Дмитрий «Гоблин» Пучков: Все санкции против России вводятся для того, чтобы вызвать государственный переворот

Дмитрий «Гоблин» Пучков: Все санкции против России вводятся для того, чтобы вызвать государственный переворот
Владимир Ворсобин и Дмитрий «Гоблин» Пучков обсуждают главные темы недели

В. Ворсобин:

- Владимир Ворсобин у микрофона. И у нас в гостях Дмитрий Пучков (Гоблин), политолог, публицист. Дмитрий, здравствуйте.

Д. Пучков:

- Добрый вечер, Владимир.

В. Ворсобин:

- Дмитрий, горячая новость с информационных лент. Глава НАТО Столтенберг заявил, что НАТО не будет размещать войска на Украине. Более того, Хорватия заявила, что ни в коем случае не будет участвовать в возможной войне на Украине и отзовет свои войска, как только этот конфликт начнется. Что это, по вашему, Дмитрий, мы отходим от войны в сторону мира?

Д. Пучков:

- Это они отходят. Они цинично попугать, это да, готовы, а что-то сделать, на мой взгляд, нет, не готовы. При этом к ним обращаются, как мне кажется, наше руководство обращается с достаточно вежливым предложением: придите в себя и прекратите пакостить у наших границ. Тут же начинаются какие-то размахивания дубинами, угрозы какими-то санкциями, индивидуальными, вы там вообще обалдеете. Я помню, в прошлый раз так «хорошо» получилось у Обамы, который «в клочья разорвал» нашу экономику. Ну, конечно, неприятно, когда пакости какие-то делают, но что-то экономика в клочья не порвалась. Ну, а тут покричали… Как там 7 стадий? Отрицание, гнев, принятие… Вот сейчас рыдания и слезы начались. При этом совершенно очевидно, на мой взгляд, что блок НАТО, несмотря на мощь Соединенных Штатов, это никакая не монолитная структура. Вы там за океаном сидите, что-то придумываете, а нам тут жить, как те же хорваты. Может, в Европе выгоднее с Россией дружить, а не с Соединенными Штатами, у вас там разброд и шатания, поэтому нет, мы сюда не пойдем и мы сюда не пойдем. Зеленский уже завыл там: прекратите покупать спички, соль и гречневую крупу, это ничем хорошим не кончится, внутри Украины распродаются самые разнообразные активы. То есть, как обычно, американцы там крепко наживутся с этого дела, как они пировали с трупа Советского Союза, очень хорошо у них получилось на пару триллионов долларов, говорят. Ну, так и тут.

В себя уже придите, в конце концов. Ну, нельзя тащить войска к нашим границам, нельзя ставить тут ракеты, не лезьте в зоны наших интересов. Еще вчера, вы помните, наверное, у нас не было никаких интересов, недопустимо, чтобы у России были свои национальные интересы, а сегодня, оказывается, можно. И это хорошо.

В. Ворсобин:

- Обычно в конце передачи я спрашиваю, что будет дальше, но хочется прямо сейчас это спросить. Смотрите, как получается. Сначала Москва выдала, давайте говорить прямо, ультиматум. Как там было сказано, нельзя выбирать что-то из меню, это не меню. Вот вы подпишете этот договор, который мы уже сделали, или не подписываете. Но вроде бы сейчас США говорят, что они не подпишут, и никаких разграничений линий вроде Ялты не будет. На что в этом случае решится Москва?

Д. Пучков:

- С моей точки зрения, можно прямую аналогию с Карибским кризисом провести. Многие почему-то не знают, что Карибский кризис спровоцировали Соединенные Штаты, установив в Турции ракеты, то есть близко к нашим границам, как обычно, подкрались. В ответ Никита Сергеевич Хрущев поволок ракеты на Кубу. Вот про ракеты в Турции забывают всегда рассказывать. Кто это спровоцировал? Соединенные Штаты. Никита Сергеевич поволок ракеты на Кубу? Ах, этот коммунистический диктатор что тут устроил. Результат – на Кубе ракеты не поставили, из Турции они ракеты убрали. То есть кризис разрешился благополучно. Ну вот, теперь они же создают очередной кризис.

Сколько они лет рассказывали, что НАТО создан против коммунистов. Коммунистов в Российской Федерации у власти больше нет, у нас не коммунистическая страна, у нас страна теперь капиталистическая. У нас произошла контрреволюция, мы вернулись, откатились обратно в капитализм, а блок НАТО почему-то остался. Так, может, он не против коммунистов был, а конкретно против нас, какая бы форма власти в России ни была? Да, это так. То есть они опять провоцируют кризис, и опять все тем же самым, на мой взгляд, закончится.

В. Ворсобин:

- Простите, но я еще раз повторю вопрос. Мне это важно понять. Я у многих спрашиваю, но, к сожалению, никто не может мне дать точный ответ. Я еще раз повторю, это не меню, из которого можно что-то выбрать. Москва говорит четко: отодвигайте территорию НАТО до 1997 года, подпишите обязательство не принимать новых членов (это все четко и точно). И если вы это подпишете, все будет хорошо, если не подпишете, мы не идем ни на какие компромиссы. США уже заявили, что не подпишут.

Д. Пучков:

- На здоровье.

В. Ворсобин:

- Я снова повторю вопрос. Получается, что мы сейчас опять на Кубу потащим ракеты?

Д. Пучков:

- Да, и не только на Кубу. Вот в Венесуэлу, например, еще можно ракеты притащить. А в Венесуэле, между прочим (это же главный поставщик нефти для США, если я правильно помню), добывают очень тяжелую нефть, и для нее нужны специальные заводы. Американские заводы заточены под переработку венесуэльской нефти. Но мы можем помочь им и с нефтью, и с ракетами под боком, и со всем на свете. Это же всегда игра в две стороны. Почему вы считаете, что можете пакостить у чужих границ безнаказанно? Нет, это не так. И тут рассказывать, что у США совокупный военный бюджет больше следующих 10 стран вместе взятых, это прекрасно. Знаете, это как драки на улице с хулиганом. Берите шило: я тебе сейчас глаз проткну. Вот и все твое здоровье, бокс, дзюдо и все остальное. Сразу мимо. Я тебе шилом в глаз, и не надо мне рассказывать, какой ты сильный. Сильный? На здоровье. Есть методы и против сильных. Я считаю, что только так с ними и надо разговаривать, и не только с ними. Уважают всегда исключительно силу. И если у тебя могучая армия, создание которой может обеспечить только могучая экономика, вот тогда тебя уважают и считаются. Нет – об тебя всегда будут вытирать ноги. Ну, либо как шакалы порвут тебя на куски. Нельзя такого допускать.

В. Ворсобин:

- Глава Чечни Кадыров заявил, что вообще-то, будь он президентом России, он бы взял просто эту Украину. То есть это не Венесуэла, не Куба, а вот рядом лежит Украина. Почему бы вместо далекой Венесуэлы и Кубы не войти войсками под Киев?

Д. Пучков:

- С моей точки зрения, войсками вообще никуда ходить не надо, это неправильно и повлечет специфичные вещи. Ну, хорошо, давайте мы на нее нападем и оккупируем. А дальше что? Будем поднимать экономику, которую они там 30 лет разваливали и разворовывали? У нас со своей не все хорошо. Вот, говорят, в присоединенном Крыму как-то взлета ракетой в небеса в плане уровня жизни и прочего почему-то не получилось. Потому что это серьезнейшее напряжение для экономики России. А зачем нам это надо? Честно сказать, я не понимаю, зачем нам эта Украина. Вот есть там президент Зеленский, например, совершенно очевидная марионетка США, даже не марионетка, а Петрушка, насаженная на руку через известное отверстие. С моей точки зрения, там, извините за цинизм, должна быть наша Петрушка, а не американская вовсе. Я со всем уважением к гражданам Украины, но нет, нам на сопредельных территориях враги не нужны. Вот американцы там выращивают бешеную гиену для нападения на Российскую Федерацию, нам это не надо. Вот это, на мой взгляд, правильный ход. А заходить туда войсками… Ну, войска-то зайдут. Это же придется убить кого-то. Там и там у них уже тысяч 20, наверное, убили этих светлоликих воинов АТО, там в каждом городе по кладбищу уже есть. Больше надо убивать? Я не думаю, что это какую-то любовь к Российской Федерации порождает. А если туда зайдут наши солдаты, однозначно: оккупанты, негодяи. У них всё же было так хорошо, а вот мы пришли и всё испортили. Они вот-вот уже построили Швейцарию и Францию вместе взятые, а тут мы всё испортим. А потом давай мы им экономику поднимать. Нет, они себе выбирают вот этих клоунов в своем шапито, они пусть с ними и разбираются.

В. Ворсобин:

- Считают (я не знаю, правдивы эти оценки или нет), что около 100 тысяч российских солдат сейчас находится в районе границы с Украиной. Сейчас идут учения на Балтийском флоте, сейчас идут учения с белорусами. В общем-то, наши войска проявляют какую-то необычную активность на границах с Украиной. Как это объяснить?

Д. Пучков:

- Ну, это нормально. Во-первых, это наша территория и наши войска, где хотим, там и проявляем активность. По-моему, если я правильно помню, это не нарушает никаких международных договоренностей. Например, всеобщую мобилизацию у нас никто не объявлял. 100 тысяч, для того чтобы активно напасть и оккупировать территорию, это очень мало, там должно быть сосредоточено гораздо больше войск, система тылового обеспечения… Я академию Генштаба не заканчивал, но, тем не менее, все должно быть гораздо серьезнее.

В. Ворсобин:

- Мы продолжаем. Вот смотрите, какой экономический эффект вызывают вот такие новости. Например, США привели в повышенную готовность 8,5 тысяч военных. По словам представителя Пентагона Джона Кирби, эти военные могут быть в короткие сроки переброшены в Европу при наличии соответствующей просьбы НАТО. Перебрасывает свои войска Англия, Дания, даже маленькая Дания присылает корабли и самолеты. И на этом фоне обрушается рубль. Рубль сейчас уже балансирует на грани 80 рублей – и это только на новостях, это еще не происходит ничего.

А сейчас поговорим, если можно, Дмитрий, об экономике. Что с экономикой будет, если мы ввяжемся даже не в войну, а хотя бы в какой-нибудь более-менее стоящий конфликт с западом? Что произойдет с нашим рублем и с нами всеми в плане жизни экономической?

Д. Пучков:

- Да ничего хорошего не будет. Вон как в 2014 году – упало вдвое, что до сих пор, что характерно, не поднялось. К 30 рублям не вернулось. А, значит, у всех сбережения фактически поделились пополам рублевые. И тут ничего хорошего не будет. Это ж как взятие крепости. Так не бывает, чтобы стоять, стучать в ворота и говорить, что мы сейчас вас штурмовать будем. Так не бывает. Это значит, если крепость штурмуют, - ломают стены, сшибают со стены лучников, ведут осадные башни, а по ночам саперы роют подкопы и волокут туда бочки с порохом, чтобы взорвать стену, сделать пролом и туда ворваться. То же самое и тут. Ну да, то же самое и тут. Ну да, с одной стороны, пугают военными действиями. С другой стороны, подрывают экономику. У них – что в Европе, что в Америке – в этом богатейший опыт, они еще Османскую империю так обрушивали деньгами благополучно. Ну, что, к этому надо быть готовым, это неизбежность. Если вокруг тебя враги, надо постоянно к таким вещам готовиться. Это не отключение от SWIFT, которое им может навредить, а вот так, да, на здоровье. Сейчас мы вот так вам сделаем, вот так и вот так. Это плохо.

В. Ворсобин:

- Я очень люблю образный язык. Я тоже приведу некий образ. Я рос в таком бандитском городе, где дворовая шпана была и т.д., и во время этих разборок надо было всегда учитывать, с кем ты идешь на конфликт. Как говорится, смелость и бодрость – это прекрасно, но, когда твоя физподготовка и твой возраст не соответствует парню 17-18 лет, когда ты идешь с ним разбираться, тогда не удивляйся, если ты лишишься нормальной физиономии. Я говорю опять об экономике. То есть, если мы сейчас вызываем на бой экономических тяжеловесов, и только при маленьком раздражении наш рубль дрожит, как осина на ветру, то возникает вопрос – все ли наши власти рассчитали, как во время дворовой драки? По силам ли нам экономически это вынести?

Д. Пучков:

- Ну, угадать-то невозможно… Я считаю, что, если они применяют санкции по отношению к нам, ну, это не санкции, это у них рестрикции называется. Если они применяют по отношению к нам, а мы чего на них смотрим? Давайте как в «Бриллиантовой руке»: «Не будут брать – отключим газ». Ну, вот сломались все насосные станции и что теперь делать? Мы изо всех их чиним, но вот газ не идет. Зачем с ними договариваться, если вот такая эквилибристика постоянная? Может, лучше китайцам продавать? Китайцы и купят больше, и заплатят больше? Прекрасно получается. Вот у нас там где-то сжиженный газ наливают, говорят, в юго-восточной Азии он стоит дороже, чем в Европе. Может, туда продавать? Чего с ними нянчиться?

В. Ворсобин:

- Вот хорошую тему вы задели – Китай. Но вы знаете, что Китай ненавидят все их соседи и их боятся? Вот все соседи по периметру Китая их недолюбливают и опасаются, и очень неохотно пускают их на свой рынок и на свою экономику. И правильно боятся, потому что эти ребята мягко стелют, они много что могут дать, но потом они просто сожрут и косточек не оставят.

Д. Пучков:

- Так устроена жизнь. Так везде. Во-первых, все соседи друг друга остро ненавидят. Вы не поверите, где-нибудь в Скандинавии анекдоты про финнов – а финны, кстати, не скандинавы и таковыми не считаются, они там пришлые. Вот, как обычно, есть сосед-дебил, над которым все угорают. Так у всех. У каких-нибудь бельгийцев с французами и у немцев с итальянцами. Ну да, раздуется Китай, да. Так они работают! А нам кто мешает работать? Вон товарищ Сталин страну за 20 лет к самой страшной войне в истории человечества подготовил и почему-то в ней победил. А мы? Готовы? Не надо никаких сказок про демократию, свободу, еще чего-то там. Война уже на пороге. Не надо никаких глупостей рассказывать. Надо выращивать экономику, выращивать армию. Как без этого? Ну и повторюсь – если продавать кому-то другому, как это модно сейчас говорить, диверсифицировать продажи – вот у нас сжиженный газ, вот у нас Северный морской путь, через него можно успешно таскать все это в юго-восточную Азию, пока они там парят нам мозг с Северным потоком-2. Далее. У нас же тоже есть какие-то там… они же тоже от нас зависимы. Вот, например, все Боинги и Айрбасы строят из нашего титана. На здоровье. А давайте мы вам титан не будем продавать? Я помню, Советский Союз продавал треть самолетов в мире. Треть! Ну, давайте вернем это обратно – свою авиационную промышленность надо развивать. А вы как-нибудь покурите там без нашего титана и все у вас будет хорошо. И это не единственное, где мы можем закручивать гайки.

Ну, для чего вводятся все эти рестрикции и санкции? Для того, чтобы вызвать жесточайшее недовольство среди населения. Что уровень жизни падает, а виновато в этом правительство, которое этот самый народ и условная элита должны снести. Обратите внимание – они не про демократию, не про выборы, они про то, что должен быть совершен государственный переворот. Вот для этого они разъяряют население и часть элиты. Для того, чтобы совершили государственный переворот. А мы чего на них смотрим? Давайте поможем латиносам навести порядок в США. Давайте поможем черным парням и девчонкам, которые 200 лет у них в рабстве! Давайте мы раздраконим всех. Я считаю, что тут вообще нет никакого смысла сидеть сложа руки. У них же там бардак сложнейший.

В. Ворсобин:

- Напоминает Советский Союз вот это бодание СССР и США. Но опять-таки это было бодание экономик и наша экономика тогда была сильнее намного сегодняшней, российской. У нас было больше сил, мускулов и возможностей.

Следующая новость. Премьер-министр Великобритании Борис Джонсон и другие главы государств заявляют, что санкции, если российские войска пересекут границу с Украиной, будут намного страшнее, чем в 2014 году. Следовательно, вот если послушать вас – а я во многом согласен по поводу бессмысленности вхождения в Украину – то никакие санкции нам не грозят? Потому что мы границу с Украиной не перейдем? Следовательно, чего мы пугаемся в этом случае всяких санкций, если и войны с Украиной не будет, и мы даже не подозреваем с вами, что Кремль ее готовит, ведь правда?

Д. Пучков:

- Я вот не вижу главного. То есть, перед войной должна производиться, условно говоря, патриотическая накачка населения. Все отечественные СМИ должны орать про то, что наше дело правое и победа будет за нами. Солдаты, не сомневайтесь, победа на вашей стороне! Гробовая тишина! Никто население ничем не накачивает. Не хотим мы с ними воевать – это совершенно очевидно. С той стороны кто правит Украиной? Это наследники украинских нацистов. Прямые наследники коллаборантов, предатели, сотрудничавшие с немецкими нацистами. Как действовали немецкие нацисты? Немедленно вспоминается инцидент в Гляйвице. Давайте переоденемся, например, в российских солдат сил специальных операций, давайте на что-нибудь нападем и немедленно, как в художественном фильме «Хвост виляет собакой», немедленно наши СМИ западные преподнесут все это как российскую агрессию. Нас никто и спрашивать не будет, даже если мы на эту войну не придем. Они все это давно приготовили.

В. Ворсобин:

- Интересно, что в Украине все говорят то же самое про нас. Они тоже боятся вот этой радиостанции, когда немцы применили спецоперацию против поляков. Они боятся, что мы переоденемся в украинцев, перейдем границу ДНР, нападем на ДНР и в этом случае мы будем защищать. А мы же часто говорим, что мы защищаем тех граждан, которые живут на востоке Украины, у них есть паспорта… Вот, пожалуйста, легенда тоже в общем-то неплохая.

Д. Пучков:

- Вопрос – а зачем это нам? Это у них есть опыт, у бандеровцев, переодеться в сотрудников НКВД и кого-то там убивать. Это их любимое развлечение. Я не припомню что-то, чтобы сотрудники НКВД переодевались в бандеровцев и кого-то убивали. Кому и на кой бес это надо, для того, чтобы нас втягивали в вооруженный конфликт, за которым последуют непредсказуемые последствия? Они с ноября раздувают этот вой, поэтому – нет, если что-то и будет, то сделают это они.

В. Ворсобин:

- Поговорим о Рамзане Кадырове, главе Чечни, который сегодня просто не слезает с новостных лент. Он на самом деле разбушевался у себя в республике. Там вывезли старушку, родительницу его врага, который сейчас находится в тюрьме, вывезли из Нижнего Новгорода. Он назвал террористами целую фамилию. Чуть ли не вся фамилия тут же сбежала за границу, причем один из сбежавших – бывший федеральный судья. В общем, там много было всего. Но после этого случая Кадыров вышел в эфир и наговорил еще больше. Он заявил, что российский бюджет тратит на Чечню аж 300 миллиардов рублей в год. Зачем он это заявил? Цитирую Кадырова. «Я тоже думал, что нужна нам отдельная Ичкерия, но, клянусь, мы не сможем продержаться и трех месяцев, даже месяц не сможем. Представьте, Россия за год на республику, на содержание народа Чеченской Республики тратит 300 миллиардов». Хотя официально тратит 33, но он говорит, что 300. Это, я посчитал, 200 тысяч рублей на каждого человека, населяющего эту республику. Из этих слов получается, как будто чеченцы живут с нами, пока мы богаты.

Д. Пучков:

- Тут надо сразу всем задать вопрос. Как часто они бывают в Чечне, например, в городе Грозный? Я вас могу заверить, в городе Грозный люди живут очень и очень скромно. Настолько скромнее, чем в Москве, в Питере. Очень скромно люди живут, при этом работают, замечу. Слава богу, и город восстановили, и рабочие места создают, и людям есть, чем заняться. Есть ли там сильно богатые? Наверное, есть. Лично я их не видел. Я в основном среди обычных людей общаюсь.

В. Ворсобин:

- Деньги колоссальные уходят, 300 миллиардов на маленький клочок земли. Это очень много.

Д. Пучков:

- Первое. Рамзан Ахматович горяч, это мы все знаем. Второе. Я, наверное, не совсем приятную вещь скажу, но у него с русским языком не очень хорошо вот в таких всяких аспектах. Скорее всего, он хотел сказать, что 30. Я никоим образом его не выгораживаю, но это же не секретные сведения, сколько тратится на какой-нибудь российский регион, сколько туда денег уходит, в том числе и в Чечню. Такого не может быть, чтобы цифры были завышены или занижены в 10 раз, что выделяют 33, а вдруг оказалось 300. Такого не может быть просто физически.

В. Ворсобин:

- Простите, уточнение уже пришло. Кадыров уточнил, что речь идет о 375 миллиардах рублей на самом деле, которые, правда, тратятся на содержание МВД, прокуратуры, Пенсионного фонда, силовиков и т.д. То есть это всё вместе. Уже не 300 миллиардов, а 375.

Д. Пучков:

- А сколько в Москве на содержание чиновничьего аппарата тратится? Это не тратится, это государственные расходы. Абсолютно нормально. И что там людей удивляет?

В. Ворсобин:

- Это же полемический ход. Давайте возьмем нашу срединную Россию и сравним, сколько бюджет выделяет туда.

Д. Пучков:

- Ну, давайте еще крайнюю возьмем, Камчатку, Якутию и еще что-нибудь, и узнаем, сколько выделяем туда. Чечня – это не единственный дотационный регион, там две войны было, на всякий случай, там осталось бандподполье, которое почему-то успешно ликвидировал Рамзан Ахматович в плотном содействии с нашими спецслужбами, общими, что характерно, а они и его тоже. Ну, горяч, ну, не разобрался, ну, громкие слова сказал.

Там другое важно. Там речь про то, что самостоятельно вне России жить невозможно. Не надо никакой там самостоятельности, не надо категорически.

В. Ворсобин:

- Они уже самостоятельные, там нет правового поля практически.

Д. Пучков:

- Смотря в чем. Это вам так кажется. Это не так.

В. Ворсобин:

- Объясните, есть ли правовое поле России в Чечне? Желательно с примерами.

Д. Пучков:

- Могу привести вам пример. В 90-х годах, когда я службу нес, и там не было правового поля, а Чечня считалась частью Российской Федерации, там тупо за деньги из всех зон и тюрем, например, вызывали людей, совершивших преступления и получивших конкретные сроки лишения свободы: а вот давай, поехали в Грозный на следственный эксперимент. И их туда отправляли за деньги, например. Или не за деньги, по дружбе, еще как-то. Вы сейчас такое видите, вы хотя бы представить такое можете, что этапируют человека в Грозный, а там его освободят? Нет, такого не может быть. Все ли там хорошо? Владимир, я с вами полностью согласен, у нас нигде нет, где все хорошо, в том числе и в Чечне. Но стало ли там сильно лучше, чем было? Да, сильно лучше. Например, больше русских солдат-срочников там не убивают благодаря Рамзану Ахматовичу Кадырову и его отцу. Вот так вот получилось. Надо ли быть ему за это благодарным? Я считаю, да, он самостоятельно на своей родной земле навел порядок и продолжает его поддерживать. Надо ли ему в этом помогать? Я считаю, да, надо ему помогать. Бывают ли у него какие-то ошибки, оговорки? Да сколько угодно, как у всех. Я повторюсь, он человек горячий. Ну, вот так получилось.

В. Ворсобин:

- Я был в Чечне и даже жил под Гудермесом в одном из сел, почти на спор, может ли русский спокойно там прожить. Легко, спокойно, там безопасно, очень хорошо, очень добродушные люди. Кстати говоря, этот ореол чеченский, он на самом деле больше сказки. Но можно себе представить, чтобы человек сидел во главе республики десятилетиями, чтобы фамилия была главной… По сути, все-таки он король скорее, а не глава. А потом как смена власти может произойти? У нас Казахстан перед глазами. Как тяжело меняется власть, когда она укоренилась, ну, 30 лет, 40 лет, допустим. Устойчива ли эта система на будущее, когда в каждом ханстве сидит вот такой князек?

Д. Пучков:

- А как сделать по-другому? Лично я не сильно представляю. Знаете, это как в известной басне про академика Капицу. Когда ему сказали: «Был ли культ личности», на что Капица ответил: «Был культ личности, но была и личность». Ну, так и тут, личность есть. А так получается, что любой сильный предводитель, он вокруг себя (как бы это условно сказать) выжигает. У нас и в России та же самая проблема. Вот есть сильный лидер. А уйдет, и что будет? А всегда получается, что на смену сильному приходит слабый, и это печально. И пока что-то ничего не придумали. Я не знаю, как такое решить.

В. Ворсобин:

- Потому что сильные выжигают? Вы сказали эту фразу.

Д. Пучков:

- Да.

В. Ворсобин:

- Ладно, перейдем к другой теме, более торжественной. Владимир Путин встретился со спортсменами нашей сборной. Ведь скоро, 4 февраля, Олимпийские игры в Китае начнутся. И это уже, по-моему, не столько спортивное, а уже политическое событие. Говорят, что мы даже войну не начинаем из-за просьбы Китая не портить праздник (это, конечно, мифы). Путин призвал российских спортсменов неукоснительно выполнять требования оргкомитета Олимпиады в Пекине и выступил против политизации спорта и демонстративных бойкотов. Будет ли Олимпиада новой ареной для сведения счетов между государствами?

Д. Пучков:

- Обязательно будет. Американцы всем этим занимаются давно и планомерно. Точно так же, как все эти WADA, как все эти наши беглые псевдоэксперты на Запад, которые там сидят и лгут про какие-то там невероятные допинги, которые употребляют наши спортсмены. Самая сильная фармацевтическая промышленность в США. У них был там Эрик Хайден (я боюсь наврать, фамилию неправильно могу назвать), который пять рекордов в беге на коньках поставил, а потом оказалось, у него папа – какой-то магнат медицинский, и они свои новые лекарства, которые еще не могут определить в анализах, они его кормят, колют, и вот он такой мегаспортсмен.

В. Ворсобин:

- Его лишили медалей?

Д. Пучков:

- Нет. Но на это смотреть не надо, как вы понимаете, смотреть надо на русских. Вот какие-нибудь норвежцы, у них вся команда лыжная – астматики, и это всё нормально. Вот у них гимнастка какая-то там скачет - не каждый мужик в хорошей физической форме так выглядит, как эта гимнастка. Чем вы их кормите там? Она тоже смертельно больная, и ей тоже надо непрерывно жрать какие-то таблетки. Это же нечестно всё. А то, что используют как инструмент политического давления, безусловно. Ну, вот их Bloomberg солгал, что Си Цзиньпин уже позвонил Путину и попросил не нападать на Украину. Это же боевая военная пропаганда, вы же лжете во всем, в чем только можно. Уже и китайцы возмутились: вы чего себе вообще позволяете?

В. Ворсобин:

- Bloomberg себе такое все-таки редко позволяет, это вроде бы уважаемое информационное агентство.

Д. Пучков:

- А вот такое, оказывается. Как так получается, что уважаемые агентства выступают, как под дирижерскую палочку, синхронно, кто же ими командует, интересно узнать, неужели глубинное государство?

В. Ворсобин:

- Может быть, мы узнаем правду лет через 20. Ну, в каких-нибудь книжках, воспоминаниях. Я просто не уверен на самом деле, что Bloomberg врет. То есть я уверен, что нельзя давать непроверенную информацию, желательно давать со ссылками, чтобы убедиться, что она правильная. Но черт его знает, что там на самом деле.

Д. Пучков:

- Посмотрим.

В. Ворсобин:

- Давайте немножко поговорим об этой модной болезни – ковиде. Я, кстати, нахожусь из-за ковида в изоляции. В общем, схватил второй раз. Я не думал, что, оказывается, можно второй раз схватить ковид. Летом я переболел и я подумал – все, свободен. Но вот пришел омикрон, который ломает эти представления. Ну, вроде легко все пока, но я вот сейчас смотрю просто на бешеное количество заболевающих вокруг и такое ощущение, что власть стала философом в отношении ковида. Если раньше она там чего-то дергалась, объявляла локдауны, мучила нас QR-кодами, а сейчас немножко подрасслабилась и, вот когда завернули проект в Госдуме по QR-кодам, ну, дескать, ладно, все. Не хотите, чтобы мы к вам приставали, давайте, лечитесь сами. Вот нет такого впечатления?

Д. Пучков:

- Да. Но изначально какое-то странное, с моей точки зрения. То есть, что касательно себя. Сразу отметаю все. Я вакцинировался в ноябре 2020 года, то есть, еще когда там толком делать не начали. Я ревакцинировался, я не болел, вокруг меня болели, в том числе, в семье. Семья у меня вакцинированная, я к этому как советский человек отношусь – партия сказала «надо», комсомол ответил «есть». Других способов борьбы с эпидемиями лично я не знаю и медицина тоже. Но. Вот объявили, что пандемия, давайте вот самоизоляция и туда-сюда. А метро мы не закроем. А в аэропорт я приду, там все полы разрисованы – полтора метра не подходите друг к другу, а потом я сажусь в самолет, как шпроты в банку, все снимают маски, начинают есть, пить и всячески общаться. И? Ну и как это все сочетается? То есть, либо вы скажите, что это действительно эпидемия и предпримите какие-то меры по спасению населения, либо сразу скажите, что это какая-то странная фигня, от которой смертность в два раза выше, чем при гриппе, ну а вы уж сами смотрите, как-то предохраняйтесь, как хотите. Вот ввели эти QR-коды, вот у меня в телефоне есть QR-код. Идем в ресторан – я и еще три человека. Я впереди, захожу – покажите QR-код. Вот. Заходите. Проверяют только у меня. Ну, прекрасно! Ну, это ж профанация все. Полная! Граждан надо было, с моей точки зрения, как обычно – кнут и пряник. В армии служишь – прививайся. В милиции? Прививайся. В медицине? Прививайся. На госслужбе? Прививайся. Ну, не хочешь – увольняйся тогда. Безо всяких разговоров.

В. Ворсобин:

- Но ведь пытались это сделать.

Д. Пучков:

- Нет, двоякое, Владимир. С одной стороны, да, какие-то жесткие требования. Так а с другой стороны, ну, где вы там квартиры разыгрываете, машины разыгрываете? По 100 тысяч рублей даете каждому… ну, народ-то видеть все это должен. Ну, одним достаточно сказать, других надо поманить, третьих надо наказать. Вместо этого, вот лично у меня такое чувство, что вся эта антиваксерская вакханалия подхвачена, финансируется, во всяком случае, организаторам и направляющим платят деньги, потому что такого осатанения в интернете я вообще никогда не видел. Это не может происходить бесплатно.

В. Ворсобин:

- Запад, сейчас я догадаюсь?

Д. Пучков:

- Да кто угодно, Владимир. И оттуда, и отсюда. Кто угодно. Как какого-нибудь Леху Навального… слава богу, что Леха сидит в тюрьме. Если бы Леха сейчас оседлал эту тему, тут бы вообще караул был бы. А выступает наш депутат Петр Толстой – ой, вы знаете, вот наши врачи и эксперты на телевидении проиграли битву за вакцинацию! Да елки-палки, это что, наш Первый канал? Это вы проиграли. Это владельцы этих самых СМИ! Я обращаю внимание, сейчас не война и немцы у порога не стоят. И даже такую фигню, как подготовку населения к спасению от эпидемии… даже такая фигня провалена. Чего там говорить про войну? Стыдно смотреть вообще!

В. Ворсобин:

- Вот хочется подытожить. О чем это говорит? Это какую-то нашу проблему общую подчеркивает?

Д. Пучков:

- Да, да. Знаете, это как каждый раз к Дню Победы на каких-то гигантских билбордах, плакатах обязательно в советской армии нарисую танк «Тигр», эсэсовцев каких-нибудь с шмайсерами… А когда поднимается дикий крик – вы что делаете? Это же день Победы, это же нацисты? – ой, извините, это у нас девочки-стажерки такое приклеили… ну, вот у нас везде девочки-стажерки… Чего вы мне рассказываете про какие-то выборы из двух и более кандидатов? Вот выбрали мэра, например, а чего вы не рассказываете о том, что потом мэр взял и набрал себе команду, которая будет все делать, а она никакого отношения к выборам не имеет?! Вообще! Так, может, нам какие-то конторы надо создавать, учебные заведения, в которых людей готовят к управленческой, административной и прочее работе? Чтобы не появлялись такие девочки-стажерки, а люди четко знали бы, чем они занимаются, как занимаются. Вот при советской власти готовили боевых пропагандистов – у меня несколько знакомых есть – которых обучали именно на боевых пропагандистов. Они, что, куда-то делись, эти кадры? Вы не понимаете, что СМИ формируют общественное сознание? Так не Малахов должен формировать общественное сознание, направляя всех в дегенераты и идиоты, а нормальные люди. Академиков капиц и профессоров капиц тащите обратно в телевизор! Где будут не какие-то там «Пусть говорят», а нормальные передачи про науку. «Битвы экстрасенсов» закрыть вообще категорически и на пушечный выстрел…

В. Ворсобин:

- «Очевидное-невероятное» обратно вернуть!

Д. Пучков:

- «Очевидное-невероятное» верните, да. Нормальных ученых. Показывайте нормальную науку, а не мракобесие это. Ну, вот вам и результат! Вот эти антиваксеры – это результат вот такой обработки населения. Или ее отсутствия. Печально все это.

В. Ворсобин:

- Вы говорите, что вы не болельщик футбольный, но я болельщик и давайте все-таки… эта тема даже не про футбол, эта тема про этот всеобщий контроль, который все теснее и теснее на нас давит. Нас хотят контролировать все.

Д. Пучков:

- А что там такое?

В. Ворсобин:

- Вот сейчас фанатские объединения многих клубов бастуют. Сейчас вышел закон. Теперь каждый, кто хочет пойти на стадион, должен написать заявление в Госуслуги, его фотография там, естественно, его запротоколируют… по сути, это чип такой… и только после этого ты имеешь право купить билет на стадион. Если вдруг кто-то сочтет, что тебе не надо ходить на футбол, ты никогда уже туда не попадешь. Без решения суда, без всего... Я понимаю, что для тех, кто далек от спорта и далек от футбола, это не имеет большого значения. Но, согласитесь, как тихо, вкрадчиво вползает к нам вот эта система цифровизации, которая присваивает нам рейтинги, которая считает, кто достоин быть в государстве, кто нет, и потихонечку… потихонечку… но люди вот бастуют. Люди говорят - мы не будем ходить на стадионы, надо отменить закон. Вот как вы к этой истории относитесь?

Д. Пучков:

- С одной стороны, я равнодушен. Люди, у которых есть паспорта, прописка, ИНН и прочее, которые говорят о каком-то цифровом ГУЛАГе и прочее, у меня ничего, кроме заливистого смеха, не вызывает. Фанатские сообщества – это, в первую очередь, рассадник национализма и совершенно нехороших вещей. Если вы посмотрите на прилежащие к нам территории, где происходили так называемые цветные революции, то есть, государственные перевороты, эти самые болельщики – это всегда ударная сила этих самых переворотов государственных. Следует ли нашим опасаться подобного? Да, нам, многонациональной стране, не нужен никакой национализм, нам не надо никакие «Россия для русских, Москва для москвичей» и прочие прекрасные лозунги, которые ряд граждан внутри этих организаций продвигают. Нет, не надо категорически.

В. Ворсобин:

- Вы приравниваете болельщиков к фашистам сейчас?

Д. Пучков:

- Нет, конечно. Среди них таковых много. Я не приравниваю. Я говорю, что их там много. И именно поэтому спецслужбы, вы не поверите, очень плотно ими занимаются. И именно поэтому вот таких проявлений, как на Украине, у нас нет. Но! С моей точки зрения, вы знаете, еще задолго до всяких цифровизаций, у англичан этих, футбольных безобразников, условно скажем, как-то с ними справлялись безо всякой цифровизации. Какие проблемы сейчас? Запуская сейчас человека в метро – ты физиономию сунул и тебя пропустили! А могут и не пропустить. А могут сразу позвонить в полицейский околоток, в пикет, и сказать, что там гражданин в розыске прошел. Какие проблемы? Зачем писать какие-то заявления? Вы чего вообще? На мой взгляд, вот то, про что вы говорите, это какая-то вот дуболомная система порчи отношений. Есть ли среди болельщиков нехорошие люди? Да как везде. Они даже, вы не поверите, в ФСБ и в МВД есть, нехорошие люди. А составляют ли они большинство? Нет. Мешают ли они нормальным болельщикам, которые хотят пойти поболеть? Да, мешают. Многим не нравится такое, да.

В. Ворсобин:

- А вы говорите, что не знаете ничего про футбольное боление?

Д. Пучков:

- Я в милиции служил. Поэтому знаю… Ну, на мой взгляд, так не надо. Ну, поставьте другие системы контроля на стадионе. Ну, не надо вот так людей всех скопом равнять во что-то одно. А давайте они еще в полосатых костюмах будут приходить… ну, чтобы их лучше заметно было сотрудникам правоохранительных органов. Глупость какая-то получается. А людям, как я чувствую, им просто обидно – чего вы такое устроили? Мы, что, не такие, как все? Что значит я не могу там купить? Если я безобразничаю? Ну да, выявляйте меня, фотографируйте и впредь не пускайте. Приняв лично по мне специальное решение. А так – ну, некрасиво! Так с людями работать нельзя!

В. Ворсобин:

- Хорошая фраза для окончания нашего эфира. Спасибо. С нами был Дмитрий Пучков (Гоблин). До свидания.

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Apple Podcasts и CastBox, Google Podcasts и Spotify, ставьте оценки и пишите комментарии!