«Эти все ловушки остаются»: Крашенинников объяснил, что будет, если люди проголосуют против поправок

Павел Крашенинников
О том, какая Россия будет после принятия поправок и что будет, если люди проголосуют против в эфире Радио «Комсомольская правда» сопредседатель рабочей группы по подготовке предложений о внесении поправок в Конституцию Павел Крашенинников.

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


В. Торин:

- Добрый день, дорогие друзья! Сегодня, как бы мы ни говорили о будущем, понятно, что мы так или иначе вернемся к истории, связанной с нашей Конституцией. И спасибо большое моим коллегам Александру Гамову и Михаилу Антонову, которые буквально несколько часов назад специально для программы «НЕфантастика» поговорили с Павлом Владимировичем Крашенинниковым, человеком, который был назначен сопредседателем рабочей группы по подготовке предложений о внесении поправок в Конституцию России. Давайте послушаем их прогнозы.

М. Антонов:

- Друзья, на радио «Комсомольская правда» Павел Крашенинников сегодня у нас в гостях.

А. Гамов:

- Сопредседатель рабочей группы по внесению поправок в Конституцию России.

М. Антонов:

- Мы в этой части эфира хотели бы с вами поговорить о будущем. Как мы будем жить с новой Конституцией? Сильно ли поменяется обычная человеческая жизнь?

П. Крашенинников:

- Обычная человеческая жизнь не меняется от одного из факторов, но это очень важный фактор. Ну, человеческая жизнь? Ну, воздух будет тот же.

М. Антонов:

- Коронавирус пока останется с нами.

П. Крашенинников:

- Коронавирус пока остается. Супруг или супруга, надеюсь, тоже будет та же. Хотя, это точно не от Конституции зависит. Кровать будет та же. И так далее. Работа, надеюсь, тоже. Ну, а у нас просто появляются несколько другие правила игры и эти правила игры самые главные, потому что Конституция – это самый главный закон и у нас значительная часть вступает в силу сразу после принятия Конституции, после голосования и публикации. Соответственно, многие нормы, связанные с индексацией, с суверенитетом, с изменением назначения правительства и т.д. и т.д., они сразу вступят в силу. Но часть будет развиваться в действующем законодательстве. Могу сказать – больше 70 законов нужно будет принимать в развитие Конституции. Это очень много. Очень много.

М. Антонов:

- Как пела группа «Любэ», мы будем жить теперь по-новому. Хорошо, по-новому мы будем жить, то есть, внутренне и внешне, по большому счету, никаких изменений не будет. Основы изменений коснутся, наверное, все-таки законодательной власти в большей степени?

П. Крашенинников:

- Я думаю, что все-таки у нас значительное количество наших граждан являются пенсионерами и, конечно, пенсии и соцвыплаты они сразу вступят в силу. Знаете, это вступление не только при начислении денег, но и вступление будет касаться правительства, Минфина, которые уже при подготовке бюджета, а у нас начинается подготовка в августе, они уже будут как константу, видеть эти все нормативы и избегать не смогут, как было раньше.

М. Антонов:

- Разговоры про Крым, Курилы, а временами и про Калининград прекратятся?

П. Крашенинников:

- Прекратятся, да. Прекратятся даже с точки зрения юридической. Прямо написано – не допускаются. Ну, не такие разговоры, а - понятно. Соответственно, тоже появятся, скорее всего, поправки в КоАП и Уголовный кодекс, если вдруг кто-то начнет это раскачивать. Вполне возможно, что будут и…

А. Гамов:

- Я открою такой секрет, что Павел Владимирович – один из немногих юристов, который работал над Конституцией октября 1993 года и которую он сейчас сам реконструирует и модернизирует. И, естественно, вопрос, наверное, возникнет такой. Вы в третий раз готовы потом эту Конституцию снова усовершенствовать? Если родина скажет?

П. Крашенинников:

- Ну, я в 1993 году был достаточно молодой, маленький человечек, который работал на госслужбе в Минюсте и т.д., но все-таки главные были другие – мои учителя, которые работали, но я был рядом, видел и, я считаю, что мы тогда не могли вот этих вещей себе позволить. По поводу индексации. Мы не могли себе позволить, потому что мы не знали, что будут кризисы при работе Госдумы, правительства и президента. А таких кризисов было навалом, особенно в 90-е годы. Мы не могли себе позволить, с точки зрения международного права, поставить Конституцию вверх. Не все российские законодательные акты, как сейчас многие пишут, нет, только Конституцию…

А. Гамов:

- Потому что президентом был тогда Борис Николаевич Ельцин?

П. Крашенинников:

- Нет, потому что у нас не было практики еще конституционной по поводу законопроектной деятельности. По поводу социалки мы тогда даже деньги не выплачивали. Пенсии и социальные пособия вовремя не выплачивали, давайте вспомним. Ну, у вас радиослушатели все молодые и не помнят этого…

М. Антонов:

- Почему? Помним. Новости начинались с того, даст нам очередной транш МВФ или не даст очередной транш.

П. Крашенинников:

- Да, да, этим тоже мы занимались. У меня было управление в Минюсте, в которое входил отдел внешнеэкономического законодательства. И мы эти транши…

М. Антонов:

- Сейчас поправки, за которые голосуют, или против которых голосуют, вызывают огромное количество вопросов и споров. Но мы с вами начали, Павел Владимирович, говорить о том, что мы уже говорим о принятой Конституции 2020 года, как о свершившемся событии.

П. Крашенинников:

- Нет, ну это вы так говорите. Я-то надеюсь, что мы сейчас это как раз производим. Я лично проголосовал сегодня. Не буду говорить как.

М. Антонов:

- Не будем, да, хотя мы догадываемся, как. Представляем, что результаты отрицательные. Ну, народ выступил против поправок. Что происходит?

П. Крашенинников:

- Ничего не происходит. Живем по Конституции 1993 года, но, к сожалению, с индексациями, с суверенитетом, с иерархией, с возможностью кризисов ветвей власти. Эти все ловушки остаются.

М. Антонов:

- Мы забываем это как страшный сон? Или продолжает работать комиссия?

А. Гамов:

- Нет, Миш, мы снова рабочую группу собираем.

М. Антонов:

- Вот, я как раз про это и говорю.

Павел Крашенинников

П. Крашенинников:

- Ну, это к тому вопросу, который Александр задал – будем ли мы третий раз? Знаете, я все-таки считаю, что конституционные нормы должны работать, как минимум, несколько поколений. Поэтому я считаю, что с учетом, вот это очень хорошо, когда есть такие сложные процедуры, когда один парламент, другие парламенты – я имею в виду парламенты субъектов федераций – рассматривают, это очень сложная процедура, очень сложное внесение поправок, поэтому я не думаю, что это будет такая ситуация возможна. Я надеюсь, что Конституция будет работать несколько поколений. И у меня еще есть другой любимый текст – Гражданский кодекс. Я считаю, что Гражданский кодекс должен работать столетия. Столетия. Не одно даже.

А. Гамов:

- А сколько столетий?

П. Крашенинников:

- Ну, хотя бы два с половиной.

А. Гамов:

- А там есть подпись Крашенинникова?

П. Крашенинникова:

- Гражданский кодекс наш у нас молодой, мы его готовили… вот после Конституции у нас первая часть вступила в 1995-м, 1996-м годах, у нас Гражданский кодекс достаточно молодой. Ну, если вспомнить кодекс Наполеона, Наполеона давно все прокляли и т.д., а он до сих пор действует, например. Или германский кодекс.

М. Антонов:

- Или декларацию независимости США. С отцами-основателями.

П. Крашенинников:

- Да, да, совершенно точно.

А. Гамов:

- Или декларацию о независимости Российской Федерации, которую 12 июня 1991 года приняли. Ее ж тоже вспоминают иногда, потому что мы ж отмечаем 12 июня.

П. Крашенинников:

- Конечно.

М. Антонов:

- Финальный вопрос, который бы я хотел задать. После того, как Конституция будет изменена или не изменена, результаты голосования покажут, нет ли замаха на другие нормативные и законотворческие акты Российской Федерации? Посмотреть Уголовный кодекс, посмотреть КЗОТ и т.д. Ну, то есть, начали с большого, а дальше..

П. Крашенинников:

- Замах, конечно, есть. Потому что надо будет обязательно вот Семейный кодекс смотреть. Знаете, у нас сейчас приоритет, при отобрании семьи у нас приоритет административных технологий, надо судебные делать все-таки, а не так, чтобы органы опеки сами решали эти вопросы. У нас есть с точки зрения Трудового кодекс, наверное, есть. С точки зрения Уголовного, ну, наверное, есть. У нас должен быть новый закон о государственном совете. У нас должна коренным образом поменяться система здравоохранения. А это без законодательных актов невозможно. У нас уже есть поправка в закон об образовании, которая воспитательную функцию вносит. И так далее. Я могу очень долго говорить…

М. Антонов:

- Считайте, что сейчас от Павла Владимировича мы декларацию о намерениях услышали. И не одну. Спасибо большое.

В. Торин:

- А сейчас с нами на связи политолог Константин Костин. Константин, здравствуйте.

К. Костин:

- Добрый день.

В. Торин:

- Мы только что услышали Павла Владимировича Крашенинникова, человека, который еще в далеком 1993 году уже работал над Конституцией. И вот есть такая знаменитая цитата Михаила Евграфовича Щедрина – чего-то хотелось, не то Конституции, не то севрюжины с хреном, не то взять бы, да ободрать бы кого-нибудь. Мы здесь, в программе «НЕфантастика» предсказываем будущее. Как вы считаете, что изменится с принятием или с непринятием Конституции, вот этих поправок?

К. Костин:

- Давайте поговорим о том, что изменится с принятием Конституции. Во-первых, наше государство станет более устойчивым. То есть, нормы, которые касаются безопасности, которые касаются требований к госслужащим, в том, чтобы они хранили все свои активы в России, соответственно, все это позволит менее зависеть от какого-то внешнего воздействия. Понятно, что на текущий момент эта норма, как, впрочем, и многие другие, будет спящей. Потому что, когда у нас есть Владимир Путин, когда есть его подход к государственному управлению, его идеология, понятно, что вряд ли люди, которые имеют какие-то двойные интересы, то есть, работают здесь, а будущую свою жизнь планируют где-то еще, вряд ли могут оказаться на высоких государственных постах. Но такое же в нашей истории уже бывало, в 90- е годы, мы помним много министров, вице-премьеров, которые, закончив свою карьеру на госслужбе, неожиданно быстро становились предпринимателями, переезжали на заранее приготовленные квартиры в других странах…

В. Торин:

- Сейчас-то не так…

К. Костин:

- Сейчас не так, да. Но мы же Конституцию принимаем не на один день. Это документ, который принимается на годы. И мы же с вами не можем быть абсолютно уверены сейчас, что через 20, через 30 лет, скажем, какие-то другие силы не окажутся у власти. Но они в данном случае будут ограничены Конституцией, той правовой рамкой, которую задает основной закон.

В. Торин:

- Если что, можно будет скрутить Конституцию в трубочку и ударить по башке зарвавшегося чиновника, я правильно понимаю?

К. Костин:

- Да. Конституция – это закон прямого действия и, соответственно, отменить те положения, которые есть в национальном законодательстве, которые касаются того же самого – то, что мы называем национализацией лиц, это будет уже не так просто, это уже надо исправлять Конституцию. А это достаточно сложно, это в системе сдержек и противовесов, которые так же в Конституции предусмотрены, я имею в виду распределение полномочий между различными властными институтами, это уже будет непростой процесс. Проще будет либо решить не идти во власть, либо, если ты во власть пришел, соблюдать требования. Соответственно, у компетентных органов буде т больше свободы в проведении соответствующих расследований. То есть, это такое ребро жесткости для крепости государства. То есть, в любой большой конструкции должны быть ребра жесткости, которые обеспечивают ее устойчивость и вот эти положения Конституции эту задачу выполняют. То есть, положение о социальном государстве будет закреплено в Конституции. Мы же прекрасно с вами помним, как в 90-е годы у нас, когда были другие руководители, денег нет, за счет кого решаем проблему, в первую очередь? За счет бюджетников, льготников, пенсионерам пенсию проиндексируем не в этом году, а в следующем, а не получится – через два года. А сейчас этого сделать нельзя. Потому что будет прямая обязанность всех органов и всех ветвей власти решать задачу по индексации пенсий, по индексации прожиточного минимума. Сейчас это делается и так…

Владимир Торин

В. Торин:

- Представляете, приходит человек такой – чем бы мне заняться сегодня? Потом – ба, так в Конституции ж записано, мне нужно как-то позаботиться о людях, да, и сразу после этого он начинает…

К. Костин:

- Готовится бюджет Российской Федерации на какой-то следующий год – допустим, на 2030-31-й, а конъюнктура рыночная такова, что денег у нас меньше, чем было за два года до этого. И надо найти какие-то либо дополнительные источники, либо что-то сократить. И не сократишь ты уже зарплаты, не сократишь ты пенсии. Более того, ты обязан их увеличить. Поэтому будешь думать в другой парадигме. Может быть, количество чиновников сократить, какие-то расходы оптимизировать и так далее. Этот приоритет четко совершенно записан в Конституции. Еще раз говорю – Конституция это закон прямого действия. Более того, если правительство вдруг не будет справляться с этой задачей, то эта норма Конституции дает возможность негативного контроля, то есть, ставить вопрос об отставке, отправлять в отставку. Так что это такой существенный элемент. Потому что я вам хочу сказать, что, если бы это было записано у нас в Конституции в 1993 году, то таких полугодовых задержек зарплат бюджетникам и пенсий, их бы просто не было. Ну, потому что младореформаторы понимали бы, что, если они это делают, то их просто уволят, а еще можно отправить их в какие-то менее комфортные условия проживания.

В. Торин:

- Журналист «Комсомолки» Юрий Кораблев спросил у людей на улице – за какие поправки и как они будут голосовать, и что они вообще по этому поводу думают. Пожалуйста, «Радиодозор» включите нам.

Ю. Кораблев:

- У нас на радио «Комсомольская правда» работает прямая линия по поправкам в Конституцию. До 1 июля вы можете задать любой вопрос. Вот волнует вас, почему так важно закрепить статус русского языка, насколько будут проиндексированы пенсии, как поможет родителям поправка о детях? На все ваши вопросы ответят журналисты, юристы, волонтеры, а также звездные гости… А сейчас я иду в народ, чтобы лично узнать, какие вопросы по поправкам в Конституцию интересуют простых жителей нашей родины.

«- Пойду голосовать обязательно. Просто я в Подмосковье живу, я там пойду голосовать, в Красногорске. Владимир Владимирович выступал у нас и вопросы, которые меня волновали, он на них ответил мне».

«- Да нет, вопросов нет, в целом понятно, зачем.

- А пойдете голосовать или нет?

- Я еще не решил. Наверное, нет.

- То есть, все понятно, но голосовать не пойдете? Спасибо».

«- Голосовать я обязательно пойду, но буду голосовать против этих поправок в Конституцию.

- А почему так решительно против?

- Вот, например, там есть такая поправка, как дети – это достояние государства. Вот я мама, например, и что это значит – достояние государства? Это что, значит, государство возьмет и это достояние заберет, или что? Дети не будут принадлежать, получается, родителям, а будут принадлежать государству? Меня этот термин в принципе не устраивает. Я считаю, что дети – это, прежде всего, достояние родителей, а не государства».

«- Я согласна, чтобы нам пенсию прибавляли каждый год.

- Это самая главная поправка?

- Это самая главная поправка для меня.

- Ну а на деле будут делать?

- Надеемся.

- Поэтому пойдете голосовать?

- Да».

«- Знаю, за что нужно голосовать. Единственный есть момент один, не очень приятный. Дело в том, что поправки идут сразу комплексом некоторые, и из-за этого… например, одна поправка мне нравится. Я хочу за нее проголосовать. Другая не нравится и я хочу как-то опротестовать это, но я не могу этого сделать. Я либо за все могу проголосовать, либо ни за что.

- Вот как Элла Памфилова сказала – это как бизнес-ланч. Если берешь, от компота отказаться нельзя».

«- Началось голосование по поправкам в Конституцию, есть ли у вас какие-то вопросы по этому поводу? Или все понимаете?

- Все понимаю.

- А пойдете голосовать?

- Онлайн».

« - Обязательно пойду. Потому что та Конституция, которая есть, это не для людей. Первое и главное – чтобы законы России были выше законов международных. Чтобы мы были богатая страна, независимая. И все.

- А есть ли какие-то возражения, что-то не нравится вам там?

- Да нет, особо нет».

Ну, что можно сказать по итогам моего небольшого опроса. Большинство все-таки пойдут голосовать по поправкам в Конституцию, либо это сделают онлайн…

В. Торин:

- Удивительная история. Когда мы готовили некий спецвыпуск «Комсомольской правды» со старыми полосами, мы неожиданно наткнулись на такой спецвыпуск, который делали журналисты «Комсомольской правды» в 1960 году. Вы не поверите, журналисты «Комсомольской правды», которые много шутили, неожиданно почти всё угадали. Конечно, журналисты «Комсомольской правды» шутили, как бы сейчас сказали, прикалывались. Но неожиданно почти всё, что они в том далеком 1960 году написали в газете, сбылось.

Например, вот они пишут такую заметку: «Прошу совет читателей опубликовать мою заметку о возмутительных беспорядках с видеотелефоном. Несмотря на жалобы, вчера у нас в Аральске на экранах видеотелефонов изображения получались опять не цветными. Пора, наконец, обеспечить круглосуточную цветную видеотелефонную связь во всех наших городах и поселках, а не довольствоваться старым».

Да, это действительно сейчас случилось и уже давным-давно ни для кого это не какая-то удивительная вещь. Хотя, конечно, в том далеком 1960 году это достаточно прозорливо. И таких тут очень много.

С нами на связи шеф-редактор «Комсомольской правды» Евгений Сазонов. Евгений, скажите, каким образом журналисты «Комсомольской правды» в далеком 1960 году настолько точно предсказали будущее?

Евгений Сазонов

Е. Сазонов:

- Ну, я на это ответить не могу, потому что это, наверное, какая-то магия. Дело в том, что действительно они не просто всё точно предсказали, а когда читаешь этот разворот, он написан в таком шутливом тоне, вроде хочется посмеяться…

В. Торин:

- Например, про видеосвязь пишет возмущенный гидроагроном Мамедов: «После работы, во втором часа дня я, как обычно, вызвал к проводу младшую сестру, которая путешествует по Днепро-Донскому каналу, и, как всегда ее увидел, но изображение было черно-белым, как 10 лет назад». Это абсолютно такие мобильные телефоны с видеосвязью.

Е. Сазонов:

- Я бы сказал, это проблемы со связью зум, которая сейчас очень активно используется. И они не просто предсказали эту видеосвязь, они еще и предсказали проблемы с этой видеосвязью. Потому что сейчас как раз со мной хотели связаться по зуму, и это не удалось из-за каких-то помех, поэтому мы с вами говорим по телефону.

На самом деле авторы этих шутливых полос с предсказаниями – это легендарный обозреватель отдела науки «Комсомольской правды» Ярослав Голованов, в будущем известный писатель и очеркист, и литературный сотрудник отдела науки, в будущем писатель-фантаст Дмитрий Беленкин. Они просто сели, как люди, которые любят фантастику, любят фантазировать, любят предсказывать, что же будет, и набросали, что бы им хотелось видеть в будущем. А также набросали то, чего бы им не хотелось видеть. И вот попали здесь, как видите, в точку.

В. Торин:

- Я смотрю, тут полеты на Луну. Они пишут, что в 1970 году люди попадут на Луну. На самом деле это случилось в 1969 году, как мы знаем. Они пишут: «И вот мы на Луне, какая здесь интересная почва…»

Е. Сазонов:

- Чуть-чуть ошиблись.

В. Торин:

- Да, всего на год. Это же совершенно невероятно. Я вам скажу больше. Они предугадали, что медленно чиновники реагируют на материалы журналистов, и в будущем они будут реагировать всё так же медленно и неповоротливо. И это тоже сбылось. Только что мы разговаривали с политологом Константином Костиным, который рассказал нам, что благодаря как минимум одной из поправок в Конституцию - про российских чиновников, которым будет запрещено иметь зарубежные активы, наконец-то теперь мы сможем на них влиять. Наконец-то чиновники начнут как-то думать о людях. То есть захочет человек отобрать деньги у бюджетников, а в Конституции написано – уже нельзя. Как вы думаете, может быть, изменится, наконец-то, эта вечная беда, связанная с российским чиновничеством? Я задаю этот вопрос, потому что в 1960 году журналисты достаточно пессимистично сказали: нет, не изменится. Как вы думаете сейчас?

Е. Сазонов:

- Хочется верить, конечно, в лучшее, но, по-моему, чиновник это единственный такой столп, который не изменится и через 100, и через 200, и через 300 лет. Бюрократия, видимо, все-таки бессмертна.

В. Торин:

- Это страшная вещь, надо как-то с этим бороться. Для этого мы, собственно, и пытаемся сейчас внести важные и нужные изменения в Конституцию. Вот я читаю еще одну историю – пересадка органов.

Е. Сазонов:

- Да, они ее предсказали абсолютно точно, причем лет за 20-25 до пересадки сердца и лет за 40-45 до пересадки легкого.

В. Торин:

- Заметка такая: «Город Горький, 31 декабря. В клинике экстренной помощи Института восстановительной хирургии проведена интересная операция. Скальпель хирурга рассекает кожу, ассистент проворно накладывает зажимы. Раздвинув ребра, хирург рассматривает поврежденное легкое. «Будем заменять», - решает хирург. И через несколько минут осторожно извлекает запасное легкое…» Это же невероятно совершенно.

У нас срочная новость. Суд приговорил режиссера Кирилла Серебренникова к условному сроку. Зная огромное количество друзей Кирилла Серебренникова из такого большого бомондного общества, слава богу на самом деле. Условный срок это все-таки не тот кошмар, за который переживали многие, в том числе и мои друзья. Это все-таки хорошая новость. Евгений, а как вы отнесетесь к тому, что творцу дали условный срок?

Е. Сазонов:

- Я не суд, чтобы решать, но, по-моему, это идеальный вариант. Вероятно, какая-то вина все-таки есть его в том, что миллионы исчезли, но как бы прошли по грани. Довольны, я думаю, будут те, кто за Серебренникова, и довольны будут те, кто против него.

В. Торин:

- Теперь мы возвращаемся к нашей статье невероятной. Тут я почувствовал легкую такую иронию, что ли. Город Горький. А мы знаем, что основная проблема писателя Алексея Максимовича Горького была именно в том, что у него было поражено одно легкое, а потом и оба. И если бы можно было их заменить, то, конечно, он прожил бы гораздо больше. И вот здесь в заметке пишется, как меняется легкое. 60-й год, вряд ли кто мог такое предположить. Ярослав Голованов – это один из легендарнейших журналистов «Комсомольской правды». Да, удалось вот так предсказать. И то, что было как-то шуточно, сейчас читаешь – вовсе не шуточно, все по-честному.

Вот читаю пункт, называется «Управление погодой»: «Человечество научилось, как вызывать дождь и как разгонять облака».

Е. Сазонов:

- Это тоже у нас сейчас есть. Перед каждым парадом разгоняют облака.

В. Торин:

- Это стало абсолютно какими-то будничными вещами. Тут еще колония на Марсе. Это пока не сбылось. Но если мы вспомним Илона Маска, он как раз обещает к 2050 году, что некая колония на Марсе появится.

Е. Сазонов:

- 30 лет осталось потерпеть, и узнаем.

Программа в студии Радио КП

В. Торин:

- Я с удивлением вижу тут тему про упрощение русского языка. Сейчас, когда мы всерьез об этом говорим – что люди меняют слова на мемы, многие слова уже не проговариваем, потому что там нужно буквально несколько букв или какой-то звук, многие люди, кто десятилетиями учил русский язык, в ужасе, филологи в ужасе от того, что ворвалось сегодня в наш современный русский язык. Ну а что делать, это, видимо, такое веяние времени. И его опять же предсказали журналисты «Комсомольской правды».

Е. Сазонов:

- Владимир, там самое интересное, в чем они действительно попали, - там обсуждение об упрощении языка и, можно сказать, образования в целом на таком государственном уровне, что пора принять закон, который упростит русский язык, зачем нам сложный русский язык, мы же говорим на более простом и т.д. Все очень напоминает ситуацию, которая у нас сейчас наблюдается в образовании, когда пытаются упростить, сделать более доходчивым. Многие, кто против ЕГЭ, например, вспоминали этот материал, говорили: вот, еще в 60-е годы…

В. Торин:

- …люди уже предсказывали, что будет, какой кошмар. Как вы думаете, лет через 20 ЕГЭ у нас будет или нет?

Е. Сазонов:

- Хороший вопрос. Я думаю, что будет. Все ругают ЕГЭ, но, с другой стороны, у ЕГЭ есть один плюс, который почему-то многие забывают. Все-таки ЕГЭ уравнял во многом шансы на поступление в различные вузы, как у ребят из столицы, так и из глубинки. Другой вопрос, что лазейки находят и здесь очень многие, но, тем не менее, это больше уравнивает шансы, и здесь есть плюсы. Поэтому так уж огульно ругать нельзя. Но то, что ЕГЭ действительно упрощает и заставляет ориентироваться на другие знания, этого, конечно, не убавить. Но дети разные, и цели разные. Тот, кто хочет учиться, будет учиться и в эпоху ЕГЭ, я уверен.

В. Торин:

- А дальше я вижу вообще удивительную вещь. Здесь про юмористов, которые делают разные старые шутки. Заставили прослушать весь репертуар плохого юмориста пять раз подряд. Это тоже какое-то такое предсказание.

Е. Сазонов:

- Там предсказание интересно тем, что поймали юмориста в каком-то из городов на том, что он повторял шутки, которые 10-15 лет назад звучали.

В. Торин:

- Это как-то напоминало «Смехопанораму» нынешнюю.

Е. Сазонов:

- Да, когда смеялся только тот, кто произносил эти шутки.

В. Торин:

- И тут история про самогон. Новость от журналистов «Комсомольской правды», которая не сбылась. Пишет некий корреспондент от экспедиции Института материальной культуры Академии наук. Они производят раскопки на дне Азовского моря. И там обнаружили странный предмет. «Он представляет из себя закрытый со всех сторон жестяной бак, от которого отходит змеевидная металлическая трубка. Руководитель экспедиции академик Богданов в беседе с нашим корреспондентом заявил, что находка не может быть предметом культового обряда скифов, как полагает профессор археологии Золотарев. «Культура скифов не знала змеевика, - говорит Богданов. – Змеевик, извлеченный со дна моря, изготовлен, судя по грубости отделки и примитивности конструкции, не позднее эпохи крушения поздней Римской империи». Таинственная находка вызвала оживленную дискуссию».

И они тут выясняли. Кто-то предположил, что это клизма для лечения лошадей. «Иную точку зрения высказал известный историк искусств Кацепуро. Он считает найденный предмет одним из образцов так называемой абстракционистской культуры». В общем, пока один академик не сказал, что, друзья мои, еще в прошлом веке при помощи этого аппарата отдельные лица из смеси сахара, дрожжей и воды изготовляли некое питье. И вот тогда ученые изготовили такое питье, дали собаке. Собака постояла, потеряла равновесие и упала на землю в сонном состоянии. После чего все ученые поняли, что это неправильная гипотеза, люди не могли такого употреблять.

В общем, эта шутливая заметка про исчезновение самогоноварения не сбылась на все 100 процентов. Как прокомментируете это, Евгений?

Е. Сазонов:

- Ну, самогон – враг, поэтому его надо гнать, гнать и гнать. Пей, но дело разумей.

В. Торин:

- Это был шуточный материал журналистов «Комсомольской правды», который неожиданно почему-то сбылся. И там есть шутки в том числе и про это.

Риск заражения коронавирусом в Перми один самых высоких среди городов- миллионников
Обсуждаем актуальные новости Ставропольского края. Подробности громких событий, аналитика и комментарии экспертов – на радио «Комсомольская правда»
Обсуждаем актуальные новости Ставропольского края. Подробности громких событий, аналитика и комментарии экспертов – на радио «Комсомольская правда»
Мы собрали ведущих российских автоэкспертов и автомобильных блогеров для того, чтобы доказать: машина — это не только средство передвижения. Новые автозаконы, технологии, тест-драйвы, лайф-хаки, дорожные истории и многое-многое другое.