Бовт об украинском «Боинге»: Мы можем не узнать всей правды никогда

Авиакатастрофа украинского боинга
Политолог Георгий Бовт и ведущий Иван Панкин в эфире Радио «Комсомольская правда» обсудили ситуацию в Иране, последствия праздников для российской экономики и прогнозы на этот год.

Скачать передачу [mp3, 35.1 МБ]

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


И. Панкин:

- В студии радио "Комсомольская правда" Иван Панкин и известный российский политолог Георгий Бовт.

Г. Бовт:

- Здравствуйте. С прошедшими вас праздниками.

И. Панкин:

- Наносит или не наносит экономический ущерб лишний праздничный день? И вообще, эти длительные праздники какой-то экономический ущерб наносят? Постоянно ведь говорят о сокращении праздников.

Г. Бовт:

- Если взять период первой половины января только и абстрагироваться от декабря, ноября, а также второй половины января, то ущерб есть. И эксперты оценивают его примерно в 1,5 триллиона рублей, считая, что где-то 300 млрд. рублей стоит каждый январский отдых. За счет того, что либо не работает совсем, либо резко сбавляет производство тяжелая промышленность, горнодобывающая промышленность и прочие производства, именно производящие конкретные товары.

С другой стороны, теперь в плюс идем. Резко активизируется сфера услуг и розничной торговли. Розничная торговля, по некоторым оценкам, делает четверть годового оборота за эти каникулы. А сфера услуг делает 40 % оборота за эти каникулы. В то же время есть такой фактор как ускорение производства в конце года. Помните, в конце года мы говорили, что чего-то не потрачены какие-то огромные триллионы денег на нацпроекты. У нас традиционно в конце года происходит резкая активизация всего, чтобы подбить бабки за год. Люди тем самым фактически готовятся к этим длинным выходным. И основной ввод в строй объектов строящихся происходит в конце года.

А что бы было, если бы наши люди работали непрерывно? А еще шесть дней в неделю можно работать, по 9 часов. Они бы, может быть, в краткосрочном плане выпустили больше продукции. Но в долгосрочном плане их производительность труда падала. Они бы больше болели от этого. Они бы больше уставали, находясь на производстве в темные январские рабочие дни, не имея длинных выходных. Это приводило бы к более быстрой изнашиваемости человеческого организма. Так что ничего страшного в длинных выходных нет. Так считать вообще нельзя, вырывая из контекста эти выходные.

Да, у нас страна находится в числе тех стран, где довольно много выходных. Но в Европе есть несколько стран, у которых выходных и праздничных дней еще больше нашего. Это не считая воскресений. В Индии вообще больше 20 праздничных дней.

И. Панкин:

- Давайте не будем сравнивать себя с Индией.

Г. Бовт:

- А почему?

И. Панкин:

- Давайте сравнивать себя с Финляндией. Хотя там другая история. Там шестичасовой рабочий день, они плавно идут к четырехдневной рабочей неделе. Но их пять миллионов.

Г. Бовт:

- Правильно, это то, что я хотел сказать. Во Франции побольше миллионов человек. Однако ж там 36-часовая рабочая неделя. И вполне себе они нормально с этим справляются. В Китае довольно схожее с нами число праздников. Никто не говорит, что Китай не работает. А если сравнивать по числу рабочих часов, которые в среднем россияне проводят в году, то выяснится, что у нас в полтора раза больше рабочих часов, чем в Германии, США. Меньше, чем только в Мексике и нескольких других странах. У нас страна с одним из самых высоких в мире количеством средних рабочих часов на человека.

И. Панкин:

- Прислушаемся к премьеру Дмитрию Медведеву и сделаем четырехдневную рабочую неделю?

Г. Бовт:

- Поэтому так считать неправильно, сколько теряет страна от праздничных выходных. Она, с одной стороны, теряет краткосрочно, а потом она наверстывает.

И. Панкин:

- Идем к менее радостным новостям. Иран опубликовал предварительный отчет о крушении украинского «Боинга». Сначала США и Иран обменялись комплиментами. В Ираке был убит иранский генерал Сулеймани, Иран на это ответил, атаковав американские объекты на территории Ирака. Пострадали только объекты. Хотя сначала были фантастические цифры, что погибли 80 американских военных. Потом эти цифры не подтвердились. Когда говорят, что Трамп испугался третьей мировой войны и не стал отвечать, на самом деле, как мне кажется, испугался немножечко Иран. Пострадали только объекты, а объекты для американцев не имеют никакого значения. У них миссия выполнена, убит некий человек, который им не нравился.

Г. Бовт:

- Убит человек, которого они считали своим одним из самых злейших врагов на Ближнем Востоке.

И. Панкин:

- Вот если бы пострадал хоть один американский военный, я подозреваю, что было бы все очень серьезно.

Георгий Бовт

Г. Бовт:

- Там пострадали палаточные тенты и один вертолет в результате пуска 16 баллистических ракет Ираном. Это сильно походит на договорняк. Я бы не удивился, если бы узнал, что где-то закулисно была совершена, может, через посредников, а может, и напрямую сделка между Ираном и США о том, что ради спасения лица мы вам дадим ударить, но потом мы замнем это дело. А если вы будете дальше хулиганить, то мы еще кого-нибудь убьем, как Сулеймани. Или ударим по вашим объектам уже всерьез, что Ирану совершенно не надо. И Иран не хочет эскалации войны, и Америка не хочет эскалации войны. Потому что Трамп пришел с убеждением твердым, что он не будет вмешиваться ни в один новый военный конфликт, помимо тех, куда они уже вмешались при предыдущих президентах. И он пока свое предвыборное обещание выдерживает. Он ни один конфликт не начал, что для американского президента вообще редкость.

И. Панкин:

- Для американского президента важно, чтобы американский президент был решительным.

Г. Бовт:

- Посмотрите на фондовый рынок, который после заявления Трампа, достаточно миролюбивого, возобновил бурный рост. Фондовый рынок не любит военных действий, войны. Он на нее реагирует плохо. И он напрягался в эти дни эскалации. А сейчас он радостно ждет торговой сделки Америки с Китаем. Поэтому Трамп сделал все в угоду своей экономике. Вот если бы он сказал, что мы сейчас начнем войну с Ираном, тогда все покатилось бы вниз. А так события на фондовых рынках показывают, что Трамп был прав. Он действует так, как выгодно Уолл-стрит и экономике в целом.

И. Панкин:

- Но совсем скоро после этой заварухи упал украинский «Боинг», который летел из Тегерана. Причем упал почти сразу после взлета, при странных и загадочных обстоятельствах. Погибли 176 человек. Иран черные ящики ни «Боингу», ни США, никому не предоставит и будет их расшифровывать самостоятельно. Пригласят только украинских следователей. Подозреваю, что они будут сидеть в номере отеля, и на этом их отпуск в Иран ограничится.

Г. Бовт:

- Иран обещал, что он разрешит им присутствовать, но не участвовать в расследовании.

И. Панкин:

- Секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины Алексей Данилов озвучил основные версии крушения «Боинга» в Иране. Среди основных – поражение самолета зенитной ракетой ЗРК, в том числе ЗРК «Тор». Так как информация об обнаружении обломков российской ракеты близ места катастрофы уже появилась в интернете. Столкновение с беспилотным летательным аппаратом либо другим летающим объектом. Разрушение и взрыв двигателя по техническим причинам. Взрыв внутри самолета в результате террористического акта.

Г. Бовт:

- На расследование влияет целый ряд обстоятельств. И все они носят политический характер, который помешает, мне кажется, этому расследованию быть объективным. Если бы были допущены американцы – производители «Боинга», может быть, оно было бы более объективным. Но американцы тоже имеют свои политические мотивы. Ирану невыгодно признавать теракт. Поскольку это его ответственность. Ему невыгодно признавать случайное поражение самолета. Похоже, что его и не было. Поскольку все пуски ракет были бы зафиксированы спутниками и разведкой. И пока нет никаких подтверждений того, что именно в эти минуты происходили пуски ракет. Там может быть какое-то столкновение с беспилотником.

С другой стороны, компании «Боинг» невыгодно признавать техническую ошибку. Потому что мало ему двух катастроф с самолетами 737МАХ, так еще и этот 737-800 грохнулся по техническим причинам. Это колоссальный удар по компании «Боинг».

И. Панкин:

- Но тут должна быть и грамотная эксплуатация.

Г. Бовт:

- Но самолетов таких типов около полутора тысяч во всем мире. Что же, их всех отзывать? Это полная катастрофа для корпорации «Боинг».

И. Панкин:

- Но если есть техническая ошибка, упущенная во время производства, то это грозит еще большими последствиями.

Г. Бовт:

- Совершенно верно. Поэтому ошибка пилота, ошибка эксплуатации – это главные версии.

И. Панкин:

- Можно говорить о загадочных обстоятельствах катастрофы «Боинга»?

Г. Бовт:

- Мы можем не узнать всей правды об этом расследовании никогда.

И. Панкин:

- Верите ли вы, что его могли сбить?

Г. Бовт:

- Я считаю, что вероятность поражения ракетой минимальная. Другое дело, если было столкновение с каким-то беспилотником, теоретически это может быть. Но пуск ракеты фиксируется средствами разведки.

И. Панкин:

- Там была небольшая высота, могли не зафиксировать. Пуск ракеты четко бы увидели, если бы лайнер уже был на высоте.

Г. Бовт:

- Когда происходит пуск ракеты с земли, он сразу фиксируется. Но он был взорвался в воздухе. А он загорелся. Я не доверяю иранцам и не думаю, что и американцы были бы абсолютно беспристрастны. Поскольку корпорация «Боинг» не заинтересована в том, чтобы признавать еще одну техническую причину в своих самолетах.

И. Панкин:

- Среди прочих есть версия поражения самолета зенитной ракетой ЗРК, в том числе ЗРК «Тор». Но это же не значит наличия российского следа?

Г. Бовт:

- Просто они стоят в Иране на вооружении. И мы уже давно не продаем их других вооружений, подчиняясь американским санкциям. Это было поставлено ранее. ЗРК «Тор» может работать в том числе в автоматическом режиме. Можно допустить, что там произошел сбой системы опознавания.

Иван Панкин

И. Панкин:

- Европейские источники западной разведки утверждают, что самолет точно упал по техническим причинам. Через 10 минут после падения малазийского «Боинга» на Донбассе все прогрессивные СМИ уже говорили о том, что он сбит ракетой. Странность в этом не наблюдаете?

Г. Бовт:

- Я тогда сидел в прямом эфире и сразу подумал, что это было ошибочное поражение самолета.

И. Панкин:

- Не видите ли вы тут двойных стандартов?

Г. Бовт:

- Малазийский «Боинг» и был сбит ракетой.

И. Панкин:

- Это не доказано.

Г. Бовт:

- Это для вас не доказано. А я считаю, что он был сбит ракетой. И весь остальной мир, впрочем, так же считает. Кроме вас и российского Минобороны в публичных заявлениях. А в непубличных заявлениях, я вас уверяю, они признают, что это было ошибочное поражение пассажирского лайнера.

И. Панкин:

- Идем дальше. Мировой экономический кризис грядет в 2020 году и накроет Россию. Об этом говорят достаточно авторитетные источники. Это МВФ, а также Всемирный банк. Самый жесткий прогноз – резкое падение рубля, рост цен, массовые увольнения, глобальная разбалансировка экономической системы. Этот шторм сложится из нескольких объективных причин. К ним эксперты относят повышение таможенных пошлин США и Китаем в ходе торговой войны, замедление роста глобального ВВП до 0,8 %, резкое падение спроса и цен на углеводороды и «пузыри» на крупнейших фондовых рынках. Кризис назрел еще и в силу циклического развития рыночной экономики. Именно 12 лет считаются тем классическим средним сроком, что отделяет один кризис от другого.

Г. Бовт:

- Последний фактор как раз легко позволяет прогнозировать соответствующий кризис 2020 или в 2021 году. Я читал эти прогнозы. К ним можно относиться с достаточно большой степенью доверия. Что может стать поводом – трудно сказать. Мировая экономика находится в предзамедлении, многие об этом говорят. И Китай испытывает проблемы с ростом, и в Америке финансовый и фондовый пузырь надувается. Все это так. Любое замедление мировой экономики резко снижает спрос на сырьевые товары, которые поставляет наша страна. Падает валютная выручка наших экспортеров. Это ведет к падению курса рубля. Когда именно это произойдет – в первой половине или во второй половина 2020 года, сказать трудно. Я думаю, что, скорее, во второй. Чисто субъективная оценка.

Мне кажется, что Китай и Америка заключат соглашение на следующей неделе. Это придаст среднесрочный импульс развитию фондовых рынков и мировой экономики в целом. А потом уже какие-то новые факторы могут сыграть свою роль. Кроме того, например, может спусковым крючком послужить какое-то явление в китайской экономике, которая достаточно закредитована. Там строительный пузырь надулся. Доверять китайской статистике в полной мере я бы тоже не стал. Поэтому там целые города стоят пустые, которые никто не может продать. И чего там вдруг посыплется, мы с точностью не можем сейчас подсказать. Но посыпаться может.

Китай объективно стоит перед достаточно большими трудностями, в силу старения населения, исчерпания ресурсов роста экстенсивного за счет притока сельского населения и так далее. Его внутренний рынок - рабочая сила уже больше не дешевая китайская, она тоже дорожает. Потребности надо удовлетворять.

И. Панкин:

- А все потому, что они много и часто ездят на Запад и видят, как живут другие люди. И тоже хотят жить так.

Г. Бовт:

- Вообще на Запад вредно ездить – обзавидуешься иногда.

И. Панкин:

- В октябре 2018 года Дмитрий Медведев в статье для журнала «Вопросы экономики» воздвиг настоящую концептуальную цитадель, призванную развеять все сомнения в неуязвимости российской экономической системы. Об этом пишет «Московский комсомолец». «Сегодня у нас устойчивый бездефицитный бюджет и низкий госдолг, особенно в иностранной валюте. А инфляция такова, что обеспечивает макроэкономическую стабильность. Впереди новая цель – создание прочной основы для обеспечения устойчивого роста благосостояния как каждого человека и семьи, так и общества в целом». Медведев говорит о том, что у нас кризиса не будет. Но я напомню, что и в 2008 году перед кризисом Медведев говорил, что Россия – это островок безопасности.

Г. Бовт:

- У нас тогда было двузначное в процентах падение ВВП в 2009 году. Это неизбежно. Если мировая экономика будет в кризисе, то мы не можем остаться вне этого кризиса. Это совершенно нормально, естественно, поскольку мы – экспортер сырьевых продуктов. А если на них падает спрос, то куда мы будем это экспортировать? Внутри страны рынок наш потребительский и спрос на промышленные товары недостаточный для того, чтобы поддерживать высокие темпы роста.

И. Панкин:

- «Резервы государства превышают его долговые обязательства. То есть Кремль может погасить свои долги в один клик. Бюджет в профиците, фондовые индексы слабо связаны с уверенностью потребителей. За счет политики умеренно слабого рубля объем несырьевого экспорта достигнет в этом году $140–150 млрд. К тому же, завершаются масштабные проекты „Газпрома“ — „Северный поток-2“, „Сила Сибири“, „Турецкий поток“. Инфляция по итогам года составит 4,2%». По идее, у нас все будет хорошо. Но будет ли?

Программа в студии Радио КП

Г. Бовт:

- У «Газпрома» огромный европейский рынок. Если спрос на его газ будет падать там, то откуда будет выручка?

И. Панкин:

- Спрос на газ не может падать.

Г. Бовт:

- За счет падения производства. Если сокращается производство, то сокращается и спрос на всякое сырье, в том числе газ.

И. Панкин:

- Теперь к хорошим новостям. Путин и Эрдоган открыли «Турецкий поток».

Г. Бовт:

- Молодцы!

И. Панкин:

- Путин назвал газопровод проложенным во враждебной среде. А Эрдоган понадеялся, что Москва и Анкара будут хорошими попутчиками. Что дает «Турецкий поток»?

Г. Бовт:

- Ничего, кроме транзита, минуя Украину, он не дает. Все то же самое можно было делать, если бы у нас были хорошие отношения с Украиной, мы бы продолжали транзит через нее. Но «Турецкий поток» был построен сознательно как обходной маршрут. И дали возможность заработать подрядчикам «Газпрома».

И. Панкин:

- На Украине уже рассказали о последствиях запуска. Из-за него транзит российского газа через Украину в 2020 году сократится на 15 млрд. кубометров.

Г. Бовт:

- В лучшие годы Украина получала за счет платежей за транзит около 3 млрд. долларов. Насколько я помню, это было чуть ли не 5 % ВВП Украины. Сейчас она будет получать в лучшем случае при подписании нового соглашения примерно половину этой суммы.

И. Панкин:

- Проект «Северный поток-2» в России могут реализовать своими силами. Против него пол-Европы. У России есть небольшой ресурс, чтобы доделать его своими силами. Нам придется все-таки прибегнуть к этому ресурсу и доделать его самостоятельно?

Г. Бовт:

- А какой у нас выход? Там осталось 160 километров проложить. Проложим. Я думаю, что до конца этого года это произойдет. Есть одно судно, которое может быть дооборудовано для прокладки труб на глубину. И это будет сделано. Трудно себе представить, чтобы больше двух тысяч километров было проложено, а 160 километров мы не уложили бы.

И. Панкин:

- На некую компанию Allseas, которая занимается прокладкой, наложены санкции. Поэтому она не может прокладывать трубопровод. Но у России есть техника, которой мы можем это делать. Как сообщил гендиректор Института национальной энергетики Сергей Правосудов, речь идет об «Академике Черском». Это единственное в России судно, с помощью которого можно укладывать трубы под водой. Пока корабль находится в Находке. Чтобы добраться до Балтики, уйдет около двух месяцев.

Программа в студии Радио КП

Г. Бовт:

- Это судно не российское. Оно было куплено в 2015 году за рубежом как раз с целью прокладки по дну морскому трубопроводов. Препятствие самое существенное вот какое. Оно должно быть оборудовано системой GPS динамичного позиционирования, чтобы работать в датских водах. Эту систему надо установить, отладить и приступить к работам. Еще у нас есть какая-то баржа, которая может работать на стоячей воде и тоже укладывать трубопровод, но на ней тоже нет такой системы. Предстоит некая техническая доделка. Где эту систему взять и не попадает ли она под санкции – это вопрос интересный.

И. Панкин:

- А почему же прогрессивный мир против того, чтобы этот проект состоялся?

Г. Бовт:

- Не весь прогрессивный мир. Германия – за. И целый ряд других европейских стран тоже за. Если вы под прогрессивным миром понимаете Польшу, которая против.

И. Панкин:

- И Соединенные Штаты.

Г. Бовт:

- США против, потому что это конкуренция их сжиженному газу.

И. Панкин:

-Но это же не повод, чтобы накладывать санкции?

Г. Бовт:

- Здрасьте! Почему не повод? Каждый борется так, как считает нужным.

И. Панкин:

- Подлые методы. В свое время был такой санитарный врач Онищенко, все время находил вредные вещества в винах, боржоми. Это тоже были достаточно подлый метод борьбы. Тем не менее, он сработал. И более того, боржоми перешло под контроль одной из российских фирм.

И. Панкин:

- «Альфа-банку».

Г. Бовт:

- Совершенно верно. А наши виноделы получили определенное преимущество за счет вытеснения молдавских вин на время и грузинских тоже. А сейчас мы накладываем контрсанкции на европейцев. И это тоже не экономическая форма конкуренции, вполне себе работает. Мир вообще несовершенный. Он жесток. Кто что может, тот и накладывает. Я думаю, что мы тоже действовали бы такими же методами в интересах своих компаний и производителей. И ничего страшного в этом нет. Просто Америка может накладывать санкции, которые имеют эффект, а мы, к сожалению, в силу размеров нашей экономики, не можем.

И. Панкин:

- Идем дальше. Правительство предлагает радикально изменить систему госконтроля. Госдума в весеннюю сессию примет одобренные правительством проекты законов о государственном надзоре и муниципальном контроле в Российской Федерации. В России будет создано новое суперведомство – Госконтроль. Предусмотрены выездные обследования, инспекционные визиты, рейды, выездные проверки, контрольные закупки, мониторинговые закупки, выборочный контроль, документарные проверки и так далее. Судя по всему, это ведомство будет иметь право делать что хочет.

Г. Бовт:

- Какой кошмар!

И. Панкин:

- Вот что сказал по этому поводу Никита Кричевский.

Н. Кричевский:

- Я очень хочу ошибиться, но мне кажется, что в России после принятия этого закона в весеннюю сессию будет создано новое суперведомство. Мне очень сложно понять, для чего это требуется. Судя по всему, Госконтроль – это то, что нас в этом году будет ждать. Полувоенизированная структура со сверхполномочиями. Может вскрывать пломбы, помещения, отсеки, осматривать автомобили, помещения, забирать образцы проб и прочее. Мне очень хотелось бы думать, что это рамочный закон, который будет утихомиривать или держать в узде ныне существующих контролеров. Но что-то мне подсказывает, что в России так не бывает. В России, если уж ты хочешь кого-то держать в узде, то получается, что ты не то что в узде держишь, а, наоборот, создаешь какого-то нового монстра и потом не знаешь, что с ним делать.

Г. Бовт:

- Я согласен с Никитой в целом. Я думаю, что кто-то поставил вредительскую задачу полностью разрушить в стране рыночную экономику и вернуться в советское время, когда ничего не работало толком на потребительский спрос. Чтобы задавить весь частный бизнес, малый, средний, вообще любой другой, кроме крупных госкорпорацпий, которые, конечно же, найдут свои ходы к этому Госконтролю, как они сейчас находят ходы к другим контролерам. А с малым и средним предпринимательством можно будет окончательно распроститься. Поскольку все эти бюрократы, как клопы, присосавшиеся к нему, его окончательно обанкротят своими поборами и бесконечными идиотскими проверками.

Программа в студии Радио КП

И. Панкин:

- Кто же этот загадочный «кто-то»? Кому это выгодно?

Г. Бовт:

- Если это выдвигает правительство, то во главе правительства стоит премьер-министр Дмитрий Медведев, который в данном случае поступает прямо противоположным образом своим резвым заявлениям насчет так называемой регуляторной гильотины. Я сильно подозреваю, что и президент страны Путин тоже в курсе этой инициативы. И без его ведома она тоже бы не вносилась в Думу. Двоих виновных я назвал.

И. Панкин:

- Давайте верить в лучшее.

Г. Бовт:

- Давайте. Мне кажется, если Путин и Медведев поддержали идею регуляторной гильотины, то не надо создавать этого супермонстра. Поскольку всякие сверхцентрализованные бюрократические структуры у нас в стране всегда вели к ухудшению инвестиционного экономического климата. Не было никаких исключений.

И. Панкин:

- К тому же, если это ударит по мелкому и среднему бизнесу, который и так живет не очень хорошо? Мне это совершенно непонятно.

Г. Бовт:

- И мне непонятно. Но ведь бюрократия имеет свои собственные интересы. В собственных интересах она и действует. Можно представить, что вот этот Госконтроль будет создан и он каким-то образом сможет наложить сдерживающие функции на силовиков? Нет, те тоже будут продолжать свои рейды. Все, что вы перечислили, они и так делают. А тут еще добавляется полусиловая или несиловая структура, которая еще вдобавок к этим силовикам будет бесчинствовать на дорогах и везде, где только можно. Что это такое?

И. Панкин:

- Ничего хорошего.

Г. Бовт:

- Я пока не вижу ничего хорошего. Зачем это делается? Что, нынешняя система плоха? Она и так забюрократизирована. И так излишний контроль. Это признают и президент, и премьер. Почему тогда в Думу вносится такой законопроект?

И. Панкин:

- Изучат повнимательней, разберутся.

Г. Бовт:

- Как в 1937-м говорили: органы разберутся.

И. Панкин:

- Я бы не проводил такие параллели. Тогда натурально людей расстреливали.

Г. Бовт:

- ГУЛАГа нет, тут я с вами согласен.

И. Панкин:

-Хоть в чем-то.

События города-героя. Комментарии экспертов. Мнения горожан. Телефон прямого эфира 8 (978) 731-82-87