Защищал девушку - сел на 8 лет. Почему в России защищавшихся от нападения судят за убийство

Каждое утро известный публицист Сергей Мардан заряжает информацией на весь день! В его эфире найдется место как лучшим спикерам страны, так и диванным экспертам. Мардан даёт высказаться каждому, но и сам за словом в карман не лезет!
Сергей Мардан и Дарья Платонова обсуждают историю Анатолия Грудистова и список стран, в которые мечтают уехать россияне

С. Мардан:

- Здравствуйте. Я – Сергей Мардан.

Д. Платонова:

- Я – Дарья Платонова. Здравствуйте.

С. Мардан:

- Сейчас мы обсудим еще один резонансный случай, к сожалению, он опять связан с национальным вопросом, с диаспорами. Так называемое дело Грудистова. 28 июля 2019 года Анатолий Грудистов приехал к ночному клубу «Рокко», чтобы защитить девушку своего друга. В ходе конфликта Грудистов достал травматический пистолет. Прозвучал выстрел, которым был убит Фазиль Балаев. С места событий стрелок скрылся, но спустя несколько дней сам сдался следствию, настаивал, что не собирался стрелять, его толкнули, и он случайно нажал на курок. В июле 2020 года присяжные признали его виновным в убийстве по неосторожности и заслуживающим снисхождения. Грудистова приговорили к 1,5 годам ограничений (запрет на смену места жительства и поездок за пределы Иваново) и тут же от наказания освободили. Апелляционная инстанция в октябре 2020 года поддержала позицию прокуратуры и отца убитого. 11 месяцев в СИЗО и 700 тысяч рублей компенсации они посчитали недостаточным наказанием, приговор был отменен. 26 мая 2021 года новый состав присяжных увидел в выстреле у бара «Рокко» умышленное убийство. Приговор – 8 лет колонии строгого режима и выплата отцу погибшего 2 миллиона рублей за моральный вред. 14 сентября состоится рассмотрение жалоб на указанный приговор в суде.

Давайте обсудим это с Романом Антоновским, нашим коллегой, блогером, публицистом, автором Телеграм-канала «Сыны монархии». Роман, ты как рассматриваешь эту истории?

Р. Антоновский:

- Мне кажется, история совершенно вопиющая. Я был одним из тех, кто придал этому делу большой общественный резонанс. Если мы историю полностью рассмотрим, фактически русский мужчина, законопослушный гражданин, отец двоих детей приехал на помощь знакомой девушке. Как мы знаем, погибший Балаев и его подельники были фактически преступниками, которые в состоянии наркотического опьянения приставали к девушке. И в ответ на отказ с ними знакомиться, они ее побили, и Грудистов с друзьями приехал на помощь, ее отбивать, выручать и спасать от изнасилования. То есть фактически он выполнил функции правоохранительных органов, которых рядом не было. Более того, для самозащиты он воспользовался своим легальным травматическим оружием. А то, что Балаев сунул голову или подельники его толкнули так, что он погиб, это уже дело этих товарищей. В Америке бы Грудистову дали медаль.

У нас вообще получается очень странно, что когда люди защищают свою жизнь от нападения, если они в момент самозащиты нанесли нападавшему повреждения или его убили, почему-то у нас нападавший превращается в потерпевшего. Хотя я считаю, что если у нас в ходе самозащиты гражданин воспользовался легальным оружием, защитил свою жизнь и нанес повреждения нападавшему, он остается потерпевшим, потому что он защищал в данный момент свою собственную жизнь. Мы знаем, что у Балаева были до этого и приводы в полицию, он был нелегалом, находился в состоянии наркотического опьянения. Я даже никакой компенсации не давал отцу, потому что он вырастил сына-бандита…

С. Мардан:

- У меня вопрос. То есть он был нелегалом, значит, папа его тоже нелегал? А что они здесь делают в таком случае, эти прекрасные люди из теплых краев?

Р. Антоновский:

- Да, вообще непонятно, что они здесь делают. И здесь надо еще что рассмотреть? Есть видео, где видна эта драка, и видно, что Грудистов стрелял не намеренно, а в процессе драки достал этот травмат.

С. Мардан:

- То есть это классическая такая разборка. Стоит Грудистов, он здоровый мужик, рядом с ним еще пара каких-то явно русских людей и реальная толпа азербайджанцев. Это точно не похоже на драку один на один.

Р. Антоновский:

- Да. То есть фактически Грудистов получает 8 лет строгого режима за свое неравнодушие.

С. Мардан:

- Он получает 8 лет строгого режима за то, что он не хотел лежать на асфальте с пробитой головой, я бы так сказал.

Д. Платонова:

- Адвокат его, кстати, говорит про пыточные условия содержания.

Р. Антоновский:

- Да, сейчас адвокат говорит, что его содержат в одиночной камере, где температура сейчас +12. Надеюсь, после пересмотра дела Грудистову дадут более мягкий приговор, будут судить его не за умышленное убийство, а за превышение самообороны, и оставят первый приговор в силе, с условным сроком. Но мы еще должны понять такие вещи. Эти 8 лет строгого режима – это что? Это некомпетентность прокуратуры и суда города Иваново, это подкуп их азербайджанской диаспорой или это и то и другое? Кто принимал это решение, кто подбирал такой суд присяжных, который вынес эти 8 лет строгого режима? Мне кажется, нормальные люди, ознакомившись со всеми фактами дела, такого решения принять в принципе не могли. Кто сейчас Грудистова сажает в эту одиночную камеру? И кто из азербайджанской диаспоры оказывал, возможно, давление своими связями и деньгами на следственные органы, прокуратуру города Иваново?

С. Мардан:

- Очень правильные вопросы. Я хочу дополнить. Грудистова перевели из ивановского СИЗО в СИЗО города Кинешма. Как это объясняют защитники, с целью оторвать его от семьи и от защиты. 9 августа это произошло. Только 27 августа в присутствии уполномоченного по правам человека в Ивановской области участвовавший во встрече прокурор заявил, что это сделано с целью «обезопасить Грудистова от угроз этнической азербайджанской мафии». Я правильно понимаю ивановского прокурора, что российская правоохранительная система не в состоянии защитить российского гражданина от этнической азербайджанской мафии даже в помещении СИЗО? Я уточню. Не какого-нибудь там поселка, не какого-нибудь даже райцентра, а столицы субъекта Федерации, находящегося в 200 километрах от Кремля.

Р. Антоновский:

- Да, замечательный тихий город невест. Если сейчас Грудистову дать 8 лет, то это покажет, что наших замечательных ивановских невест можно представителям диаспор безнаказанно обижать в этом городе.

С. Мардан:

- Ну, примерно так там и происходит. Я не знаю, был ли ты в городе Иваново или не был. Мне доводилось бывать. Там давным-давно всем более-менее шевелящимся бизнесом рулят этнические диаспоры. Там есть и азербайджанская диаспора, там могущественная армянская диаспора. Только русской диаспоры там нет.

Р. Антоновский:

- Грудистов недавно написал открытое письмо президенту. Сейчас, получается, у нас такая система, что в провинции власть представляют диаспоры, которые могут добиваться таких вопиющих судебных решений. И единственный вариант спасти человека – прямое вмешательство каких-то первых лиц из Москвы: или письмо Путину, или вмешательство Бастрыкина, как было в Новосибирске, где чуть не посадили полицейского Гусева, который во время задержания случайно застрелил азербайджанского бандита. У нас, получается, власть на местах не работает. Она или боится, или куплена местными диаспорами. И лишь окрик из Москвы может вернуть дела в нормальное законное русло и заставить их работать не по законам диаспор, а по законам Российской Федерации.

С. Мардан:

- Ты сам по-человечески как оцениваешь перспективы того, что разберутся и зададут правильные вопросы и по суду, который ему вынес 8 лет, и по действиям прокуратуру, которая не может защитить человека? По действиям всей местной правоохранительной системы. Под кем она ходит?

Р. Антоновский:

- Знаешь, у меня есть надежда на то, что 14 сентября дело пересмотрят в положительном ключе. Но пересмотрят во многом из-за того, какая поднялась шумиха.

С. Мардан:

- Я тут полазил по ивановским сайтам. Прочитаю вам еще одну новость, как выносит решения местный суд. Вынесен приговор в отношении 43-летнего жителя города Наволоки, признанного виновным в покушении на убийство. Он выпивал с каким-то своим приятелем, потом они что-то не поделили. Этот 43-летний житель сначала начал избивать своего собутыльника, стал его бить вилкой, нанес ему удары в плечо и в шею. Потом добрался до ножа, нанес несколько ножевых ударов, но человек выжил. По данному случаю, где человек хотел убить другого человека, но просто не добил его, вынесли 6 лет.

Д. Платонова:

- Тоже межнациональное?

С. Мардан:

- Это не имеет значения. Очевидно, что он хотел убить человека, и ему дали 6 лет, а Грудистову, где очевидно совершенно, что это самооборона, он стоял один против толпы азербайджанцев, ему дали 8 лет. Вот так действует ивановская судебная система.

Роман, надеемся, что сегодня справедливость восторжествует, и квалификацию дела сменят на убийство по неосторожности или превышение средств необходимой обороны. Хотя я абсолютно убежден в том, что человеку действительно нужно дать медаль, а может быть, даже и орден «За заслуги перед Отечеством» 3-й степени за то, что он избавил Россию от очередного наркобарыги. Но вопрос другой. Получит ли история продолжение? По судье, который выносил решение, по прокуратуре, которая вынесла это дело на пересмотр.

Р. Антоновский:

- По лидерам диаспоры, которые давили…

С. Мардан:

- Очевидно. Будет ли это дело раскручиваться или, как обычно, все спустят на тормозах, как было в Новосибирске? Там ведь никто не ответил. Мы же не слышали ни о каких возбужденных делах по тем представителям азербайджанской диаспоры, которые приехали к дому этого гаишника, прессовали и угрожали. Никого не закрыли.

Р. Антоновский:

- Это притом, что ваш коллега Чесноков даже провел расследование и выяснил, что мэр-коммунист Новосибирска Локоть с местной диаспорой имеет прочные бизнес-связи, видимо, почему изначально и было вынесено такое решение против полицейского. И тоже как-то мы не слышим о том, чтобы этот клубок кто-то распутывал сейчас.

С. Мардан:

- Здесь начинаются такие комментарии. Вот пишет нам человек: «А у нас в Нижнем Тагиле начальник МВД Абдулкадыров Ибрагим Абабакарович, соответственно, и полиция такая же. Как вы думаете, какой исход был бы у нас в городе?» Я думаю, дорогой слушатель, что исход мог бы быть каким угодно. То, что человек, судя по всему, дагестанец, и руководит местным МВД – и что из того? Простите меня, это вообще ничего не значит. Если вы думаете, что наш разговор про то, что этот человек был неправильной национальности, - нет. Мы говорим о том, что это была именно этническая мафия, это была национальная диаспора, которая не хочет и, очевидно, не подчиняется законам Российской Федерации, а еще и влияет на законы Российской Федерации, в смысле их исполнения на местах. Вот это удивительно.

Р. Антоновский:

- Знаете, мы с вами часто слышим, что какое-то дело резонансное, и представители полиции и власти встретились с лидерами диаспор. А кто это вообще такие? Зачем встречаться с лидерами диаспор? У нас, допустим, в Москве много экспатов из Англии и Штатов работает. Вы слышали такое: представители англо-американской диаспоры?

С. Мардан:

- Англосаксонской диаспоры. Да, это было бы забавно, конечно.

Р. Антоновский:

- Или ирландской диаспоры. Не слышали. Диаспоры – фактически это какой-то вариант ОПГ. То есть некое объединение людей некоренной национальности в России, которое добивается экономических и политических преференций для себя. Поэтому я считаю, что мы должны диаспоры приравнять к ОПГ, когда это касается некоренных народов России. Потому что если ты приезжаешь в Россию, и у тебя возникают какие-то вопросы с местным населением, с местной властью, ты идешь в соответствующие органы и в легальном поле решаешь свои вопросы. Идешь в МВД, в ФМС, в консульство и т.д. А решать все это на уровне диаспор – это, извините, какие-то средние века. Поэтому и получается так, что зачастую русский человек может получить какую-то защиту, если у него конфликт с диаспорой, когда он сам к какой-то диаспоре принадлежит, допустим, является байкером или футбольным фанатом, когда за него может выйти 50 крепких парней. Но если он обычный айтишник или бизнесмен, то он такой защиты не получит. Поэтому я считаю, что наши органы вплотную должны диаспорами заняться так, чтобы все конфликты шли в законном поле, а не из серии, что диаспора 100 человек выставила, наш человек пошел какой-то народный сход собирать. Об этом тоже надо говорить.

С. Мардан:

- Ты работаешь в бизнесе, для тебя не секрет, что в Москве существуют огромные национальные экономические конгломераты.

Р. Антоновский:

- Да.

С. Мардан:

- Есть корпорации азербайджанские, есть корпорации армянские, есть корпорации (простите меня, это ни в коем случае не фашизм) еврейские. Это все есть, это не является секретом. А вот это попадает в каком-то виде под категорию дискриминации? Вот в Америке, допустим, за это уже вывернули бы уже наизнанку, я думаю. Если бы человеку отказали в найме на работу в силу его неправильного происхождения. А у нас что-нибудь подобное ты слышал или нет? Или всех устраивает это, и это не более, чем такая особенность многонациональной страны?

Р. Антоновский:

- Я тебе приведу другой пример. Сейчас, когда начались эти скандалы, дело Грудистова, ужасная трагедия в Бужаниново, где таджики изнасиловали и убили пожилую женщину… Мне подписчик прислал данные по Австралии (демократическая страна). У них тоже были в свое время открытые границы, и там было большое событие, когда арабы приставали к девушкам на пляже. Так они сейчас свое миграционное законодательство после этих случаев ужесточили. Например, когда человек приезжает туда что-то получать, он набирает баллы. И история в том, что когда человек только приехал, он может вылететь из Австралии за малейшее правонарушение, даже если он нарушил правила ПДД за рулем. То есть получается, что, например, нелегал Балаев, у которого до этого были приводы в полицию, если бы у нас законодательство было, как в Австралии, он в принципе в России бы уже не находился.

Но сейчас мы с тобой пытаемся бороться не с причиной, а со следствием. Уже случилась трагедия, эти пьяные полуторчки азербайджанские пристали к девушке, русский парень ее защитил, случайно одного из них убил, и вот случилось то, что случилось. Но даже ничего изобретать не надо. Взять готовое австралийское законодательство, когда приезжают люди, и у них есть определенная балльная система. Ты пару баллов набрал с какими-то правонарушениями – все, до свидания, больше ты не въехал в страну.

С. Мардан:

- И улетать очень дорого стоит. До Австралии из любой точки земного шара очень дорого лететь.

Р. Антоновский:

- Да. И ни один совестливый человек с «Радио Свобода» в нас за это не плюнет, потому что мы скажем: ребята, мы адаптируем передовые демократические практики, пожалуйста, вот вам государство Австралия. Даже если приезжает иностранец, пытается получить гражданство через фиктивный брак, там тоже выносят мозг и реально могут человека выслать.

С. Мардан:

- Могут посадить вообще-то.

Р. Антоновский:

- Если они увидят, что нижнее белье лежит в разных комнатах, скажут: «Ребята, у вас фиктивный брак – до свидания». Конечно, нам нужно реформировать наши законы. Вот дело Грудистова может стать триггером к двум реформам. Первая реформа, конечно, миграционная, когда мы будем из России депортировать мигрантов за каждое правонарушение. Таким образом, будут только законопослушные люди стараться приезжать. И второй момент. Нужно, чтобы суды перестали делать людей виновными за то, что они при самообороне нанесли тяжкие телесные повреждения или убили нападавшего.

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Google Podcasts или Apple Podcasts, ставьте оценки и пишите отклики!