Кашин: «Сказать «долой Путина!» люди боятся всерьез, а «Терешкова - дура» - это пожалуйста»

Олег Кашин
Роман Голованов и Олег Кашин в новой «Отдельной теме» обсудили проигнорировавшего карантин депутата Катасонова и выступление Валентины Терешковой в Госдуме и последовавшую реакцию.

Скачать передачу [mp3, 43.3 МБ]

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


Р. Голованов:

- Доживем с вами этот день до конца. Роман Голованов и Олег Кашин - летописцы земли русской. Наш учебник истории будут читать потомки. Открывать, перелистывать странички и видеть: е-мое, а у них была не средневековая чума, у них был коронавирус. И они там все выжили. Олег, приветствую!

О. Кашин:

- Привет, Роман. Вы сказали слово «средневековая», сорвали с языка буквально. Но я бы начал с депутата Катасонова, который сегодня герой дня в известном смысле.

Р. Голованов:

- Не он один. Надо заранее начинать историю. Была поездка депутатская во Францию. Туда ездил и Петр Олегович Толстой. Он первый самоизолировался. Когда все голосовали за поправки, все просто обалдевали, что происходит у думской трибуны, когда туда выходит Владимир Путин и говорит: Карелин, до свиданья! Дума не распускается. А я, может быть, теперь изберусь в 2024 году. Петр Олегович Толстой остается дома, на карантин, который сам для себя и установил.

О. Кашин:

- Да, а Катасонов сидел в зале и кашлял. И теперь говорит, что сидел далеко от Владимира Путина, поэтому все в порядке. Действительно, это забавно. Володин сегодня заблокировал пропуск депутата Катасонова.

Р. Голованов:

- А началось с чего? Кто заложил Катасонова?

О. Кашин:

- Жириновский. Лидер той самой фракции, в которую он входит. Понятно, заложил. Понятно, хорошо. Но я не понимаю эту грань. Хорошо, закон требует, как закон - ведомственная инструкция на самом деле, не закон, - требует самоизоляции. При этом не пускать депутата в парламент - это как бы препятствование его политической деятельности. И в этом зазоре как бы нельзя ли считать Володина, который препятствует работе народного избранника Катасонова, нельзя ли считать действия Володина такой узурпацией буквально? Я не имею ответа на этот вопрос, но я понимаю, что здесь какая-то правовая коллизия.

Р. Голованов:

- Смотрите, Жириновский хотел вообще его выгнать и запретить ему избираться, запретить ему ходить на выборы. Кстати, очень умный дядька. Мы тут с ним в студии тоже сидели, когда еще в хорошие времена либералы не расхаживали туда-сюда.

О. Кашин:

- Это просто история про российскую легитимность. Когда все всё понимают, Жириновский хочет выгнать народного избранника. Всем плевать на избирателей. Потому что в российских условиях это формальность. Естественно, попадание любого человека в Госдуму - это не воля избирателей, а воля Жириновского, которому на это дал добро Кремль. Это очень смешно. Но давайте не будем в политику вот здесь углубляться. Потому что, правда, вот уж открытие - депутаты Госдумы бессловесные и бесправные мурзилки.

Р. Голованов:

- Ну ладно, хорош!

О. Кашин:

- Так и есть.

Р. Голованов:

- Бесправных мурзилок выгнали. Это Гудковы всякие ваши. Всех бесправных мурзилок мы отправили на покой.

О. Кашин:

- А теперь остались настоящие люди, такие как Карелин и Терешкова, про которых будем говорить.

Р. Голованов:

- Остались настоящие патриоты. Про Терешкову еще поговорим. Пусть Гудков не обижается, у нас жесткие шутки тут.

О. Кашин:

- Наш этот веселый и бессмысленный треп давайте минимизировать. Потому что содержательная беседа нужна.

Р. Голованов:

- Эксперт по коронавирусу Олег Кашин нам сейчас расскажет.

О. Кашин:

- Приоткроем кулисы нашей программы. Потому что каждый день, уже не первую неделю, наверное, перед эфиром мы с Романом говорим: ну чего, будем про вирус? Да что мы про него скажем? И тут сегодня я прибегаю к Роману, хватаю его за грудки и говорю: Роман, я уже готов говорить о коронавирусе. Что я готов говорить? Это тоже интересный момент, когда именно сегодня, уже второй месяц идет мировой паники, скажем так, начались разговоры, причем сразу с разных сторон, о метафизике коронавируса. И здесь я уже готов его подхватить.

Вы сказали про средневековье. И в самом деле, вот эти разговоры о цифровом средневековье, когда интернет меняет устройство мира и превращает людей снова в разрозненных - кого в рыцарей, кого в феодалов, кого еще в кого-нибудь. - если есть средневековье, конечно, нужна средневековая чума. Это же логично. Вторая версия, которую я сегодня уже читал в соцсетях, и это не та история, когда по Вотсапу украинские пранкеры рассылают сообщения о миллиардах трупов.

Нет, версия такая, что в городе Ухань, откуда все началось, был русский храм Александра Невского. А потом почему-то в нем устроили дом российско-китайской дружбы. Светский дом со всякими выставками, мероприятиями. То есть осквернили храм. И вот с осквернения храма все началось. Такая версия. Я думаю, Роман, вы ее оцените.

Наконец, есть еще одна версия, что, поскольку человечество от этой глобализации, которая слишком многим уже надоела, человечество вдруг повернулось назад, повернулось к огороженным национальным государствам. Здесь, конечно, пионером будет Великобритания с ее Брекситом. И природа или бог подумали: ну, хорошо, ребята, если вы хотите огораживаться, давайте мы вас огородим так, чтобы вам мало не показалось.

Похвастаюсь, реально, это такая форма хвастовства под видом жалоб на жизнь. Есть такой жанр. Я похвастаюсь, что у меня должна была быть 1 апреля лекция в Копенгагене, я должен был рассказывать примерно о том же, о чем мы говорим с вами в программе, но рассказывать уже датской аудитории. И сегодня мне официально сообщили, что лекция отменяется, потому что массовые мероприятия в Дании запрещены.

Р. Голованов:

- А хотите, мы им подскажем, может быть, для них это будет открытием: можно устроить все это по соцсетям. Называется - вебинар, куда рассылаешь приглашения, сидишь и слушаешь Олега Кашина. Или просто ссылку на нашу программу скиньте им, пусть просвещаются.

О. Кашин:

- Это, конечно, ссылку мы скинем. Я призываю всех нас слушать. И стримы мои смотреть на Ютубе после нашей программы, и читать Телеграм, и что мы там еще обычно рекламируем. Такие версии, и они уже звучат как часть нашей с вами культуры повседневной. Потому что - что такое коронавирус в обыденности. Вот я иду по улице, светит солнышко сегодня. И я вспоминаю уже по ассоциации фотографии после блокадной весны или первой блокадной весны, когда истощенные люди идут по ленинградским улицам, но улыбаются, что они выжили. И вот у меня ощущение, я иду, я выжил, хотя я чихаю и кашляю, и понимаю, что, может быть, еще все впереди. То есть включаются какие-то механизмы в головах у людей. Серьезно скажу, действительно, многих и разных, не связанных между собой. Потому что, когда тебе уже который день объясняют, какая это болезнь, действительно, хочется ее немножко поместить в тот контекст, в котором ты живешь.

И вот сегодняшняя смерть в Коммунарке, давайте понагнетаем все-таки, умер вернувшийся из Италии мужчина. От чего умер - непонятно.

Р. Голованов:

- Уже сказали, что не от коронавируса.

О. Кашин:

- Ой, так сказали! Вы посмотрите в соцсетях программу «60 минут», выступление этого главврача коммунарского, который… по-разному можно опровергать. Смешная история, был однажды такой…

Роман Голованов

Р. Голованов:

- Надо уметь. Это вы с ловкостью будете выкручиваться из любой истории. А человека поставили перед камерой, он понимает, что сейчас вся страна смотрит. Скажи что не так, просто камнями и палками забьют.

О. Кашин:

- Роман, я с вами поделюсь опытом, как надо опровергать. Однажды была история. Более того, давайте уж проболтаемся, что за история. Когда умер Чуркин, в украинской прессе появились публикации о том, что Чуркин умер после звонка Лаврова, что его отзывают в Москву с той должности, на которой он работал в Нью-Йорке в ООН. Я написал Марии Захаровой вопрос: а правда ли это? Мария Захарова гигантскими буквами ответила: что? И десять вопросительных знаков. Опровержение. Вопросов нет. Вот так надо опровергать. А когда неуверенный в себе доктор, когда еще вскрытия не было, говорит: нет, это не коронавирус, - хотя больница коронавирусная, та новая больница в Коммунарке, таким опровержениям верить не обязательно, по крайней мере. И я бы сказал, что до сих пор не ясно, от чего он умер. Может быть, у него был букет болезней, вплоть до рака, как нам уже говорят, пожилой мужчина вернулся из Италии.

Р. Голованов:

- Раз уж тут прозвучал доктор всех наук Кашин, тогда должен быть и доктор медицинских наук прозвучать, профессор Леонид Рошаль, который все-таки побольше в теме. Давайте его послушаем.

Л. Рошаль:

- Сейчас по интернету ходит байка, когда мужчина голосом Рошаля, как будто Рошаля, говорит, что каждое утро надо чеснок головку глотать и пить горячую воду. И никакого не будет коронавируса. Но это не Рошаль. Рошаль тот, который говорит с вами. Успокойтесь, это не самое страшное, что есть в жизни. И все будет хорошо.

Р. Голованов:

- Это я к чему, что любая история сейчас может повернуться в такой вирусный фейк. Олег, вырежут ваш голос и будут рассылать сейчас по Вотсапам мамочки во все свои чаты: вот, Олег Кашин, а он же на радио выступает, он же серьезный человек. Откуда что знает, кто от чего умер, лучше врача, который в этой больнице работает. Мы ничему не верим, все не так, все неправда.

О. Кашин:

- Я сказал, что мы не знаем, от чего он умер. Более того, вы мне даете доктора Рошаля, я о его существовании узнал в 2002 году, когда был «Норд-Ост», и нам показали, что вот великий доктор идет в «Норд-Ост». Прошло двадцать лет, я регулярно его наблюдаю как крупного общественного деятеля, высказывающегося по разным вопросам такого рода. Когда он успевает лечить кого бы то ни было, тоже загадка. Что называется, не будем критиковать доктора Рошаля.

Главный момент. На самом деле - где граница между ощущением трагедии и реальной трагедией? Потому что идет набор новостей, отменяют матчи NBA баскетбольные, матчи NHL хоккейные. Вечером Макрон будет выступать по телевизору. И вроде бы Францию тоже поставит на карантин. И уже мои товарищи из Франции, из Монако шлют фотографии пустых магазинных полок, как и у нас в Великобритании было. Да, ощущение мировой паники, которое немножко совпадает с реальностью, а немножко - не совпадает, это сегодня главное. А медицинские новости - их нет по факту. Все разговоры досужие. Поэтому, да, сегодня, на второй месяц этих событий, я уже готов быть доктором медицинских наук. Потому что вижу, что я не хуже тех остальных людей, которые говорят на эту тему. Вот сегодня такой коренной перелом.

Р. Голованов:

- Спасибо нашим друзьям Скабеевой и Попову за то, что обучили Олега Кашина выступать по медицине. Потому что по урокам программы «60 минут» Олег нам сейчас прочитал целую лекцию. Пора диплом выпускника программы «60 минут» выдавать.

О. Кашин:

- Я выпускник «Комсомолки» в том числе, Роман, не забывайте.

Р. Голованов:

- Я не уверен, что вы слушаете наши программы про коронавирус. Умерший в Коммунарке пациент не болел коронавирусом. Это Департамент здравоохранения Москвы сообщает. Результаты проведения вскрытия показали, что смерть наступила от кровоизлияния в надпочечники на фоне прогрессирования хронических заболеваний, в том числе рака поджелудочной железы и гепатита. В легких пациента не было обнаружено патологических изменений. Проведенные исследования на коронавирусную инфекцию отрицательные. Пациенту 75 лет, поступил в реанимацию в крайне тяжелом состоянии. Реанимация проводилась в машине скорой помощи. Скончался спустя 40 минут после поступления в больницу.

О. Кашин:

- Роман, давайте не будем на эту тему спекулировать. Я предлагаю тональность дискуссии изменить. Давайте выразим соболезнования родным и близким покойного. Потому что погиб человек, это трагедия. И понятно, что эта трагедия в разрезе медийности, сейчас пойдет обсуждение, что и как, анализы ДНК и так далее. Когда мэрия комментирует вскрытие, просто брр. Вот вы меня упрекали за какую-то лояльность программе «60 минут», вчера там гениально выступал политолог Марков.

Р. Голованов:

- А потом это гениально комментировала Ольга Скабеева.

О. Кашин:

- Да, потом сам Марков в комментариях комментировал у меня в Фейсбуке. Я этим и хочу поделиться. Когда он говорит, что в Китае тысячи заболевших. И в России тысячи заболевших, говорит политолог Марков, просто скрывают. Я ему пишу в Фейсбуке: политолог Марков, вас же посадят. Он пишет: ну и пускай посадят, зато какой пиар будет. Это квинтэссенция любой российской публичности. Публичной личности.

И вот здесь я уже предлагаю плавно перекидывать мостик к нашим разговорам про Валентину Терешкову. Боже мой, я помню реально, моя мама собирала в детстве открытки с космонавтами. Я в них в детстве играл. Валентина Терешкова и Валерий Быковский - космонавты номер пять и номер шесть. Это реально люди из мировой истории. И кто теперь для нашей аудитории, для нас Валентина Терешкова? Женщина, которую принято ругать в соцсетях.

Более того, вчера я за нее вступился в нашей программе. И считаю, что я молодец. Но когда сегодня выступает Вячеслав Володин и говорит: кто критикует Терешкову, тот критикует Россию. Володин, подождите, Вячеслав Викторович, вы же говорили, что Путин - это Россия. Теперь оказывается, что Терешкова - это Россия. Предъявите нам весь список тогда, кого еще критиковать, чтобы не обидеть Россию. Может быть вас, Вячеслав Володин? Или того же Рамзана Кадырова? Должен быть набор людей, на которых стоит штампик: это Россия.

Понятно, что Терешкову сюда втянули тоже. Сейчас главные модные темы у нас - феминизм, высокие технологии и, чего уж там, советская ностальгия, о которой и мы с вами в программе спорим. Соединяются эти три вещи в одно. Кто получается? Валентина Терешкова. Потому что она и женщина, и космос, и ностальгия по советскому периоду. В итоге пожилую женщину вытолкнули вперед на амбразуру, она произнесла эту речь. Естественно, огребает. Я надеюсь, что ее тоже сейчас куда-нибудь самоизолируют, чтобы она хотя бы не знала, что про нее пишут и говорят и в соцсетях, и где-то в публичном пространстве.

Р. Голованов:

- А почему начинается травля? Ведь все всё прекрасно понимают, как это все происходило.

О. Кашин:

- Может быть, вас это шокирует, но я вам скажу. На самом деле это такое очевидное замещение. Что называется, уже для очень многих, потому что были и уголовные дела, и преследования, и даже увольнения, сказать «долой Путина!» - это как бы too much. Люди боятся всерьез, люди не решаются. Даже самые смелые, самые жесткие либералы-демократы. А сказать «Терешкова - дура!» - это пожалуйста. Это мы умеем, это мы любим. Какая-то пожилая леди из Ярославской области.

Лишить Терешкову звания почетного гражданина города Тутаева. Боже ты мой, город Тутаев. Вы со своим названием разберитесь. Потому что Тутаев - это большевистский бандит, именем которого назван ваш город. Старинный красивый русский город. И вот если вы сейчас всерьез собираете подписи за то, чтобы у Терешковой отобрать звание почетного гражданина вашего города, слушайте, а чем еще вам останется гордиться? Именем этого коммуниста, который оскверняет собой древние стены вашей борисоглебской земли? Дураки вы, жители города Тутаева.

Р. Голованов:

- А почему Терешкова согласилась? Она искренне все поддерживает, что она произнесла?

О. Кашин:

- Терешкова, извините, комсомолец с полувековым стажем. У комсомольца нет опции искренне или не искренне поддерживать. Комсомолец обязан поддерживать. Причем это не спекуляция, не ссылка на писателя Оруэлла, это устав и КПСС, и ВЛКСМ. Демократический централизм. Что это значит? Когда начальство говорит, как надо сделать, комсомолец или коммунист берет под козырек и делает. Если сегодня Гитлер друг - Гитлер будет другом. Если сегодня Черчилль друг или Рузвельт, они будут друзьями. Это тоже советское слово - диалектика. Понятно, это выражение глубокое, давнее, философское. Но в наших условиях что значит диалектика?

Вот я вчера был за Навального, сегодня против Навального, Путин, не Путин. Олег, а чего ты такой противоречивый? - спросите меня вы. А я скажу: Роман, это диалектика. И вот реально Валентина Терешкова тоже живет в диалектике. Любой человек, который в России занимается политикой, занимается публичной деятельностью, это человек, конечно, с советским воспитанием, с советским диалектическим воспитанием. Поэтому всерьез об этом говорить… Нет такого субъекта в политике - Валентина Терешкова. Это к вопросу о том, кто у нас депутат Катасонов - народный избранник или подчиненный Жириновского, которого можно вот так пинком на время карантина из Госдумы выгнать. Вот вам ответ.

Р. Голованов:

- Давайте обсудим еще одни очень интересные слова. Это пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. «РИА Новости»: «Песков объяснил согласие Путина с поправкой о президентских сроках». Зачитываю Пескова: «Ситуация в мире хорошо известна, она весьма и весьма неспокойна, если не сказать чрезвычайно турбулентна. В такие нелегкие годы некоторые страны принимали решение о возможности для действующего президента оставаться и дальше на своем пути. В эти годы непростые как раз имеет огромное значение стабильность власти, твердость власти, последовательность власти. Норма об ограничении количества сроков остается в Конституции, она не исчезает, и вот это изъятие для действующего президента — оно носит разовый характер».

О. Кашин:

- Дмитрий Сергеевич, как всегда, прав. И на самом деле здесь трудно с ним спорить. Потому что та, видимо, секретная бумажка, на которой написано «коней на переправе не меняют», еще с 90-х годов лежит в сейфах Кремля. Время от времени ее вытаскивают. Я по детству помню эту поговорку. Естественно, узнал из тех времен, когда свергали Ельцина, был импичмент в Госдуме. Или отправляли в отставку правительство Черномырдина, еще какое-нибудь, Гайдара. И каждый раз говорили: коней на переправе не меняют. Трудное время, друзья, давайте переждем трудное время, а потом уже обсудим сменяемость власти. В итоге уже я старый, лысый и седина в бороде, а коней по-прежнему на переправе не меняют.

Были стихи Бориса Слуцкого «Лошади в океане». Что лошади плывут, но лошади рано или поздно тонут. Что за переправа такая, куда мы плывем, друзья мои? Может быть, там тупик? Или там те самые слоны, киты, на которых стоит Земля? И если мы доплывем до этого края на этой переправе, то окажется, что лучше нам туда не заглядывать - мы все сойдем с ума от ужаса. Давайте обратно. Я даже сам себя поймал на мысли: давайте обратно куда? А вот туда, где Леонид Ильич с бровями и орденами своими. Наверное, надо разворачиваться, если такая переправа, на которой уже тридцать лет нельзя менять коней.

Р. Голованов:

- На Ютубе это осталось после программы. Я у Владимира Николаевича спрашивал, это был риторический вопрос, Олег, вам его хочу задать. Почему, когда ты говоришь: я за Навального, за какого-нибудь еще хмыря либерального, простите за риторику, диалектику, как вы там сказали, - тогда ты модный, прогрессивный. Когда ты говоришь: я за Путина, - тут же в этом чате на Ютубе на тебя накидываются: ты холуй путинский, да чтоб тебя. Почему такое происходит? Почему нельзя нормально и честно сказать: я за действующего президента. Я доволен тем, что он сделал. И никаких денег от власти за это не получаешь.

Олег Кашин

О. Кашин:

- Роман, понимаете, это репутация сообщества, скажем так. Как мы говорили про полицию всегда, естественно, лицо полиции определяет не честный опер из Тамбовской области, а тот полицейский, которого ты видишь у себя под окном, который или пристает к прохожим, или еще что-то. В общем, занимается какими-то безобразиями. Если мы видим таких символом лоялизма, людей, которые либо дачу на озере Комо имеют, либо получают телеканалы в свое распоряжение с неограниченным бюджетом, либо еще что-нибудь, - понятно, что вот эта ассоциация: почему он за Путина - потому что он имеет с этого материальные блага. Эта ассоциация имеет право на существование.

Почему ты за Навального и ты модный - отдельный разговор. Модный рэпер Тимати. Наверное, в каких-то кругах он модный. Тем более бургеры, еще что-то. Но тоже мы понимаем: бургеры, одежда для армии России. Боже мой, не служивший, косивший от армии рэпер Тимати шьет коллаборацию с армией России. Друг Кадырова и все на свете. Наверное, из его публичной лояльности прорастает какое-то материальное благополучие, когда он песню, что «хлопну бургер за мэра Собянина». Наверное, за эту песню полагается какой-то гонорар. И когда народ видит, что люди благодаря Путина за счастливое детство или счастливое будущее, вытирая при этом лоснящиеся от фуа-гра губы, как принято говорить, естественно, что именно лоснящиеся от фуа-гра губы делаются символом лоялизма, а не выстраданная любовь к родной земле. Ваша, Роман, выстраданная любовь к родной земле теряется в тени настоящих магнатов путинизма, магнатов лояльности. Это такая логика, такая диалектика.

Р. Голованов:

- Олег, это же вы предложили эту тему – не я, не Кремль и не товарищ майор.

О. Кашин:

- Как сказать? Может быть, товарищ майор через меня? Так ведь тоже бывает, Роман.

Р. Голованов:

- Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) узнал, какие из нарушений и противоправных поступков россияне считают недопустимыми и аморальными. Первое место – наркомания (90%), второе место – коррупция (85%), третье место – алкоголизм (66%), четвертое – уклонение от уплаты налогов (59%), присвоение чужих вещей и денег (57%).

О. Кашин:

- Там еще из впечатлившего. Лояльность россиян к супружеской измене подросла за время с прошлого опроса. Но самое впечатляющее. В этом списке вы не найдете «фальсификация истории Второй мировой войны» или «нарушение каких-нибудь духовных скреп», или еще что-нибудь. Список абсолютно адекватен тому, что есть и в законах, уголовных в том числе. Первое место – наркотики. У нас самая народная статья – 228-я. На третьем месте ксенофобия, а за фашизм у нас тоже сажают. На самом деле о чем этот опрос? О том, что общество у нас не настолько консервативное или реваншистское, как слишком многие очень часто хотят доказать.

Р. Голованов:

- У нас на связи Петр Олегович Толстой, вице-спикер Госдумы. Расскажите, как вам сейчас на карантине? Вы же дома находитесь?

П. Толстой:

- Дома. Знаете, дома, с одной стороны, неплохо, с другой стороны, трудно дистанционно работать. Потому что все приходится по телефону или по каким-то другим средствам связи. А работы много, поэтому некоторая заминка есть. Как говорил классик, заминка в делах.

Р. Голованов:

- Я одного не понял. А как в Госдуме можно дистанционно работать – голосовать и т.д.?

П. Толстой:

- Нет, голосовать дистанционно точно нельзя.

О. Кашин:

- Кнопкодавы. То есть вы отдали кому-то свою карточку?

П. Толстой:

- Нет, кнопкодавов у нас давно уже извели, вы отстали от времени. Каждый голосует только за себя у нас. Поэтому моя карточка лежит спокойно у секретарей. А работа заключается не только в том, чтобы голосовать на пленарных заседаниях…

О. Кашин:

- Подождите, Петр Олегович. Исторический момент вообще-то, поправки к Конституции. И вы, прикрываясь самоизоляцией, не поучаствовали в этом. Когда к власти придет Навальный, будет спрашивать: «Ты как голосовал?» - вы скажете: «А я не голосовал». Это вот так выглядит.

П. Толстой:

- Слушайте, это супер. Мне ваш заход мне нравится априори. Я вас должен успокоить, Навальный никуда не придет. Если такие люди, как он, его внуки, к примеру, придут куда-то, то, я думаю, они первыми на березу поведут как раз всех журналистов.

О. Кашин:

- Петр Олегович, вы по профессии журналист. Извините, за программу «Время» вас тоже будут…

П. Толстой:

- Согласен. Но я не голосовал, потому что был в командировке, а не потому, что был в карантине. Во вторник я еще находился в Париже. Конечно, если бы я знал, что мне придется самоизолироваться на две недели, я бы ни в какой Париж не поехал. Но призвала меня туда Парламентская Ассамблея Совета Европы, мне как вице-спикеру приходится участвовать в заседании Бюро. Представлять Россию-то надо. И я был последним фактически, кто выехал и вот так не совсем удачно вернулся на родину. Теперь в тени родных берез наслаждаюсь карантином.

О. Кашин:

- А как в бытовом смысле? Кто вам еду приносит, например, курьеры какие-то, сотрудники? Они в масках или под дверью оставляют?

П. Толстой:

- Расскажу только одну деталь. Машину, на которой я имел честь ездить, сегодня в специальном гараже, в отдельном боксе обработали дезинфицирующим раствором. Мне это показалось немного чрезмерным. Поскольку я не болен, болеть не собираюсь, никаких симптомов нет. Но я понимаю людей, они принимают все меры предосторожности, специалисты по гаражам и дезинфекции. Все кругом дезинфицировано, пространство зачищено.

О. Кашин:

- Вы в своем укрытии или убежище живых людей видите или вы в абсолютном одиночестве?

П. Толстой:

- Они мне вешают на дверь пакеты с документами и оставляют под дверью еду. Честно говоря, я все время пытаюсь сам что-то готовить, потому что есть то, что они доставляют, не очень вкусно.

Р. Голованов:

- Я сейчас «РИА Новости» открываю. Самая последняя новость – «Вице-спикер Госдумы Толстой предложил Собянину сделать парковки в Москве бесплатными из-за коронавируса, чтобы люди меньше ездили в общественном транспорте». Расскажите подробнее, кто же за все это платить будет.

П. Толстой:

- Должна быть определенная логика. Если у нас государство в лице службы надзора за здоровьем населения говорит людям: москвичи, не ездите в общественном транспорте, там можете подхватить коронавирус, старайтесь избегать массовых скоплений, - мэр запрещает больше 5 тыс. собираться, то должна быть логика. Тогда дайте возможность тем, кто пользуется личным транспортом (а такие еще остались, их еще не всех выжили из Москвы), спокойно приезжать на работу не на метро, а на машине. Таким образом, они, может быть, застрахуются от этой заразы. На это время логично, если есть какие-то чрезвычайные меры, всем нужно их соблюдать – и горожанам, и городским властям. Я знаю, что, наверное, какие-то офшорные компании недополучат денег за парковки. Вы просто на месяц отмените плату за парковки.

О. Кашин:

- Петр Олегович, понятно, что это, что называется, популярное народное предложение. Но есть более простой вопрос – голосование 22 апреля. Как его проводить, если люди боятся заразиться? Может быть, его стоит перенести или отменить, как вы считаете, народный избранник?

П. Толстой:

- Я думаю, голосование 22 апреля никаким образом не перенесется и не отменится. У нас люди голосуют индивидуально в кабинках, никто ни на кого не кашляет, взял бюллетень, поставил галочку в нужном месте (но я считаю, что нужно голосовать «за», сразу скажу) и опустил его аккуратно в урну или скормил хищному КОИБу. И после этого с чувством исполненного долга идешь по улице, смотришь на расцветающую зелень.

О. Кашин:

- А избирательные комиссии в масках, избиркомы в масках, наблюдатели и т.д. Потому что через тебя проходит тысяча людей. По крайней мере, один из них был в Италии, например.

П. Толстой:

- Это очень тяжелая работа. Она, кстати, и без коронавируса довольно рискованная – члены избирательных комиссий. А что касается наблюдателей, они у нас и так в масках уже все. То есть им не обязательно их надевать физически. Знаете, маска, я тебя знаю. Все равно все они наперечет.

О. Кашин:

- В смысле, они враги России?

Петр Толстой

П. Толстой:

- Ну почему? Какие они враги России? Просто они носят маски, как на венецианском карнавале, притворяясь не теми, кто они есть. То есть это такие симулякры гражданского общества, которые…

О. Кашин:

- …которые вышли из черты оседлости?

Р. Голованов:

- Петр Олегович, если мы говорим про поправки, какая ваша любимая – про русских, про бога или про Путина? Там еще про СССР была.

П. Толстой:

- Подождите. Моя любимая – это моя поправка. Вы считаете, что оттого, что я съездил на два дня в Париж, каким-то образом отключился от конституционного законодательства? Я внес поправку, и она моя любимая.

Р. Голованов:

- Это какая?

П. Толстой:

- Про брак как союз мужчины и женщины.

Р. Голованов:

- Кстати, у многих вопросы возникли, зачем это нужно было фиксировать. Кстати, все поправки, которые я перечислил, мне нравятся. И важно, что мужчину и женщину внесли. Вот таким, как Олег Кашин, и другим либералам можно пояснить, для чего это нужно?

П. Толстой:

- Я думаю, Олегу Кашину она тоже нравится. Во всяком случае, не было пока противоположного мнения.

Р. Голованов:

- Вы послушайте прошлые программы. Я выслушал всё, Петр Олегович, и за вас, и за себя.

О. Кашин:

- Это первый шаг к легализации гей-браков, поэтому я одобряю.

Р. Голованов:

- Петр Олегович, можете сказать про эту поправку?

П. Толстой:

- Если коротко, то суть в том, что если это становится конституционной нормой, а не просто частью Семейного кодекса, то в дальнейшем в случае возникновения каких-либо претензий со стороны международных организаций по поводу того, что у нас нет отдельных прав для ЛГБТ-сообщества, эти претензии не могут быть исполнены на территории Российской Федерации. Потому что другая поправка к Конституции гласит, что нормы Конституции, если они нарушаются…

Р. Голованов:

- Очень круто, кстати, когда и учебник истории наш начинают цитировать. Тут в программе Петр Толстой рассказал, что его машину отправили на дезинфекцию. Чем не новость?

О. Кашин:

- Это очень смешно. Мы понимаем, что Толстой не в одиночестве летал в Париж, что была делегация. Мы знаем еще одно имя – Катасонов. Но при этом как на самом деле, если там есть вирус, как он распространяется, какими кругами – может быть, через рукопожатие, может, еще через что-то, мы же не знаем. У моего ребенка сегодня в английской школе повесили у входа емкость со спиртосодержащей жидкость. Теперь дети пахнут водкой.

Я не понимаю. Ежедневно в школу приходят сообщения, что со вчерашнего дня никаких новых ограничений нет, не волнуйтесь. Эта стандартная британская вывеска со времен войны «делайте, что делали, сохраняйте спокойствие», она, конечно, непобедима. Итальянцев мы знаем и по личным впечатлениям, и по кино, это веселые, жизнерадостные люди, поэтому у них такой веселый, жизнерадостный карантин. Русские… Мы тоже обсуждали, что даже коронавирус в России превращается в политтехнологию, потому что из-за коронавируса можно митинги запрещать. Я наблюдаю, как власти с таким удовольствием запрещают мероприятия численностью 5 тыс. человек…

Р. Голованов:

- Я впервые, наверное, сейчас это скажу, но это будет глоток свежего воздуха. Мы говорим только про внутреннюю политику. Хотя бы иногда хочется приоткрыть шкафчик, посмотреть, что там происходит в Нарнии.

О. Кашин:

- И что же в Нарнии происходит.

Р. Голованов:

- Новость, которую скинул мне Олег Кашин в перерыве в Телеграм. Лондон последним согласился принять участие в созываемом Москвой саммите ядерной «пятерки». Как стало известно «Ъ», британская сторона предварительно уведомила Москвы о готовности премьера Бориса Джонсона принять участие в предложенном президентом РФ Владимиром Путиным в саммите стран – постоянных членов Совбеза ООН.

Честно говоря, я так и не понял, что вас в этом зацепило.

Р. Голованов:

- Во-первых, вы сказали «Лондон согласился». Я подумал, я за это никакой ответственности не несу. А зацепило что? Это то предложение, которое я в нашей программе не раз произносил. Что нужна, конечно, новая конференция по разделу мира буквально, новая Ялта, на которой надо решить. Вот есть точки на карте от Северного Кипра до Донецкой и Луганской республик, давайте определимся, чьи они на самом деле. Потому что настолько не соответствующей реальности карта мира никогда не была. И тоже это давний слух, что начиная с 14-го года, Владимир Путин хотел такого форума, чтобы наконец-то договориться не с Порошенко каким-нибудь, а с настоящими хозяевами мира. В общем, да, то, что этот саммит делается реальностью, это, с одной стороны, такая новость, которая вызывает реакцию «вау!». С другой стороны, более правильная, более разумная реакция ваша, Роман: и чё? Понятно, что собрать этот клуб, это действительно прикольно, интересно, это такое реконструкторское мероприятие Ялты или Потсдама. Почему ядерные державы, хотя в списке влиятельных держав мира как обойтись без Германии, например? Но Германию, которая 70 лет назад была фашистской, неправильно звать на форум победителей, поэтому обойдемся без Меркель. И в итоге, наверное, пока ничто не указывает на то, что это будет чем-то, кроме такого междусобойчика, похожего на бывшую «большую восьмерку», ныне – «семерка» плюс Путин, за вычетом Германии, Италии и кого-то еще.

Интересно на самом деле. Если действительно за круглым столом…

Р. Голованов:

- Вы мне политолога Сергея Маркова сейчас напоминаете.

О. Кашин:

- Выражением лица?

Р. Голованов:

- Да нет, всем. Сейчас уже прорисовывается рубашка, жилеточка, и вы с таким умным видом рассказываете про такие странные, чудные вещи.

О. Кашин:

- Давайте я вам расскажу про метаиронию, что это такое, или постиронию. Я вчера, когда Марков говорил о количестве зараженных коронавирусом, пишу ему в Фейсбуке: «Вас посадят». И мне в комментариях пишут: «Кто ж его посадит? Он же памятник». И насколько это тонко. Объясняю почему. Если не потому, что помимо того, что Марков сам действительно памятник, кто ж его посадит, эту фразу произносил в фильме «Джентльмены удачи» актер Крамаров, который, чего уж там, внешне похож на политолога Маркова. Вот такие тонкие шутки. Если бы мы с вами умели так шутить, наша передача была бы лучшим политическим стендапом России. Но поскольку мы так шутить не умеем, мы на втором месте после, как вы понимаете, сериала Андрея Ванденко и Владимира Путина.

Р. Голованов:

- А нельзя быть на первом месте во всей этой истории.

О. Кашин:

- Конечно.

Р. Голованов:

- Кстати, вы мне сейчас говорили про митинги, которые запрещены, и пр. А я вас сейчас опять отошлю к мировому гегемону. Правило не собираться более 500 человек введено из-за коронавируса в крупнейшем мегаполисе США – Нью-Йорке. Вот захочет какой-нибудь нью-йоркский Навальный или нью-йоркская Любовь Соболь провести свой шабаш и устроить эту Лысую мыльную гору для всех ведьм и бесов, и тут – нельзя, 500 человек, не больше.

О. Кашин:

- Роман, вы разговариваете с дедом, напоминаю я вам. У меня в жизни было не все, но многое. И на митинги российских либералов на Times Square в Нью-Йорке я тоже выступал. Расскажу вам. Там стоит 10 человек с плакатом «Russia – yes, Putin – no». И я с мегафоном перед ними.

Р. Голованов:

- А вы говорите, что мы не политический стендап. По ходу, это наша ниша.

О. Кашин:

- Поэтому как раз такие митинги, о которых вы говорите, идеально подпадают. Не более 500? Да откуда 500 там взяться, как вы говорите, сторонникам Любови Соболь в Нью-Йорке?

Р. Голованов:

- Ну, противников Трампа.

О. Кашин:

- Роман, весь Брайтон-Бич за Путина, если вы об этом.

Р. Голованов:

- Да при чем здесь Путин? Вас не отпускает Путин. Мы сейчас говорим про Америку, значит, там должен быть Трамп.

О. Кашин:

- А противники Трампа на площади не собираются. Они сидят в Голливуде, они сидят в газете The New York Times, они сидят в университетах. Они, как эта тайная масонская сеть, оплели Америку и сопротивляются президенту Трампу. Им не нужны массовые сборища.

Р. Голованов:

- Америке митинги не нужны, а нужны они только России. В России они запрещены, в Америке разрешены… Господи, в какой мир вы меня загоняете! Я только приоткрыл шкафчик этой Нарнии, а вы меня туда загоняете.

О. Кашин:

- Вы не дали сказать про Андрея Ванденко. А ведь Путин назвал бизнесменов торгашами, и оказалось, что он солидарен с народом. Может быть, мы завтра об этом поговорим.

Р. Голованов:

- Я уверен, что там еще будет завтра серия. Мы таким слоеным пирогом поговорим про это интервью. Что самое интересное, он рассказал, как его обсчитали в советском магазине.

О. Кашин:

- Офицера КГБ обсчитали в магазине. Вы понимаете, что это такое?

Р. Голованов:

- А еще интересно, что не стал связываться, не стал скандалить, а просто решил уйти, чтобы себе дороже все это не обернулось. Вот чтобы нам не обернулось это себе дороже, мы сейчас программу закончим.