Как Трамп расколол Америку: спецпроект Радио «Комсомольская правда»

Дональд Трамп
Дональду Трампу — 74 года. История восхождения бизнесмена, который постоянно разорялся. Шоумена, который платил за камео в фильмах. Политика, которого прилюдно унижал Обама. И человека, который полжизни стремился превзойти своего отца, а потом решил сделать Америку великой снова… чем еще больше расколол жителей США.

В спецпроекте Ивана Панкина участвуют:

  • Дмитрий Саймс. Президент Центра национальных интересов. Глава американского журнала «The National Interest». Ведущий программы «Большая игра на Первом канале.
  • Виталий Шкляров. Научный сотрудник Центра российских и евразийских исследований Гарвардского университета. Как политтехнолог работал с Ангелой Меркель, Берни Сандерсом, Бараком Обамой и Дмитрием Гудковым.
  • Тим Керби. Американский журналист. Живет в Москве.
  • Майкл Бом. Американский журналист. Живет в Москве. Постоянный гость российских ток-шоу.
  • Майкл Васюра. Американский журналист. Живет в Москве. Постоянный гость российских ток-шоу.
  • И Голливудский актер Вуди Харрельсон. Фрагмент из интервью «Комсомольской правде» в 2016 году.

Дмитрий Саймс

Должен сказать, что я с Трампом тогда не был знаком. Я не был знаком как следует ни с кем из его близкого окружения. Я знал, что Трамп делал заявление о своих президентских амбициях, но я должен сказать честно, я это воспринимал как эпатаж. И когда его кампания началась в 2015 году, я тоже думал, что это несерьезно, что это просто медийная личность, крупный бизнесмен, который хочет попиариться, если хотите, потешить свое восприятие себя любимого, но что это серьезный кандидат на пост президента, я не верил до начала 2016 года. Ко мне обратились и попросили меня помогать ему в личной его кампании создать структуру, которая давала бы ему советы.

Естественно, что когда мы к этому подключились, я лично и его Центр национальных интересов, то мы не могли к этому не относиться несерьезно. Что касается совета директоров центра, то они одобрили мое приглашение Трампу выступить у нас со своей первой внешнеполитической речью, что было весьма противоречиво. Потому что многочисленные оппоненты Трампа считали, что даже простое предоставление ему площадки для выступления – это эквивалент поддержки, дает ему легитимность, и они принять это не могли.

Но наш совет директоров во главе с председателем совета тогда генералом Бойдом, 4-звездным генералом, который был единственным генералом, получившим 4 звезды, который был военнопленным во Вьетнаме, настоящий герой, был в плену 7 лет, прошел через страшные пытки, это человек, которого нелегко запугать.

Его планировали на должность главнокомандующего НАТО, он был заместителем главнокомандующего, и он им не стал, потому что сказал, что очень хочет будущего серьезного для НАТО, поэтому хочет пригласить туда Россию. Но во главе с таким человеком наш совет директоров, плюс наш почетный председатель Генри Киссинджер одобрил приглашение Трампа.

Тим Керби

Я ожидал победу Трампа в 16-м году.
Так как Хилари очень слабый кандидат был. Она очень неприятный человек. Более того, СМИ преувеличили ее потенциал и возможности. Может быть, если бы они выбрали Сандерса, то все было бы иначе. Но Клинтон неприятная женщина.

Трампу помог хороший лозунг. Это помогает. Сделаем снова Америку великой – вот это выражение, которое теперь переводится на все языки. Он стал лозунгом всех консерваторов всей планеты. Он реально тронул сердца американцев, которые любят Америку, более традиционные американцы, те, которые любят конституцию, хотят, чтобы Америка была снова великой. Этот подход был правильный. У нас немало проблем. Почему это важно? Трамп, на самом деле, единственный консерватор, кто признает, что у нас есть большие проблемы.

Обычно демократы ноют, что все плохо, республиканцы говорят, нет, мы великие и самые лучшие. А Трамп говорит: мы самые лучшие, но у нас большие проблемы, ребята. Мы теряем страну. И так и есть. И реально мы это видим прямо сейчас на улицах Америки, потому что мы видим, как либералы показывают свои мышцы. И многие чувствуют, как будто они теряют Америку. И он почувствовал эту волну и перепрыгнул на ней.

Вуди Харрельсон

Вы можете себе представить меня защищающим президента Трампа? Я думаю, что 90 процентов американцев не является расистами. 90 процентов ненавидят Трампа, хотя цифры выборов говорят, что у него 50 на 50%. Уверен, что масса народу вообще не голосовала, что огромное количество американцев терпеть его не может.

С другой страны, я провожу своё время в Нью-Йорке либо в Лос-Анджелесе, а внутри Америки люди могут и по-другому к нему относиться… Помню, перед выборами я тусовался с индейцами - оказалось, что они все голосовали за Трампа! «Как вы могли?? - кричал на них я. - Он что, будет защищать ваши интересы?» Они не поверили Хиллари, а поверили Трампу, который что-то им обещал, нес свою популистскую чушь. Да, я считаю его нарциссом, расистом, склонным к геноциду маньяком.

Из всех людей, кого я встречал в жизни, он заслуживает наибольшего сожаления. Помню, как Джесси Вентура (американский политик и актёр) однажды пригласил меня на обед с Трампом и его невестой. Мы отправились в Башню Трампа. Знаете, бывают такие ужины, которые трудно высидеть. Это был худший из них. Самый невыносимый! Через 45 минут я в панике выбежал в фойе и, чтобы успокоиться, стал забивать косяк. Выдохнул и подумал: «Как же дожить до конца? И как можно уважать президента, с которым ты не можешь досидеть даже до конца долбаного ужина? Я не мог выдержать ужин с этим ублюдком, а теперь он мой президент! Ну да и черт с ним.

Дональд Трамп

Тим Керби

Общество в Америке всегда было расколото на две стороны. Были федералисты и антифедералисты. Был север и юг. Республиканцы, демократы. Американское общество всегда разделено на два менталитета. Почему есть два менталитета? Как-то трудно понять, но с самого начала так. Просто сейчас немножко хуже.

Республиканцы только с приходом Трампа начали, как сказать, вытаскивать свою голову с земли. И оправдывать свои позиции. Сейчас у нас острые философские вопросы идут. И есть борьба. Но это ничего нового. Так всегда и было. Просто сейчас стало чуть-чуть жестче, так как мы все тупеем, и в России тоже. Поэтому все становится более критичным, ярким и жестче.

Майкл Васюра

Я, как и все, смотрел на опросы и думал, что Хиллари победит. Дело не в том, что я поддержал Хиллари. Дело в том, что я был против Трампа. И в этом году то же самое будет. Он говорит грубо и ведет себя грубо. И он был недостойным быть президентом. И в последние три года показал себя недостойным быть президентом.

Я жил в Нью-Йорке. А в Нью-Йорке все поняли, что Трамп будет как клоун. И давно, да, он был известным. В 80-х его всегда упоминали в таблоидах. Его отношения с женщинами всегда были новостью. Но я не из не из Нью-Йорка. Я из Мичигана. И я помню с моего детства, даже в 90-х, Трамп был известным как богатый человек. Дело в том, что он никогда не был сверхбогатым. Но он показал имидж богатого человека. И простые американцы приняли его как успешного бизнесмена.

Он тоже был ведущим, не совсем ведущим, но играл роль босса на реалити-шоу. И большинство американцев знали его из этого. И там, ну, шоу показал себя адекватным, компетентным, конечно, режиссеры сняли все, чтобы он выглядел авторитетным. Но это была очень успешная предвыборная реклама. Он уже в 2016 году, и до этого, показал себя неадекватным. Он для русскоязычных людей чаще всего я описываю его как Жириновский. Если бы Жириновский никогда не читал книг в своей жизни.

Виталий Шкляров

С Трампом была такая интересная история. Первые демократические дебаты и первые республиканские дебаты я смотрел, работая и сидя в Рио-де-Жанейро. И первые, кто мне бросился в глаза, тогда было, по-моему, 17 кандидатов это были Берни Сандерс и Трамп.

Я тогда еще сказал, что супруге, что вот точно победит, будет там Трамп. Или, по крайней мере, я сказал: очень интересная личность Трампа. И очень интересная личность Сандерса. Как того захотел случай жизни, буквально через три-четыре месяца я уже работал в команде Берни Сандерса. И, собственно, весь год до его снятия с выборов был в его команде. И до последнего был уверен, что Трамп попадет однозначно во второй тур. И, конечно же, попадет туда и Берни Сандерс. Как-то это чувствовалось и виделось, что Трамп очень интересный, харизматичный, другой тип политика, чем привыкла или к чему привыкла Америка. В равной степени как и Берни Сандерс был новинкой и чем-то из ряда вон выходящим. Трампа и Берни Сандерса я с самого изначального старта видел как сильных кандидатов президенты.

Скажу честно, что в ночь выборов в Вашингтоне в пресс-клубе в национальном я как раз вел в эфире в прямом телепередачи, комментарии и в реальном времени следили за результатом выборов. И я был, как все аналитики, либо социологи, либо политологи, уверен, что выиграет Хиллари. И я ошибался.

Дональд Трамп

Майкл Бом

До выборов я думал, что это дилетант. Это человек, который хорошо нашел себя в области недвижимости, хотя было, конечно, много неудач. И он был удачным в области развлечений, то есть он был телеведущим. Конечно, передача такая гламурная, но он нашел свое место там. И я очень хочу, чтобы он остался там, но он решил пробовать политику, и мы имеем то, что мы имеем сейчас.

Я считаю, что он не на своем месте, хотя у него есть свои сторонники, безусловно. Глупо отрицать, что у многих американцев он популярен, но я считаю, что его место пусть в недвижимости, пусть в качестве телевизионного ведущего.

Виталий Шкляров

Здесь нужно понимать, что история со слоганом она важна, конечно же, безусловно. Слоган Yes We Can помог Обаме. В равной степени «Сделать Америку великой» помог во многом Трамп. Но нужно знать предысторию, почему он помог. Во-первых, этот слоган гениален не только потому, что это красивый слоган, но и потому, что он в нужное время в нужном времени.

В равной степени как Берни Сандерс тридцать лет подряд с сенаторской трибуны говорил одни и те же вещи, но в определенный момент, в 2016-2015 году, эти же слова упали в нужную почву, и проросли семена. И в этом смысле то, что он говорил, что «хватит уже», это тоже стало вот таким мемом, потому что люди в этот момент исторического времени это услышали. Так вот, «Сделать Америку великой» - нужно понимать, для республиканцев вообще изначально культовый исторически важный аргумент. Потому что в истории Республиканской партии, а напомню, Трамп – это представитель Республиканской партии, одним из самых выдающихся президентов за всю историю считается Рональд Рейган. И Трамп использовал тот же самый слоган, который использовал когда-то для своей феерической победы, Рональд Рейган.

Поэтому это не просто отсыл к тому, что Америка должна выйти из рецессии и стать опять великой. Это не просто отсыл, что Америка потеряла свои лидирующие позиции во многом в мире и изменила своим коренным ценностям. Это не только отсыл к противостоянию демократов против республиканцев. Но это самый главный отсыл к тому, что опять республиканцы должны стать частью вашингтонского истеблишмента. И самое главное – войти в Белый дом.

Это отсыл к их главному историческому коду – Рональду Рейгану. И в этом смысле, конечно же, это гениальная фраза, которая просто была взята. Условно, если бы… если бы коммунисты шли на выборы, не знаю, в Российской Федерации сейчас и взяли бы какой-нибудь слоган Ильича или Маркса. Это приблизительно вот такой вот культурный код, который не мог не найти отклик. Ну, тем более, в стране, которая была измучена вот таким достаточно либеральным дискурсом, как считал Трамп и как он, в принципе, правильно угадал.

Дмитрий Саймс

На протяжении многих лет у кормила американской власти менялись политические партии. Но после конца холодной войны, с начала 90-х годов прошлого века к власти во внешней политике фактически пришел новый триумфалистский внешнеполитический истеблишмент, который принял как само собой разумеющееся. Что Соединенные Штаты - глобальный гегемон, что власть в мире должна принадлежать одной стране, что многополярность – это не то, что Соединенным Штатам не нужно, неудобно, а, как говорила Кондолиза Райс, которая была, если вы помните, советником президента Буша-младшего по национальной безопасности, а затем и госсекретарем, она говорила: а зачем вообще мы можем допустить многополярность, когда мы знаем, что правда на нашей стороне?

А Трамп на всё это сказал: достаточно нам всего этого глобализма, достаточно нам всем этих гуманитарных интервенций, достаточно всех учить жить и платить за это американскими огромными деньгами и американскими жизнями, и давайте лучше сосредоточимся на том, что действительно для Соединенных Штатов актуально – на безопасности самой Америки и на преуспевании американцев. И вот под этим углом зрения, он сказал, он хочет посмотреть на все союзы.

Был очень интересен наш диалог по поводу будущего НАТО. Большинство людей, которых я рекомендовал, чтобы давать советы его кампании, это всё были люди с большим опытом – либо старшие генералы, либо люди на уровне замминистров в разных администрациях, в том числе, кстати, и Обамы. Они все занимали позицию, что надо НАТО сохранить, потому что в значительной мере американская мощь приходит от американских союзов, и что можно НАТО реформировать. Но в принципе, что это такой для Соединенных Штатов фундаментальный интерес – сохранить и усилить НАТО, что ничего не должно делаться, чтобы этот союз могло поставить под сомнение. Трамп в принципе не возражал этому. Но он сказал: пусть мне объяснят, что для нас конкретно НАТО делает. Знаете, он немножко звучал, как большевики в 1916-1917 году, которые, когда им говорил император и даже оппозиция в лице, допустим, кадета Милюкова, как важны для России проливы, Константинополь, большевики говорили: а что для вас, для русского мужика, эти проливы, что вы там забыли? Так вот, и Трамп стал спрашивать: а что мы забыли в Ираке, а что мы забыли на Украине, а почему для нас так важно, чтобы Крым принадлежал Украине, а не России?

Понимаете, простым здравом смыслом можно прийти к разным выводам, но как эти вопросы можно не задать, мне кажется, нормальному свежему человеку, глядящему на международные отношения, просто трудно представить. Но в Америке эти вопросы даже отучились задавать. А эти вопросы были естественны для значительного числа (даже для большинства) нормальных, практичных, прагматичных американцев. И им понравилась поэтому эта новая, свежая риторика Трампа, который сказал, что он хочет по-новому посмотреть на роль Америки в мире через призму американских национальных интересов. Избиратель был разочарован в истеблишменте и той, и другой партии – и республиканцев, и демократов. Пустые лозунги, заученные стереотипы – все это избирателю надоедало, особенно когда это не приносило Соединенным Штатам никаких реальных, конкретных результатов, по крайней мере, с точки зрения среднего избирателя.

А Трамп сказал: я бизнесмен, я создал первоклассную компанию, я сделал себя миллиардером, я сделаю то же для Соединенных Штатов и для американских граждан, и я буду жестко защищать американские интересы. Вот не надо мне для ощущения американского величия, чтобы Соединенные Штаты были в каждой бочке затычкой.

Дональд Трамп

Фрагмент предвыборной речи Трампа в 2016 году

Мой план в области безопасности обезопасит наших бедных. Мой план покончит с коррупцией - гигантской коррупцией - в правительстве. Мы с этим покончим… Мы осушим вашингтонское болото и заменим его новым правлением - народным, осуществляемым народом во имя народа. Поверьте мне!

Тим Керби

Он сказал, что он старается победить болото, все плохо, все тормозит, застой в Вашингтоне. К сожалению, он прыгнул в болото, чтобы спасти ситуацию, он там и застрял. Он призывает народ любить страну, понимать страну. Ее принципы и ее конституцию. И восстановить эти идеи. За это он стоит как герой, потому что остальные вели нас по пути, просто антипуть. Путь к сатане.

Я человек, кто думает, что идеология имеет очень большое значение в обществе. Это очень важно и он реально ориентирует своих людей, общество думать об этой идеологии. И восстановить её. И это очень важно, чтобы Америка выжила в ближайшие поколения. Если мы забудем все, которое делало нас великой страной, то все будет плохо. Очень плохо.

Майкл Бом

Вы помните, очень скандальное высказывание Хиллари. Она дорого расплатилась за это. Она некорректно сказала, что те, кто поддерживает Трампа, они как бы ниже плинтуса, скажем так. То есть они вызывают презрение, скажем так. Это её мнение. Но это люди, которые считают, что они разделяют точку зрения Трампа по поводу ксенофобии, по поводу глобализма, они антиглобалисты, они считают, что в Америке многие живут плохо из-за мексиканцев, из-за иммигрантов, из-за Китая. Это популизм. И этот популизм нашел свой положительный отклик у них, как и везде. Никто не отменял популизм как удачный политический прием. И Трамп, надо сказать, он хорошо пользуется этим популизмом.

Фрагмент предвыборной речи Трампа в 2016 году

Я верю в будущее и знаю, что оно будет великим. Мой экономический план обеспечит создание 25 миллионов рабочих мест за десять лет. Сейчас наши рабочие места уходят из страны. Они уходят в Мексику, в другие страны. Это одностороннее движение. Они получают работу, заводы, деньги, а нам остаются наркотики и безработица. Пора это изменить — и поверьте мне, это изменится.

Так со всеми странами. Посмотрите на Китай, на любую страну — наши торговые соглашения с ними просто чудовищны. Позор, что наши власти это допустили. Это плохие сделки, о чем властям было прекрасно известно. Они неспроста затеяли все это, но, поверьте мне, мы это быстро отменим. У нас будет торговля, отличная торговля — свободная, но честная — и она будет реальной.

Дональд Трамп

Дмитрий Саймс

Я уверен, что он не лукавил. Я думаю, что в основе своей эти убеждения у него и сохранились. Но насколько достоинством Трампа является прагматичный и свежий подход к международным и внутренним проблемам. Его слабостью является отсутствие команды, умение строить команду единомышленников. Он пришел из нью-йоркского рынка недвижимости.

Я это говорю потому, что, допустим, крупные энергетические компании, крупные финансовые компании – это компании с большим количеством влиятельных акционеров, советами директоров, где основной владелец обладает, конечно, большими возможностями, но он не диктатор. А вот на нью-йоркском рынке недвижимости, как правило, глава такой компании – это человек, который отвечает за всё, он барин, а все остальные при нем, я не хочу сказать – холопы, но, в общем-то, это его наемные работники.

И вот Трамп привык иметь дело с наемными работниками. Создать команду единомышленников он никогда по-настоящему не пробовал и не сумел. Потому что его импульсы были, как мне кажется, свежими и разумными, но они никогда не переросли в программу. Когда он набирал людей в свою администрацию, он очень мало руководствовался тем, насколько они разделяют его подход к внешней политике, да, кстати, к внутренней политике тоже. Но во внутренней политике, по крайней мере, ему было проще разобраться, потому что он многих нью-йоркских финансистов и руководителей компаний, менеджеров хорошо лично знал. А в области внешней политики он практически никого не знал.

И вот когда его компания обратилась к моему центру и ко мне лично, отчасти они к нам обратились (я хочу верить), отчасти потому, что все-таки мы все-таки делали разумное и полезное и пользовались известным влиянием. Но, конечно, скажем так, большой очереди желающих из истеблишмента в тот момент давать ему советы не было. Вначале ему особенно ни к кому обращаться не было, кроме вот таких людей, как мы, которые более или менее разделяли его внешнеполитический подход.

И когда он стал кандидатом республиканской партии, он фактически не создал никакой команды советников. У меня был даже вот такой вопрос к его ближайшим людям. «Слушай, - сказал я, - мы создали группу, очень престижную, очень интересную, он с ней не встречается. Может быть, существует какая-то параллельная группа, какие-то другие люди, советы которых для него как бы значимы?» Никакой другой группы советников не было вообще, он такую структуру не создал. И когда они набирали людей в администрацию, было удивительно, до какой степени они набирали людей, которые Трампа на самом деле не только не любили, а некоторые ненавидели. И пошли к нему в администрацию некоторые из соображения оппортунизма, а некоторые – потому что они думали, что это неопытный, наивный человек, и они сумеют, что называется, обратить его в свою веру.

И когда оказалось, что обратить в свою веру его не так легко, а с другой стороны, он обращался с ними часто как капризный барин, то и оказалось, что он не имеет верного, лояльного окружения. И его даже Белый дом стал во многом напоминать плохо сохраняемую крышу, в том плане, что она текла во всех направлениях, что утечки в средства массовой информации начинались где-то, наверное, еще до того, как закончилось заседание кабинета. Потому что люди прямо начинали посылать текст-месседжес своим друзьям в газеты, разоблачая своего начальника Трампа.

Хотя я не сторонник Трампа, но есть плюсы, есть области, с которыми я согласен. Например, его отношение к Китаю. Я считаю, что надо отдать ему должное, что он в отличие от предыдущих президентов не боялся идти на прямое столкновение с Китаем. Потому что все предыдущие президенты (и республиканцы, и демократы) боялись раскачивать лодку, потому что Китай это такой гигант. Все президенты знают, что в Китае вопиющие злоупотребления и нарушения международного права, и воровство американских технологий, которое наносит большой ущерб американской экономике, это приводит к потере рабочих мест в Америке.

Но эти предыдущие президенты не хотели использовать сильные инструменты против Китая, а Трамп не боялся. Он ввел пошлины, и он сказал, что хватит уже. Но он начал этот процесс, и я согласен с этим, что надо положить конец этому безобразию по очевидным причинам.

Виталий Шкляров

Страна, как вот во время выборов, так и после выборов, просто разделилась на две части. Я думаю, что это пережиток отчасти не только Трампа, а двухпартийной системы, которой, в принципе, я об этом давно уже говорю, как комментатор, медленно приходит конец, она изжила себя. Несколько сот лет она существовала, и хватит. Потому что вот это разделение, это видно по работе, по КПД работы обеих палат Конгресса, стало не просто продуктивным, как это было раньше и задумывалось отцами-основателями, а стало контрпродуктивным, стало всего лишь политическим таким баттлом, политическим противостоянием.

То есть тот момент, когда здравый рассудок, здравый смысл в принятии законов, в принятии важных международных решений диктуется не здравым смыслом, не логикой, а просто партийной принадлежностью. У американцев по этому поводу есть очень хороший термин – называется Gridlock, это, условно, скованность Конгресса, когда ситуация, как сейчас, когда одна палата доминируется большинством, допустим, демократов, вторая – республиканцев. Вот почему импичмент Трампа и не получился. Потому что одна палата за импичмент, а вторая – просто против. Из-за простого детерминизма большинства.

И вот, пожалуйста, вы просто-напросто в ступоре и не можете дальше двигаться. Это не только по вопросам импичмента. Мы видим по многим законопроектам вот такую же полярную политическую позицию. И в этом смысле Америка радикализировалась. В этом смысле Америка, как никогда, стала двуполярной. И Трамп стал вот последней каплей, последним вот этим драйвером вот этого внутреннего сепаратизма на политическом уровне и даже на общественном. Мы видим по этим протестам, что страна ровно на 50 процентов плюс-минус разделилась. Кто за беспорядки, кто против беспорядков. Кто за эмигрантов, кто против эмигрантов. Кто за, условно, аборты, давняя проблема, кто против абортов. Кто за Трампа, кто против Трампа. Кто за Россию, кто против России. Этот радикализм, это разделение, оно, конечно же, имеет глубокие корни. Но вот сейчас оно как никогда, особенно после Трампа, стало просто очевидным политическим кризисом Соединенных Штатов Америки.

Дональд Трамп

Тим Керби

У него очень много противников. И политика не такое простое дело. Буш-младший как президент, сказал однажды, это было бы намного проще, если бы я был диктатором. Вот в чем проблема. Люди, простой народ, они голосуют всегда за диктаторов. Мы в наших простых головах, мы не можем представить настоящую западную систему, где невероятная бюрократия, власть разделена. Когда мы голосуем за президента, мы голосуем за фантазийную ситуацию, где человек приходит, делает все, что обещает. Такого не может быть. Система не дает. Поэтому Трамп даже не смог бы делать половину того, что он обещал. Поэтому у нас такая система, никакой президент не делал все, что он обещал, так как это абсолютно бюрократически невозможно. Обама тоже. И Клинтон, и Буш-старший, и младший, и Рейган, и так далее. Каждый президент сильно разочарует.

Трамп считает, что главный враг – это Китай. Безусловно. И Китай единственный конкурент. Поэтому он ориентируется, чтобы возвращать возможность, чтобы Америка стояла на своих ногах. И, к большому счету, многие американцы с этим мнением согласны.

Главное, Трамп не начал ни одной новой войны. Он это сделал. Если он проержится до ноября, он будет единственным президентом, кто не начал новую войну. Он сделал это. Офигеть, это огроменная победа.

Дмитрий Саймс

Я думаю, что во многом его президентство было неудачным. Потому что основная обязанность президента, мне кажется, это обеспечивать безопасность Соединенных Штатов. И, несмотря на все его хорошие намерения, когда я смотрю на ситуацию растущей конфронтации с Китаем, второй сверхдержавой сегодня, когда я смотрю, как американская политика объективно толкнула Китай и Россию ближе друг к другу. Крупнейшую экономическую державу после Соединенных Штатов, то есть Китай, и другую военную сверхдержаву (в данном случае – Россию). Это никак нельзя считать позитивным результатом для Соединенных Штатов. Популярность Трампа в Европе достаточно низкая. Я вообще не знаю, где в мире, кроме Израиля, он по-настоящему популярен.

И второе, что ты ожидаешь от президента, это чтобы он обеспечивал внутреннюю безопасность страны. Я сейчас в первую очередь говорю об эпидемии. И тут, конечно, он не проявил твердого, компетентного, стратегически мыслящего руководства. Ну и, наконец, действительно он заслуживает критики за ту поляризацию страны, которую он позволил, во многом поощрял. Я уважаю его твердость, несгибаемость, но когда он с самого начала практически решил, что будет обращаться в основном к своей электоральной базе и игнорировать всех других, то это, конечно, была не очень мудрая политика. Именно сегодня он поэтому так уязвим.

Я приведу пример. Он был популярен среди белого среднего класса, включая таких относительно преуспевающих американцев, которые не вышли из пределов среднего класса, не стали по-настоящему богатыми, но были, в общем-то, преуспевающими людьми. Так вот, Трамп провел налоговую реформу таким образом, что значительная часть этих людей стала платить больше налогов. Меньше налогов стали платить бедные, и это удовлетворяет демократов, хотя они не дают Трампу за это никакого кредита, говорят, что это их заслуга. И еще богаче стала одна десятая процента населения, которая является верхом финансовым американского общества.

Приведу такой факт. Если человек платит налоги в Соединенных Штатах со своей зарплаты, со своего заработка, то его выплаты сейчас только федерального налога могут доходить до 37%. Добавьте к этому налог штата, добавьте местные налоги, добавьте налоги на недвижимость. То вы обнаружите, что такой преуспевающий, но не богатый американец платит сегодня до 60% своего заработка на разного рода налоги. А теперь обратитесь к корпорациям, к тем, кто по-настоящему очень и очень богат. Вы обнаруживаете, что для корпораций самый высокий налог на прибыль – 13%. Сравните 37 и 13. Кроме того, все лазейки, которые были для крупных корпораций, для миллиардеров не платить какую-то часть налога, они не только сохранились для этой категории, но и расширились.

Поэтому вы увидите, что белые в основном пригороды, которые во многом поддерживали Трампа в 2016 году, он там значительно потерял поддержку. Потому что эта категория людей, которая поддерживала Трампа не потому, что они им были очарованы, и не потому, что им очень нравилась его не очень красноречивая риторика, а они думали, что он будет отражать их интересы, он для них что-то сделает. А оказалось, что в результате его реформ они платят больше налогов. Почему? Я уверен, что не потому, что Трамп вот так взял и сознательно задумал, а потому что Трамп тот президент, который управляет во многом с помощью Твиттера. Который как бы бросает идею, который выступает на огромном митинги своих избирателей и кидает лозунги. Но чтобы вникать в детали, чтобы смотреть на то, какие могут быть вычеты при расчете налогов для той или другой категории избирателей, он этого не делал.

Виталий Шкляров

Знаете, его Твиттер – это интересный феномен. Трамп, создал себе единственный такой пресс - пул в виде своего аккаунта в Твиттере, что с политтехнологической точки зрения очень интересно и очень, очень умно. Потому что одно дело – пытаться найти консенсус с десятками разношерстных мнений различных журналистов, другое дело – в одностороннем движении подавать информацию, с какой-то политической минимальной корректностью.

И в этом смысле, конечно же, Трамп, его Твиттер-аккаунт – это сильнейшее оружие. Он может в любой момент, понимая, что Твиттер-аккаунт президента Соединенных Штатов Америки читают все, особенно журналисты, ему, по сути, весь этот пресс-клуб больше не нужен. Он просто транслирует свое мнение. И при этом не получает практически никаких возражений. Ну, и самое главное, делает его в этом американском смысле демократии достаточно авторитарном президентом.

Дональд Трамп

Майкл Бом

Его принципиальные позиции, они близки к позициям России, например, по поводу Крыма. Трамп не понимает, откуда такой шум по поводу Крыма. В 18-м году он сказал: «Я не понимаю, почему такой шум, ведь русские там живут, они голосовали за присоединение». Это мало кто в Вашингтоне, в Конгрессе (неважно, республиканец или демократ) Разделяет эту точку зрения, концепция Вашингтона – что это оголтелая аннексия, это грубое нарушение международного права. А Трамп говорит: я не понимаю, почему такой шум. Да, он ввел санкции. Он согласился на санкции только потому, что был такой консенсус в Конгрессе, что Конгресс преодолевал его вето по-любому. Поэтому его руки были связаны. Это особенность американской демократии. Но я говорю, что он все равно симпатизирует России.

Конфликт в Донбассе. Я не думаю, что это его волнует. А российское вмешательство в выборы – он вообще отрицает, что было вмешательство в выборы. Потому что его обвиняют в том, что он попустительствовал в этом. По каждой позиции его личная позиция близка России. Другое дело, что это мало дает России, это мало помогает российско-американским отношениям, потому что не Трамп один решает все.

Майкл Васюра

Думаю, что Трамп хочет, чтобы Путин был его другом. А думаю, что Путин тоже понимает, что психология Трампа – это психология слабого человека. И Путин использует это. Но проблема в том, что даже если Трамп хотел бы наладить отношения с Россией, наш истеблишмент не дает ему сдаться перед Россией. Может быть, Трамп хотел бы наладить отношения с Путиным. И хотел бы иметь хорошие личные отношения с Путиным. Но смотря на его должности и ограничения, как президента демократической страны, это просто невозможно. Несмотря на то, что в сердце, да, он любит Путина.

Виталий Шкляров

Вы знаете, я думаю, что они по психотипу очень похожи. Это достаточно крепкие ребята с определенными авторитарными наклонностями, которые совершенно свойственны любому сильному лидеру. И в этом смысле поэтому, мне кажется, где-то он ему симпатичен. Я более чем уверен.

Другой вопрос, что сам он декламирует определенную политику невмешательства во внешнюю политику.

В случае с Путиным как раз таки обратное. Владимир Владимирович Путин концентрируется ровно наоборот – на внешней политике.
Он как раз таки больше интересуется большой игрой и картой мира, чем Трамп.

Во многом они очень похожи. В этом они различаются.Потому что Россия впервые после распада Советского Союза занялась большой политикой. А до этого не занималась. А Америка никогда не занималась внутренней политикой очень сильно. А всегда занималась внешней политикой.

Майкл Васюра

Я надеюсь, что через несколько месяцев Трамп переедет в Ростов, станет соседом Януковича и останется там до конца его жизни. Но быть президентом – нет. Такой нестабильности нам не надо в мире нигде.

Дональд Трамп

Майкл Бом

Такого раскола не было. Многие политологи и наблюдатели говорят, что это самый серьезный раскол за всю историю США. Единственное, когда было хуже, это во время Гражданской войны. Я бы сказал, что Трамп один из самых худших президентов, безусловно. Есть конкуренты на этот титул, но это было давно. Это неудачные президенты в XIX веке. Если говорить о ХХ и XXI веке, он заслуживает этого титула – самый неудачный президент. Но это мой взгляд. Есть люди, которые считают, что он самый лучший президент.

Я бы не желал такого президента никому, если речь идет о крупных державах, я думаю, что победа лидера такого типа – ничего хорошего не будет, это рост популизма, это рост ксенофобии, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Это раскол, разжигание конфликтов, ничего хорошего нет.

Виталий Шкляров

Я попробую погадать, что было бы, если бы был Трамп в России. С одной стороны, конечно же, наверное, было бы это хорошо, потому что сделать Россию великой было бы здорово. С другой стороны, было бы в равной степени, наверное, нехорошо. Потому что авторитарные замашки Трампа без его условной системы контроля в виде американской политической системы сдержек и противовесов могли довести его до бог знает чего, может быть. и кто знает, каким бы авторитарным, кошмарным, не знаю, условно, Каддафи стал бы тот же Трамп, где бы он не был связан институтами судов, Конгресса и большого влиятельного общественного мнения.

P.S. Дмитрий Саймс

Трамп будет баллотироваться не против Иисуса Христа и не против Джона Кеннеди. Он будет баллотироваться против Джо Байдена, человека 78 лет, не очень впечатляющего, на котором сказывается возраст, и который во многом должен ориентироваться на свою базу от демократической партии, которая становится все более и более леворадикальной. И если Трампу удастся представить Байдена как опасного леворадикала…

Трамп много говорил про то, как Байден заявил, что если ты черный, но собираешься голосовать за Трампа, то ты не настоящий черный. И Трамп это всячески высмеивал. Но одна причина, по которой он говорил так много, он хотел напомнить белым избирателям, что если они белые, то, в общем-то, им имеет смысл голосовать за Трампа, а не за Байдена.

И в Америке по-прежнему все говорят о демографических тенденциях, которые как бы никак не способствуют белому населению. Но на последних выборах 68% избирателей – это были белые. И поэтому если Трампу удастся создать значительное большинство белых избирателей в свою пользу, то, я думаю, у него будут хорошие шансы победить.

Дональд Трамп