«Мы порой видим, что люди ожидают некой магии»: на что способен искусственный интеллект

Искусственный интеллект
Мария Баченина в программе «Передача данных» поговорила с представителем компании Crayon Владимиром Ерониным о том, на что способен искусственный интеллект сейчас и какое будущее его ждет.

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


М. Баченина:

- Помните фразу «На небе только и разговоров, что о море и о закате»? Я подумала, что у нас на земле только и разговоров о короне и об искусственном интеллекте.

Это «Передача данных». У микрофона Мария Баченина. Вместе со мной в эфире директор Центра компетенций по искусственному интеллекту и анализу данных Crayon Владимир Еронин. Владимир, как бы вы объяснили 5-летнему ребенку, чем занимаются люди, которые занимаются искусственным интеллектом?

В. Еронин:

- Мне кажется, это непросто объяснить 5-летнему ребенку.

М. Баченина:

- Хорошо, 7-летнему.

В. Еронин:

- Если попробовать это сделать, я бы сказал, что мы занимаемся развитием решений и алгоритмов, которые позволяют упростить и реализовать какие-то функции для компьютерных систем, близкие к тому, как видит, слышит, понимает человек. То есть когда мы пытаемся на основании того нашего понимания, как работают различные когнитивные человеческие органы – зрение, как мы распознаём предметы и т.д., пытаемся точно так же сделать и для компьютера, чтобы компьютер научился видеть, понимать, что за предметы он видит, понимать голос человека, смысл, что говорит человек, и т.д.

М. Баченина:

- Компьютер, который стоит у меня дома на столе, и телефон, они разумны?

В. Еронин:

- Я бы, наверное, переформулировал ваш вопрос таким образом, есть ли какие-то решения, которые применены в том или ином устройстве, где применяется искусственный интеллект. В телефоне совершенно точно есть. В компьютере это сильно зависит от того, какой софт у вас установлен.

М. Баченина:

- Берем самый современный.

В. Еронин:

- Скорее всего, что-то там тоже будет. Потому что сейчас все системы, связанные с… Вот распознавание вас по лицу, когда вы используете айфон, там применяются алгоритмы искусственного интеллекта, для того чтобы вас узнать.

М. Баченина:

- Везде за мной следят. Мне кажется, что мы всё подряд называем искусственным интеллектом. Вот система умного контроля за режимом самоизоляции москвичей, городские камеры с системой распознавания лиц, геолокация смартфонов – это тоже искусственный интеллект?

В. Еронин:

- То, что касается геолокации смартфонов, там могут применяться какие-то алгоритмы искусственного интеллекта, для того чтобы анализировать информацию, полученную от сотовых операторов. А там, где применяется распознавание лиц, – да, это искусственный интеллект.

М. Баченина:

- Никому не нравится, что за ним следят. Можно ли обмануть искусственный интеллект? Например, слежка за нами. Вот я наклею бороду и усы, надену темные очки и пойду. Камера меня узнает все равно? Мне интересен принцип захвата моего лица и анализ. Как она понимает? Я как человек могу присмотреться, что ли, понять, что это накладные усы. А камера такое поймет?

В. Еронин:

- Давайте я разделю ваш вопрос на несколько. Если говорить о том, можно ли обмануть искусственный интеллект с точки зрения распознавания лица, то можно, есть даже такие решения. Есть, например, маски, на которые нанесено специальное какое-то изображение, которое искусственным интеллектом будет распознано неверно. Понимая, как работают такие алгоритмы, можно давать на вход в эти алгоритмы какие-то изображения, которые будут сбивать алгоритмы с толку. То есть обмануть можно. Скорее всего, то, что будет направлено специально против системы распознавания, человеком будет очень легко идентифицироваться, потому что будут очень странные рисунки на этих масках, например, или на шапках. Но при этом они могут обмануть искусственный интеллект. Если вы наклеете бороду, наденете очки… Если вы очень много чего сделаете с лицом, то искусственный интеллект может вас не узнать. Но если, например, вы будете только в маске, при этом лоб и надбровные дуги ваши будут хорошо видны, то, многие алгоритмы вас распознают корректно. Все сильно зависит от того, насколько качественное изображение, насколько хорошо камера вас видит – насколько светло, правильно установлено. Тут много нюансов.

Мария Баченина

М. Баченина:

- Получается так, что те, кто обучает искусственный интеллект, тоже люди, и они понимают, как бы мы могли его обмануть, если бы захотели, и обучают еще и тому, что его могут обмануть.

Скажите, с какими самыми распространенными заблуждениями об искусственном интеллекте вы чаще всего сталкиваетесь?

В. Еронин:

- Я бы сказал, что два самых частых не то что заблуждений, а ошибочных мнения про искусственный интеллект. Во-первых, искусственным интеллектом очень часто называют всё подряд, даже то, что совершенно не является искусственным интеллектом.

М. Баченина:

- Что, микроволновую печь, например?

В. Еронин:

- Знаете, я недавно видел зубную щетку в продаже «с искусственным интеллектом». Мне стало интересно, для чего и как это может быть применено. Выяснилось, что это больше маркетинг, чем реальное применение искусственного интеллекта.

Второе частое заблуждение или недопонимание, с которым мы часто сталкиваемся - когда ожидается, что искусственный интеллект это какая-то магия. В любом случае для применения искусственного интеллекта очень важны данные изначально. 70% успеха, наверное, зависит от того, насколько хороши те данные, которые есть у компании, которая пытается что-то решить с помощью искусственного интеллекта. Мы порой видим, что наши заказчики ожидают некой магии, когда без всяких данных произойдет что-то, и искусственный интеллект сделает все, что им необходимо. Так пока не работает, к сожалению, как минимум исходные данные нам точно нужны.

М. Баченина:

- То есть компания, которая заказывает у вас некий искусственный интеллект, который им будет необходим, ей нужно сначала собрать данные со своих потребителей – устраивать опросы, потратить деньги и понять, что им нужно, чтобы вы понимали, чему обучать данный искусственный интеллект? Я правильно схему уловила?

В. Еронин:

- Если мы хотим как-то анализировать поведение потребителей и на основании их поведения предсказывать что-то, что может показаться им интересным, то важно накопить какое-то количество данных о том, как потребители себя ведут, какие действия они предпринимают. Без этих данных, к сожалению, невозможно будет построить решение, даже с использованием искусственного интеллекта, который сможет такие задачи решать.

М. Баченина:

- Получается, Big-Data первична, она яйцо, а искусственный интеллект – курица?

В. Еронин:

- Ну да. Без данных почти никакие решения с использованием искусственного интеллекта, наверное, сейчас невозможно создать. Я не могу навскидку придумать какое-то решение, которое бы могло без всяких данных существовать, когда его сделали, обучать не надо…

М. Баченина:

- Это получается магия в ее стопроцентном виде – появился робот с такой же нейросетью, как у человеческого мозга. Ведь нет еще той нейросети, не разгадали принцип быстрой работы, синхронизации, чтобы наделить искусственный интеллект такими же способностями?

В. Еронин:

- То, про что вы спрашиваете, обычно это называют общим искусственным интеллектом. То есть такой универсальный искусственный интеллект, не ориентированный на какую-то конкретную задачу, а вообще, который может любые задачи решать. Действительно, на текущий момент до того, чтобы сказать, что сейчас у нас есть такой искусственный интеллект, который может решать любую задачу, очень далеко еще. Но в каких-то узких областях возможности искусственного интеллекта существенно превышают то, что может современный человек сделать.

М. Баченина:

- Например, в каких? Анализ рентгеновских снимков, которые помогли врачам. 30 тысяч снимков за короткий период времени изучить по поводу COVID-19 – это тот пример?

В. Еронин:

- В том числе. Единственное, что это, наверное, снимки с компьютерной томографии.

М. Баченина:

- Да, КТ.

В. Еронин:

- Да, это в том числе такой пример, когда с помощью искусственного интеллекта обработали большое количество снимков, научили нейросеть распознавать на этих снимках… То есть эти снимки были размечены, по каждому снимку была информация, есть COVID-19 или нет, если есть, то где, как. Дальше нейросеть на этих снимках научилась и теперь может очень быстро принимать решение, в течение каких-то секунд.

М. Баченина:

- И она не ошибется здесь?

В. Еронин:

- Точность очень высокая. У тех решений, которые есть, 90+ процентов.

М. Баченина:

- Есть такое исследование, ВЦИОМ недавно провел, что, кажется, 70 процентов россиян не понимают, что это такое, для них это магия. А вы мне говорите, что это точно не должно быть магией.

Мы остановились на том, в каких сферах искусственный интеллект сегодня открывает для человечества будущее. Привели в пример медицину. Я собирала вопросы от своих друзей, и одна подруга сказала, что, наверное, на сегодняшний день учить английский, китайский не имеет смысла. Потому что эти задачи будут решены в ближайшие лет 5 благодаря искусственному интеллекту. То есть не напрягайте своих детей, вам искусственный интеллект все переведет в течение ближайших 5 лет. Это правда или нет?

Владимир Еронин

В. Еронин:

- С одной стороны, я бы сказал, что все равно учить английскому или китайскому своих детей, наверное, имеет смысл. С другой стороны, я соглашусь, что с помощью искусственного интеллекта сейчас современные системы перевода работают очень быстро и хорошо. Тот, кто пользовался, например, переводчиком от Гугл 10 лет назад и пользуется им сейчас, может подтвердить, что это огромный прорыв с точки зрения качества перевода – как работают современные системы перевода (не только от Гугл). Все они используют искусственный интеллект. И я думаю, что очень скоро появятся… На самом деле сейчас уже есть какие-то системы, которые в режиме реального времени, в частности, скайп позволяет переводить в режиме реального времени, получать перевод с другого языка.

М. Баченина:

- А на вас произвело впечатление то, что, по-моему, британцы научили искусственный интеллект читать с выражением, плакать, то есть испытывать эмоции? Даже видео показали, как на английском языке искусственный интеллект читает какой-то отрывок и передает голосом глубокие эмоции. Или это так, на публику?

В. Еронин:

- На самом деле это сложная задача, это действительно такой шаг вперед. Насколько она востребована с прикладной точки зрения, тут вопрос. Потому что, наверное, это востребовано там, где какие-то художественные тексты надо озвучивать.

М. Баченина:

- Я вам как мать скажу, что очень востребовано. Дети сейчас очень бедные с точки зрения эмоций, и если уж робот умеет, то они, надеюсь, хоть за ним подтянутся. А можно ли наделить искусственный интеллект сознанием? Я здесь сознание приравниваю к осознанию себя как личности.

В. Еронин:

- Такой, знаете, философский вопрос.

М. Баченина:

- Почему? Я, может быть, веду к восстанию машин. Только то, что осознаёт себя как личность, может начать хотеть не того, что хочет от тебя хозяин.

В. Еронин:

- Сейчас много дискуссий на эту тему – и про осознание искусственного интеллекта самого себя как личности или какого-то независимого элемента. Мне сложно прокомментировать, как скоро это будет. Я думаю, что это не ближайшее время. Текущие технологии пока что… Применение искусственного интеллекта конкретно сейчас – это, как правило, применение в каких-то очень узких областях для какой-то конкретной задачи.

М. Баченина:

- То есть вы хотите сказать, что того общего искусственного интеллекта, который мы видели в фильме по Азимову «Я, Робот» или фильме «Особое мнение», такого не нужно сейчас никому, никто не заказывает: ребята, сделайте мне властелина мира? Не нужен этот общий искусственный интеллект?

В. Еронин:

- Наверное, коммерческим компаниям маловероятно, что он нужен. При этом работы в этом направлении ведутся, но текущие технологии, текущий этап развития таков, что нам еще очень далеко до такого общего искусственного интеллекта. Сейчас искусственный интеллект в нашем мире применяется для конкретных, узконаправленных задач.

М. Баченина:

- А управление государством? Там же тоже ведутся какие-то разработки, чтобы облегчить принятие решений нашим депутатам, например.

В. Еронин:

- Есть различные системы поддержки принятия решений, в которых используются алгоритмы искусственного интеллекта, для того чтобы проанализировать какое-то большое количество исходных данных, спрогнозировать развитие каких-то процессов и пр. Но, во-первых, надо понимать, что жизнь многогранна, сложна и не всегда хорошо укладывается в какую-то цифровизацию. То есть не все хорошо и качественно удается отцифровать, если очень просто говорить.

Второй момент. Все-таки жизнь это очень многофакторный процесс, и он зависит от очень большого количества факторов. На текущий момент при решении каких-то прикладных задач все равно мы всегда стараемся снизить количество учитываемых факторов, просто потому, что чем меньше количество учитываемых факторов, тем более простые системы получаются, тем более надежно они работают. Чем более сложные системы, тем больше риски ошибки.

М. Баченина:

- Но потом они обучаются? Родитель воспитывает ребенка, а создатель искусственный интеллект развивает, в зависимости от того, сколько изначально в него данных вложено.

В. Еронин:

- Да. Надо смотреть на развитие искусственного интеллекта в двух аспектах. То есть может развиваться конкретная давно разработанная модель, и она просто будет улучшаться за счет того, что ей больше данных на вход будет подано. Это одно направление. Второе направление (то, которое наиболее важно) – происходит развитие самих алгоритмов искусственного интеллекта. Каждый год или даже каждый месяц появляются какие-то новые интересные алгоритмы, новые интересные модели, которые можно применять для решения каких-то новых прикладных задач. И здесь движение идет очень быстрыми темпами.

Мария Баченина

М. Баченина:

- По поводу обучения. Говорят, что искусственный интеллект способен написать музыку, если заложить данные, допустим, Петра Ильича Чайковского. Допустим, просим написать новый «Детский альбом». Чем этот новый «Детский альбом» будет отличаться от альбома Петра Ильича Чайковского?

В. Еронин:

- Я думаю, он будет всем отличаться от «альбома» Чайковского. Искусственный интеллект на текущий момент может, например, написать музыку в стиле какого-то конкретного композитора, точно так же как сделать какие-то картины в стиле какого-то художника.

М. Баченина:

- То есть это будет просто подражание?

В. Еронин:

- Знаете, это будет подражание манере. Это не подражание конкретной музыке, а подражание манере художника, композитора.

М. Баченина:

- Ваша компания какие-то заказы выполняет? Мне любопытно, что сейчас заказывают, что сейчас на пике, в тренде, какие искусственные интеллекты, в каких областях сейчас востребованы?

В. Еронин:

- Давайте перечислю наиболее популярные решения, которые сейчас у нас есть. У нас много сейчас идет проектов, связанных с развертыванием внутри компании некоего виртуального помощника. Это такой чат-бот, который в том числе может разговаривать по телефону, позволяет внутри компании решать простые рутинные задачи вроде заказа справок 2НДФЛ, справки с места работы, заказ пропуска для гостя, например, может заказывать билеты. Либо, наоборот, может смотреть в сторону клиентов компании. И тогда это способ коммуникации с клиентами. Часто такой сценарий выбирают банки либо какие-то финансовые структуры.

М. Баченина:

- Скукота.

В. Еронин:

- Давайте я вам расскажу про другую систему. Рекомендательная система, когда на основании изучения того, как ведет себя потребитель, компания может прогнозировать, что конкретному человеку может быть интересно, и делаются такие очень персонализированные предложения. В зависимости от ваших потребительских предпочтений компания может порекомендовать вам какой-то продукт, который должен быть вам персонально интересен.

М. Баченина:

- Это любопытнее. Потому что я терпеть не могу тратить огромное количество времени на выбор пиццы, например.

А можем мы немного помечтать и порассуждать, как повлияет искусственный интеллект на наше будущее – допустим, каким будет город? Образ жизни, степень свободы?

В. Еронин:

- Действительно, в будущем меньше, может быть, будет приватности, очень сложно будет укрыться от взгляда искусственного интеллекта. Отчасти это будет продиктовано безопасностью, а отчасти будет продиктовано просто удобством.

М. Баченина:

- Удобством для корпораций, мне кажется, а не моим удобством.

В. Еронин:

- Для потребителя тоже. Когда искусственный интеллект вам хорошо знает, он вам предлагает то, что вам действительно интересно. Когда он знает вас плохо, то начинает предлагать вам не совсем нужные вещи. И если вам все равно никуда не деться от предложений искусственного интеллекта, то, возможно, вы сами выберете такой сценарий, когда больше дадите ему информации, и он вам будет предлагать более интересные вещи.

С точки зрения того, как будет развиваться все дальше, мне кажется, искусственный интеллект это система на базе машинного обучения, это то, что развивается наиболее быстрыми темпами в современном мире. Я думаю, что очень скоро появятся какие-то очень удобные прикладные системы в доме, какие-то простые вещи на работе нам будет помогать делать искусственный интеллект. Я думаю, что очень скоро мы увидим массу интересных решений в этом направлении.

М. Баченина:

- Спасибо вам большое.

<p>Детям о правилах дорожного движения</p>
<p>Детям о правилах дорожного движения</p>