Бовт: «Технологические возможности укрепились до такой степени, что можно вводить и прогрессивную шкалу сейчас, никуда от нее не денешься»

Георгий Бовт
Иван Панкин и Георгий Бовт обсудили повышение подоходного налога для богатых, о попытках срыва голосования за новую Конституцию и уровне образования народных избранников.

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


И. Панкин:

- Здравствуйте! Студии Иван Панкин и, самое главное, Георгий Георгиевич Бовт. Впервые за несколько месяцев он снова с нами, а не по скайпу, как это было последние несколько недель.

Г. Бовт:

- Здравствуйте!

И. Панкин:

- Вылез из своей избушки!

Г. Бовт:

- Бункер, да.

И. Панкин:

- Вот вы пообещали, что сразу после парада и в маске, при параде пришли, за что вам огромное спасибо!

Теперь поговорим. Вчера Владимир Путин повысил НДФЛ до 15%.

Г. Бовт:

- Не для всех.

И. Панкин:

- Конечно. В России, получается, спустя 20 лет, как пишет тот же «Форбс», власти отказываются от плоской шкалы НДФЛ. Владимир Путин объявил о повышении подоходного налога с 13 до 15 процентов для граждан с доходами выше 5 миллионов рублей. Что любопытно, деньги пойдут на лечение детей и высокозатратные операции. Как вы оцениваете это предложение Владимира Путина? Пока что, я так понимаю, это имеет статус предложения.

Г. Бовт:

- Мне кажется, что предложения Владимира Путина всегда претворяются в законы затем.

И. Панкин:

- Я про статус спросил. Это статус-предложение?

Г. Бовт:

- Будут внесены изменения. Это не может быть введено указом президента, поэтому это должно пройти через Думу. И через Думу это пройдет легко. Вбрасывалась информация за несколько дней до этого, что порог будет 2-3 миллиона. Это, конечно, существенная была бы подвижка более значимая, она коснулась бы гораздо большего количества людей. А так, судя по всему, меньше полпроцента населения России имеют такие доходы. Поэтому коснется это немногих. Ну, не знаю, как посчитали 60 миллиардов рублей, наверное, там какие-то налоговые есть данные. Это не бог весть какая сумма, но сам принцип, конечно, важен.

Что касается целевого использования этих денег, то, в принципе, в налоговом кодексе, кажется, статья 35, там сказано, что не может быть целевого сбора налогов на те или иные цели. Поэтому надо закон изменять. Либо же каким-то образом по понятиям это делать, то есть, пускать данную сумму, а потом в бюджете пересматривать и так далее, целевым назначением. А так это не целевой сбор, у нас нет целевых налогов.

В отличие от других стран, где иногда проводят даже референдумы. И на них принимают решение, что вот повышение там акциза на один процент с табачных изделий пойдет на лечение онкологических заболеваний. Такие решения могут принимать граждане. У нас на референдумы вообще ничего не выносят, поэтому мы можем расслабиться.

В принципе, те, кто ратовал за социальную справедливость, они должны быть удовлетворены этим решением хотя бы частично, хотя им, наверное, захочется большего. Увязка с орфанными заболеваниями и выполнение высокотехнологических операций, тут не с чем спорить, в общем.

И. Панкин:

- Меня, знаете, что расстроило во всей этой истории? Насчет того, что если бы доход был, допустим, от трех миллионов, конечно. Бюджет бы от этого выиграл бы значительно больше. 5 миллионов рублей, что меня не устраивает? А то, что вот эта инициатива президента, безусловно, положительная. Она не коснется, знаете, кого? Депутатов Госдумы.

Г. Бовт:

- Ну, да. Они под планочкой пройдут.

И. Панкин:

- Тютелька в тютельку.

Г. Бовт:

- Может, это и сделано исключительно ради них, чтобы они приняли. Но там немного же. На несколько тысяч всего увеличиваются выплаты.

И. Панкин:

-Я просто хотел, чтобы они тоже, так сказать, вносили настоящую лепту и приносили настоящую пользу.

Г. Бовт:

- Да вообще хочется их ободрать, конечно, как липку.

И. Панкин:

- Я без иронии, как раз, об этом говорю. В отличие от вас. Вы иронизируете как всегда.

Г. Бовт:

- Я иронизирую, да. Но не обдерут. Мне кажется, депутаты и так нашли бы способы минимизировать свое налогообложение.

И. Панкин:

- Каким образом, если у них хотя бы было по пять сто, а то у них четыре восемьсот плюс-минус.

Георгий Бовт

Г. Бовт:

- Вообще, есть исследования, согласно которым богатые платят всегда в процентном отношении меньше, чем бедные. Я имею в виду, у них ставка меньше налоговая. Поскольку у них гораздо больше возможностей минимизировать свои налоги. Это на опыте других стран такая штука есть. Именно поэтому, мне кажется, наши власти не будут увлекаться дальше внедрением прогрессивного налога. Она не пойдет в широкие народные массы, поскольку наше государство, так исторически сложилось, это было и при царе горохе, оно больше привыкло собирать косвенными налогами, чем прямыми. Оно вообще не любит вступать в прямые налоговые отношения с гражданами.

У нас в 90-х годах была практика, что люди сами подавали налоговые декларации. Очень короткий период. И это, конечно, совсем другие отношения между государством и гражданином, когда он приходит, сам подает, потом сам идет в кассу и платит. В банк. Конкретную сумму по итогам года. И он, конечно, смотрит более пристально, как расходуются его деньги. Это другие отношения.

А у нас работодатель отчисляет. Как бы незаметно для людей. И они с этими деньгами уже расстались до того, как получили свою зарплату.

И. Панкин:

- Вот вы сказали про незаметность. Я давно для себя сделал этот вывод, почему наши люди платят налоги? Чтобы их не трогали. Они и не жалуются по этому поводу. А за рубежом они, действительно, заполняют кучу бумажек. В США, например. Я тоже слышал об этом. Поэтому они и кричат: куда вы вкладываете деньги мои, деньги налогоплательщиков!

Г. Бовт:

- Некоторые сидят днями, заполняют эти налоговые декларации в апреле – в марте. Потом еще пишут бумаги, чтобы им вернули какие-то налоги. Они, конечно, за свой цент удавятся из-за этого.

И. Панкин:

- Конечно, отсюда и беспорядки, кстати, в США. Потому что те же полицейские содержатся на что? На налоги. Поэтому людей не устраивает, в том числе.

Г. Бовт:

- Они требуют, те, кто бунтует, чтобы сократили ассигнования на полицию или вообще прекратили их финансировать. Это веселое требование. Мне кажется, что для того, чтобы довести ситуацию до полного абсурда, хорошо бы она где-нибудь была воплощена в жизнь. Но не в рамках отдельного города, а целиком какого-нибудь штата. Это был бы смелый исторический эксперимент. И мы бы за ним наблюдали.

И. Панкин:

- Вопрос, который я задал вам в самом начале. Спустя почти двадцать лет власть фактически уже… Будем считать, что решение президента будет принято. И спустя почти двадцать лет власти отказываются от плоской шкалы НДФЛ. Расскажите, как оно было тогда, двадцать лет назад?

Г. Бовт:

- Тогда налоги собирались очень плохо. И главный мотив был – это введение такой простой шкалы плоской, которая повысила бы собираемость. И собираемость выросла в разы со временем. Потом с приходом все новых и новых руководителей ФНС, наконец, когда Мишустин им стал руководить, способности ФНС контролировать все доходы людей, белые, естественно, не кэш пока, хотя уже это не за горами, она достигла просто неимоверных вершин. И каждый, у которого есть личный кабинет в налоговой службе, он может туда зайти, посмотреть, сколько и чего у него вычли. И как что начислили. Так далее и тому подобное.

И вот поскольку эти технологические возможности укрепились до такой степени, что можно вводить и прогрессивную шкалу сейчас, никуда от нее не денешься, я думаю, что через какое-то время еще проявится какая-нибудь прогрессия.

И. Панкин:

- Давайте проголосуем, друзья. Это решение президента положительное?

Еще по этому поводу последний вопрос. Как вы считаете, это идея Мишустина?

Г. Бовт:

- Конечно. Может быть, да. Скорее, Мишустина. Я думаю, что была вброшена идея по поводу двух-трех миллионов сначала, а потом Мишустин предложил повысить до пяти.

И. Панкин:

- Что он богатых пожалел-то?

Г. Бовт:

- Администрировать будет труднее. Все-таки этим людям надо будет в конце года всем разослать налоговые уведомления о том, что вам доначислили еще столько-то рублей. Я думаю, что это будет сделано отдельным чеком. А так, если бы это было много людей, за которыми надо было бы следить, то нагрузка на налоговую службу возросла бы.

Они доберут другим, вы не волнуйтесь.

И. Панкин:

- Чем именно?

Г. Бовт:

- Акцизами. По оффшорам сейчас будут изменения налоговые. Доберут. По акциям, по дивидендам, которые перечисляются в оффшоры. Там существенные суммы, гораздо большие, чем здесь, кстати говоря.

И. Панкин:

- Георгий Георгиевич, прямо сейчас мы видим цифры по нашему голосованию. 60 на 40. В перерыве было 50 на 50. Как вы считаете, с чем связано такое поведение людей?

Г. Бовт:

- Надо послушать самих людей. Одним кажется, наверное, что это слишком высокий потолок, что можно и понизить. А другим кажется, что сам принцип нарушения плоской шкалы неверный, например. Может, этим объясняются голоса против.

И. Панкин:

- Вы начали разговор с чего? Проходила информация, что наверху планировали от двух миллионов.

Г. Бовт:

- Два-три, да.

Иван Панкин

И. Панкин:

- Я вам еще сказал, что да, справедливо. В принципе, если люди неплохо зарабатывают, что там для них эти лишние два процента? А вообще я бы эту шкалу как-то отрегулировал бы еще, что от двухсот тысяч можно пятнадцать, от четырехсот можно увеличивать. И для тех, кто много зарабатывает, есть ведь топ-менеджеры, которые зарабатывают офигенно огромные деньги! С них можно и 20-25% брать легко!

Г. Бовт:

- В семидесятые годы в Америке была шкала для сверхдоходов 90%.

И. Панкин:

- Это лихо, конечно!

Г. Бовт:

- Так что…

И. Панкин:

- Никто не захочет платить. И будут еще больше уходить в оффшоры.

Г. Бовт:

- По поводу двух миллионов. Вам кажется, что это сумасшедшая сумма.

И. Панкин:

- Да какая сумасшедшая? Чуть больше двести тысяч в месяц.

Г. Бовт:

- За год это не такая большая зарплата. Средняя зарплата учителей, нет, врачей в Москве порядка 146 тысяч. По итогам прошлого года.

И. Панкин:

- Точно средняя?

Г. Бовт:

- Средняя. Это значит, кто-то получает больше. Часть врачей это затронет. Средняя зарплата учителей, по-моему, ближе к 120 тысячам рублей. Как минимум, директоров школ это тоже затронет. Мне кажется, это тот самый средний класс. Поэтому не очень понятно, почему они должны платить больше. Я против этого. Я считаю, что два миллиона – слишком низкая шкала.

Что касается прогрессии такой, как делать через двести тысяч, скажем, теоретически это можно сделать. 15, 16, 18 процентов и так далее. С шагом в двести или триста тысяч рублей. Но тогда нужно переходить на совершенно другую систему налогообложения, а именно к декларациям. Тогда нужно освобождать работодателя, поскольку многие работают уже на двух-трех работах. Или подрабатывают где-то еще. Тогда надо освобождать работодателя от того, чтобы он маялся с вычетами ваших налогов. И вы должны просто каждый год весной подавать декларацию. И платить.

Я думаю, что наше государство боится этого. Помимо того, что это все надо будет проверять, потому что люди будут химичить, врать, все химичат и все врут во всех странах. Не все поголовно, но многие. И это все будут проверять, это возрастет нагрузка на налоговую службу. Это отдельная песня, почему ФНС против этого.

Помимо этого, это совершенно другие отношения между налогоплательщиком и государством. Потому что если налогоплательщик будет париться сидеть, несколько дней высчитывать свои налоги, потом заплатит в сумме, если сейчас с двухсот тысяч, условно, два миллиона – 13%, он заплатит разом буквально. И он скажет, а чего это под домом у меня бордюры все время меняют? И плитку два раза в год. Это на мои деньги происходит! Потому что НДФЛ идет в местный бюджет на 80%.
И так далее. И еще много вопросов у него. Почему вот эта поликлиника в таком находится состоянии? Почему я не могу к врачу записаться раньше, чем через три недели? И вообще, куда делить мои деньги?

Он начнет задавать эти вопросы гораздо чаще, чем он их сейчас задает. Сейчас он не видит, он не получает деньги на руки. У него их вычитают обезличенно. И он не парится, Он считает, что получает чистыми вот столько. Все.

А тогда другие пойдут отношения. Государство, мне кажется, наше к этому не готово.

И. Панкин:

- Можно ли это решение, раз уж мы приписываем его Мишустину, считать первым и успешным проектом Мишустина? И уже тогда получается, что его правительство, вопреки всем предсказаниям, которые звучали полгода назад, когда его назначили, что оно уже и не техническое?

Г. Бовт:

- Давайте не будем спешить хвалить Мишустина.

И. Панкин:

- А я не хвалю сейчас. Я спрашиваю.

Г. Бовт:

- Успешное это правительство или не успешное, надо будет посмотреть, когда он заработает, а заработает он с первого января следующего года. Пока это лишь проект.

И. Панкин:

- То есть, до 22-го года нам придется подождать?

Г. Бовт:

- Ну, да.

И. Панкин:

- И посчитать вот эти пресловутые 60 миллиардов.

Г. Бовт:

- Во-первых, посчитать пресловутые 60 миллиардов, во-вторых, посмотреть, действительно ли они пойдут на выполнение высокотехнологичных операций плюсом, как сказал президент, к тому что сейчас выделяется. А так же на лечение орфанных заболеваний. И хватит ли их. Может выясниться, что не хватит. И тогда встанет вопрос о том, что, может, тогда надо снизить порог? С пяти миллионов до трех. Тогда пойдет другой разговор.

И. Панкин:

- Кстати, почему нельзя было с 1 сентября ввести?

Г. Бовт:

- Ну, потому что так в законе написано: все налоги не могут вступать в текущем году. Они вступают только со следующего года. Вообще, это правильно, потому что и компании, и люди, прежде всего, бизнес, компании, государство, они рассчитывают свой финансовый год, который у нас с 1 января до 31 декабря, определенным образом, а это существенные корректировки.

И. Панкин:

- Напоминаю, что сегодня началось голосование о внесении поправок в конституцию. Так что обязательно сходите и проголосуйте. Это важно. Это важно? Вообще, сходить и проголосовать.

Г. Бовт:

- Я электронно оформил. Я не пойду.

И. Панкин:

- А почему?

Г. Бовт:

- Не хочу ходить на участок.

И. Панкин:

- Боитесь заразиться?

Программа в студии Радио КП

Г. Бовт:

- В том числе. Да не хочу я ходить на участок и заражаться! И там чего-то такое, бояться заражаться. Есть же форма электронного голосования, вот я зарегистрировался заранее. И проголосую в электронном виде.

И. Панкин:

- Но многие, кстати, опасаются. Особенно наши выдающиеся оппозиционеры, что за счет электронного голосования, там есть проблема. Этот голос могут не посчитать.

Г. Бовт:

- Ну, или, если вы проголосуете против, его могут посчитать, а потом вам запомнить, например.

И. Панкин:

- Штука в том, что пойти проголосовать на участок считается более надежным способом.

Г. Бовт:

- Слушайте, так, как на этих выборах организовано наблюдение и контроль за подсчетом голосов, мне кажется, что никакой разницы особой нет.

И. Панкин:

- В каком смысле? Хорошо организовано?

Г. Бовт:

- Нет, она слишком мягкая. По сравнению даже с теми выборами, которые традиционно проводятся. Там есть масса возможностей для манипуляций, если такие желания возникнут у членом избирательной комиссии.

И. Панкин:

- Они могут возникнуть на Западе. Западные страны…

Г. Бовт:

- Вы хотите сказать, что наши избирательные комиссии не подтасовывают голоса?

И. Панкин:

- Я понятия не имею. Вот сегодня у нас в эфире у Мардана будет глава ЦИК Памфилова. Вот вы можете у нее спросить, поинтересоваться. Или попросить Мардана спросить.

Г. Бовт:

- Здорово.

И. Панкин:

- Я уверен, что он спросит.

Западные страны с января 20-го года проводят кампанию по вмешательству в суверенный конституционный процесс в России. Об этом заявил глава комиссии Совета Федерации по защите государственного суверенитета Андрей Климов. Он, в частности, сказал: на основании имеющихся материалов в ежегодном докладе комиссии будет содержаться отдельно раздел, посвященный вмешательству извне в наш суверенный конституционный процесс. Сенатор уточнил, что в докладе так же будут сделаны соответствующие выводы и предложения, в том числе, законодательного характера. 23 июня в интернете появились документы о лицах, которые получили деньги, чтобы попытаться сорвать голосование по поправкам в конституцию. Оказалось, что сайт для россиян агитирует отказаться от поправок, финансирует напрямую страны Запада, США и Польша. Это пишет сайт «Известий». Такие дела.

Г. Бовт:

- Я с большой настороженностью отношусь ко всем заявлением сенатора Климова. Он мне кажется, его заявления отдают легкой паранойей, иногда и тяжелой.

И. Панкин:

- Почему?

Г. Бовт:

- Вот то, что вы зачитали, там вообще никаких конкретных фактов нет. Там есть какие-то домыслы, которые мне кажутся бреднями.

И. Панкин:

- 23 июня, написано, в интернете появились документы о лицах, которые получили деньги, чтобы попытаться сорвать голосование.

Г. Бовт:

- Давайте посмотрим на эти документы и на эти лица.

И. Панкин:

- Я напомню, друзья, что мы устраиваем такой опрос-голосование – вы согласны или, может быть, по каким-то причинам не поддерживаете решение президента о налоге с 13 до 15 процентов для граждан с доходами свыше 5 миллионов рублей… Я напомню, как раз накануне Владимир Путин объявил о повышении этого самого подоходного налога с 13 до 15 процентов для тех, у кого больше пяти миллионов рублей в год . И деньги эти будут отправляться не куда-нибудь – там на дороги, бордюры, поребрики и т.д. – а на лечение детей, на которые раньше все мы дружно скидывались за счет смс…

Г. Бовт:

- Ну, вряд ли они обеднеют от этих поборов…

И. Панкин:

- Ну, может быть, они платить не хотели, мы ж не знаем…

Г. Бовт:

- Вообще богатые все жадные, хочу сказать…

И. Панкин:

- Но вообще, чтобы стать богатым, нужно быть поприжимистее, да, это всем известно. Вот кто на чай оставляет, у меня знакомая официантка рассказывала – не богатые оставляют.

Г. Бовт:

- Да, я всякий раз, когда с какими-то состоятельными людьми обедал или ужинал, я смотрел, сколько они оставляют – ну, жмоты жмотами.

И. Панкин:

- Это правда. Вот мы начали с вами говорить, что началось голосование по внесению поправок в Конституцию. Как проголосовать – это ваше решение. Но сходить необходимо обязательно. Георгий Георгиевич выступает за то, чтобы вы проголосовали, не выходя из дома…

Г. Бовт:

- Но это надо было раньше регистрироваться, сейчас уже нельзя.

И. Панкин:

- Ну, значит, сходите на участок – ничего страшного… В Сети опубликовали документ о лицах, которые получили деньги – а это уже было 23 июня – чтобы попытаться сорвать голосование по поправкам в Конституцию. Согласно обнародованным бумагам, сайт, где наших сограждан агитируют отказаться от поправок, был создан выходцами из «Открытой России» школой местного самоуправления. Оказалось, что создателей сайта tochka.net. финансируют напрямую из стран запада, США и Польши, при этом возглавляет антиконституционную кампанию Наталья Шевшукова, некая политолог и сооснователь вот этой самой школы местного самоуправления. В 2018 году она прошла обучения вместе с Юлией Галямовой в США, как пишут те же «Известия». Согласно появившимся данным, они сотрудничают с двумя американскими фондами, от которых каждый месяц получают не сколько десятков тысяч долларов на подготовку оппозиционных кандидатов в депутаты в рамках проекта как раз этой школы местного самоуправления. Видите, запад-то не дремлет!

Г. Бовт:

- В свое время московская школа политических исследований Лены Немировской была признана иностранным агентом за то, что она тоже получала гранты от иностранных источников. Через эту школу прошло довольно много людей, часть из которых действительно стали потом оппозиционерами, а часть, причем, бОльшая, стали статусными политиками. Самой яркой выпускницей школы Немировской я считаю – это Ирина Яровая – она ее заканчивала.

И. Панкин:

- Но она ее заканчивала, когда та еще не была признана иностранным агентом.

Г. Бовт:

- Нет, вы не путайте меня, пожалуйста. Она заканчивала, когда та еще не принята была, но и школа муниципальная, вот как она называется, ну, Шевшуковой школа, да, по муниципальным депутатам, она тоже пока еще не признана иностранным агентом, поэтому те, кто там учится, они учатся в принципе тому, как вести избирательные кампании на муниципальном уровне. И их никто не заставляет потом придерживаться каких-то конкретных политических взглядов. Тем более, что муниципальный уровень не дает особо простора для того, чтобы там развернуться. Так что вот эта типичная НКВДшная манера вешать ярлыки – она присуща сенатору Климовой и всей его комиссии, которая там собралась и которая рада будет выискивать врагов народа, пятую колонну и прочим образом оправдывать свое собственное жалкое существование. А деятельность этой комиссии я считаю мракобесной. И те заявления, которые делал сенатор Климов, тоже считаю мракобесными. Он вешает ярлыки не глядя и так далее. Я не вижу ничего плохого в том, что люди получают деньги извне, если им не дают их за счет президентских грантов, на то, чтобы обучать людей тому, как вести дела на муниципальном уровне.

Программа в студии Радио КП

И. Панкин:

- И в этой связи тогда мне непонятно. Вот я вам пару недель назад написал – смотрели ли вы дебаты Навального и Максима Каца? На что вы мне ответили…

Г. Бовт:

- Вы заставили меня смотреть эту нудятину… потому что я включил, я посмотрел не до конца, скажу прямо… значит, эти два перца меня совершенно не зажгли и ни на что не вдохновили. Это все унылое говно.

И. Панкин:

- Давайте расскажем нашей аудитории что к чему. Вот я вам написал – смотрели ли вы дебаты Каца и Навального, на что вы мне ответили – все же вы обо мне скверного мнения, зачем ЭТО смотреть? Это фейк и ложная повестка, людям неинтересен ни Кац, ни Навальный, ни их тема в их подаче. Это все ушедший, не говоря сумасшедший, поезд.

Г. Бовт:

- Точно! Я и сейчас так думаю.

И. Панкин:

- А сейчас вы говорите, что ничего страшного, что извне кто-то получает там деньги на подобного толка деятельность.

Г. Бовт:

- Нет, минуточку. Эти люди получают деньги не на подобного толка деятельность, они получают деньги на то, чтобы проводить школу муниципальных депутатов.

И. Панкин:

- Кстати, про Каца я относительно неплохого мнения. Давайте расскажу. Пару недель назад Максим Кац, известный оппозиционер…

Г. Бовт:

- В узких кругах я бы добавил…

И. Панкин:

- Ну, хорошо, провел дебаты с Алексеем Навальным. Вообще у Каца были вопросы к Алексею Навальному уже около семи лет, с тех самых пор, как Кац работал на Навального. А потом Навальный за что-то, как обычно, обиделся на Каца и перестал с ним…

Г. Бовт:

- Видимо, кто-то украл денег у кого-то…

И. Панкин:

- Нет, там другая история. Кац даже выступал через телеканал «Дождь» и просил сатисфакции у Навального…

Г. Бовт:

- В какой форме?

И. Панкин:

- Ну, поговорить, наверное… И в общем, бывший эховец Майкл Наки провел эти дебаты на своем Ютюб-канале и, конечно, эта атосодомия, безусловно, в этом смысле я согласен, но это надо смотреть, чтобы понимать, какого уровня наши оппозиционеры.

Г. Бовт:

- А зачем это смотреть, если понимаешь, что это убогий уровень?

И. Панкин:

- А кто это понимает? Вот вы сейчас рассказываете, я для этого вас и призывал это обсудить.

Г. Бовт:

- Слушайте, эти два человека они как бы вне темы, вне повестки. Вообще оппозиция на фоне всей этой кампании вокруг поправок она сама себя умножила на ноль, я считаю.

И. Панкин:

- Я даже могу сказать почему.

Г. Бовт:

- Ну, потому что у нее нет повестки никакой.

И. Панкин:

- А я могу рассказать. Значит, Навальный призывает не ходить на голосование вообще, саботировать голосование по причине, что люди на участках заразятся. У меня вопрос к Навальному – он на улицу вообще выходил, он видит, что там происходит? От того, что вы сходите на участок, ничего с вами не случится… Нет, ну, если вы, конечно, настойчиво сидите дома, безусловно, тогда проголосуйте, как Георгий Бовт, через интернет, через сайт мос.ру Кац по другому рассуждал. Он призывал пойти проголосовать, но исключительно против и всячески призывать народ голосовать против. Что тоже идиотская позиция. Особенно с учетом того, что он говорил. «Это преступление, все эти голосования по внесению поправок в Конституцию, против человечности» - это прямая цитата.

Г. Бовт:

- Мне кажется, что обоих уже можно записать в маргиналы.

И. Панкин:

- После этого – безусловно…

Г. Бовт:

- Да не после этого. У них нет повестки. У них нет ни программы, ни повестки, ни грамотной тактики. Они плетутся за властью в ее повестке и все время говорят – нет. Ну и что? Кого это может привлечь? Кого увлечь? Оппозиция на фоне этой кампании абсолютно себя никак не показала. Она могла выдвинуть альтернативную программу, вот, например, как пыталась сделать хотя бы КПРФ, которая спала все это время, но вдруг в последние две недели проснулась.

И. Панкин:

- Какое-то время назад Навальный же хотел подключиться к КПРФ или КПРФ к Навальному… но что-то коллаборация у них не сложилась.

Г. Бовт:

- Я думаю, что со Старой площади КПРФ сделали соответствующую команду и она ее выполнила.

И. Панкин:

- Хорошо. Ну что, Георгий Георгиевич, тогда, думаю, что не будем уже продолжать тему Каца и Навального…

Г. Бовт:

- Много чести…

И. Панкин:

- Ну, это чтобы все-таки люди знали… В принципе, когда вы оправдываете деятельность некоей школы, о которой мы тоже говорили в этом выпуске, муниципальных депутатов, на которую извне деньги выделяются… ну, я не считаю, что это как бы круто в ней учиться и в ней учить..

Г. Бовт:

- Почему? Ну, не круто, а просто люди учатся и все. А где им учиться на муниципальных депутатов?

И. Панкин:

- Политике нельзя научиться… Вернее, научиться можно, научить нельзя. Вот. Я так считаю.

Программа в студии Радио КП

Г. Бовт:

- Общий уровень образования важен. Общая ориентация в политических вопросах. Умение взвешивать разные точки зрения. Отказываться от ошибочной точки зрения. Под влиянием новой информации. Все это важно. Среди депутатов, которые мелькают на телевизоре, даже вот думского уровня, слишком много идиотов. Когда они открывают рот, видно, что это глупые люди просто. И я не верю, что они… там есть очень умные и очень подготовленные люди, а есть совсем глупые. И я не верю, что они могут написать грамотно законопроект. Но вот когда они открывают рот, по тому, как они говорят, о чем они говорят. я не верю, что это достойные законодатели.

И. Панкин:

- Но вы ж сами немножко были в политике, что ж вы там не остались?

Г. Бовт:

- Ну, при чем здесь это? Я и не жалею, что я там не остался.

И. Панкин:

- Хорошо, давайте тогда идти дальше, раз уж вы сказали, что много чести… Но немножко нужно выделить и другому нашему выдающемуся «современнику» - Айдеру Муждабаеву. В общем-то ранее относительно известному российскому журналисту. Конечно, не российского происхождения, но российскому журналисту, потому что он работал в московских изданиях, в том числе, в «Московском комсомольце», который с 2014 года уехал жить на Украину и оттуда поносит Россию, ну или Рашку, как он сам иногда пишет. СК РФ объявил его в розыск. А он сейчас заместитель генерального директора украинского телеканала АТР. Так вот, он сейчас находится, по-моему, со вчерашнего дня, что ли, или с сегодняшнего, он объявлен в международный розыск. Об этом сообщила пресс-служба СК России. И мы заходим к нему на страницу в Фейсбуке…

Г. Бовт:

- Вы только, смотрите, аккуратнее цитируйте, а то Роскомнадзор заблокирует…

И. Панкин:

- Ну а как иначе-то? Процитировать этого товарища нужно, что он там пишет, или не будем?

Г. Бовт:

- А если это будет экстремизм?

И. Панкин:

- Вот, понимаете, как иногда с вами неприятно общаться… Вы лишаете такого удовольствия… ну, честное слово. Ладно, хорошо, написал он там про то, что мы гестапо и т.д. Это нормально, корректно?

Г. Бовт:

- Нормально. Не будем рекламировать, но меня тоже поражало, насколько резко он переменил свои высказывания о России – прямо как вот переехал на Украину, так сразу резко и переменил. То есть, это почти ничего нельзя цитировать просто так. Там просто злоба сочится из каждого слова.

И. Панкин:

- Причем, каждый его пост пронизан такой злостью.

Г. Бовт:

- Да, это такая патологическая злоба, к сожалению…

И. Панкин:

- Это то, что не лечится, я правильно понимаю?

Г. Бовт:

- Вряд ли это излечится Следственным комитетом. Мне странно, почему они так долго ждали? Я не понял, чего они там ждали шесть лет?

И. Панкин:

- Ну, он объявлен в международный розыск. Ну и что, он сидит на Украине, Украина его не выдаст…

Г. Бовт:

- Ну, даже если он поедет в Европу, его тоже ни одна страна не выдаст.

И. Панкин:

- Ну, я об этом и говорю. Тогда какой смысл?

Г. Бовт:

- А какой смысл объявлять было в розыск?

И. Панкин:

- Так я вас и спрашиваю.

Г. Бовт:

- А я не знаю, это надо у Следственного комитета спросить.

И. Панкин:

- Обязательно. При случае. То есть, глобально, логики в этом нет?

Г. Бовт:

- Просто, если не за слова, в принципе, это злобный такой понос, да, то почему это было не сделать в 2015 году, например? А если просто они понимают, что это пустое все, то зачем это делать сейчас?

И. Панкин:

- Но это пустое, точно? Смысла в этом немного?

Г. Бовт:

- Ну, за этим не будет никакого результата. Если только не будет заочный суд и у него здесь не найдут какого-нибудь имущества, вот оно может быть арестовано, поскольку он будет признан судом причастным к терроризму, а по соответствующим законам там светит, в том числе, и конфискация.

И. Панкин:

- Вот это, кстати, правильно. Хотя, возможно, мне кажется, за эти годы он уже переписал аккуратно на кого-нибудь…

Г. Бовт:

- Тогда тем более непонятно, чего они ждали? Чтобы пока переписал, что ли?

И. Панкин:

- Давайте подведем итог нашего опроса голосования. Напомню, что в самом начале эфира я спросил наших слушателей, считают ли они справедливым решение Владимира Путина отказаться от плоской шкалы НДФЛ в том смысле, что Владимир Путин объявил о повышении подоходного налога с 13 до 15 процентов для граждан с доходами выше 5 миллионов рублей? И результат такой, в принципе, какой и был на протяжении всего эфира – 60 на 40. То есть, те, кто поддерживает, их 60 процентов. Но меня больше интересует, почему целых 40% не поддерживают?

Г. Бовт:

- Будем выяснять. Может быть, нас слушают бедные как раз люди, которые хотят, чтобы брали налоги с двух миллионов рублей или даже с миллиона рублей…

И. Панкин:

- Ну, миллион рублей – это как-то лихо, я бы не назвал этих людей богатыми. Это такие труженики, просто они сосредоточены, скорее всего, в московском конгломерате, некоторые – в Питере, поэтому у них чуть повыше зарплата и они, я уверен, за эти деньги вкалывают мама не горюй! Хотя 15% не сильно отличается от 13% на самом деле… вполне терпимо . Лишь бы, как мы с вами уже говорили в этом эфире, видеть результат их вклада…

Г. Бовт:

- Ну, это мы увидим только в конце 2021 года.

И. Панкин:

- Да. Вот еще о чем хочется поговорить. Мы о Муждабаеве раз начали, который живет на Украине, украинский президент Владимир Зеленский заявил, что мир должен измениться после пандемии коронавируса и избежать глобального кризиса поможет, в том числе, снижение долговой нагрузки на развивающиеся страны, в том числе, на Украину. Ну, он в принципе копируют Путина, тоже пытается как-то с налогами поиграться немножко… В интервью канадскому изданию украинский лидер отметил, что на волне пандемии миру придется пересмотреть приоритеты, чтобы противостоять кризису. По словам Зеленского, необходимо прекратить все войны, а технологии и финансы перенаправить на медицину и решение проблем климата. Еще одной мерой, которая поможет избежать кризиса, может стать снижение долговой нагрузки на развивающиеся страны. Но я расстрою господина Зеленского – Украину сейчас нельзя внести в список развивающихся стран.

Г. Бовт:

- Да и вообще ничего из этих пожеланий выполнено не будет. Мир останется прежним.

И. Панкин:

- И, кстати, чтобы призывать людей к этому, вот каких-то западных политиков, надо простить бы и нам долги, а то они считают, что мы им должны за размещение флота в Крыму с 2014 года около 100 миллионов долларов, но не платим. Вы нам простите – мы тоже развивающиеся…

  • Реклама партнёров
  • Источники
Источники:
Мария Захарова и Сергей Лавров