Торги вокруг Порт-Судана

Торги вокруг Порт-Судана

Фото: globallookpress.com

Весной некоторые СМИ поспешили объявить, что Судан отказал России в размещении военной базы в Порт-Судане. Однако на деле идут кулуарные переговоры по поводу параметров заключенного соглашения о создании пункта материально-технического обеспечения российского флота.

Официальная позиция властей Судана заключается в том, что сама сделка еще не ратифицирована суданским парламентом, а значит, есть законная возможность пересмотреть уже заключенное соглашение в пользу африканской страны. Именно необходимость «пересмотра сделки в пользу Судана» является официальной «легендой» происходящего политического торга.

Разумеется, данный маневр связан в первую очередь с иностранным давлением на правительство Судана. Речь о пересмотре договора «в интересах Судана» не заходила до того момента, когда на Хартум начали нажимать власти США. Но таковы реалии современного противостояния великих держав, и к таким сюрпризам, разумеется, надо быть готовым, особенно если рассматривать такую страну, как Судан — подверженную внешнему давлению, страдающую от сложных внутренних проблем.

Суданское правительство пытается в этих реалиях усидеть на двух стульях. С одной стороны, оно продолжает принимать помощь от американской правительственной организации USAID, которая разгружается все в том же Порт-Судане (на 2021-й год США обещали Судану гуманитарной помощи на 284 млн долларов — продукты, медикаменты, различное оборудование).

С другой стороны, Хартум не хочет портить отношения с Москвой, которая поставляет в Судан оружие, поэтому предлагает России компромиссный вариант, который обсуждался и обсуждается и по линии МИД, и по линии оборонных ведомств, в частности, во время визита заместителя Шойгу генерал-полковника Фомина в Хартум.

В обмен на базу Судан хочет получить гарантированные поставки оружия и военной техники. Сама сделка должна быть заключена на 25 лет с возможностью автоматической пролонгации еще на 10, если обе стороны не выскажут заинтересованности в ее пересмотре.

Фактически Судан предлагает России вариант, который с точки зрения Хартума, может устроить Россию и в тоже время не обидит США, которые стараются заблокировать возможность появления российской военной базы на побережье Красного моря.

Следует помнить, что Судан добивается от США снятия части экономических санкций, введенных против Хартума во времена правления президента Аль-Башира, свергнутого в 2019 году. Поэтому у США есть рычаги влияния на суданское правительство, которое вынуждено лавировать между центрами силы. Кроме того, конкуренция России и США в Африке открывает для таких режимов, как суданский, возможность за счет двусторонней «политической торговли» получать более выгодные условия по различным сделкам. Такая вот многовекторность по-судански.

Важно понимать, что даже такие предложения не устраивают противников соглашения с Россией. В местной прессе и соцсетях после появления сообщений о скорректированных параметрах сделки пошла волна обвинений в адрес военных, которые «заключают плохие сделки», «торгуют суверенитетом Судана» и «продолжают порочную политику времен Аль-Башира».

Эти заявления были поддержаны некоторыми политиками «демократической ориентации». Такая информационная кампания очевидно направлена на то, чтобы помешать заключению сделки Судана с Россией даже на новых условиях, потому что достаточно очевидно — если база будет развернута, в будущем параметры сделки могут без лишнего шума поменять, и Россия получит то, что хотела, просто несколько позже, опираясь на уже созданную и развернутую инфраструктуру.

Таким образом, суданские военные, которые сейчас ведут переговоры с Россией, испытывают давление и внутри страны, и снаружи.

Россия вполне успешно сотрудничала и сотрудничает с Суданом как при Аль-Башире, так и при новых властях. Практически все заключенные при Аль-Башире соглашения продолжают действовать. Соответственно, проблема со сделкой по базе в Порт-Судане является не результатом какого-то кардинального пересмотра Суданом отношений с Россией, а результатом давления внешних сил на Судан по данному конкретному вопросу.

Судан — это не Турция, которая несмотря на серьезное давление, так и не отказалась от покупки С-400 у России, хотя США и критики этой сделки в самой Турции использовали в числе прочего и схожий аргумент о том, что «сделка с Россией по С-400 заключается на невыгодных для Турции условиях». Правительство же Судана куда как слабее, поэтому не стоит ожидать от него чрезмерной принципиальности даже по поводу уже заключенных соглашений.

Как дают понять российские официальные источники, Россия готова и далее вести переговоры с Суданом. Россия готова добиваться реализации проекта даже в условиях возросшего «административно-политического трения». Условия изменились, но цели остались прежними.

Фактически обе стороны не сомневаются, что сделка будет заключена, вопрос лишь в условиях, которые и являются предметом диалога. А значит, российская база в Судане так или иначе появится.

Так как военные полностью передадут власть гражданской администрации лишь в 2023-м году, у России более чем достаточно времени, чтобы согласовать с суданскими военными соглашение о военной базе и закрепить его соответствующими нормативно-правовыми документами, дабы даже в случае дальнейших внутренних потрясений в Судане база в Порт-Судане продолжала оставаться гарантированным стратегическим активом, который РФ сможет на долгосрочной основе использовать для поддержки операций в северо-восточной Африке, Красном море и Индийском океане.