Кричевский о прогнозе Saxo Bank: Страшный компот из чуши и мути, как когда-то говорил Медведев

Никита Кричевский

Никита Кричевский

Никита Кричевский в эфире Радио «Комсомольская правда» отреагировал на многочисленные прогнозы на 2020 год, грозящие кризисом, и в первую очередь на «шокирующие» оценки Saxo Bank.

Скачать передачу [mp3, 42.2 МБ]

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


А. Иванов:

- Здравствуйте! Передача об экономике. В это время с вами Алексей Иванов и профессор Никита Кричевский.

Н. Кричевский:

- Здравствуйте, господа!

А. Иванов:

- У нас поступила «молния». Эксперты Всемирного банка заявили, что корректируют прогноз роста российской экономики в 2019 году с 1% до 1,2%. И авторы доклада отмечают, что слабая динамика в первом полугодии сменилась ускорением роста в третьем квартале. Растем.

Н. Кричевский:

- По всей вероятности, да. Всемирный банк ориентируется на данные статистики. Разговор не об этом. То, что некий позитив присутствует, это очевидно не только мне, но даже тем скептикам, которые полгода назад предрекали неминуемую гибель российской экономики. Если не в этом году, то в следующем.

Разговор о кризисе. Вот это, Алексей, чума! Кто ни позвонит из журналистов, обязательно спрашивает, как вы считаете, будет кризис в следующем году или нет? Говорю, а кто говорит, что будет? И называют некоторые фамилии, скажем так, маргинальных экспертов, которых лично я наблюдал последний раз лет пять-семь назад.

Когда будет кризис? Маргиналы говорят, к середине следующего года. Говорю, почему? Они говорят, ну, им так кажется. Говорю, слушайте, я понимаю, что они возомнили из себя копию господа бога, Кассандры и Нострадамуса одновременно.

А. Иванов:

- Они просто хайпуют.

Н. Кричевский:

- Но не до такой же степени! Я крайне далек от позитивных оценок того, что происходит сегодня в нашей экономике, в социуме вообще. Но в то же время я считаю, что нельзя этого делать. Стыдно. Если ты неудавшийся реформатор, человек, который носится с двумя десятками вызубренных умных слов, начинаешь говорить о том, что будет кризис, ты должен хотя бы обосновать. Исходя из чего? Из твоей интуиции? Она субъективна.

Есть объективно-аналитические тенденции, о которых говорит не только Всемирный банк, но и множество организаций. МВФ, аналитики крупнейших инвестиционных фондов, все на следующий год говорят о том, что экономика в мире будет развиваться. Пусть и пониженными темпами, но будет идти вперед, а не стагнировать.

Не будет кризиса! Не только потому, что предпосылок нет, ну, конечно, «Черный лебедь» а’ ля Нассим Талеб, никто его не забывает. С другой стороны, мировые правительства уже лет восемьдесят как научились купировать последствия тяжелейших кризисов. Посмотрите восьмой год. Где? Ну, да в Америке кто-то там пострадал, кто-то попал на ипотеку, кто-то даже вышел в окно. Ну, не потому, что был кризис, а потому что поставили не на то. Было немного людей, которые выиграли. Но разговор не об этом. Ни одного прогноза на следующий год от авторитетных международных агентств и институтов, предрекающих кризис на следующий год, нет. А у нас осталось три недели до нового года!

И последнее. Вчера прочел прогноз от датского Saxo Bank.

А. Иванов:

- Шокирующие прогнозы на 2020 год!

Н. Кричевский:

- Да! Который первое, что сказал, он не предназначен для инвесторов. Это некая не сказать, чтобы шляпа-панама, то есть, некий из воздуха придуманный слоган или конструкция. Это разговор о том, что они собрали, по-моему, самое страшное, что может быть в мировой экономике, слили все в одну кучу. Получился некий страшный компот из чуши и мути, как когда-то говорил Дмитрий Анатольевич.

А. Иванов:

- А у России все будет хорошо.

Н. Кричевский:

- Они говорят, что Россия, наоборот, зашибись, господа. Думаю, ну, нормально! Даже вот это и то…

А. Иванов:

- Слово о мрачном сознании. Нам пишут в вайбер слушатели с иронией: «Круто! На целых 1-2%. Цены и налоги в год растут на 10-25%, зарплата не растет!». Откуда берутся такие?..

Н. Кричевский:

- Мы всю программу будем говорить о психологии. Цены растут на 25%, а вайбер 2127, напиши, на что выросли цены на 20-25%?

А. Иванов:

- По данным Росстата, инфляция в этом году 3,5%, по итогам года, может, будет даже ниже. Сегодня опубликовали «индекс оливье».

Никита Кричевский

Н. Кричевский:

- Официальная инфляция, мы не будем на нее ориентироваться. А инфляционную корзину не входят многие товары и услуги. Не входит ЖКХ, бензин, многие продукты питания. Это сделано для удобства правительства, власти, потому что на основании индекса инфляции нужно индексировать тарифы, пенсии, прожиточный минимум. И чем меньше инфляция, тем лучше казне, власти. Это не сказать, что вранье и обман, но это лицемерие. Ложь, прикрываемая добродетелью.

«Мне сегодня «Альфа банк» предложил овердрафт аж под 16%. Как им воспользоваться при рентабельности в 6-9%», - вопрошает Евгений из Новосибирска. Евгений, а в Новосибирске больше никаких банков не осталось? Рентабельность 6 или 9? И что есть рентабельность в вашем понимании? В моем – это отношение прибыли к затратам. Школьный курс экономики. Не результатов прибыли валовой к затратам, а прибыли к затратам. И тут мы понимаем, что есть числительные, а есть знаменательные. Можно искусственно снижать прибыль, можно раздувать – это числитель. И можно затраты так же наращивать, а можно их уменьшать.

А. Иванов:

- Насколько овердрафт логично использовать для развития бизнеса?

Н. Кричевский:

- Овердрафт. Увольте вашего финансового директора. А если вы финансовый директор, надо подучиться. Извините, если я вас обидел.

Московский абонент пишет. 985 – не бедный. Прямой московский номер. Когда ввели потарифные планы с городских телефонов, на них можно было звонить бесплатно. И он пишет о том, что абонентская плата за квартиру на телефон была 70 рублей в месяц, а с ноября стала 120 рублей. Господин хороший, не знаю, где вы живете. В Москве абонентская плата за квартиру на телефон начинается от двухсот! Причем, уже очень давно. И меня поправят тут же, скажут, профессор, где ты живешь? У нас четыреста.

Очень простой выход из сложившейся ситуации. Вы часто пользуетесь городским телефоном? Квартирным. К нему ничего не привязывается. Может, проще от него отказаться и сэкономить 120 рублей в месяц?

А. Иванов:

- Тоже идея. И давайте обсудим новость, которую я подготовил для вас. Помимо данных Росстата есть интересные показатели, которые недостаточно часто обсуждаются. Есть показатель PMI – индекс деловой активности. Люди опрашивают менеджеров по закупкам на производствах. И они рассказывают о том, какие идут сейчас объемы заказов в различном бизнесе. В обрабатывающем секторе – производство, заводы, там PMI резко падает и уже добрался до минимума. Но в секторе услуг идет оживление. Он чувствует себя очень хорошо. Именно сектор услуг вытягивает сейчас российскую экономику в позитивную зону.

Н. Кричевский:

- Это и хорошо, и плохо одновременно. Хорошо, потому что да, можно говорить, что падает производство, как мы будем строить заводы. А дежурные выражения, что надо развивать станкостроение, я бы привел еще выражение: пора слезать с нефтяной иглы!

А. Иванов:

- Слышу это лет двадцать уже!

Н. Кричевский:

- Надо развивать производство! Где эти фразы? Что случилось? Мы слезли с нефтяной иглы? Ничего подобного. Как мы сидели на ней, так и остались. Другой вопрос, когда-то мы сидели при расчете в 60-70 долларов за баррель, а сегодня плотно сидим из расчета 40 долларов за баррель. И когда нас пугают тем, что на нефтяном рынке будет коллапс, у меня вопрос: до какой цифры упадет нефть при коллапсе? 35-46 долларов в 2014 году – этого уже не будет.

А. Иванов:

- Saxo Bank говорит, что 90 будет, никакого коллапса.

Н. Кричевский:

- Мы с вами об этом говорили. Это не для инвесторов. Saxo Bank это жирно подчеркнул, говорит, не для вас это, пацаны! Это для плебса, который, как у нас известно, хавает всегда. Это совершенно нормально, что плебс хавает. Или пипл. Почему? Потому что в экономике разбираются все, в футболе тоже, в медицине.

Если вы объявляете надвигающуюся эпидемию, предположим, внимание моментально переключается к вам. При этом это могут быть даже не слухи, а бредни, но все равно начинается: как эпидемия? Пандемия! Негативные и шокирующие новости всегда притягивают внимание непросвещенной публики. И мы при этом постоянно говорим - Saxo Bank. Его в России нет, но он есть в Дании, а в Дании нас не слушают, потому что они по-русски не понимают. Пока не понимают.

А. Иванов:

- «Был у нас завод, станки делали и гнали на экспорт. Теперь там торговый центр». Это классика.

Н. Кричевский:

- По поводу PMI. То, что сегодня происходит с промышленностью и с производством, хотелось бы нам, не хотелось, но это данность. Идет переформатирование производственного реального сектора экономики. Есть продукция, которая устарела морально, есть, которая устарела физически и просто не пользуется спросом. Эти продукты и товары просто не находят сбыта. Есть еще один момент, более стремный и ужасный, который называется конкуренция. Мы не выдерживаем конкуренцию и вы знаете, с кем.

Алексей Иванов

А. Иванов:

- Вы имеете в виду одну большую страну на востоке.

Н. Кричевский:

- Не одну большую страну, а конкретно Китай. Вот чтобы не говорили, что Кричевский с Ивановым тут зажигают за советскую власть, мы проиграли конкуренцию на нашем внутреннем рынке с Китаем, это ни для кого не секрет.

Что делается для того, чтобы уменьшить негативное влияние Китая на российскую экономику и производственный сектор?

А. Иванов:

- Ничего.

Н. Кричевский:

- Что делает товарищ Трамп?

А. Иванов:

- Вводит тарифы.

Н. Кричевский:
- Объявляет войну. Почему мы этого не можем сделать? Потому что мы с Китаем дружим.

А. Иванов:

- Центробанк на этой неделе заявил, что торговая война США с Китаем – это одна из угроз российской экономике. Может, нам тоже объявить торговую войну США? Китаю?

Н. Кричевский:

- Да мы можем объявить даже Марсу войну, от этого Марсу ни холодно, ни жарко. Точно так же, как и американцам. Китаю мы объявить войну не можем, потому что у нас там сила Сибири и прочие интересные штучки.

Это очень серьезная проблема, как увязать глобальную политику, региональную политику с защитой внутреннего рынка? И поэтому у нас PMI в промышленности, в обрабатывающем производстве падает. Не потому, что спроса нет, а потому что спрос есть, но не на их продукцию. Поэтому закрываются заводы, на их месте возникают торговые центры как символ услуг.

А. Иванов:

- И в этих торговых центрах продаются завезенные…

Н. Кричевский:

- Да, китайская продукция, которую могли совершенно спокойно делать мы.

А. Иванов:

- Я читал на этой неделе печальную историю про один завод в Челябинской области, который новый и производил электроды. И проработав 3-4 года, он закрылся потому, что китайские электроды в два раза дешевле.

Н. Кричевский:

- Это далеко не первый случай. Дмитрий Иванович Менделеев в свое время говорил о том, что протекционизм – это не только тарифно-таможенная политика. Это школы, больницы и прочее.

А. Иванов:

- Смс из Эстонии у нас.

Н. Кричевский:

- «Никита, а как вы относитесь к прогнозам датского Saxo Bank?». Мы три раза называли название! Из Эстонии подоспела смс. Как мы относимся? Что еще пишут?

«Китайские электроды ломаются. Работаю в металлургии с 80-го года». Так вы скажите в правительстве! Или напишите!

А. Иванов:

- «Был на заводе в городе Асбест Свердловской области. В кузнечном цехе стоят молоты 43-го года выпуска американского производства. О чем говорить?». А мы говорили про мой родной Саратов, там был зуборезный завод, там трофейное немецкое оборудование. Завод закрылся, конечно. В 90-е годы.

Программа в студии Радио КП

Н. Кричевский:

- Вы часто слышите, что надо развивать собственное производство, строить заводы и прочее. Кто это будет делать? Государство? Правительство? Оно у нас что, субъект экономической деятельности? Оно у нас регулятор. И не только в экономике, оно регулятор в разных сферах общественной жизни. Как вы себе представляете, господин Мантуров возьмет мешок денег, придет в чисто поле, скажет, вот здесь будет стоять завод. Наймет людей, будет следить за рентабельностью в 6-9%, как писал один слушатель. Будет заниматься экспортом и импортом, поставками оборудования, расчетами с кредиторами. Как вы себе это представляете? Никак. Кто этим будет заниматься? Бизнесмены. Они этим не занимаются. Вопрос: почему? Не потому, что полицейский гнет и административный произвол. Это, конечно, имеет место быть. Вот «Рольф» отжимают на наших глазах. Разговор не об этом. О том, что государство это делать не обязано, точнее, ему и по Конституции запрещено, и по всем нашим легитимным понятиям запрещено зарабатывать на собственных гражданах. Иначе это не государство, а спекулянт и банкир.

Вот сельское хозяйство. Там кого сейчас только нет. Вы сейчас скажете «Мираторг». Да бог бы с ним! Их плющат со всех сторон. Там даже турки! В средней полосе России! Там названия уже на турецком. Населенных пунктов. Они приезжают, выстраивают свою инфраструктуру, там строят мечети, между прочим. Это средняя полоса. И они нанимают местных аборигенов, которые не спились, чтобы они работали. Естественно, они их обучают. Но если раньше нужно было сто человек для производства единицы продукции, то сегодня 5-10. Остальные 90 куда? О чем думает правительство? Оно думает обо всем, только не об этом.

А. Иванов:

- Еще одна тема. ВШЭ подсчитали людей, которые называют себя бедными и те, кто действительно бедный по официальной статистике. Оказалось, что субъективное восприятие бедности не совпадает с объективным. И часто субъективно бедными себя считают пенсионеры, например, неработающие. Они говорят, мы бедные. Хотя пенсия у нас везде доводится до прожиточного минимума. И, как правило, это люди, которые не содержат иждивенцев в таком возрасте.

Н. Кричевский:

- Да?

А. Иванов:

- Действительно бедными являются люди от 18 до 40 лет. Их 61% в числе бедных. Они зарабатывают немного, у них на иждивении неработающий супруг или супруга, возможно, пожилые родители.

Н. Кричевский:

- При этом они себя бедными не считают.

А. Иванов:

- Они часто не считают себя бедными. Они ходят на работу, в поте лица зарабатывают деньги.

Н. Кричевский:

- Они подрабатывают, колымят, то есть, получают неучтенные доходы, на которые ФНС особо-то не смотрит, кстати говоря. Вот если был бы налоговый террор, мы бы хрен с вами копейку лишнюю в карман положили бы без уплаты налогов.

Налоговая на это не смотрит. Почему? Потому что есть какой-то предел. Это предел не только у ФНС, это предел у власти в целом.

А. Иванов:

- Красная линия?

Программа в студии Радио КП

Н. Кричевский:

- Называйте красной линией, это тоже будет правильно. А объективно бедные по этому исследованию – 8,1% населения страны. Субъективно – 4%. И в составе объективно бедных только 7,4% считают себя таковыми. Это было выявлено в ходе исследования института социологии РАН, который трудно заподозрить в том, что они хотят ублажить власти. И эти выводы мы с вами транслируем на основе исследования ВШЭ, которую так же трудно заподозрить в том, что она хочет выгородить власть. ВШЭ говорит, что объективно бедных у нас меньше 10%, а субъективно больше, но они бедными не являются.

А. Иванов:

- Это такая негативная психология? У нас люди не любят признавать, что живут неплохо. Подойдешь, спросишь, как дела? Да так себе…

Н. Кричевский:

- Я всегда говорю, что ужасно. Жизнь не сложилась.

Это наша ментальная привычка – причитать и плакаться.

А. Иванов:

- А мы будем сейчас говорить о «черной пятнице».

Н. Кричевский:

- 2127 по вайберу не унимается: «Здорово! Один из вас закончил технический вуз, устроился на радио ведущим. И сколько таких выпускников по стране обучались на одну специальность, а работают по иной!». И так далее. Я не знаю, кто из двоих ведущих закончил технический вуз.

А. Иванов:

- Я закончил филфак. Отделение журналистики.

Н. Кричевский:

- Он не по специальности трудится? А господин Кричевский закончил институт управления. Я заканчивал уже Государственную академию управления. Я не тружусь на радио ведущим, эта программа выходит в эфир раз в неделю. Да, мало, но это вопрос редакционной политики. И есть масса других способов прочитать мнения умных людей не только по экономике. Интернет, социальные сети, тот же телеграмм. Почему вы считаете, что у нас где-то что-то и чего-то? Это плевок не в сторону нас или радио. Это плевок в сторону министерства образования. А это сегодня не тема нашей программы, 2127!

А. Иванов:

- Давайте про «черную пятницу». Итоги массовых распродаж. 22,3 миллиардов рублей потратили россияне за три дня в интернет-магазинах, не считая оффлайна, обычных магазинов

Н. Кричевский:

- Стоп! Если не секрет, в каких городах повысились продажи? В Москве? Ребята, вот у меня просьба. Если вы считаете, что в Москве деньги сыпятся из одного места, приезжайте. И попробуйте. Вдруг у вас тоже будут сыпаться. Мы с Алексеем точно можем вам сказать, что в Москве деньги зарабатываются, возможно, даже более тяжело по сравнению с провинцией. Я не прав?

А. Иванов:

- Так. Я знаю молодых ребят из Иркутска, из Воронежа, того же Саратова, как Алексей, они приехали сюда, потому что их не устраивало то положение, в котором они оказались. Они приехали, потому что хотели реализовываться, в том числе, зарабатывать больше. Это материальная и духовная сторона жизни. Что же вы плачетесь? Неужели вам не стыдно? У тебя есть обязательства перед детьми и близкими! Приезжай. Москва резиновая. Люди находят себя. Или не находят. В основном, конечно, больше не находят, 90% тех, кто приезжает, своего счастья не достигают. Поэтому я считаю свой родной город городом неудачников. Москву. Отсюда такая злоба в людях, потому что приехали за другим. Но если вы считаете, что здесь все шоколадно, пожалуйста! И вы узнаете, что по-настоящему здесь происходит.

А. Иванов:

- Как у вас прошла «черная пятница»? Пишут: «какая пятница? У нас все черное – пашем по-черному, чтобы кредиты закрыть и коммуналку!». У нас звонок от Инлизи.

- Здравствуйте! Честно говоря, я боялась выходить с какой-то суммой на руках, но вынуждена было пойти за чем-то, но не удержалась, купила в одном из ювелирных магазинов сережки не дорого. За 398 рублей.

Н. Кричевский:

- Вы потратили самые последние деньги? Вытащили кусок хлеба у ребенка?

- Нет. Это были те деньги, которые не жалко потерять или потратить. Это как сумма пожертвования, скажем так.

Н. Кричевский:

- Сейчас раскрою страшную тайну. Вы не отключайтесь. Алексей Валерьевич приобрел себе джинсы.

Программа в студии Радио КП

А. Иванов:

- Я поддался массовому безумию! Две тысячи рублей.

Н. Кричевский:

- Ваше слово?

- Ну, это дорого! Есть прекрасный магазин «Фамилия». И там можно прекрасные джинсы купить дешевле.

А. Иванов:

- Пошла реклама на радио «Комсомольская правда»!

Н. Кричевский:

- Дело не в рекламе. Я позавчера был на НТВ в программе Андрея Норкина. Там один технический сотрудник хвалился рюкзаком за тысячу рублей. Навороченным и топовым.

- Это вполне адекватно. Реальная цена.

Н. Кричевский:

- Вы, наверное, ваша семья чрезвычайно богата?

- Нет. Наоборот, нищеброды.

Н. Кричевский:

- Мы всю дорогу сегодня пытаемся застыдить наших слушателей, потому что им приятно плакаться, что они сироты, что нет денег и какая «черная пятница»?

- Нет, на фоне того, как живут в правительстве или чиновники, конечно, кажется, что тебе чего-то не хватает. Допустим, бриллиантов с грецкий орех. А так жить можно. Если постараться и Москва для этого дает все возможности.

Н. Кричевский:

- Спасибо вам за оптимизм и позитив. Приятно общаться с людьми, которые с оптимизмом смотрят на жизнь. И насчет революции вопрос.

- Люди, не тратьте деньги на «черную пятницу»! В России это чистый развод. Копите, скоро устроим революцию!

Н. Кричевский:

- Вот такие у нас слушатели! Спасибо! Сама ходит покупать за 398 рублей сережки в ювелирном. И тут же говорит о том, что «я понимаю». Это для чего делается? Мне больше достанется.

А. Иванов:

- Елена пишет: «Специально не ходила на распродажи, чтобы не соблазниться и не купить ненужное. Ведь хорошие товары не распродают».

Н. Кричевский:

- Прочитал сообщение из Севастополя. Продлили до воскресенья «черную пятницу». Поехали в воскресенье в магазин и негде поставить автомобиль.

«15 тысяч получаю, еле свожу концы с концами, коммуналка и так далее». А автомобиль есть, дружок? Да.

А. Иванов:

- Автомобиль – это средство…

Н. Кричевский:

- Автомобиль – это святое.

А. Иванов:

- Передача подходит к концу! Всего вам хорошего!