Биограф объяснил, почему для первого полета в космос был выбран именно Гагарин

Биограф объяснил, почему для первого полета в космос был выбран именно Гагарин

Юрий Гагарин

Биограф Антон Первушин рассказал, что конкурентов у Юрия Гагарина почти не было.

Вокруг истории о первом полете Юрия Гагарина в космос всегда ходило много легенд. В эфире Радио «Комсомольская правда» (radiokp.ru) писатель, историк, биограф, журналист Антон Первушин подробнее рассказал о том, как выбирали космонавта.

«Великий спортсмен, лучший парашютист. Ну, как я всегда говорил, истина всегда находится посередине. В советские времена говорили, что он супермен, в постсоветские времена говорили, что его выбрали за улыбку и фотогеничность. Истина находится посередине.

Когда Юрий Алексеевич Гагарин поступил в отряд космонавтов, он не сильно выделялся. Единственное, что его выделяло — это любознательность, желание первым залезть в космический корабль, но этого недостаточно, чтобы стать первым космонавтом. Он был по физическим данным не самым лучшим, в четверке был самым худшим, несмотря на все», — поведал биограф.

Он сообщил, что впервые всерьез обратили внимание на Гагарина во время испытаний в сурдобарокамере.

«Там было сказано, что у него очень хорошая реакция на новизну. Он не впадал в панику от внезапных сигналов, хорошо на это реагирует. Он очень быстро переключался из состояние бодрствования в состояние покоя. Не надо работать — он засыпает сразу. Он оказался очень эмпатически развитым человеком. Несмотря на то, что у него не было связи с людьми, которые за ним наблюдали, он все время как-то пытался их подбодрить, как-то пошутить с ними, розыгрыши. Кроме того, он показал свое трудолюбие», — объяснил Первушин.

По его словам, Юрий Гагарин отлично показал свои знания во время экзаменов, уже в январе 1961 года было понятно, что полетит именно он.

«Ему сшили скафандр, он больше тренировался. В тот момент 12 апреля просто не было более подготовленного человека к первому полету. И если бы кто-то там, Королев, не знаю, сказал бы кто, что мы решили послать Титова, то это вызвало бы вопросы. И когда, между прочим, незадолго до его полета выяснился перевес, 14-15 килограммов, когда взвешивали его, посадили в скафандре, в кресле катапультируемом. Оказался перевес. И кто-то сказал: может, Титова? Он же легче. И сказали: иди отсюда! Предпочли срезать лишнее оборудование с корабля», — рассказал писатель.