Никита Кричевский: Ни один бизнесмен сегодня не будет развивать производство, дико боясь рейдерского захвата силовиков

В.В.Путин на ПМЭФ
Экономист Никита Кричевский в эфире Радио «Комсомольская правда» рассказал, как повлияет на жизнь россиян прогноз Всемирного банка.

Скачать передачу [mp3, 34.5 МБ]

Мы предлагаем полный текст радиопрограммы.

В. Алфимов:

- В студии Валентин Алфимов и Никита Кричевский. Всемирный банк скорректировал прогноз по экономике России. Говорили, что экономика России вырастет на 1,2%, а теперь говорят – вырастет на 1%. Это что?

Н. Кричевский:

- Тут еще совещание было у Дмитрия Анатольевича по поводу ускорения темпов экономического роста. Я думал, что там будет какое-то откровение. Времени на раскачку больше нет.

В. Алфимов:

- Мы заживем по-новому?

Н. Кричевский:

- Я не знаю, как ответить. Мы каждую секунду живем по-новому. Я ехал на эфир, был дождь. Приехал, припарковался – дождя нет. Я по-новому зажил?

В. Алфимов:

- Это из области философии.

Н. Кричевский:

- Почему? У меня зонт сухой. Какая же тут философия? Чистая практика.

В. Алфимов:

- А что касается экономики и совещания у Медведева?

Н. Кричевский:

- По итогам этого совещания Дмитрий Анатольевич сказал, что будет разработан некий план, по которому мы будем жить по-новому. Видимо, идей вообще никаких не осталось.

В. Алфимов:

- Будет разработан документ, по которому мы будем жить по-новому. Значит, какие-то идеи есть?

Н. Кричевский:

- Если бы были идеи, то нам бы об этом как бы намекнули. В конце сентября было совещание у президента, тоже по экономическим вопросам, в том числе по поводу бюджета-2020. Хороший бюджет, стимулирующий, как его назвал Силуанов, можно даже сказать, социально ориентированный. Например, ассигнования на здравоохранение увеличиваются практически наполовину в этом бюджете. В общем и целом, все там неплохо. Но Путин сказал одну интересную вещь: экономический рост сам по себе это не самоцель. Конечной точкой должно стать улучшение уровня и качества жизни граждан.

В. Алфимов:

- Интересно, что Владимир Владимирович единственный из руководства страны, кто об этом говорит.

Н. Кричевский:

- Владимир Владимирович, конечно, существенно ближе к сути вопроса, но он, что называется, не докрутил. Я говорил об этом пару лет назад на другой радиостанции. Я говорил, что от показателей роста ВВП весь мир уже давно отходит в сторону так называемого инклюзивного экономического роста.

Инклюзивность - это вовлеченность как можно большего числа населения в улучшение ситуации в экономики. То есть не экономический рост как самоцель, как цифры, которые радуют глаз, хорошо звучат из телевизора и радио, а улучшение вместе с экономическим ростом уровня жизни каждого.

В. Алфимов:

- Насколько я знаю, в проклятой Америке давно уже благосостояние экономики меряют как раз не ВВП, а количеством новых рабочих мест.

Никита Кричевский

Н. Кричевский:

- В том числе. Это один из показателей работы ФРС.

У ФРС два ключевых показателя – инфляция и количество вновь созданных рабочих мест, то есть рынок труда. Потому что менее 30 лет назад, в эпоху Джорджа Буша-старшего, возникла такая ситуация, когда экономика после Рональда Рейгана на какое-то время свалилась в рецессию. И Буш тогда провел маленькую победоносную войну под названием «Буря в пустыне», шел на свой второй срок, у него в соперниках был Билл Клинтон. Что самое интересное, после этой маленькой победоносной войны и экономика вылезла из рецессии, то есть начала восстанавливаться, все более-менее налаживалось. Но был один маленький нюанс. Количество вновь созданных рабочих мест не росло. И американцы ему этого не простили. Они выбрали Билла Клинтона. И он с 93-го года два срока отсидел в Белом доме.

И вот с тех пор ФРС и американская администрация в целом, когда говорят об экономике, они, конечно, говорят об инфляции, об уровне роста экономического развития и пр., но важнейший показатель это количество вновь созданных рабочих мест.

Но я говорил не о количестве вновь созданных рабочих мест, а об инклюзивном экономическом росте, что есть уже некий тренд, то есть устойчивая тенденция.

ВВП, конечно, важен, по нему до сих пор всё определяется, но в основном разговор идет о том, что если мы берем доход, то это отношение дохода и потребления наиболее богатых 20% к 20% наиболее бедных. Отношение дохода и потребления. Естественно, чем ниже этот разрыв, тем лучше.

Показатель, не связанный с доходом, - среднее число лет обучения для молодого и взрослого населения. То есть сколько ты учишься, для того чтобы потом применять на практике свою квалификацию. Уровень младенческой смертности. Здесь у нас все хорошо, потому что за последние годы все это успешно купировалось.

Ключевые показатели инфраструктуры. Потребление электроэнергии на душу населения. Очень интересный показатель.

В. Алфимов:

- Мне он кажется немного странным. Тем больше, тем лучше, получается?

Н. Кричевский:

- Да. Доля асфальтированных дорог в общей протяженности дорожной сети. Я помню, 10 лет назад я залез в статистику и обнаружил, что количество дорожной сети в России за один год выросло чуть ли не в полтора раза. Начал смотреть предыдущие годы и понял, что министр Левитин просто в общий показатель внес все тропинки, все дорожки в парковых участках, все мостики, переходики в садиках и пр.

Почему тогда возник этот разговор? Потому что Дмитрий Анатольевич Медведев восхитился тем, что в двух соседних регионах, схожих по климату, ландшафту, территории и пр., себестоимость километра автодороги могла различаться чуть ли не в 20 раз. Он говорит: а как такое может быть? На что ему господин Левитин сказал: Дмитрий Анатольевич, может.

Социальное равенство для обеспечения равного доступа к экономическим возможностям. Это услуги образования, здравоохранения в первую очередь. То есть равенство, о котором мы с вами говорим. И это уже не социальная справедливость, это показатель инклюзивного роста ООН.

Число врачей, медсестер, акушерского персонала на 10 тысяч человек населения. Сокращается, растет – тоже показатель.

Доля госрасходов на образование, здравоохранение, соотношение учеников и учителей в начальной школе.

Ну и, наконец, когда говорим про ООН, это система социальных гарантий. Доля расходов на социальное обеспечение от правительственных расходов, доля расходов на здравоохранение, социальное обеспечение. Они должны расти.

Это то, что касается методики определения инклюзивного роста, разработанной ООН.

Собственно, о чем разговор?

В. Алфимов:

- Не тем меряем?

Н. Кричевский:

- Не к тому стремимся. Потому что меряем-то мы нормально. Мы пытаемся добиться экономического роста непонятно зачем. На протяжении многих лет была история, когда экономический рост был, а доходы населения падали. Вопрос – а кому нужен этот экономический рост?

Валентин Алфимов

В. Алфимов:

- Если посмотреть на Китай, там бешеный экономический рост, но вроде как население стало жить лучше.

Н. Кричевский:

- Да. Та самая инклюзивность. Мне тут пеняют на то, что я употребляю термины, которые не всем понятно. Но я их объяснил. Это вовлеченность в экономическое развитие как можно большего числа населения, желательно, конечно, всех. Когда мы говорим об экономическом росте, что он будет 1 или 2%, тут же возникает вопрос – нам-то что? У нас тоже вырастет зарплата на 1 или 2 процента или она останется той же? Цены упадут, блага будем получать в большем объеме? Или, может быть, нам будут выплачивать дополнительные пособия, например, на осеннюю или весеннюю одежду для наших детей?

По поводу методики ОЭСР (организация экономического сотрудничества и развития). Там три ключевых индикатора – многомерность, определение благосостояния населения из 11 показателей в денежном и не денежном выражении. Второй показатель – влияние на распределение. Это к вопросу о справедливости распределения, прогрессивном подоходном и пр. Наконец, третий – стратегическая уместность расходов домохозяйств и здравоохранения. Разные методики оценки. И есть методика оценки у Всемирного экономического форума, который традиционно в начале года собирается в Давосе. Мало того, что у Давоса есть методика, Давос еще и ранжирует, расставляет по местам страны, которые принимают участие в форуме. В Давосе принято оценивать инклюзивность отдельно по 29 развитым странам и 78 развивающимся. В позапрошлом году на первых трех местах были Норвегия, Люксембург и Швейцария. Америка была на 17-м месте из 29, притом что по росту ВВП она была на 9-м. Это говорит о том, что в Америке не все слава богу.

А что касается развивающихся стран, куда по недоразумению попали и мы, то мы занимаем из 78 стран 13-е место, между Аргентиной и Таиландом, с одной стороны, а с другой – Перу и Китай. Первые три места – Литва, Азербайджан, Венгрия. Это было два года назад.

В. Алфимов:

- А сейчас?

Н. Кричевский:

- Рейтинг еще не был опубликован. Он будет опубликован в начале года.

В. Алфимов:

- За эти два года мы хуже стали жить?

Н. Кричевский:

- Я не знаю. Оценивать это личное дело каждого. Что касается оценок по поводу инклюзивного экономического роста, то есть вовлеченности населения в экономическое развитие, то у нас, во-первых, доходы падают на протяжении многих лет, а во-вторых, у нас и экономического роста как такового нет.

В. Алфимов:

- Но мы же такой кризис пережили.

Н. Кричевский:

- Какой? Вы какой год имеете в виду, 98-й?

В. Алфимов:

- 98-й – само собой. Потом 2008-й, в 2014-м тоже все не слава богу.

Н. Кричевский:

- Нет, мы попали в ловушку нефтяных цен, я бы даже сказал, в ловушку фондового рынка. Не мы одни такие, попали и саудиты, и Норвегия, и другие нефтедобывающие страны. Здесь выигравших не было. Я же считаю, что никакого кризиса в стране не было и нет. И сейчас нет никакого кризиса, а есть то законное место, которое мы должны занимать при нашем уровне государственного управления, при нашем уровне общественных отношений. Это наше законное место, и это еще хорошее место, могло бы быть и хуже. Давайте посмотрим на Венесуэлу. А ведь это крупнейшая по нефтяным запасам страна в мире. В общем и целом, это то, чего мы достойны. Это не кризис. Кризис не в клозетах, а в головах. А что есть голова? Это психология. А психология это половина экономики.

В. Алфимов:

- У нас есть шансы улучшить ситуацию?

Н. Кричевский:

- По моему глубочайшему убеждению, решение наших экономических проблем лежит не в плоскости экономики, а в плоскости социальных, общественных отношений. Потому что главное, что нас тормозит и стреножит, это недоверие. Это важнейший психологический аспект, который крайне негативно влияет на то, что сегодня происходит. Самый простой пример. Ни один вменяемый бизнесмен сегодня не будет развивать с нуля свое производство, по той простой причине, что он дико боится официального рейдерского захвата со стороны силовиков.

Программа в студии Радио КП

В. Алфимов:

- Он справедливо боится?

Н. Кричевский:

- Справедливо, без всякого сомнения.

В. Алфимов:

- Или здесь то самое недоверие, про которое вы говорите?

Н. Кричевский:

- Так это и есть недоверие. Он не доверяет власти, которая в данном случае выступает в лице представителей правоохранительных органов. То есть тех органов, которые должны его защищать. А правоохранительные органы очень часто участвуют в захватах того, что кому-то приглянулось. Поэтому люди, у которых что-то начинает получаться здесь, очень быстро берут билет в один конец и улетают. Тем более что сейчас мир глобален, и для того чтобы связаться с любой точкой земного шара, достаточно нескольких секунд. Языки это тоже не проблема. Другой вопрос, что не у всех получается. Но это уже отдельная история. А у тех, у кого получается… Я уже много раз приводил пример этих двух братанов из Вологды, которые в начале нулевых разработали компьютерную игру, и первый их гонорар составил 100 долларов на двоих. Сегодня их состояние оценивается в 1 млрд. 400 млн. долларов каждому. На этих людей сейчас работает несколько десятков человек в 30 странах мира. А где Виталик Бутерин? В Сингапуре. Бежим от чего, потому что там лучше? Нет, там плохо. Бежим от того, что здесь недоверие, здесь отсутствие справедливости, здесь беда с родителями, которые прозябают в нищете. Вот из-за этого убегают: я туда уеду, я там осяду, встану на ноги, и я тебя туда перетащу. Пока эта ситуация будет продолжаться, когда односторонний процесс станет двусторонним, тогда забрезжит рассвет. Как у китайцев: возвращайтесь обратно – мы дадим вам деньги, лаборатории, гранты, все что угодно, только работайте внутри страны.

В. Алфимов:

- В Минэкономразвития предлагают увеличить самые народные налоги – на малый бизнес (это ЕНВД - единый налог на вмененный доход) и плату за патенты, причем сразу почти на 5%. И это максимальное повышение за 5 лет. Что происходит? Опять палки в колеса малому бизнесу вставляют?

Программа в студии Радио КП

Н. Кричевский:

- Я смотрю на комментаторов, которые так озаботились индексацией взносов, что сердце кровью обливается. Я значительную часть этих комментаторов знаю лично. Я знаю, какие у них бизнесы. Несмотря на то, что они в общественных ассоциациях, там справедливыми условиями ведения бизнеса особо и не пахнет. Люди, например, семенами торгуют. Производят семена, закупают их за границей и здесь толкают. Очень хороший бизнес, прибыльный, очень маржинальный, как принято говорить. И вот они рассказывают, как это плохо, как это ужасно, как это безалаберно. И я тут же вспоминаю, как в 2015 году депутат Макаров решил хайпануть на этой теме. Тогда тоже собирались индексировать эти налоги.

Я объясню, о чем разговор. ЕНВД – единый налог на вмененный доход. Вы приходите в налоговую инспекцию, скажем, в начале года и говорите: я в этом году готов заработать, и буду зарабатывать 10 тыс. рублей. Налоговый инспектор говорит: 6% - пожалуйста, в кассу. Вы платите 600 рублей и идете работать. Вы можете заработать не 10 тысяч, а 5, это ваша проблема. Вы можете заработать не 10, а 100 тысяч, и это тоже будет ваша проблема, потому что налог с 10 тыс. вы уплатили. Все, что выше, это вам в карман, все, что ниже, вы проиграли. В этом ничего хорошего и ничего плохого нет, ЕНВД был введен, для того чтобы бизнес, который в конце 90-х не платил вообще ничего, платил хоть что-то. Со временем, когда налоговая система окрепла и встала на ноги, начали ловить уклонистов, и все больше и больше народа стало переходить на другие формы налогообложения. А ЕНВД остался в основном для тех, кто занимается дроблением своего бизнеса. Что есть дробление? Предположим, у вас есть крупный торговый центр. Вы хотите резко сэкономить на налогах. Что вы делаете? Вы сдаете площади, которые построили, не напрямую, а своим ООН и ИП, которые вы контролируете, которые сидят на ЕНВД. И они приходят в налоговую инспекцию и говорят: я буду платить с 10 тысяч 600 рублей. Налоговая вам говорит: раз на ЕНВД, какие вопросы? А уже ЕНВДшник сдает реальному арендатору по рыночным расценкам. Все, что свыше 10 тысяч, остается в кармане, по сути, переходит хозяину этого торгового центра. В основном это сегодня применяется для дробления бизнеса, для ухода от налогов. Это все знают, ловят, налоговики выигрывают суды. С 22-го года этот налоговый режим продлен не будет. Его не отменят, он просто не будет продлен.

Теперь по поводу индекса-дефлятора. Понятно, что есть некий коэффициент. Потому что инфляция, и 10 тысяч 5 лет назад и сегодня это несколько разные деньги. Есть так называемый индекс-дефлятор, скажем, 1,0566 или 1,0787. Он устанавливается ежегодно, и на этот индекс-дефлятор увеличивается ваш налог. После того как несколько лет не индексировался единый налог на вмененный доход, не индексировались патенты, со следующего года решили проиндексировать. Вроде бы все логично.

Что касается депутата Макарова, я не случайно о нем заговорил. Там была какая история? Первым пунктом в том законе шла заморозка дефлятора, то есть, сколько вы платили в том году, столько вы будете платить и в следующем. А вторым пунктом шло разрешение крупным компаниям пересчитывать свою валютную задолженность от дочерних иностранных структур (это был 2015 год) по курсу 33 рубля 68 копеек.

В. Алфимов:

- Это как?

Н. Кричевский:

- А вот так. По курсу на 30 июня 2014 года. Таким образом, если у вас задолженность превышала определенный коэффициент к вашим активам и пассивам, вы попадали в поле зрения налоговиков, они, естественно, вас драли, как сидорову козу. А задолженность в валюте пересчитывается в рубли и соизмеряется с активами или пассивами, которые тоже в рублях. Так вот, если бы считать по тому курсу (а там уже было далеко за 50), то тогда все бы попали на большие налоги. А вторым пунктом в том законе шло – 33 руб. 68 коп.

Программа в студии Радио КП

В. Алфимов:

- То есть налоги поднимают, но…

Н. Кричевский:

- Но не для олигархов. Я почему вспомнил? 29 сентября этого года вышел федеральный закон 325 ФЗ, по которому вы не можете реализовывать продукцию с маркировкой. Обувь, меха, кожа, лекарства, алкоголь, сейчас молочка пойдет, колбаса с сосисками пойдет. Вы этого реализовывать по этому закону не сможете.

В. Алфимов:

- То есть не производить, а именно реализовывать?

Н. Кричевский:

- Да. Производители на ЕНВД не сидят. Это я к тому, что очень схожая история с тем, что была несколько лет назад. Мы сегодня говорим о том, что ЕНВД вырос и т.д. Завтра выйдет на трибуну Госдумы депутат Макаров и скажет: что вообще за хрень творится, надо заморозить, потому что бизнесу тяжело, надо ему помогать. Ровно та же речь, которая была несколько лет назад. И заморозят эту историю. Но второй-то закон уже вышел, он уже работает. А по нему маркированную продукцию вы продавать уже не можете. Поэтому готовьтесь к тому, что ЕНВД у вас останется еще на несколько лет, а потом – всё. Да ЕНВД сам отомрет, потому что маркировка сегодня шагает семимильными шагами. Зачем нужна маркировка? Скажем, под брендом «Домик в деревне» идет какой-то левак. Доля контрафакта, по их расчетам, составляет 0,01 процента. И все равно им нужна маркировка. Маркируются уже и лекарства, и ширпотреб, и продовольственные товары. Так что, господа хорошие, дело не в индексе-дефляторе, а в том, что вас просто, извините, тупо душат. И мы возвращаемся к тому, с чего начали, - к доверию бизнеса к родному государству, которого, к несчастью, нет, и неизвестно, когда оно появится.

В. Алфимов:

- Видимо, вполне обоснованно.

Н. Кричевский:

- А жить-то по-новому мы будем буквально через минуту, потому что мы передвигаемся и в пространстве, и во времени, да и дети растут, да и родители радуют, да и вторые половины сегодня приготовят вкусный ужин. Валентин Андреевич, все не так плохо. Книжные магазины есть, в конце концов, солнце будет на следующей неделе. Радоваться надо.

  • Реклама партнёров
  • Источники
Источники:
Читайте также