Эксперт: экономику РФ не спасет ни приватизация, ни национализация

Ваучеры
Экономисты Юрий Болдырев и Владислав Жуковский в программе "Радиорубка" поспорили о том, нужна ли России новая приватизация в условиях профицита бюджета.

Скачать передачу [mp3, 43.7 МБ]

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


Е. Афонина:

- Я приветствую всех наших радиослушателей! И сегодня поспорим о приватизации. Отвечая на вопрос модератора макроэкономической сети форума «Россия зовет!», Максим Орешкин, глава Минэкономразвития сказал следующее:

- На самом деле, план по приватизации есть. Мы смотрим дополнительные активы, которые можно предложить рынку. Сейчас бюджет находится в таком состоянии, что нельзя приватизацию рассматривать как способ поднятия денег в бюджет. Приватизацию надо рассматривать как способ увеличения конкуренции в экономике, как привлечение дополнительных ресурсов на инвестиции. И ряд сделок, сейчас о них пока рано говорить. Мы именно смотрим с точки зрения уменьшения доли государства и привлечения ресурсов в развитие тех компаний, где доля государства будет уменьшаться.

Е. Афонина:

- О необходимости подготовить амбициозную программу приватизации именно как структурную меру для стимулирования роста экономики еще в октябре заявлял первый вице-премьер министр финансов Антон Силуанов. Между тем помощник президента Андрей Белоусов высказал сомнение в том, что сейчас есть потенциал для проведения крупных приватизационных сделок.

Давайте мы попробуем разобраться с помощью наших гостей и спорщиков. Оба они экономисты. Спасет ли российскую экономику приватизация госмонополий?

В студии Юрий Болдырев, здравствуйте!

Ю. Болдырев:

- Здравствуйте!

Е. Афонина:

- И на подъезде к студии Владислав Жуковский, здравствуйте!

В. Жуковский:

- Добрый вечер!

Е. Афонина:

- Хотелось бы услышать ваше мнение и ответ на вопрос, Владислав.

В. Жуковский:

- С моей точки зрения в рамках той общественно-экономической конструкции, которая в России есть, в рамках той системы политико-управленческой вертикали, которая существует, Россию уже не спасет ничего с точки зрения экономики. Ни приватизация, ни национализация, ни что-то среднее между ними по той простой причине, что нет цели развития, созидания, приумножения национального богатства и повышения уровня жизни населения. Поэтому сегодняшняя ситуация, что бы эта властная вертикаль ни делала, все равно по факту все пойдет мимо кармана бюджета и населения. И того, что у нас вместо каких-то фамилий и условных Сечиных или Миллеров появятся некие Тимченки, Ковальчуки или Ротенберги, неважно. И не поменяется ничего, потому что сама логика существования государства, с моей точки зрения, глубоко антисоциальна и направлена только на удовлетворение личных интересов и потребностей, обогащения.

Е. Афонина:

- Простите, вы за коммунизм? Человек, выступающий против государства, анархист, монархист, коммунист, не знаю…

В. Жуковский:

- Нет.

Е. Афонина:

- Тогда какую экономическую модель вы видите?

Владислав Жуковский

В. Жуковский:

- Для чего проводится приватизация и национализация? Это лишь инструментарий макооэкономической политики. Цель, безусловно, повышение управляемости экономики, поступлений в бюджетную систему, увеличение доходов населения, создание рабочих мест и далее по списку. Конкуренция в тех секторах экономики, где она должна быть и отрасли, так называемые торгуемые сектора экономики, безусловно, там государства должно быть мало. Оно должно оттуда уходить. Оно туда влезло. Это мелкое товарное производство, легкая промышленность, торговля, самозанятые. У нас государство туда лезет, причем влезает активно, вводит какие-то торговые сборы, налоги на самозанятых, на тех, кто собирает картошку и баклажаны и бахчевые на своем садовом участке. Попытки отрегулировать малый бизнес, загнать под общие стандарты непонятные с электронными картами. А вот там, где надо было ренту изымать в доходы государства под жестким контролем парламента, общества и эти доходы использовать на развитие образования, науки, медицины, экономики, а это высокорентабельные отрасли, особенно низкие переделы – это и нефть, и газ, и металлургия, черные, цветные и драгоценные металлы, инфраструктурные базовые отрасли как ЖКХ, электроэнергетика, железные дороги, вот это должно быть в руках государства. Но не просто государства в виде отдельно взятой партии или президента, а именно под жестким общественным народным контролем.

А здесь наоборот. Государство именно это пытается спихнуть с себя под видом того, что это управляется плохо. А частные владельцы сплошь и рядом друзья полтического руководства страны.

Е. Афонина:

- С госкорпорациями что делать будем?

В. Жуковский:

- Я считаю, что они провалили свои цели и задачи. Изначально было понятно, что они создавались как некие карманы и кормушки для своих. Сама по себе госкорпорация как некая вертикаль интегрированная, цепочка создания добавленной стоимости, она бывает полезна. Есть примеры Южной Кореи, Китая, Японии, Франции, где они себя успешно зарекомендовали. Но необходим сам механизм отработать. Принцип назначения руководителей, их полной не подотчетности и не подконтрольности обществу, потому что они превратились в закрытую клановую систему, в которой колоссальные убытки. Вспомните Внешэкономбанк.

Е. Афонина:

- Я не понимаю четко вашей позиции. Российской экономике нужна приватизация? Госмонополии, госкомпании, госкорпорации.

В. Жуковский:

- Есть сектора, где нужны, а есть, где нужна национализация, то бишь, деприватизация.

Е. Афонина:

- Спасибо! Тот же вопрос экономисту Юрию Болдыреву.

Ю. Болдырев:

- Если трещат стены, прогнил фундамент. Течет крыша. На полном серьезе не всероссийском радио «Комсомольская правда» обсуждать, в какой цвет будем красить обои? Обои красить, да? Или какой тон, что-то еще. Абсурд и бессмыслица! Это не о том.

Среди ключевых проблем, как наладить российскую экономику, сегодня вопрос национализации и деприватизации я бы оставил далеко в сторону. Ведь основной аргумент за приватизацию, в том числе, что плохо управляют государством. Но если государством управляют плохо, те, кто плохо управляет, не могут приватизировать в наших интересах. Это аксиома, которая не допонимается. Даже если и приватизируют, точно не в наших интересах. Не сработает закон, что собственность все равно найдет эффективного собственника. Сработает закон, что мы распихаем по своим карманам, по карманам наших подставных. Никакой демонополизации не будет.

Е. Афонина:

- Максим Орешкин сказал, что приватизацию надо рассматривать как способ увеличения конкуренции в экономике, а не пополнение бюджета.

Ю. Болдырев:

- Если вы на руководство Счетной палаты ставите своего друга, который известный прозападный либерал, всю жизнь декларирующий, что все приватизировать, государства должно быть поменьше и так далее, чего же вы еще ждете от такой Счетной палаты? В этом вопросе сегодня, к сожалению, ссылаться на мнение органа, который должен быть авторитетом, не совсем уместно.

Е. Афонина:

- По вашему мнению, в чем смысл приватизации, которую предлагают сейчас?

Ю. Болдырев:

- Давайте так. Вот два каких-то дядьки, один постарше – я, другой в два раза младше – Владислав Жуковский. У них почему-то есть какая-то позиция. Надо пояснить, кто мы такие.

Начну с Жуковского. Молодой экономист, выпускник МГИМО. Когда его еще никто не знал, он меня приглашал в МГИМО читать лекцию о стратегических интересах России и так далее. Мы с ним неоднократно оказывались вместе, в том числе, на пленарных заседаниях Московского экономического форума. И там перечислялись, и в документах форума, который проходил ежегодно, и Московского социально-экономического форума, который мы в этом году проводили, перечисляются ключевые действия, необходимые для разворота российской экономики на развитие. Это касается и финансовой системы, и управления монополиями, демонополизации и так далее. Как правило, там не звучит вопрос о том, что нужно срочно что-то приватизировать. У большинства практиков, политиков и экономистов, представителей науки не звучит этот вопрос как какая-то панацея, как то, что может нам как-то помочь. Вопрос о конкурентоспособности звучит, но совершенно иначе. Нужен справедливый суд, прежде всего. Реально не пиаровски работающие антимонопольные органы.

Е. Афонина:

- Нам пишут: «Примеры РАО ЕЭС, Росгидро и так далее показывают бесполезность этой затеи в рамках существующей Конституции, поскольку хрен редьки не слаще». «… но ведь первый выступающий сказал, что денег в бюджет приватизация не принесет, деньги будут получать только собственники?», «для чего нужна эта конкурентная способность, если она не принесет денег? Суть бизнеса в том, чтобы доходы были больше расходов».

Юрий Болдырев

Ю. Болдырев:

- Коротко и четко в связи с тем, что вы сказали. Конкуренция есть. Например, между кафешками и магазинчиками. Кто и каким образом может подавлять конкуренцию? Крупные сети могут подавлять конкуренцию. Задача государства за этим тщательно следить. Задача антимонопольных органов не допускать, чтобы крупные сети подавляли конкуренцию. Конкуренция должна быть в производстве, например, тракторов. Она частично есть. Но нам пытаются навязать конкуренцию в другой сфере, которая относится, внимание!, к инфраструктуре. Инфраструктура энергетическая, транспортная, ЖКХ - она не должна быть предметом конкуренции. Она не должны быть предметом извлечения прибыли. Она должна быть предметом обеспечения возможности, жизни и созидательного производства во всех остальных сферах.

Простой пример. Если вы хотите открытую здоровую конкуренцию в сфере торговли бензином, будьте готовы к тому, что бензин у нас будет стоить как в Европе. Нам это надо? У нас конкурентное преимущество. У нас есть свои трудности: большое плечо до морских портов и так далее. Эти трудности должны быть компенсированы другим, в том числе, природными плюсами. Наш плюс, что у нас есть природные ресурсы. Мы должны держать внутренние цены на энергоресурсы существенно ниже так называемых мировых. Но если государственная власть проводит политику отказа от экспортной пошлины и переложения ее на налоги внутренние, она тем самым вешает на нас это все.

Конкуренция будет. Вас очень обрадует конкуренция, если вы будете выбирать и покупать на одной бензоколонке бензин по доллару, а на другой по доллар десять центов? Нет, мы бы хотели покупать по сорок, может, и еще по тридцать, реальная возможность есть. Рублей. Но нам навязывают конкуренцию, которая окончательно уничтожит и сферу нашей жизни, и сферу производства.

В. Жуковский:

- В этой части я согласен. И у меня такое ощущение, что люди, которые затевают вопросы приватизации, они просто ведут определенные баталии, склоки в разных кремлевских башнях. Здесь, условно говоря, представители крупного олигархического капитала, кто представляет финансовый сектор, их называют системными либералами – это госбанки, Роснано, прочие. Они очень хорошо понимают, что можно провести в России масштабную приватизацию, а на самом деле это будет прихватизация в пользу друзей и самих себя, весьма безболезненно. Потому что у подавляющего большинства россиян просто банально нет денег участвовать в этой приватизации. Шестой год подряд падают реальные доходы населения. Это данные Росстата. И 40% населения сегодня живут в нищете, доходы ниже 20 тысяч рублей в месяц. У нас один процент населения контролирует 57% национального дохода. Поэтому ни население, ни самозанятые, ни вымирающий малый бизнес и средний класс, они не способны поучаствовать в приватизации. Это то же самое, что было в 90-е годы. Все делалось по той же логике.

Е. Афонина:

- Мы живем с вами в двадцать первом веке. Давайте отдавать отчет, что не для нас с вами будут устраивать эту приватизацию! Может, зарубежные инвесторы, которых всячески пытаются привлечь? Те, у кого есть деньги и интересны нашей стране. Могут купить легко кусочек госкорпорации. А почему нет?

В. Жуковский:

- И да, и нет. Сегодня объемы финансовых ресурсов есть у крупнейших госбанков, которые сами будут кредитовать новых покупателей активов. И деньги достанутся только тем, кто к ним приближен. А что касается зарубежных инвесторов, тут есть и плюсы, и минусы. Если речь идет о стратегически значимых секторах экономики, то, безусловно, это угроза национальной безопасности. Если речь о не стратегически значимых, то вопроса особо нет.

Вопросы о приватизации в России ведутся и по той причине, с моей точки зрения, что идет откровенная борьба крупных олигархических группировок во власти. Есть те, кто не хочет отодвигаться от трубы и госзаказа, от распределения финансовых ресурсов. И всячески тормозят. А есть те, кто понимает, что они на этой приватизации могут хорошо погреть руки.

Е. Афонина:

- Я попытаюсь встать на сторону наших радиослушателей как потребителей тех самых услуг. Неважно о чем мы говорим, едем ли мы поездами, получаем ли электроэнергию. Если речь идет о частном предпринимательстве и бизнесе, здесь я вами поспорю. Это с государством ты ничего не сделаешь. Если государство устанавливает определенную цену, то та же антимонопольная служба ничего с этим сделать не может. Госкорпорации не попадают под действие этих проверок. А частный капитал попадает. И если это будут те цены, о которых вы говорите, на бензозаправках, я могу сказать, как потребитель, господа, меня грабят! Я не могу этого сказать государству.

В. Жуковский:

- Это не так. Анатолий Борисович Чубайс, проводя реформу РАО ЕЭС ровно то же самое говорил. Про то, что у него цены на электроэнергию будет снижаться и оставаться ниже мировых. Но потом получилось так, что если вы откроете данные Росстата, то у вас электроэнергия выросла в цене в 13 раз за девятнадцать лет. Быстрее инфляции более, чем в два с половиной раза.

Если речь идет о базовой инфраструктуре, о монополиях, то здесь дробление производства бытовых цепочек приводит к издержкам производства. Это азы макроэкономики.

Если про цены на бензин, проще прощения, в цене бензина не осталось нефти и нефтепродуктов. У нас официальные данные, которые мы приводили на Московском экономическом форуме, 67% в цене бензина – это налоги на добычу полезных ископаемых, акцизы, НДС, прочая. Это налоговый маневр нефтяной отрасли. У нас из-за удушающей экономику населения финансовой политики цены и высокие. Тут не проблема в том, что частная или не частная, а государство рассматривает нефтяную отрасль как дойную корову. Никаких проблем снизить цены на бензин в полтора раза сегодня нет.

Е. Афонина:

- Я не поняла ваш пример с Роснано. У нас нет возможности повлиять на госкорпорации.

В. Жуковский:

- Та же самая реформа ЖКХ. Тарифы выросли в 22 раза за 19 лет – данные Росстата.

Е. Афонина:

- Я вам об этом и говорю!

В. Жуковский:

- Оно сегодня все приватизировано – ЖКХ. И мы не можем добиться ни в судах, ни от Госдумы, ни от «Единой России» ничего. Дети чиновников владеют управляющими компаниями, нам монопольно назначают цены.

Ю. Болдырев:

- Вы все-таки встали на позицию не наших слушателей, а на позицию нашего правительства. Это две разные позиции.

Е. Афонина:

- Почему же?

Ю. Болдырев:

- Не обижайтесь на критику.

Второе. Хватит сказочек про добрых иностранных инвесторов. Они с удовольствием поставят какой-нибудь аппарат для очистки кожуры с бананов в Центральную Африку. Но если они поставят в Венесуэлу оборудование для добычи, переработки нефти, то в случае чего они уходят вместе с программным обеспечением, всеми секретами управления этим производством.

Суть вопроса очень простая. Если мы хотим развивать экономику, то ее нужно, прежде всего, развернуть на развитие. Задача должна быть поставлена перед всеми государственными институтами, начиная с Центрального банка.

Елена Афонина

Е. Афонина:

- Мне тут пишут: «Ведущая явно не в теме. Государству, как раз, и можно что-то сказать, а частник пошлет подальше, мол, рынок. Приведите пример, когда предприятие, став частным, стало лучше». Реплику пока оставлю без внимания, поскольку дискутировать не мне с аудиторией.

У нас звонок от Сергея.

- Здравствуйте! Я считаю, что приватизация – это воровство. Идет уничтожение государства. Ведь когда еще сказали, что будет экономическое пространство от Лиссабона до Владивостока. Не будет государства. Будет просто экономическое пространство.

Е. Афонина:

- Андрей из Москвы: «Приватизация в нашей стране уничтожило одну из крупнейших экономик мира. Почему спустя 30 лет приватизация оставшихся крупнейших корпораций должна нашу экономику восстановить? Схему с признанием активов акционированных компаний не профильными никто не отменял». Почему, уважаемые спорщики, мы готовы наступить на те же грабли? Или просто дважды войти в одну и ту же реку?

В. Жуковский:

- Я думаю, что просто не изменилась глубинная сущность государства. И лозунг, что бабло побеждает зло, он остался в силе. Одни олигархи, которые были ельцинского розлива, были заменены на других, которые в политику формально не влезли, но при этом были готовы выполнять любую волю и приказ сверху. И никакого общественного контроля за властью, с моей точки зрения, мы не видим. Мы это видим по выборам. Нет контроля за действиями госкорпораций. У нас огромный убытки у госкорпораций, у того же Внешэкономбанка, были у Роснано. Это все заливается просто деньгами из бюджета. И странно было бы ждать, что приватизация будет проводиться в пользу большинства россиян и малого бизнеса, среднего класса.

Меня смущает следующее. Государство, которое за последние годы приняла огромное количество законов, которые ухудшили жизнь населения, ударили по экономике и промышленности, сложно ожидать, что эти же самые люди, душа экономику одной рукой, пуская ей кровь, будет заниматься тем, что давайте будем бороться с монополиями, с произволом олигархов. Мы-то этого хотим, но понимаем, что не ради этого приватизация затевается.

Е. Афонина:

- По вашему мнению, это раздел государственной кормушки? Или это возможность пустить свежую кровь в этот процесс, чтобы, может, госкорпорации перестали быть той священной коровой, на которую и денег не жалко, а ответственности никакой.

В. Жуковский:

- Вы правы. Госкорпорации не должны быть дойными коровами. Нужен тотальный аудит, если убыточная, то процедура банкротства, привлекать к ответственности. Есть вещи, которые в госкорпорации запихнули, которые там быть не должны. И были бы конкурентные частные предприятия. Пускай бы они конкурировали.

Е. Афонина:

- А как определять, где нужны конкурентные предприятия, а где не нужны?

В. Жуковский:

- Я думаю, что решения должны приниматься не кулуарно Минфином, правительством, администрацией президента. Для этого есть Госдума, которая должна быть местом для дискуссий. Есть Академия наук, которая много раз писала доклады президенту, правительству. И мы принимали с Юрием Юрьевичем участие в написании некоторых докладов. К сожалению, логики созидания там не прослеживается…

Ю. Болдырев:

- В докладах, как раз, прослеживается.

В. Жуковский:

- Да. А потом они убираются под сукно.

Если бы мы увидели, что государство взяло и за десять лет показало бы экономический результат. Рывок. Майские указы бы исполнило. В 12-м году были майские указы – 25 миллионов высокотехнологичных рабочих мест. По факту минус 3 с половиной рабочих мест мы потеряли. Темпы роста экономики должны были быть выше 3,5% от года к году. За последние шесть лет темпы роста ниже 0,5. Доходы населения не выросли в полтора раза, а упали. Государство обещало пенсионный возраст не поднимать, подняло. Налоги не трогать, а ввели акцизы, торговые сборы, утилизационные сборы, туристические сборы, цены на бензин подняли, «Платон» ввели. В этой ситуации люди не верят уже, что делается что-то для людей. Неверие и провоцирует негатив к экономической политике.

Программа в студии Радио КП

Е. Афонина:

- Нам пишут: «Приватизация нужна, ведь подросли новые акулы бизнеса». «Государство нас совсем за дурачков держит. Мы же проходили это в девяностые!».

У нас звонок от Вадима из Подмосковья.

- Добрый вечер! Это что, открытое признание чиновниками своей некомпентентности? Неспособности управлять государством? И даже теми ресурсами, которые принадлежат народу? Или это просто создание замаскированных насосов-кормушек для перекачки частно-государственного партнерства в свои карманы?

Ю. Болдырев:

- Вопрос носит характер риторический. Уважаемая ведущая сказала, что мы не можем повлиять на руководителей госкорпораций. Вы не можете. А вот у вас портрет президента Путина. Без его воли ни один руководитель госкорпорации назначен не может быть, а снимается по щелчку. Мы не можем, а верховная государственная власть может. И должна. А если не делает, мы возвращаемся к тому же: если они не способны управлять в наших интересах, то они же и не способны приватизировать в наших интересах.

Приватизация не может быть методом повышения эффективности, если речь идет о масштабах всей экономики. Если речь идет о креативных бизнесах, допустим, была совершена ошибка. Предположим, сдуру национализировали какую-нибудь компанию по производству антивирусов. Конечно, глупость и бред. Креативные компании не должны быть государственными. Более того, мы не должны впадать в раж потери полной объективности. Зайдите в любой мелкий магазинчик, парикмахерскую и так далее. Конечно, когда все это было государственным, это было немножко, мягко говоря, крайностью, зашкаливанием. Вот это мелкое, требующее творчества, не имеющее отношения к распоряжению общими национальными ресурсами, оно, конечно, должно быть частным. Но оно все давно и так частное.

Мы видим обратный процесс. С помощью системы «Платон», других механизмов пытаются частных перевозчиков, мелких вытеснить. И максимально централизовать этот ресурс. А это уже монополизация. А частная монополизация еще опаснее, чем государственная.

Е. Афонина:

- Стало известно, что в ближайшие шесть лет количество госкомпаний сократится почти в два раза. В настоящее время государство в лице Росимущества владеет порядка полутора тысячами рыночных организаций. И к концу 2024 года их количество планируют уменьшить на 47%, то есть, до 797.

Евгения, здравствуйте! Мы вас слушаем.

- Мне 47 лет, я прожила в разные эпохи. Но то, что происходит сейчас, это просто уничтожение страны. Мы знаем, что в советское время была монополия государственная, цены были стабильные. Да, были шероховатости и так далее. Сегодняшнее правительство – просто геноцид народа. У власти стоят преступники, воры и жулики.

Программа в студии Радио КП

Е. Афонина:

- Давайте от оценок перейдет к конкретным вопросам. Кто лучший управленец: государство или частный бизнес?

- Когда будет у руля стоять честный человек, который будет верой и правдой служить своей стране, вот, вы знаете, можно распределить по-разному управленческий строй. И сделать часть частной. Но когда богатства раздаются по кумовскому распределению, народу ничего не достается. Посмотрите, у нас от страны ничего не осталось! Если сейчас передать остатки государственных учреждений в частные руки, это крах. И так уже крах системе. Вчера у нас в Красноярске был суд по Давыденко. 30 миллионов гектаров сгорело. Председателя Счетной палаты уволили. И суд! Судейская система – кромешный ад! Сидят в мантиях преступники, которые не знают законов. Они их знают, они их не выполняют! Что происходит с грудининским совхозом? Шикарное предприятие! Его уничтожают! Это же власти сегодня уничтожают такой социальный объект!

Е. Афонина:

- Спасибо!

Ю. Болдырев:

- Короткая реплика. Каждый раз звучит слово «амбициозный план»! Мне это напоминает понятие «амбициозный план лечения совсем загибающегося больного».

Е. Афонина:

- Если этот амбициозный план помогает…

Ю. Болдырев:

- Знаете, само слово настолько неуместно, настолько выдает какие-то совершенно неуместные мотивы даже при вбрасывании этого вопроса в общество.

Е. Афонина:

- Владимир пишет из Новосибирска: «Экономическая эффективность приватизации субъектов хоздеятельности базируется на отказе от социалки. Так и дурак может сделать положительное сальдо».

Программа в студии Радио КП

В. Жуковский:

- Можно понять чиновников. В условиях затяжного системного кризиса, из которого они не способны вывести российскую экономику, чтобы отвлечь внимание от падения доходов населения, от пенсионной реформы, повышения пенсионного возраста, повышения НДС, мусорную реформу провальную надо вбросить информационный повод. Почему бы не пообсуждать старую тему, что во всем виноват Чубайс? Давайте поговорим про приватизацию того, что с 2011 году мы обсуждали. Помню еще в 11-м году тот же самый список предприятий сбрасывался в СМИ, мы точно так же обсуждали, потом они: ну, вот, мы вас услышали.

Ю. Болдырев:

- Это то, с чего я начал сегодня. В какой цвет красить стены разваливающегося дома.

В. Жуковский:

- Мне кажется, это просто ложный маячок. Отвлечение нашего внимания, чтобы мы не требовали, как потребовали, прошу прощения, в Сантьяго, где-нибудь в других странах, в Бразилии 40 миллионов человек вышли против пенсионной реформы. Все, мы съели, проглолили. Больше не говорим, давайте поговорим о другой теме. Она вечная.

Вторая история – антимонопольная служба. У них есть цифра, что 75% собственности в России государственная. Это цифра завышена. Частный сектор и малый бизнес вымирает, особенно в регионах. Нет платежеспособного спроса. Все деньги только в бюджете и в госкорпорациях, в нефтегазе и в металлургии. Если вы к ним прикоснулись, получили заказ, то вы живете. Продавать населению, кроме еды , медикаментов, немножко одежды невозможно. Поэтому огромное количество создано бизнеса, который формально частный, печать ООО или ИП, а на самом деле, это дети чиновников, топ-менеджеров корпораций. Это 15 финпрокладок, которые строят трубопроводы, чтобы деньги обналить и отмыть. Формально много юрлиц и частного сектора, но на самом деле, действительно, у нас чудовищная монополизация, олигархизация и централизация капитала.

Без смены всей макроэкономической политики не спасет ни то, ни другое.

Е. Афонина:

- Вот какой выход из ситуации предлагает Михаил из Ростова-на-Дону: «Нам не приватизация нужна, а национализация».

В. Жуковский:

- Национализация элит желательно.

Ю. Болдырев:

- Чуть представлюсь. Я один из участников постоянно действующего совещания национально-патриотических сил России. И наш координатор Владимир Иванович Филин, он одновременно один из руководителей организации, которая так и называется «Движение за национализацию и деприватизацию». Речь, разумеется, не идет о кафешках, парикмахерских и далее, а речь идет о ключевых механизмах эксплуатации наших природных ресурсов. В народе никто всерьез не обсуждает, что какая-нибудь приватизация нас спасет. В народе ширится движения за деприватизацию и национализацию ключевых стратегических активов.

Е. Афонина:

- Возможна ли она сейчас?

Программа в студии Радио КП

Ю. Болдырев:

- Есть ключевые стратегические индекаторы. Нам нужно развитие и справедливость. Развития нет. Справедливость? Народ - большинство нищает, количество долларовых миллиардеров стремительно растет. По двум ключевым стретегическим критериям полный крах! Ни систем приватизации и национализации, а системы государственного управления. Системы организации общества и государства. Это надо обсуждать. А вопрос национализации и приватизации всего лишь инструмент экономической политики. В этих руках, которые не умеют эффективно управлять, и этот инструмент будет не в наших интересах.

Е. Афонина:

- У нас звонок от Александра из Перми.

- Здравствуйте! Многие уповают на иностранные капиталы и бизнес. Вот в Перми фабрика «Нестле». Живой пример. Пришел иностранный капитал. Работать стало только хуже. Большую часть фабрики сократили, фабрика выпускала конфеты еще в советские времена. Сейчас химия сплошная, никто не ест ее. Линия по производству печенья, вафель. Все просто ликвидировано.

Е. Афонина:

- Может, хоть рабочим стало жить лучше?

- Намного хуже. Жена работала там в столовой производственной. Столовая перестала приносить прибыль. Она была предназначена для того, чтобы кормить персонал. Прибыль она приносить не могла. Она для соцпакета была создана.

Е. Афонина:

- Спасибо. Владимир написал: «До приватизации нефтяной компании С-Нефть г осударство добывало 74 миллиона тонн нефти, после частники сократили добычу на 10 миллионов тонн, ликвидировали геологоразведку, заглушили низкодебетные скважины и стали снимать сливки».

Посмотрим итоги голосования. Спасет ли российскую экономику приватизация госмонополий? 92% сказали нет, не спасет!

Ю. Болдырев:

- Но Васька слушает, да ест!

Е. Афонина:

- Спасибо!

  • Реклама партнёров
  • Источники
Источники:
Читайте также