Шипулин: «У многих сложилось впечатление, что когда ты попадаешь в Госдуму, ты просиживаешь штаны»

Антон Шипулин
Николай Валуев и Валентин Алфимов в программе «Большой спорт» расспросили чемпиона мира по биатлону Антона Шипулина о его новой работе в Государственной думе.

Скачать передачу [mp3, 40.8 МБ]

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


Н. Валуев:

- Добрый вечер, дорогие друзья. Как всегда по средам сегодня, 19 февраля, удивительная дата на самом деле. «Большой спорт» на радио "Комсомольская правда". Валентин Алфимов. Я - Николай Валуев. Напомню вам и раскрою тайну, почему у нас сегодня удивительная дата. Дело в том, что мы долго добивались этой встречи. Мы таки ее добились, дождались. И у нас в студии мой коллега, коллега, в принципе, как спортсмен, ну и прежде всего - по работе нынешней в Госдуме, - Антон Шипулин, чемпион мира, олимпийский чемпион. Я думаю, чемпион Европы - это…

В. Алфимов:

- Трехкратный чемпион мира по летним лыжероллерам.

А. Шипулин:

- Здравствуйте всем. Где-то так примерно. Мы особо не считаем за соревнования летний чемпионат мира. Это в роли подготовки к зиме. Поэтому три, может быть, два раза выигрывали чемпионат мира по лыжероллерам.

Н. Валуев:

- Тем не менее, в то время, когда уже идет чемпионат мира по биатлону, наша сегодняшняя встреча, на мой взгляд, более чем тематична.

В. Алфимов:

- Да, это правда. Обязательно про биатлон поговорим. Но много еще интересного хочется расспросить у Антона как у депутата. Как вообще все это происходит. Как можно сменить костюм спортивный, вот этот комбинезон, в котором я смотрю на вас всегда, на вас, на лыжников, на биатлонистов, у меня ощущение, что вам просто жутко холодно. Потому что на улице -10, а вы там в одном трико.

А. Шипулин:

- Иногда и -20.

Н. Валуев:

- Я смотрю на вас, мне так жалко вас. Вы сменили трико на цивильный костюм. Очень неплохо на вас сидит. Как вам в Думе?

А. Шипулин:

- Знаете, неплохо. Первое время, конечно, было волнительно. Потому что не понимал, куда я с первого шага попал. Потому что предвыборная кампания - это одна история. А работа в Госдуме - это другая история. Но я достаточно быстро адаптировался.

Н. Валуев:

- То есть вы освоились?

А. Шипулин:

- Освоился. Не прошло и месяца, я уже освоился. Я понял, в каком направлении мне надо идти. Набрал свою команду единомышленников. В принципе, Николай Сергеевич не даст соврать, что здесь работа делится на две части. Одна - это работа в Думе, законопроекты, пленарные заседания и так далее. И вторая часть - это как раз работа с избирателями в своем избирательном округе. Работа немножко разнится. И там, и там можно получать удовольствие. И там, и там нужно работать по максимуму. Я завтра прилетаю в Екатеринбург, буквально три часа нахожусь дома, чтобы переодеться, помыться и так далее. Сажусь в машину и еду за 400 километров от Екатеринбурга к своим избирателям. Потом возвращаюсь в воскресенье обратно домой, в понедельник сажусь на самолет и лечу на пленарное заседание. Поэтому работа очень непростая. Меня многие спрашивают, насколько легче или тяжелее после спорта. Я могу точно сказать: вот если работать хорошо, если посвящать этому как можно больше сил, энергии и так далее, то работа намного тяжелее. Я постоянно в перелетах, в переездах, постоянно работаем с бумагами, с избирателями и так далее. К этому режиму я уже привык. Но работа очень непростая. Меньше времени нахожусь дома. Меньше времени уделяю семье. Хотя, я думал, будет наоборот.

Н. Валуев:

- И тут я вздохнул. Глубоко, с пониманием.

А. Шипулин:

- Тем не менее, раз уж пошел, надо, как и в спорте, уже отдаваться на сто процентов и идти до конца.

Н. Валуев:

- На самом деле хотелось по этому поводу и спросить. А родные в Москву переезжают? Где удастся больше видеться - дома или в Москве?

А. Шипулин:

- Мне было бы легче, если бы моя семья переехала в Москву. Неделю назад я привозил…

В. Алфимов:

- «Было бы легче» - значит, не переехала?

А. Шипулин:

- Не переехала, совершенно верно. На прошлой неделе я привозил свою семью. Не всю семью. Дочка, которой один год, осталась дома с бабушкой. Я привозил жену, привозил сына, которому четыре года. Они три-четыре дня со мной пожили и приняли вместе решение после этого, что, наверное, еще годик-полтора стоит подождать. Сейчас как раз такое время не очень благоприятное для малышей. Старший сын у нас пошел в садик. Только-только адаптировался. Он полгода назад только в сентябре или октябре пошел в детский сад. Дочка сейчас наблюдается в больнице у специалистов. Потому что год - это такое время, когда и режутся зубки, и всякие вирусные заболевания быстрее подхватывает. Поэтому решили, что еще год, ничего страшного, я лучше полетаю, но моя семья будет в комфортных условиях, где есть свои врачи, где есть свои преподаватели, где есть бабушки, дедушки, которые нам в этом помогают.

В. Алфимов:

- Вы водили сына на работу в Думу. Фотографии облетели интернет. Чья это идея? Ваша, сына или жены?

А. Шипулин:

- Сын у меня всегда спрашивал: папа, куда ты улетаешь? Папа, где ты работаешь? И вот я очень рад, что смог провести его в Думу. Хотя до 14 лет в Думу проходить нельзя. Спасибо, что мне сотрудники службы безопасности пошли навстречу и позволили провести сына. Он пришел на работу, увидел, что папа сидит за столом, за компьютером, папа работает. И у него хоть какое-то понимание в голове сложилось. Теперь, когда я улетаю, он спрашивает: папа, ты куда? Я - на работу. А, в Москву? В Госдуму? Ну давай, удачи тебе. А до этого он не понимал, зачем я улетаю, зачем я исчезаю на четыре-пять дней из дома. И почему я не живу вместе с мамой, сыном и дочкой.

Н. Валуев:

- Кстати, есть небольшой такой совет. Пока он еще маленький, надо будет обязательно какой-то год выбрать, я надеюсь, избиратели поймут, на 9 мая пойти с ним на Красную площадь, на большой парад. Вот это останется в памяти точно. Я своего Гришку когда сводил на парад, он вообще это не забывает.

В. Алфимов:

- А в Госдуму вы своих привозили?

Н. Валуев:

- Конечно, да. Младшего - нет. Сегодня речь не обо мне.

В. Алфимов:

- Ну поделитесь.

Н. Валуев:

- Стоп, Сережа - нет. Надо восполнить этот пробел. Дочка была.

А. Шипулин:

- Подскажу, кому звонить, как договариваться.

Н. Валуев:

- Я их знаю. Спасибо им большое. У нас и правда достаточно лояльная служба безопасности и ее начальник - Калиничев. Он очень к этому так по-доброму относится. Потому что детям… ведь это не просто условная прогулка. На самом деле, когда они видят, где работает отец или мама, для них это важно. Нельзя сбрасывать со счетов и ждать еще несколько лет, когда подойдет этот возраст. Просто разное совершенно восприятие того учреждения, в котором ты находишься, у детей. Им интересно. Я считаю, что это в принципе надо делать. Ничего плохого в этом совершенно нет.

В. Алфимов:

- Мэр Москвы Сергей Собянин - ваш земляк. Пересекались ли вы с ним, общались ли по поводу Тюмени? И что бы спросили у него, если бы все-таки встретились?

А. Шипулин:

- На самом деле мы с ним давно не виделись. Скорее всего, это было еще в Тюмени. Он очень часто приглашал спортсменов в конце года, награждал за те или иные заслуги. Я знаю, что он человек, который очень хорошо относится к спорту, который хорошо развивает свой регион. Действительно, если спросить у любого тюменца, как вам жилось при Собянине, все скажут: как здорово наша Тюмень поднялась тогда. Я уверен, что сейчас в Москве такая же ситуация. И немало людей, которые скажут ему спасибо. Но я с удовольствием бы с ним встретился, переговорил. Потому что времени прошло уже достаточно много, есть о чем поговорить. Я надеюсь, что такой случай будет. И мы обязательно встретимся хотя бы на пять минут, перекинемся своими впечатлениями.

Н. Валуев:

- Кстати, в ключе последних изменений, чисто таких аппаратных, практически поменялось правительство, Минспорт. Надо было сказать, что Антон Шипулин работает в комитете по спорту и молодежной политике, что само по себе абсолютно правильно и логично.

В. Алфимов:

- Кстати, многие не знают, что Николай Валуев не работает в комитете по спорту.

Н. Валуев:

- Я прошлый созыв отработал именно в этом комитете. Я объясню все потом популярно, если будет желание спросить. Но на самом деле сейчас Министерство спорта - буквально на глазах, сейчас происходят изменения в кадровом составе. И тех, кого, условно говоря, мы знали и привыкли, с кем общались до вчерашнего, можно сказать, дня, они сегодня уже на других должностях и даже в других ведомствах. Я, наверное, задал бы вопрос. Антон, а у тебя как выстраиваются отношения? Наверняка избиратели обязательно в связи со спортом, условно говоря, поручили, попросили, это происходит постоянно…

В. Алфимов:

- Разберись с нашим спортом, пусть мы будем чемпионами мира по всем видам спорта. В ноябре на Урале разразился скандал. Надо про скандал поговорить, по-другому никак не можем. Вы избирались от Серовского округа, а прием провели в Екатеринбурге. 300 километров. Что бы вы ответили своим критикам?

А. Шипулин:

- То, что я почти не вылезаю из округа. Постоянно, когда я приезжаю в Екатеринбург, у меня есть правило - около четырех дней из пяти работать именно в округе. И один день - в Екатеринбурге. Объясню, с чем это связано. Очень много просьб, когда надо тет-а-тет общаться с министрами, с губернатором или вице-губернатором. Потому что вопросов очень много. И в один из таких дней, когда я находился в Екатеринбурге, меня попросили провести прием в приемной Медведева. Я не отказался. Потому что знаю, что Екатеринбург - это мой родной город, где я живу. И провел прием именно там. А вообще, если говорить об избирательном округе, он у меня очень большой. У нас есть семь избирательных округов в Свердловской области. И мой избирательный округ географически - 49 % занимает от области. А все остальные - где 5, где 10, где 15 процентов. Если говорить о том, сколько я времени посвящаю своим избирателям, практически все свободное время. Выбираю один-два дня из региональной недели, чтобы побыть с семьей. И то два - это очень редко получается. Перед Новым годом у нас была региональная неделя, я ее закончил 30 декабря. Я накатал три с небольшим тысячи километров на машине за четыре-пять дней.

В. Алфимов:

- Машина своя?

А. Шипулин:

- Нет, машина служебная. От Екатеринбурга до Пелыма - это крайняя точка, крайний муниципалитет, самый северный, перед ХМАО уже, где-то 650 километров. Мы поднялись туда, потом постепенно спускались по другим муниципалитетам, доехали почти до Тагила, до Екатеринбурга оставалось буквально 200 километров. Через Екатеринбург поехали в другую - восточную часть Свердловской области. Это непростая работа. Ты общаешься с избирателями, это отнимает у тебя определенное количество сил. Потому что энергетика все равно у людей разная. Но одно из самых тяжелых - это переезды. Иногда переезды занимают по 8-9 часов. В зависимости от погоды. Если идет метель или большой дождь, или пробки, или какие-то аварии, не дай бог, то очень много времени занимает. Я летаю из Москвы в Екатеринбург всего 2 часа. Но из Екатеринбурга до крайней точки я могу ехать 8 часов на машине в одну сторону. Поэтому много времени занимают поездки. Но я ни о чем не жалею. У меня 21 муниципалитет в моем избирательном округе. Я сказал еще во время избирательной кампании, что не буду никого обделять, а буду свое время на региональных неделях делить ровно на 21 муниципалитет. И пока справляюсь.

Н. Валуев:

- Я хотел бы для ясности картины сказать. Округ может быть большим, но все равно все идет от количества жителей. Какие-то округа могут реально умещаться даже в самом городе, если город - миллионник, два миллиона. Екатеринбург, к примеру, это город-миллионник. Там может находиться внутри не менее двух…

А. Шипулин:

- Больше. Они какую-то часть захватывают.

Н. Валуев:

- Может, даже и четыре там…

А. Шипулин:

- В Свердловской области 4,5 миллиона жителей. В Екатеринбурге - навскидку 1,5-2 миллиона, наверное.

Н. Валуев:

- В среднем где-то расчет идет из 250-270 тысяч избирателей на один мандат. На самом деле эти огромные расстояния, когда я избирался уже от Брянской области, а в шестом созыве я избирался от Кузбасса, я ощутил разницу. Мы за день, бывало, 800 проезжали. Я думаю, что Антон домой не заезжает каждый день никак. Невозможно, расстояния большие. Наверняка он вынужден находиться в процессе поездки, в гостиницах и прочее. Приезжая на региональную неделю, я думаю, ты в лучшем случае выходные - поцеловал жену, детей и улетел в Москву. Я не плачусь, это просто для ясности картины.

А. Шипулин:

- У многих сложилось такое впечатление, что, когда ты попадаешь в Госдуму, ты просиживаешь штаны…

В. Алфимов:

- Еще не приходишь на пленарки, а вместо них сидишь в ресторане.

А. Шипулин:

- Зарабатываешь деньги и ничего не делаешь. Я с этим столкнулся. Я понимаю, что это не так. Я свои ползарплаты отдаю в Совет ветеранов, остальное я трачу на благотворительность. Но то, что я не сижу на стуле ровно и не просиживаю штаны, это сто процентов. Я изматываюсь в этом плане настолько сильно, что в спорте было намного легче. Я иногда говорю: мне пробежать 70 километров на тренировке было легче, чем поехать на региональную неделю.

Н. Валуев:

- Антон уже не раз отвечал на вопрос, где тяжелее.

В. Алфимов:

- Про деньги мы вас не спрашивали, за язык никто не тянул. Кто получает больше - депутат Госдумы или олимпийский чемпион? Вернее, зарабатывает.

Н. Валуев:

- Тут надо поточнее спросить.

А. Шипулин:

- Когда я в топе, если я олимпийский чемпион, который занимает в кубках мира определенную позицию, когда я был в тройке, я зарабатывал намного больше, чем в Госдуме. Когда я четыре года подряд в топ-рейтинге был в тройке, я, конечно, зарабатывал в разы больше.

В. Алфимов:

- В пять, в десять раз? Мы не знаем, сколько зарабатывают олимпийские чемпионы.

А. Шипулин:

- Сейчас не скажу. Тут даже дело не в том, сколько зарабатывают олимпийские чемпионы. Я мог не быть олимпийским чемпионом, но я мог на кубках мира зарабатывать чемпионом мира или просто победителем кубка мира деньги. Это зависит от того, как ты бегаешь. Первое место - 10 тысяч евро или 700 тысяч рублей. Второе место - 8 тысяч евро. Есть определенные спонсорские контракты. Это тоже зависит от харизмы спортсмена, от его результатов. Я могу привлечь спонсора за 1 млн. рублей, а могу привлечь спонсора за 10 млн. рублей. Конечно, мы не зарабатываем как футболисты, хоккеисты. Но в самые лучшие мои годы, может быть, со всеми контрактами, со всеми призовыми около 15 миллионов я зарабатывал.

Н. Валуев:

- Гран-при еще есть. Там тоже…

В. Алфимов:

- Это коммерческая история.

Н. Валуев:

- Коммерческая история. Она точно так же представлена и в лыжных гонках, и в биатлоне она есть.

А. Шипулин:

- У нас это кубки мира.

Н. Валуев:

- Вся эта спонсорская история. Это профессиональный спорт. Это нормально. Я спросил бы… да чего спрашивать, каждый практически спортсмен, кто из моих друзей, знакомых находится в Госдуме, будучи на пике карьеры, зарабатывал, безусловно, в разы больше. Наверное, это не тема сегодняшнего разговора. Я бы к этому добавил другое. Будучи публичным человеком, есть определенная расплата. Дело в том, что политика она не состоит из одних лишь шанежек и сюрпризов. Потому что и там есть место определенному имиджевому проигрышу, условно назовем его, какие-то промахи приписывают в основном тебе. Хотя, может быть, ты в этом совершенно был и не виноват, к примеру. и самое одиозное, самое странное, когда всю ту историю, о которой Антон упомянул, начинают как-то освещать в ключе, что это достижение твоих… нахождение в статусе депутата. А еще хуже, когда начинают говорить: он наворовал. Это вообще непонятно. В особенности, когда это говорят о спортсменах. Где они там воровали? Не знаю.

Знаете, мы решили немножко отойти от наших вечных тем – что было и что будет – просто интересно раскрыть потенциал человека, который пришел в студию. Я считаю, что Антон Шипулин совершенно точно достоин такого разговора и мне хочется спросить именно о семье. Вот сейчас и распорядок дня, и режим, и вообще многое что изменилось, - как на это отреагировала семья, дети, как жена выдерживает? Потому что я больше, чем уверен, вы видеться стали гораздо реже, чем раньше.

А. Шипулин:

- Действительно, это так. У меня не было особого перерыва, когда я был в спорте. У меня хоть была какая-то возможность с собой на сборы – новогодний, летний, подготовительный сбор – брать с собой семью, и тогда нас было не так много, у нас не было еще дочки, с одним ребенком это было сделать легче. Сейчас, конечно, ситуация изменилась. Только-только я закончил спорт, через два дня мне буквально предложили попробовать себя в новом статусе и тут буквально сразу началась предвыборная кампания, потом работа в Государственной Думе. На самом деле времени стало меньше. Я уже об этом говорил, что, если раньше, допустим, я со сборов приезжал и у меня была неделя, когда я проводил с семьей, когда я спокойно тренировался, когда я решал свои бытовые какие-то задачи и вопросы, то сейчас этого времени практически нет. Я приезжаю домой практически на выходные. В последнее время я решил, что хотя бы каждое воскресенье я буду стараться проводить с семьей, это тоже не всегда получается, тем не менее, жена изначально у меня и сын, потому что дочке всего один год, она еще не осознает это, сначала жена и сын немножко были в шоке от моего режима и говорили – мы думали, что ты закончишь с профессиональным спортом и будешь больше с нами находиться, оказалось, все совершенно по-другому. Но я рад, что моя жена меня поддерживает, я рад, что сын понимает, и я надеюсь, что, может быть, скоро они переедут со мной жить в Москву, чтобы я не мотался туда и обратно, не тратил на это время и после работы хотя бы был рядом с ними.

В. Алфимов:

- Из нашей программы мы поняли, что у Антона Шипулина двое детей. На что потратили материнский капитал?

А. Шипулин:

- Пока ни на что. Думаем. Жалеем, что нет дополнительных программ, таких, как, допустим, положить деньги на счет ребенка, когда ему исполнится 18 лет и с индексацией он получил бы больше. Но особо пока ни в чем не нуждаемся, сохраним их до тех времен, когда действительно с пользой вложим их и что-то полезное приобретем.

Н. Валуев:

- Ну да, сегодня с материнским капиталом, в отличие от его достаточно раннего старта, на моей памяти уже много лет, как он работает, действительно произошли приятные метаморфозы. Мало того, что он индексируется, и это хорошо, безусловно, он превратился уже в принципе в сумму, вдвое превышающую ту, с которой начинался. А самое главное, что вопрос применения этого материнского капитала, в особенности и сейчас, после выступления Владимира Владимировича, просто действительно всех обрадовал. И реально сегодня, имея двоих детей, рожая третьего, мы получаем материнский капитал вновь, по новым уже требования, даже если наши дети не подпали под те изменения, которые с этого нового года, а в дальнейшем можно в конце концов замахнуться и на большее…

В. Алфимов:

- Внимание – вопрос! Третьего планируете?

А. Шипулин:

- Я очень хочу третьего. И супруге неоднократно говорил.

В. Алфимов:

- А она?

А. Шипулин:

- Ну, она говорит – дай мне немножко передохнуть…

Н. Валуев:

- Все так говорят…

А. Шипулин:

- Ну, нет, раз затронули эту тему, конечно, сейчас более благоприятные условия для того, чтобы создавать семью. И спасибо Владимиру Владимировичу, и «Единой России», и парламенту, за то, что обращают на это большое внимание. Ведь сейчас действительно делается очень многое. И за первого ребенка, и за второго, и за третьего. Плюс ипотеки… В общей сумме, если не ошибаюсь, Владимир Владимирович говорил о том, что в сумме за троих детей уже с этого года можно получить около одного миллиона шестиста тысяч рублей. Это хорошее подспорье для тех семей, которые не имеют квартиры, не имеют собственного жилья, не имеют дополнительных денег. Поэтому я всех призываю, пока есть такая благоприятная ситуация, рожайте и пользуйтесь материнским капиталом и теми средствами, которые выделяет государство.

Н. Валуев:

- Эта ситуация минимум до 2026 года, а дальше, я уверен, что мы продолжим практику. Демографический вопрос – это вопрос не просто государства, а в том числе и нашего любимого спорта.

В. Алфимов:

- Да. Своей супруге Луизе вы сделали предложение в кинотеатре. Почему именно в кинотеатре?

А. Шипулин:

- Хотелось как-то запоминающе это сделать. Ничего больше на ум не пришло, как сделать эффектное видео. Я постарался, мы там записывали, нарезали, я подключил своих лучших монтажеров, ребят, которые работают с видео, и сделали это эффектным. Главное – для нее это было неожиданно. Я купил большой букет цветов, я позвал своих друзей, договорился с кинотеатром, и мы провернули все это так, что это запомнилось, наверное, на всю жизнь.

В. Алфимов:

- Там какое-то кино показывали в этот момент?

А. Шипулин:

- Нет, кино показывали после этого. Это было во время рекламы, перед кино. Конечно, фильм потом посмотрели.

В. Алфимов:

- Какой фильм?

А. Шипулин:

- Я на самом деле даже не очень помню. Я помню, что это было что-то про войну. Хотя многие меня хейтеры после этого критиковали – как ты мог на этот фильм идти и делать предложение? Для меня на самом деле было не так важно, я подстраивался под временной график свой и просто подобрал первый попавшийся фильм, который был в определенные часы. Поэтому тут от фильма не зависело, тут только зависело от эффекта, который я хотел в конечном итоге достичь.

В. Алфимов:

- Она теперь не боится с вами в кино ходить? Может, вы что-нибудь еще там придумаете?

А. Шипулин:

- Я думаю, что лучше, чем предложение, уже эмоциональнее ничего не придумать, хотя можно постараться…

В. Алфимов:

- На лыжах бегаете?

А. Шипулин:

- Очень редко.

Н. Валуев:

- В Москве снега нет!

В. Алфимов:

- Я к этому и веду. Как вам бесснежная зима-то?

А. Шипулин:

- Есть. На прошлой неделе меня Александр Легко вытащил на лыжах покататься. Это было в Одинцово. Снег есть, его настреляли, причем, трасса очень хорошая – 6 километров протяженность круга и на самом деле я ему очень благодарен, потому что за последнее время у меня потренироваться времени совершенно нет. Мне приходится иногда вставать в шесть утра, чтобы побегать кросс, получается 50-60 минут – максимум – и то там 3 раза в неделю – и ехать на работу. Я уже понимаю, что у меня и поднабрался вес – щечки, животик вырос… Но не могу пока себя заставить встать в четыре или в пять утра, чтобы потренироваться. Потому что вечером приезжаешь с работы очень уставший, но, тем не менее, это не оправдание. Каждый, кто хочет тренироваться, найдет любое время. Я думаю, что скоро я в этом плане исправлюсь.

Н. Валуев:

- Я тоже себе так сначала говорил. Потом в итоге купил велосипед, поставил его в большой комнате, встал - и кручу велосипед… у меня телевизор работает… окошко открыл – и поехал.

В. Алфимов:

- А я думал, как у всех - свитер вешаете на него.

Н. Валуев:

- Безусловно, он там висит. Во все остальное время – брюки или свитер – висят.

В. Алфимов:

- Хорошо, вы хоть снимаете иногда… Как избранник народа, скажите, кому живется весело и вольготно на Руси?

Н. Валуев:

- Очень риторический, по-моему, вопрос.

А. Шипулин:

- Шоуменам весело и хорошо живется, резидентам ТНТ, «Камеди клаб»…

Н. Валуев:

- На самом деле, кому хорошо живется на Руси, уже давно написано нашими великими классиками. Если кто-то не читал, пусть прочитает. Вообще-то это школьная программа.

В. Алфимов:

- Так, надо переходить к спорту, к биатлону… Не самые лучшие времена переживает наш биатлон. Почему? Что происходит? Кто виноват? Функционеры? Спортсмены ли? Может быть, тренеры?

А. Шипулин:

- Я бы не хотел перекладывать вину на ту или иную категорию. Я бы сказал общими фразами, что виноваты все понемногу. И спортсмены, и функционеры, и тренеры. Я уже говорил это и в прошлом, и в этом году, когда был на чемпионате мира и видел ситуацию. Нет той единой команды, которая бы шла к одной цели. Конечно, у нас индивидуальный вид спорта – биатлон. И здесь иногда нужно быть эгоистом в гонках. Но все-таки, когда ты не чувствуешь той взаимопомощи, взаимопонимания от тренеров, от спортсменов, от руководства, когда нет той единой семьи, как мы раньше говорили, тогда и результаты хуже. Почему норвежцы хорошо выступают, немцы? Не только поэтому, но это один из критериев, потому что психология в биатлоне очень важна. Если в лыжах психология важный элемент, то в биатлоне намного больше влияет именно психологический фактор. Потому что у нас есть стрельба, у нас есть лыжи. Плюс мы очень сильно просаживаемся так скажем в материальной базе, в нанотехнологиях. У нас проблемы с лыжами, со структурами, с патронами. И это тоже немаловажно.

В. Алфимов:

- У вас же Прохоров был президентом федерации. Не должно было быть проблем с деньгами.

А. Шипулин:

- Прохоров был. До этого был Кравцов президентом федерации, до этого был Прохоров. Когда был Прохоров, конечно, проблем со средствами не было и в принципе там с лыжами, с материальной частью не было проблем. Сейчас времена изменились. Я знаю, что у нынешнего руководства СБР есть определенные проблемы с финансированием. Сильно о грустном не будем говорить, потому что чемпионат мира еще не закончился. Обычно судят по сезону после того, как проходит главный старт, все-таки кубки мира это больше коммерческая история, а самое важное – это чемпионат мира. Сейчас вот-вот закончится чемпионат мира, кстати, я лечу поддержать своих ребят и покомментировать немножко с Первым каналом. 22-23 февраля, когда будут завершающие гонки, самые сильные гонки для нашей сборной, потому что это будет эстафета, где мы всегда можем рассчитывать на золотые, серебряные или бронзовые медали, но хочется, конечно, пожелать ребятам и тренерам, и руководству удачи в этом плане, потому что критики сейчас очень много. И я почему очень часто отказываются от интервью перед чемпионатами мира, и сейчас мы с вами не говорим о том, что было в прошлом, потому что все же люди, все читают комментарии, все читают новости… И это все негативно влияет… а я говорил о психологии, о том, что она очень важна, поэтому здесь как бы мы ни выступали до этого, какие бы мы ошибки ни совершали, самое главное – до конца верить, надеяться и поддерживать. Вот поддержки не хватает нашей сборной…

В. Алфимов:

- Почему Антон Шипулин ушел из спорта? Все уверены, что из-за допинга.

А. Шипулин:

- Я, как чистый, бегал…

Н. Валуев:

- Вот когда все уверены, вот точно значит все наоборот. Кто все? Начитавшиеся интернета?

В. Алфимов:

- Ну, естественно. В 2018 году Антон Шипулин не поехал на Олимпиаду. Сразу вопросы – а что такое?..

А. Шипулин:

- Я уже много раз об этом говорил. На самом деле, у меня были определенные проблемы со здоровьем и врачи, которые меня вели, дали мне время до 2018 года, а потом надо будет тебе или большое время отдыхать, около года, или заканчивать со спортом. Я долго мучился, не знал, что мне выбрать. В итоге через 8 месяцев, когда я восстановился, прошел определенные процедуры, врачи мне сказали – ты восстановлен, можешь начать тренироваться. Я в конце 2018-го вновь приступил к тренировкам, поехал на сборы, прошел три месяца сборов со сборной командой России и был очень неприятный момент, когда я находился в Австрии, я должен был через неделю-две уже ехать на этапы кубка мира, а на самом деле было заставить себя очень непросто заставить себя тренироваться, когда ты готовишься к главному старту, к Олимпийским играм, и тебя не приглашают… Кстати, ответа от Международному Олимпийского комитета мы так и не получили, мы с юристами отправляли несколько вопросов, почему нас не пригласили на Олимпиаду? Ситуация очень сложная. И многие мои болельщики, мои родные, знают, как я пропускаю все через себя, переживаю и так далее… Момент, когда мы находились в Австрии, к нам приезжает полиция и начинают вести допросы по поводу чемпионата мира, который проходил в 2017 году, что есть подозрение, что вы в гостинице употребляли допинг… Знаете, для человека честного, который никогда не был связан с этими допинговыми скандалами, это очень бьет по репутации, по мотивации, по настроению. Дня три, наверное, я не мог успокоиться, потом просто понял, что от нас не отстанут и есть ли смысл готовиться на следующие Олимпийские игры, потому что для индивидуального вида спорта Олимпийские игры являются приоритетом, а если к тебе в любой момент также смогут приехать и без каких-либо оснований тебя не допустить или снять… Потом оказалось, через полгода буквально, что все подозрения убираются, австрийская полиция по ложным показаниям приехала и так далее… но осадок остается. И сейчас, когда я вижу эту ситуацию всю с допинговой проблемой, я понимаю, что я сделал правильное решение. Потому что, если бы меня сейчас третий раз ударили, если бы я понимал, что следующая Олимпиада точно без флага, без гимна, без родины в сердце, я бы точно закончил. Поэтому, я считаю, что спортсмен профессиональный должен выбирать тот момент, когда ему действительно нужно уходить, и правильно уходить. Я мог сейчас бегать по 30-м, по 40-м местам. А надо ли это? Мне кажется, я ушел вовремя и сохранил свое здоровье, и свои нервы, и достоинство.

В. Алфимов:

- Антон Шипулин на радио «Комсомольская правда», сейчас – депутат Государственной Думы, но при этом – чемпион мира по биатлону, олимпийский чемпион по биатлону. Антон, спасибо большое, что вы к нам пришли. Мы желаем вам всего наилучшего! И семье вашей здоровья и понимания!

Программа о настоящем смысле жизни