«Она сильно поправилась»: тяжелобольной Заворотнюк не дают смотреть в зеркало

Сильно поправилась, нет волос: тяжелобольной Заворотнюк не дают в руки зеркало
Длительное лечение серьезно изменило внешность актрисы.

Уже около двух лет Анастасия Заворотнюк борется с глиобластомой (опухолью мозга). Родные актрисы не комментируют ход лечения, поэтому судить о нем можно только по историям знакомых семьи.

Сегодня о состоянии звезды сериала «Моя прекрасная няня» рассказал актер и режиссер Анатолий Демидов. По словам артиста, сейчас оно стабилизировалось. Заворотнюк по-прежнему находится в своем загородном коттедже в Крекшино, окруженная заботой мужа Петра Чернышова, мамы и дочки Анны.

За время борьбы с онкологией внешне Анастасия очень изменилась. Однако она не опускает руки и старается принять себя новую.

«Косынка на голове, волос нет. Была в больших солнцезащитных очках, закрывающих пол-лица, сидела в коляске, укрытая пледом. Она сильно поправилась, но знакомые, уже видевшие ее в таком состоянии, привыкли к ее нынешнему весу. И она тоже к себе такой привыкает», — поделился Демидов.

Помимо внешности длительное лечение с гормональной и химиотерапией отразилось на внутренних органах. У Заворотнюк серьезно пострадали почки, сердце и печень.

«Насколько слышал, у нее есть некоторые трудности с речью и двигательной функцией. А также с памятью. Правая рука частично обездвижена еще с прошлого года, но массаж делает свое дело, и восстановление идет», — рассказал Анатолий.

Чтобы не огорчать Анастасию, еще не привыкшую к своей изменившейся внешности, члены семьи не дают ей смотреться в зеркало. Однако все другие просьбы выполняют неукоснительно.

Заворотнюк по-прежнему старается следить за собой, делает маникюр, пользуется дорогой косметикой. Ей регулярно делают массаж и проводят сеансы лечебной гимнастики.

Больше всего времени звезда проводит с мамой. По словам Демидова, она даже переписала на нее свой загородный коттедж.

«Возможно, так Анастасия решила позаботиться о будущем мамы на случай непредвиденных обстоятельств. Вряд ли это из-за недоверия к мужу. А быть может, это был способ защитить имущество, чтобы его не арестовывали за долги приставы», — поделился режиссер с КП.