так подают это, как будто все 10 тысяч были расстреляны. На самом деле, 10 тысяч были уволены из рядов вооруженных сил. И примерно 8-9 тысяч потом были приняты, когда Берия начал возглавлять органы и разбираться с тем, что там Ежов напортачил.

Но вернемся к заговору Тухачевского. Итак, заговор был разоблачен. Заговорщики арестованы. И дальше Сталин, как всегда, продемонстрировал полную открытость. Он создал специальный судебный орган, состоящий из высших военных чинов, которые и судили заговорщиков Тухачевского. То есть, не Вышинский там был, не следователь НКВД, не судьи – присяжные заседатели, были Буденный, Блюхер, который через несколько месяцев после этого суда, сам, собственно, был арестован как японский шпион. То есть, высшие военные руководители.

В. Ворсобин:

- Николай, вы серьезно мне это рассказываете?

Н. Стариков:

- Потом будете удивляться.

В. Ворсобин:

- Понимаете, в чем беда ваша?

Н. Стариков:

- Вы потом скажете, в чем у меня беда. Дайте мне закончить! Это важно!

В. Ворсобин:

- И что вот это правда?!

Н. Стариков:

- Не перебивайте меня! Вам не удастся меня остановить! Я все равно скажу правду, даже если вы будете, как черт от святой воды корчиться от нее.

Итак…

В. Ворсобин:

- Какую правду?!

Н. Стариков:

- Правда состоит в том, что Сталин создал высший судебный орган, состоящий исключительно из высших военных начальников, которые только и оценивали, то есть, сами военные судили своих товарищей. И вот этот трибунал…

В. Ворсобин:

- И что? Они не имели права не подписать смертный приговор, по-вашему? Они что, самоубийцы? Вы думаете, если бы они оправдали Тухачевского… Кстати, Блюхер пошел за ним, все остальные пошли.

Н. Стариков:

- Даже Блюхер согласился с тем…

Итак, высший трибунал создан, в нем сидят самые высокие чины. И они судят своих же коллег, потому что судят тоже высокопоставленных военных. И они приговаривают всех своих коллег к смертной казни. Вот! Не меньше, не больше.

В. Ворсобин:

- К чему вы ведете? И что?

Н. Стариков:

- Среди этого трибунала сидит товарищ Блюхер, который через несколько месяцев сам будет арестован, но он считает, что Тухачевский виноват, что этот заговор существовал. А если вы хотите…

В. Ворсобин:

- Он хочет жить! Он не знал, что будет арестован, это такая слабость человеческая – все хотят жить!

Н. Стариков:

- А вы знаете, за что его арестовали? Потому что в 1938 году начались боевые столкновения Красной Армии на озере Хасан. Это в районе Владивостока на стыке нашей границы и корейско-китайской. И товарищ Блюхер там вел себя так, что, представьте, ему Сталин отправил телеграмму, что мы с удивлением смотрим, что вы там делаете, вы вообще, собираетесь как бы отстаивать интересы Советского Союза?

Вместо того, чтобы дать по морде зарвавшемуся японскому агрессору, Блюхер создал комиссию, которая выясняла, действительно ли советский пограничник заступил на один метр территории государства Моньчжоу-го. Вот серьезно!

Вот давайте параллель проведем. 22 июня начинается фашистская агрессия, а товарищ Павлов где-нибудь в округе в Белоруссии создает комиссию, которая должна выяснить, может, были такие основания у Гитлера напасть? Может, советский пограничник реку Буг переплыл?

В. Ворсобин:

- Ровно по-сталински, потому что сталинская команда долго не выдавала приказ на открытие огня, вы тоже это знаете.

Н. Стариков:

- Это вранье!

В. Ворсобин:

- Все хотели умиротворить, оттянуть время.

Н. Стариков:

- Причем тут Гитлер? Мы с вами говорим о 1938 годе! Об озере Хасан, когда японская армия, размещенная на территории марионеточного китайского государства Маньчжоу-го атаковала нашу территорию. Они убили наших пограничников, а Блюхер выяснял, правильно они убили или не правильно? И Сталин телеграммами пытался привести его в чувство. И это не удалось. После этого отправили комиссию, после этого Блюхера арестовали, и дальше произошла очень загадочная вещь. Лично я убежден, что он был убит заговорщиками, такими как он, в тюрьме для того, чтобы он не дал показаний. Потому что власть была заинтересована в том, чтобы с ним поговорить и выяснить, что вы себя так ведете, товарищ Блюхер, странно? И вдруг Блюхер умирает в тюрьме. Сейчас нам говорят, что его следователи забили, да чушь собачья! Следователи были заинтересованы в том, чтобы с ним поговорить. Либо это следователи были те, которые работали не на следствие, а против него, потому что главный и единственный свидетель того, почему Красную Армию пытались подставить под разгром в 1938 году, извините, умирает в ходе следствия. Очень странная история.

В. Ворсобин:

- Из свидетельств одной из тюрьм НКВД Арины Русаковской: «Со мной вместе в камере находилась арестованная Кольчугина-Блюхер, вторая жена Блюхера. Она сказала, что Блюхер был до неузнаваемости избит, находился почти в невменяемом состоянии. Он наговаривал на себя чудовищные вещи, Блюхер был в растерзанном виде, он выглядел так, как будто побывал под танком».

Н. Стариков:

- Владимир, раз вы уж начали читать Википедию, почитайте, пожалуйста, свидетельства якобы сирийских очевидцев зверских российских бомбежек. Там, наверное, написано: прилетает самолет с российскими опознавательными знаками и что бомбу не кидает, то обязательно в школу или в больницу. Ведь русские в Сирии, согласно Википедии, занимаются только этими – убивают мирных жителей. Больше читайте свидетельства очевидцев, которые написаны в западных ресурсах.

Каким образом состояние Блюхера относится к 23 февраля? Вам хочется праздник опорочить?

В. Ворсобин:

- Что вас занесло в эту сторону?

Н. Стариков:

- Это вас занесло! Я вам объяснил, у нас есть праздник.

В. Ворсобин:

- С милого поздравления с 23 февраля всех военнослужащих.

Н. Стариков:

- Давайте вернемся в поздравления. Уважаемые мужчины, всех причастных и непричастных поздравляем с наступающим 23 февраля. А заодно поздравляем всех уважаемых женщин, потому что без мужчин женщины чувствуют себя одинокими. И точно такое же чувство возникает у мужчин, когда нет женщин. Поэтому единение мужчин и женщин – это и есть смысл жизни. А те, кто с этим не согласны, сами знаете, кто они такие.

В. Ворсобин:

- Так. Мы переходим к другой теме. Вы согласны или не согласны?

Н. Стариков:

- А вы сначала скажите!

В. Ворсобин:

- Мы же знаем эту тему.

Н. Стариков:

- Слушайте, вы в последней программе устроили такой цирк с конями, что я теперь не знаю!

В. Ворсобин:

- Хорошо. Интрига – вещь хорошая. Сегодня господин или товарищ Лукашенко приезжает на встречу к Владимиру Путину. И будут вестись переговоры очень важные. Скептики говорят, что Лукашенко приехал просить 3 миллиарда долларов, сам Лукашенко изящно на это ответил, дескать, да не нужны ему эти деньги, но коль уж Москва хочет развития на новом этапе отношений, то, в общем, это ее дело. Такой был туманный ответ.

Николай, что ждать от этих переговоров?

Н. Стариков:

- Знаете, я думаю, что ничего такого прорывного мы с вами не услышим и не увидим. Вот обращаемся к фактам и датам. 8 декабря 1999 года, то есть, фактически скоро 22 года будет, создано Союзное государство России и Белоруссии. Это очень хорошо, это здорово, но оно не работает в полной мере, как Союзное государство. И смотрите, в декабре 2019 года, когда праздновалось 20-летие, была принята программа углубленной интеграции, там был разработан, должен был быть разработан 31 проект отраслевой – дорожная карта 21 проекта. Вопрос: это сделано? Ответ: до сих пор эта дорожная карта по 31 проекту не принята.

Вот после этого, что мы можем ожидать от встречи, если принятые решения не реализовываются? Мы сейчас даже не будем углубляться, кто тормозит, хотя вы знаете мою точку зрения. На мой взгляд, это не Россия.

В. Ворсобин:

- Минск?

Н. Стариков:

- Ну, если у нас Союзное государство состоит из двух, Владимир, у вас попадание на сто процентов. Рад вашим аналитическим способностям.

В. Ворсобин:

- Вдруг Лондон? Я привык, что во всем виноват Лондон, поэтому начал подозревать, что он здесь замешан. Значит, Минск не хочет углубления интеграционных отношений?

Сейчас мы с Николаем Стариковым между Белоруссией и Россией. Мы обсуждаем визит Лукашенко к Путину. Что это будет, к чему это ведет, что произойдет нового в наших отношениях. Николай, вы печалились по поводу того, что все-таки многовекторность белорусской политики сохраняется.

Кстати, Николай, если вы внимательно слушали Всебелорусское собрание, там выступила единственная легальная оппозиционерка, которую допустили к микрофону, Канопацкая. Она была кандидатом в президенты. И, в общем-то, ее речь допустили. Но в этой речи она просто обрушилась на Россию. Она сказала такую странную вещь, она говорила, что Лукашенко, как это ни противно для белорусской оппозиции, есть некая гарантия независимости Беларуси. Если бы не Лукашенко, то, по сути, Россия бы проглотила Беларусь сразу, если бы Лукашенко не устоял на этих выборах. Очень парадоксальная идея, которая обсуждается.

Н. Стариков:

- Так понятно, почему ей дали слово. Именно ей для этого слово и дали. Лукашенко продолжает многовекторность и пытается, дав слово подобным политическим персонажам, заручиться поддержкой аудитории, которая придерживается таких же взглядов. Это глубокое заблуждение. Они Лукашенко ненавидят. Они его не видят во главе государства.

В. Ворсобин:

- Они – это кто?

Н. Стариков:

- Люди, которые ненавидят Россию, они ненавидят и Лукашенко. Поэтому попытки заигрывать с этим электоратом привели к тому, что возник кризис, который в августе-сентябре мы так с вами очень часто обсуждали.

В. Ворсобин:

- Это такой мощный электорат, это такая мощная прослойка социальная, если президент с ней заигрывает? Если он с ней заигрывает, значит, он чувствует ее силу?

Н. Стариков:

- Владимир, да вы как маленький иногда становитесь. Дело не в том, что этих людей много, хотя они есть в Белоруссии. Дело в том, что за ними стоит объединенный Запад. И когда вы хотите получить на Западе кредит, вы должны заигрывать с этой публикой внутри страны. Вот о чем речь. Сами по себе они немногочисленны, но они хорошо организованы, хорошо смазаны западными деньгами. И вся западная абсолютно «независимая» пресса их поддерживает.

Обратите внимание, что никто на этом Всебелорусском народном собрании не выступил с иной оппозиционной точки зрения, что надо интегрироваться, что Беларусь и Россия – это один народ, что нужно нам одно Союзное государство, которое реально будет работать как одно Союзное государство. При этом Белоруссию никто не собирается лишать государственной независимости. Как в Советском Союзе, смотрите, было 15 республик. Можно долго говорить, что у них не было независимости, но извините, когда встал вопрос о выходе, они взяли и вышли. Это значит, они обладали всеми атрибутами и полномочиями. Так что, когда союзные государства разъединяются и соединяются, то точно так же их субъекты обладают одинаковыми полномочиями.

Но мы с вами должны еще кое-какие вопросы обсудить в связи с Союзным государством. Вот смотрите, очень много и противоречивой информации. С одной стороны, многовекторность в политике. С другой стороны, закон, подавляющий западную агентуру, иноагентов внутри Белоруссии. Третье – учения с российской армией. Все больше военная интеграция двух наших армий. Учения «Запад-2021» пройдут в сентябре 2021 года. Это все, на мой взгляд, разновекторные процессы.

И самое главное – нет ответа на вопрос. Вот стартовала в Белоруссии конституционная реформа. Это хорошо. Будут внесены поправки в конституцию. Прекрасно, это замечательно. А когда мы увидим там новые политические силы? Я не против, чтобы вот такие, как эта дама, получили возможность легальной политической деятельности. Пусть они действуют. Это такие, знаете, как наши яблочники какие-то там, еще более отмороженные либеральные деятели. Пожалуйста, давайте им микрофон. Они сами все на себя наговорят. Дайте либералу микрофон – ничего за него делать не надо. Он в своей ненависти, ярости и желчи сразу отобьет желание за него голосовать у подавляющего большинства избирателей.

Но где в Белоруссии партии, выступающие за более активную интеграцию? Где новые лица, где новые политические партии? Вот это все мы хотим увидеть в Белоруссии.

В. Ворсобин:

- Николай, а если проблема в том, а я давно вам об этом говорю, вы это не хотите признавать, что в Белоруссии очень ценится их независимость? Вот сейчас, если ее сравнить, двадцать лет назад такого не было. Сейчас белорусы берегут свою независимость.

Н. Стариков:

- Так давайте беречь ее вместе.

В. Ворсобин:

- Нет, они хранят независимость от нас. Они видят в России единственную угрозу их независимости.

Н. Стариков:

- А от Польши, значит, хранить независимость не надо? Такая независимость односторонняя.

В. Ворсобин:

- Я вам сейчас говорю о самосознании белорусов. Они не понимают, что Польша их хочет захватить. У них нет такого ощущения, что это угроза.

Н. Стариков:

- Это либералы белорусские так думают.

В. Ворсобин:

- А то, что Россия может захватит Белоруссию, это есть. Только одни это радостно воспринимают: дескать, давайте уже быстрее, мы тут… все надоело! А другие боятся. Но тех, кто радостно, их количество со временем все больше и больше уменьшается. Когда вы говорите о партиях, почему они не возникают, они не возникают не только потому, что Лукашенко их давит, а это правда, но и потому, что социальная база для них уменьшается как шагреневая кожа. Это проблема, которую наши политологи очень не хотят признавать.

Н. Стариков:

- Это лукавство. Для того, чтобы создать политическую партию, вам не надо миллионы людей. Вам нужно, согласно российскому законодательству, 500 человек. Не знаю, сколько согласно белорусскому, но тоже число вполне себе ограниченное. Для создания любой партии не нужны миллионы. В Минске есть прекрасный музей Первого съезда РСДРП. Я вам всем рекомендую обязательно зайти, это историческое здание, это важнейшее место, оно, слава богу, сохранено. Правда, когда я был там последний раз, один дом, видимо, такие ветры перемен. В соседнем помещении в этом же доме музей, по-моему, «Битлз» появился. Это уже прям зашквар полный.

Так вот, для того, чтобы создать партию, которая перевернула мир, потребовалось всего 8 человек. Не миллион, не два миллиона, не сто тысяч – 8 человек. Попили чаек в этом доме, изображая день рождения. И мир изменился.

В. Ворсобин:

- Вы мне кубинскую историю напоминаете. Там лодочка была, которая приплыла с Кастро. И в итоге Куба стала социалистической.

Н. Стариков:

- Но это факт. Сначала создается политическая партия. Для ее создания, согласно закону, необходимо определенное количество учредителей. Дальше она высказывает идеи, мысли, которые подхватывает население. И идет голосовать.

В. Ворсобин:

- Придется тогда признать врага. А врагом этой партии в этом случае и вашим врагом надо уже откровенно назвать Лукашенко. Не так, как вы говорите: да, сукин сын, но наш сукин сын. А вот конкретно указать и начать с ним бороться уже, а не только периодически с помощью тридцати трех богатырей.

Н. Стариков:

- Нам-то зачем с ним бороться? Зачем нам с кем-то бороться? Все идут на выборы. Белорусские граждане голосуют.

В. Ворсобин:

- Нет белорусских выборов, забудьте, не существует их.

Н. Стариков:

- Вот должны появиться. В этом-то и смысл конституционной реформы, о которой говорил Лукашенко. Иначе это не реформа, а с ней уже не согласится большинство граждан Белоруссии.

В. Ворсобин:

- Надеюсь, что вас услышат. И услышат наши слушатели.

Кирилл Колесников в гостях у Радио «Комсомольская правда».