Никита Кричевский: Режим лютует. Начал по беспределу хватать светочей либерально-коррупционной мысли в России

Каждое утро известный публицист Сергей Мардан заряжает информацией на весь день! В его эфире найдется место как лучшим спикерам страны, так и диванным экспертам. Мардан даёт высказаться каждому, но и сам за словом в карман не лезет!
Сергей Мардан и Никита Кричевский обсуждают заключение под стражу бывшего заместителя министра просвещения, бывшего вице-президента Сбербанка Марины Раковой и ректора Шанинки Сергея Зуева

С. Мардан:

- Здравствуйте, я Сергей Мардан. Главной светской новостью является заточение в казематы режима прекрасной женщины – Марины Раковой, бывшего заместителя министра просвещения, бывшего вице-президента Сбербанка. Ее уже уволили оттуда. Они же не думали, что такую гадину коррумпированную взяли на работу. Ее задержали на два месяца. Судя по всему, девушка не стала долго ждать, потому что женская красота мимолетна. И каждый день идет за три. Поэтому немедленно начала давать показания. Вчера был вызван на беседу и задержан целый живой ректор высшего учебного заведения. Я лично был шокирован. Учебное заведение в быту называется Шанинка. Но официально это Московская высшая школа социальных и экономических наук МВШСЭН. Это российско-британское частное высшее учебное заведение, ведущее обучение по валидированным Манчестерским университетом программам бакалавриата и магистратуры.

Есть основания предполагать, что вывод десятков миллионов рублей, которые Минпрос распределял, происходил в том числе и через эту самую Шанинку. А документики подписывались ее ректором. Ко мне присоединяется Никита Кричевский, профессор, экономист.

Н. Кричевский:

- Доброе утро, гроза либералов в образовательной сфере.

С. Мардан:

- Руки прочь! Я сам либерал. В том числе в образовательной сфере.

Н. Кричевский:

- Будем защищать Марину Николаевну и Сергея Эдуардовича, ректора Шанинки.

С. Мардан:

- Как ты трактуешь это вопиющее происшествие? Режим вообще краев не видит? Покусились на самое святое – на независимое университетское образование? Что дальше? 1937 год?

Н. Кричевский:

- Я уверен в том, что вы правы, действительно, режим лютует. Начал по беспределу хватать светочей либерально-коррупционной мысли в России, которые всеми своими жизненными приоритетами заслужили воровство денег из казны через Марину Николаевну Ракову, через прочих товарищей. Сегодня они совершенно безосновательно задерживаются, им избираются какие-то вопиющие, безумные меры пресечения. Мало того, красавицу Марину Николаевну еще, как пишут, посадили в камеру СИЗО вместе с рецидивисткой, обладающей навыками рукопашного боя.

С. Мардан:

- Что бы это ни означало на самом деле.

Н. Кричевский:

- То ли эта рецидивистка отрабатывала на красавице Марине Николаевне свое умение, то ли словесно запугивала, мы не знаем. Но это совершенно вопиющий факт. И мы должны через радио «Комсомольская правда» выразить свое гневное несогласие.

С. Мардан:

- Мы выражаем свое гневное несогласие и говорим: руки прочь от Марины Раковой! Посадите ее в одиночную камеру, где не будет татуированной рецидивистки, сидящей за нанесение тяжких телесных повреждений.

Я просто хотел бы тут дополнить твою сентенцию о том, что и ректора Зуева тоже посадили не в одиночку, а с двумя какими-то кровавыми упырями, один из которых сидит по наркотической статье, а второй – тоже за нанесение тяжких телесных. И, вероятно, тоже показывает приемы рукопашного боя, нанося душевную травму действующему ректору Шанинки.

Н. Кричевский:

- Вы знаете, это напоминает пресловутую пресс-хату, когда ни в чем не повинных людей бросают в застенки к отъявленным рецидивистам-головорезам, и они путем словесных и физических угроз и запугиваний выбивают необходимую информацию из прекрасноликих либерал-коррупционеров.

С. Мардан:

- А вот здесь мы выходим на содержательную часть нашей ученой беседы. А показания на кого таким образом режим выбивает из этих великолепных людей? К кому подкрадываются вот эти вот порождения тридцать седьмого года?

Н. Кричевский:

- Сергей Александрович, вы все время намекаете, будучи все-таки по сути своей поборником кровавого режима, на прекрасного светлоликого Владимира Александровича Мау, ректора РАНХиГС.

С. Мардан:

- Господи помилуй! Абсолютно нет. Он мне нравится. Он человек, который вписал свое имя в историю современной России. Он в коротком списке людей, которые российскую экономику и сделали такой, какая она сейчас есть, процветающей, быстро растущей, транспарентной, полной иностранных инвестиций, и все такое прочее. А вообще-то он является ректором высшего учебного заведения, известного как РАНХиГС.

Н. Кричевский:

- Поначалу это была Академия народного хозяйства при правительстве России. АНХ возглавлял его небезызвестный академик Абел Гезевич Аганбегян. Возглавлял достаточно успешно, но с переменным успехом. Отрицательной его чертой было то, что он являлся представителем советской экономической школы, которую нужно было извести под корень. И в начале нулевых светлое гайдаровское племя не нашло ничего лучшего, как сковырнуть Абела Гезевича с его насиженного местечка красного экономиста посредством, как пишут во всяких разных интернетах, рейдерского захвата.

Каким образом это происходило? Опять же, как пишут в этих ваших интернетах, происходило это следующим образом. Против Аганбегяна возбудили уголовное дело по надуманным основаниям. Это было начало нулевых годов. И вынудили господина Аганбегяна сбежать во Францию. Во Франции он и подписывал, насколько я понимаю, заявление об уходе с позиции ректора Академии народного хозяйства по собственному желанию.

Так вот, Академия госслужбы при президенте тогда существовала отдельно. И я в середине нулевых даже несколько раз проводил там семинары по программам послевузовской подготовки. Она называлась Российская академия госслужбы. И только во второй половине нулевых она была присоединена к Академии народного хозяйства. И таким образом появилась эта странная аббревиатура РАНХиГС.

А господин Зуев, здесь я с вами согласен, это всего лишь прокладка от бюджета, от казны, кстати, Ракова тоже прокладка, но это для нее не новость, ей не впервой, - от казны к авуарам на Лазурном берегу.

С. Мардан:

- Говорим мы с Никитой Александровичем в контексте: а что дальше? Ведь бог троицу любит, должны же еще кого-то задержать или даже арестовать. Никита Александрович, такая поразительная вещь. У Шанинки имидж такого мегалиберального вуза, который сравнивают даже с Высшей школой экономики. А РАНХиГС, вот она как бы сбоку, она не на виду. Но при всем при этом с точки зрения бюджетов, которые они осваивали, получая их от государства, на всевозможные разработки стратегий и программ сопоставимы с бюджетами, которые получала Высшая школа экономики. Как так вообще получается? И почему всего два подобных института в России возникло за 30 лет?

Н. Кричевский:

- Подождите. Какие два института возникли?

С. Мардан:

- Вышка и РАНХиГС.

Н. Кричевский:

- Ну, РАНХиГС, как я уже говорил, это наследие советского периода. А то, что касается Вышки, так это порождение господина Ясина, который в самом начале 90-х решил, что необходимо…

С. Мардан:

- …собственный университет сделать.

Н. Кричевский:

- Воспитывать поколение свободных от советских оков студентов, молодежи, которые могли бы подхватить с таким трудом водруженное ими знамя. Поэтому и возникла Вышка. То есть здесь был исключительно прагматический расчет. Необходимо было воспроизводить либеральную элиту, чем на протяжении 30 лет занимается Вышка.

С. Мардан:

- А специализация РАНХиГС какая в таком случае?

Н. Кричевский:

- А РАНХиГС с другого бока.

С. Мардан:

- А почему, кстати, Лазурный берег возникает в нашем разговоре?

Н. Кричевский:

- Потому что на протяжении нескольких столетий это считается землей обетованной.

С. Мардан:

- Да это мы знаем. А почему в связи с РАНХиГС ты упоминаешь его?

Н. Кричевский:

- Еще раз повторяю, это очень привлекательное место, для того чтобы там поселиться и отдыхать от трудов праведных, особенно в преклонные годы. Это прекрасное место для вложения капиталов. Ну, считалось, по крайней мере, так, сегодня это уже существенно иначе. Поскольку любой дом, который стоит в Ницце или в окрестностях, раз в год обворовывается обязательно, вне каких-либо рамок. Причем обворовывается независимо от того, дом это простолюдина или миллиардера. Недавно дом одного из футболистов футбольного клуба «Ницца» обворовали, то есть человека небедного, как мы понимаем.

Ну, естественно, поскольку устремления направлены на Лазурный берег, в Ницце даже сделали филиал либерального вуза, ну, одного из вузов в орбите РАНХиГС, и туда ездили наши светочи, для того чтобы нести доброе, разумное, вечное в головы жителей Ниццы.

С. Мардан:

- С твоей точки зрения, что такое произошло? Человек 20 лет сидит ровно, встроен в систему, все у него хорошо. Что произошло сейчас, что начали вот эту либеральную, скажем так, группировку в системе высшего образования, научных центров целенаправленно крушить? Сначала Кузьминов. Все же проводят такую очень прямую, простую аналогию. Сначала убрали Кузьминова с Вышки, теперь посадили Зуева, ректора Шанинки. Почему сейчас-то? 20 лет ничего не происходило, а сейчас началось.

Н. Кричевский:

- Приоритеты меняются, и я вижу в этом некое наведение порядка в системе не столько высшей школы, сколько бюджетных и межбюджетных отношений. Потому что ведь речь идет не о том, что они сеяли «разумное, доброе, вечное» (в кавычках, естественно). На самом деле они ничего подобного не сеяли, а воспитывали таких же коррупционеров, как они сами. Не зря же многих выпускников этих «прекрасных» учебных заведений сегодня «принимают» за взятки, за откаты, за прочие распилы и заносы. Речь идет о том, что эти люди на протяжении десятилетий занимались неприкрытым воровством бюджетных денег, при этом не только федерального бюджета. Та же Вышка окучивала десятки, сотни миллионов рублей только за одно исследование для каких-либо российских регионов. Ну, например, для Самарской области или для каких-то национальных республик. Другими словами, она получала заказ, она якобы выигрывала конкурс (ну, как у нас проводятся конкурсы, все знают). И за долю немалую проводила исследования на уровне концепции долгосрочного развития-2020, где предполагалось, что к 20-му году цифры, например, выпуска самолетов, мотороллеров или космических кораблей в отдельных регионах будут такими, такими и такими, без привязки к тому, что для этого нужно сделать.

С. Мардан:

- С твоей точки зрения, ректор Шанинки быстро заговорит или нет?

Н. Кричевский:

- Знаете, эти люди не предполагали и не были подготовлены к тому, что их когда-то могут схватить за одно место. Что Мариночка Николаевна Ракова, что Сергей Эдуардович Зуев. Ну, Кузьминов у нас стоит сбоку, потому что у него супруга – председатель ЦБ. Но это пока председатель ЦБ, в 2022 году она уходит со своего поста. Поэтому они, естественно, не подготовлены к тому, что к ним будут относиться точно так же, как относятся к тем самым рецидивистам, обладающим навыками рукопашного боя. То есть не будет никакой разницы, спер ты десятки, сотни миллионов рублей или велосипед с санками. И, естественно, поскольку они выросли на устрицах, смузи, студентках-нимфоманках, они, естественно, моментально поплывут. Плюс ко всему они не представляют, в каких условиях они окажутся (и оказались), хотя бы потому, что они элементарно не служили в Советской Армии и даже в Российской Армии. Вот где настоящая школа российской жизни.

Поэтому для них это будет шок, они, естественно, будут плыть, и, естественно, не будут покрывать своих кураторов из правительства, из крупных государственных компаний и корпораций. Они будут сдавать всех, они будут признаваться, они будут ловить друг друга на очных ставках. Да что там говорить? Когда арестовывали бывших подчиненных госпожи Раковой, один из них упал на колени перед судьей, а вторая упала просто на пол, ревела, молилась, у нее была истерика.

С. Мардан:

- Я не знал об этом. Вот ужас какой-то.

Н. Кричевский:

- Сергей Александрович, вот смотрите…

С. Мардан:

- Почему все молчат об этом? Может быть, это невинные люди?

Н. Кричевский:

- Вы же видели, вчера была фотография, что беременная дочь ректора Шанинки вышла на одиночный пикет, где протестовала против надуманного дела и пр. Слушайте, я вот этого перформанса не понял. Это же дочь, это не жена. Где ее муж?

С. Мардан:

- Ты имеешь в виду, где жена Зуева и где муж дочери?

Н. Кричевский:

- Ну, жена Зуева – само собой. А где муж дочери, где отец будущего ребенка?

С. Мардан:

- Может быть, он видео снимал в это время. Она стояла с плакатом, а он снимал ее на 13-й айфон. Такое же может быть?

Н. Кричевский:

- Ну, это подвергать будущего ребенка очень серьезной опасности.

С. Мардан:

- Ну, а что делать? Она в стрессе. Беременные женщины способны на всяческие… Хотя нет, женщина на 9-м месяце не должна стоять с плакатом, на мой взгляд, даже если папу бросили в каземат. Сначала роди, а потом уже пиши письма Сталину.

Н. Кричевский:

- Вы абсолютно правы. Я считаю точно так же, как и вы.

С. Мардан:

- Никита Александрович, а почему пока мы ничего не слышим о вице-премьере Белоусове, которого изначально в этой грязноватой истории упоминали? Мы еще услышим о нем или нет, как думаешь?

С. Мардан:

- Сергей Александрович, применительно к этому кейсу – нет. Почему? Потому что вице-премьер Белоусов мог осуществлять общее руководство, кураторство, покровительство, но никаких конкретных проявлений его непосредственного участия нет. То есть он не подписывал платежки, он не занимался парафированием договоров, он ничего подобного не делал. Он мог просто давать устные указания.

С. Мардан:

- В общем, Рафик в любом случае не виноват. Спасибо большое.

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Google Podcasts или Apple Podcasts, ставьте оценки и пишите отклики!