window.dataLayer = window.dataLayer || []; function gtag(){dataLayer.push(arguments);} gtag('js', new Date()); gtag('config', 'G-1HBB79RDRC', { sampleRate: 1.1 }); Татьяна Тотьмянина: Человек уходит из большого спорта фактически инвалидом

Татьяна Тотьмянина: Человек уходит из большого спорта фактически инвалидом

Олимпийские чемпионы Алексей Ягудин и Татьяна Тотьмянина в эксклюзивном интервью Радио «Комсомольская правда» рассказали о праздновании дня рождения Татьяны, отмене новогодних ледовых шоу, своем отношении к переходу фигуристов от Тутберидзе к Плющенко, пенсии спортсменов, неожиданных плюсах самоизоляции и воспитании детей

М. Антонов:

- Мастер спорта, олимпийский чемпион, многократный чемпион мира, чемпион Европы, России, Алексей Ягудин.

А. Ягудин:

- Добрый день.

М. Антонов:

- В не самое простое время мы встречаемся. Итоги года подводить рано, но, если я спрошу, Леш, как год прошел?

А. Ягудин:

- Да нормально прошел. Вы знаете, я человек позитивного всегда настроения. Кстати, по поводу итогов года… вообще, я человек не будущего, а настоящего, и в этот год - 2020 - мне кажется, итоги нужно будет подводить, когда уже первый удар колокола, когда первый курант пробьет, потому что мы живем в таком мире в данный момент, что ты не знаешь, что произойдет завтра. То есть, удивительный, насыщенный не только по позитивному, но, к сожалению, очень много негатива в этом году, поэтому прогноза никакого нет, но… Ну, я с юмором, с улыбкой… буквально пару часов назад мы провели онлайн-конференцию по поводу здорового питания, вообще активного образа жизни, ковида и т.д. Меня объявили не только олимпийским чемпионом, не только отцом, но еще и блогером. То есть, какая-то частица моего внутреннего таланта открылась во время самоизоляции, которая происходила весной этого года. Мы начали снимать огромное количество всевозможных смешных роликов… Я стараюсь все переводить в шутку. Да, реально очень тяжело, нереальное количество людей страдает - нет финансов, нет работы… я понимаю, переходить сейчас на мое позитивное настроение как-то нелогично, но мы все переживем.

М. Антонов:

- А вот Татьяна Тотьмянина появилась в студии. Таня, здравствуйте.

Т. Тотьмянина:

- Здравствуйте.

М. Антонов:

- Во-первых, с прошедшим - две недели назад день рождения было - как отпраздновали?

Т. Тотьмянина:

- В очень узком семейном кругу. Я очень люблю свой день рождения и для меня очень важно, чтобы вся семья собралась. И так это случилось в этом году. Но в связи с тем, что такая ситуация года 2020, находиться где-то в общественном месте в открытом пространстве не хотелось…

М. Антонов:

- Наконец-то есть причина никого не звать.

А. Ягудин:

- Видите, мы всегда можем найти что-то позитивное.

Т. Тотьмянина:

- Да, что-то позитивное. Были муж, жена, дети и наши няни. И нам было прекрасно.

М. Антонов:

- А как же новогодние представления? Неужели я не увижу Татьяну Тотьмянину в роли принцессы, а Алексея в роли…

А. Ягудин:

- …Крысы. Спасибо.

Т. Тотьмянина:

- К сожалению, на эти новогодние праздники в Москве и Санкт-Петербурге строжайшие ограничения до 15 января. Нет, вы нас не увидите. И это большое несчастье для нас, в первую очередь. И мы вас не увидим, мы вас не порадуем, мы не зарядим вас нашей энергетикой, деток наших водить будет некуда.

А. Ягудин:

- И самое печальное… одно из… мы не заработаем много денюшек, потому что новогодний чес никто не отменял, это все прекрасно знают. Несмотря на то, что он так звучит, но это действительно для людей творческих и сейчас не только речь о фигуристах, а вообще о любой концертной деятельности…

Т. Тотьмянина:

- …о развлекательной сфере. Мне кажется, развлекательная сфера уйдет скоро уже в такой минус, когда мы будем готовы и счастливы отработать за прекрасный ужин, как это было в древние времена… я несколько раз уже с Лешей говорила на эту тему, что ощущение, что тема развлечений стала настолько влиятельной и кому-то это так мешает, что хотят немножко понизить планку и влияния, и, конечно же, финансовую составляющую.

М. Антонов:

- Уходите от интертеймента, уходите от сферы развлечений. Вот, пожалуйста, есть же люди, которые школы открывают имени себя…

Т. Тотьмянина:

- Ну, даже эти школы, они настолько неактуальны, потому что существует определенный регламент - например, в школе кто-то заболевает, школу закрывают… то есть, все это становится настолько нерентабельным, настолько зыбким, что ты даже не знаешь, что будет завтра - выйдешь ты из дома завтра или нет. И идти на авантюры…

М. Антонов:

- Тань, откуда такие панические настроения?

Т. Тотьмянина:

- Никаких панических. Я панические атаки пережила все в марте, апреле, когда я ненавидела весь мир, говорила семье не трогайте меня, то есть, я ушла в дикую депрессию. А сейчас у меня абсолютное принятие ситуации и понимание, что нужно жить только сегодняшним днем и только заботится внутри семьи.

М. Антонов:

- За спортсменами, за фигурным катанием любительским следите?

А. Ягудин:

- Таня больше нет, чем да. А я больше да, чем нет, потому что я комментирую все внутренние турниры. Кстати, вот пользуясь эфиром, хочется сказать огромнейшее спасибо и президенту нашей федерации Горшкову Александру, и так же хочется сказать огромное спасибо Александру Когану - генератору идей такому. То есть, во всем мире глобально спорт практически умер. Фигурное катание тоже. Многие этапы Гран При отменены, практически все турниры интернациональные тоже отменяются. Чемпионат Европы, я думаю, что на 99,9% тоже будет отменен. Но в России как-то идет нереальная поддержка, вот если мы говорим, в частности, про фигурное катание, вот завтра стартует уже этап Гран При… вот во Франции он отменен, в Китае отменен, в Америке вроде бы провели, но чуть ли не онлайн… короче, ужасная ситуация. Но вот наша федерация как бы проталкивает этапы Кубка России, которые проводятся и в Сочи, и в Сызрани, и в Казани, и два этапа в Москве. Вот завтра будет такой как бы международный, но, собственно, мы же все понимаем, он закрытый, собственно, теми границами, которые в реальности закрыты. То есть, хотя бы хоть что-то происходит.

М. Антонов:

- Мы тоже пытались разбивать какую-то новостную повестку ковидную, в том числе, и спортивными соревнованиями, но, если говорить про фигурное катание… мы всегда говорили - молодец, прыгнула три четвертных…

А. Ягудин:

- Четвертные лучше чтобы в карман шли. А там четверные.

М. Антонов:

- А, вот как!

А. Ягудин:

- Вот так. То есть, если ты прыгнул три четверных, то у тебя, возможно, и четвертак появится.

М. Антонов:

- Хорошо, надо запомнить. Так вот, мы говорили еще и про скандалы… Ушли от Этери Тутберидзе, пришли к Этери Тутберидзе, от Плющенко к Плющенко… Это нормально?

А. Ягудин:

- Да нормально, конечно. Слушайте, люди совершали переходы - вот перед вами сидит человек, который ушел от Алексея Николаевича Мишина и перешел к Татьяне Анатольевне Тарасовой, потому что ситуация сложилась таким образом, что я понимал, что другого выхода, как переход, нет.

М. Антонов:

- Тогда это не обсуждалось так сильно.

А. Ягудин:

- Тогда не было средств массовой информации, соцсетей.

М. Антонов:

- Вот сейчас для «Комсомолки», которой 90 лет, это обидно - не было тогда средств массовой информации. Просто мы видели другие достижения.

А. Ягудин:

- Нет, нет, я думаю, что вы не будете со мной спорить, что сейчас информация передается буквально за какие-то…

Т. Тотьмянина:

- Сейчас ты прокомментировал что-то в своей соцсети…

А. Ягудин:

- Вот сейчас я это сказал, назвал Тутберидзе или Плющенко, и буквально через какие-то мгновение мне пишут, почему ты так сказал, а не так? Раньше нет, раньше СМИ были, но…

Т. Тотьмянина:

- Раньше мы с утра шли, покупали газетку, она, возможно, была еженедельная, то есть, раз в неделю, и так узнавали новости. А сейчас что? Один сказал, другой пересказал и уже средства массовой информации разнесли это как им удобно.

М. Антонов:

- Давайте дадим им повод. Татьяна, сбрасываем 20 лет, вы совсем юная, молоденькая, и перед вами стоит выбор - два тренера стоят - Плющенко, Тутберидзе.

А. Ягудин:

- Да нет, некорректный вопрос.

Т. Тотьмянина:

- Это вообще некорректный вопрос.

А. Ягудин:

- Наверное, ни тот, ни тот, потому что они не тренеры парного катания.

Т. Тотьмянина:

- Нет, на тот момент они не были тренерами.

М. Антонов:

- Я ж сейчас к одиночнику обращусь.

А. Ягудин:

- Давайте. Спрашивайте. Татьяна Анатольевна Тарасова. Этот человек раз и навсегда, это моя вторая мама, которая дала мне дорогу в будущую жизнь и благодаря только ее работе я сейчас сижу перед вами. А что касается Этери - это признанный лучший тренер в фигурном катании, это величайший тренер в фигурном катании, это величайший тренер. Женя только начинает и, дай бог, чтобы и у него все сложилось и он бы вырастил действительно, неважно уже кто от кого перешел, но чтобы и Женя был тренером, который выводит настоящих чемпионов. Я хочу, чтобы и Этери выводила, и Женя выводил. А для меня, как для человека стороннего, человека, который комментирует, я хочу восхищаться выступлениями и учениками Жени Плющенко, и учениками…

Т. Тотьмянина:

- Российскими фигуристами. Потому что это наши, это наш флаг, и это как бы неважно, у кого.

М. Антонов:

- Теперь вы понимаете, почему, когда мы говорим Ягудин, Тотьмянина, нет вообще никаких скандалов? Они же очень дипломатичны…

А. Ягудин:

- Я научился быть дипломатичным. Иногда бывают осечки. Но, как говорится, раз в год и палка стреляет. Иногда бывает, у меня вырывается что-то, но я понимаю, мы живем не 20 лет назад, как вы предложили отмотать пленочку, а мы живем сегодняшним днем, поэтому я уже - все, дипломатия на первом месте. К сожалению, в современном мире все борются за свободу. Но вот эта свобода во всем - в выборе товара, в выборе, что взять в ресторане, в выборе, что сказать, что сделать - в выборе всего - она уничтожает вообще весь мир. Мы катимся в ад. Это сказал очень позитивно настроенный человек.

М. Антонов:

- А как ваша жизнь называется? Это не пенсия, нет? Это…

Т. Тотьмянина:

- Ну, у нас пенсия тоже есть. Президентская.

М. Антонов:

- Мы можем сумму назвать?

Т. Тотьмянина:

- Она в открытом доступе.

А. Ягудин:

- Да, ее поднимали периодически. Я помню, начиналось… сейчас 50 тысяч, по-моему, в месяц. Это очень хорошая пенсия.

М. Антонов:

- Должны ли сейчас присутствовать в фигурном катании большие деньги?

А. Ягудин:

- Большие деньги должны присутствовать в жизни любого человека. Неважно, спортсмен ты или нет.

М. Антонов:

- Сейчас всплакнул где-то спортсмен-регбист…

А. Ягудин:

- Ну, это просто непопулярный вид спорта в нашей стране. Что популярно, то приносит деньги. Взять регби или американский футбол… то есть, мы ж понимаем, Америка - вот у них американский футбол и бейсбол это просто столько там денег… Взять те же самые виды спорта у нас - их нет. Взять, например, художественную гимнастику. Это же очень популярный вид спорта в нашей стране, скорее всего, там есть деньги. В Америке художественная гимнастика что? Не слышали о таком.

М. Антонов:

- Ну, на университетском уровне каком-нибудь.

Т. Тотьмянина:

- Нет, ну, если вернуться в Советский Союз, там весь спорт был массовым, бесплатным, сейчас любые спортивные достижения требуют очень огромных вложений со стороны родителей. И когда дети порой выбирают спорт или школу, если есть результаты, они выбирают спорт. Соответственно, в какой-то степени спорт становится их работой, бизнесом и возможностью получить какие-то дивиденды от этого. Потому что спорт высших достижений это не зарядка, это максимальное использование человеческого тела в данных условиях. То есть, после того, как человек уходит из большого спорта, он фактически инвалид. И почему ему не нужны деньги?

М. Антонов:

- Нет, ему нужны деньги, с этим никто не спорит. Я сейчас говорю про то, что, например, молодые современные фигуристки и фигуристы добиваются медалей и рано при этом заканчивают карьеру, выходя, как вы сказали, инвалидами. Вот это разве правильно?

Т. Тотьмянина:

- Ну, каждый выбирает собственную жизнь. Когда спортсмен заканчивает в раннем возрасте, это, конечно, выбор родителей, и тоже осознанный выбор. Когда мы начинали свою карьеру, в Советском Союзе это был один из вариантов быть не как все и выехать за пределы нашей страны. Сегодняшняя ситуация вообще для меня непонятна, как для спортсмена, потому что для чего ты работаешь? То есть, отменяются все турниры, и так больно смотреть на наших спортсменов, потому что время идет и, возможно, это был единственный возможный шанс - выиграть какую-то медаль. То есть, прошлый год прошел мимо… я говорю не только про нашу страну, это глобальная ситуация. А люди вкладывались, люди уже были на каком-то этапе своего развития. Возьмем Летнюю олимпиаду, которая перенеслась. А люди отобрались и готовы были показать свой максимальный результат. А через год, возможно, они не отберутся даже на этот турнир. То есть, это безумно обидно. И я не знаю, как с этим жить, как мотивировать себя на какое-то развитие. И если сейчас не будут этих спортсменов еще и финансово поддерживать, то, мне кажется, можно просто с ума сойти.

А. Ягудин:

- Похоронить спорт. Мы катимся в ад, как я сказал… Нет, я еще продолжу Танину мысль. Да, Таня акцентировала внимание на турнирах. Но, если мы берем фигурное катание, огромное количество всевозможных шоу проходило. Те же новогодние елки, где у спортсменов, которые, может быть, не такие крутые и не способные, например, завоевать там медаль золотую и получить денежный приз, как говорится, гонорар, то они выступали на новогодних елках. Сколько Илья Авербух делал по нашей стране нереальное количество всевозможных шоу, где у этих же спортсменов была возможность подзаработать чуть-чуть. А сейчас ничего нет.

М. Антонов:

- Честно говоря, у меня была возможность увидеть ту же Юлю Липницкую, которую я в реальности просто нигде не смогу увидеть. Вы не общаетесь, кстати?

А. Ягудин:

- Нормально. Родила дочку. Все хорошо у нее.

Т. Тотьмянина:

- Абсолютно счастлива, ведет семейную жизнь. Но, если продолжить еще эту тему, те спортсмены, которые не представляли, может быть, страну на каких-то соревнованиях и не участвовали в шоу, они работали как тренеры, подкатывающие деток. Сейчас и эта сфера умерла. Потому что, не дай бог, где-то кто-то заболел, все уходит на две недели в ад. Поэтому все, что было связано с нами, например… умирает.

А. Ягудин:

- Тань, платок, пожалуйста…

Т. Тотьмянина:

- Нет, я не к тому. Я, наоборот, нахожусь сейчас в каком-то таком состоянии, когда я полюбила свою семью, свой дом. Я не хочу никуда выходить…

М. Антонов:

- Наконец-то Тотьмянина полюбила…

А. Ягудин:

- А-а-а-а… Спасибо за эфир.

Т. Тотьмянина:

- Нет, я наконец-то полюбила то пространство, абсолютно полюбила, в котором я нахожусь. И это доставляет абсолютное счастье. То есть, мне не надо никуда бежать, чтобы получить это счастье. В общем, я хочу тупо сидеть дома.

М. Антонов:

- Тань, я вот слушаю сейчас внимательно вас и я правильно понимаю, что, если вдруг ребенок подойдет и скажет - мама, я хочу заниматься спортом, вы скажете - да, ты можешь заниматься, но сначала получи юридическое образование хорошее…

Т. Тотьмянина:

- Нет. Старшая у нас категорически против какого-либо вида спорта, она учится. Но у нее учеба на целый день, плюс изучение двух языков. Младшая очень хочет заниматься спортом, она занимается художественной гимнастикой, она занимается английским и она ходит в развивашки. То есть, в сад я ее не хочу отдавать, но все это присутствует. То есть, если она захочет заниматься гимнастикой в таком же формате, как занимались этим мы, да, она будет, но при этом школа будет в любом случае на первом месте.

А. Ягудин:

- Да, мы с Таней смотрим в этом направлении одинаково. То есть, образование на первом месте.

Т. Тотьмянина:

- То есть, исходя из сегодняшней ситуации, что нужно? Мозг и адекватное восприятие ситуации.

А. Ягудин:

- Воспитание.

Т. Тотьмянина:

- Да. То есть, это всегда пригодится в жизни.

А. Ягудин:

- Ну, у нас, между прочим, Мишель уже получила первое место, вот грамоту, пару дней назад.

Т. Тотьмянина:

- Первые нормативы она сдала.

А. Ягудин:

- Знаете, вот говорят - ой, нельзя совмещать… Все можно совмещать. Было бы желание.

М. Антонов:

- Домашнее имя у Мишель есть?

Т. Тотьмянина:

- Мишель, все равно Мишель. Многие спрашивают и предлагают там Мишка или еще как-то… но - максимально - Мишелька. А в 90% случаев - это Мишель.

М. Антонов:

- Если ребенок плачет…

Т. Тотьмянина:

- Это все равно Мишель.

М. Антонов:

- Нет, кто успокаивает? К кому бежит? К маме, к папе?

Т. Тотьмянина:

- В зависимости от обстоятельств. Упала - все так могут переглянуться, но… Мишель, все нормально. Но, если видишь, что больно, конечно, начинаешь подходить. А куда бежит? Куда она бежит?

А. Ягудин:

- Да что нужно от кого, туда и бежит.

Т. Тотьмянина:

- Да, от кого нужно, к тому и бежит.

М. Антонов:

- Ребята, зайдите в Инстаграм, там такое… сразу понятно, к кому бежит… правда, Леш?

А. Ягудин:

- Нет, там все писали, что вот Таня сделала фотографии, а на самом деле Тани вообще не было рядом, мы выезжали с «Ледникового периода» и как раз в машине была няня, которая нам помогает с детьми, как раз Мишель, которая работает на «Ледниковом», как флау-герл, и я. И мы выезжаем с трешки на Кутузовский и я говорю - Рада, а хочешь фотку?... С третьего раза я ее убедил остановиться, то есть, мы остановились вообще сфотографировать нашу няню, и Мишель такая - я тоже хочу. Собственно, вот так родилась эта фотография.

М. Антонов:

- Ребята, какие вы хорошие! У нас в эфире был блогер Алексей Ягудин и…

Т. Тотьмянина:

- А что, уже все? Как-то коротко…

М. Антонов:

- Нет, у нас еще две минуты. Я хотел бы узнать, у вас хоть как-то планы на 2021 год есть?

Т. Тотьмянина:

- Никаких. Я купила ежедневник на всякий случай, но мне даже туда вписать нечего. Если раньше к концу года мы приблизительно понимали, что будет до июня месяца, то сейчас мы даже не представляем, чем закончится ноябрь.

М. Антонов:

- Уехать куда-нибудь.

Т. Тотьмянина:

- В плане уехать?

А. Ягудин:

- Мне кажется, у всех только есть возможность уехать крышей. Кукухой поехать…

Т. Тотьмянина:

- Нет, конечно, желание-то есть, уехать, как минимум, получить витамин D в январе месяце, но опять же мы существуем в рамках обстоятельств сегодняшних и, конечно же, мы будем жить только сегодняшним днем.

А. Ягудин:

- Как я всю жизнь и жил. Ура!

М. Антонов:

- То есть, не привыкать, да, Леш?

А. Ягудин:

- Вообще вот это загадывание, Таня выбирает, пытается понять, что можно в январе, куда полететь за витамином D, я просто в панике, потому что я ненавижу, когда меня спрашивают о предстоящих планах каких-то. Вот сейчас мы здесь болтаем и нам круто…

Т. Тотьмянина:

- А я уже все забронировала, поэтому… но можно отменить, если что…

А. Ягудин:

- Ну, вот дальше у Тани салон, естественно, а у меня еще одна съемка…

Т. Тотьмянина:

- Да я и выехала сегодня потому, что у меня салон. Я ж не выезжаю теперь из дома.

М. Антонов:

- Салон не в смысле…

Т. Тотьмянина:

- В смысле, я на маникюр еду.

М. Антонов:

- А, я-то думал, зачем красоту портить? И без того красивы. Спасибо большое. Ребята, приезжайте к нам еще. Давайте запланируем на 2021 год встречу в эфире радио «Комсомольская правда»!

Т. Тотьмянина:

- Давайте не будем ничего планировать, но мы с удовольствием приедем.

М. Антонов:

- У меня тоже есть ежедневник, дайте мне хоть одну запись сделать.

А. Ягудин:

- Пиши. Точно к вам приеду. У вас весело, тепло…