Кашин: «Баланс между спасением экономики и спасением жизни — теперь это философский камень»

Олег Кашин и Роман Голованов
Олег Кашин и Роман Голованов обсудили принимаемые властями меры, призванные сдержать коронавирус и поговорили с путешественником Максимом Озерным, застрявшим в Чили.

Скачать передачу [mp3, 43.4 МБ]

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


Р. Голованов:

- Доживем этот день с вами до конца. Летописцы земли русской Олег Кашин, Роман Голованов. Знаете, сегодня Благовещение, день, когда выпускают птичек на улице. А я надеялся, что нас из наших клеток выпустят. Но нет, сидим.

О. Кашин:

- Знаете, Роман, я бы на вашем месте… Хотя не факт, что это повод для оптимизма, а больше похоже… Знаю алкоголиков, которые завязывают, держатся какое-то время, а потом срываются. Срываться плохо. Но Владимир Путин сегодня предложил обсудить варианты досрочного завершения выходных. Я боюсь, что это будет такой срыв – держались 2-3-4 недели, а потом, когда болезнь почти ушла, опять начнется рост заболеваемости. Я думаю, что все-таки до этого не дойдет. Баланс между спасением экономики и спасением жизни, его все ищут, это философский камень такой теперь.

Р. Голованов:

- Я сегодня последил за тем, что происходит в Москве, почитал то, что пишут другие. Я вижу, что людей стало больше и машин стало больше.

О. Кашин:

- Да, мне тоже пишут про пробки в 1,5 балла и подпольные автомойки, подпольные автосервисы, парикмахерские. Ваш обозреватель Евгений Черных написал в Фейсбуке расследование о том, как салоны красоты получили право работать, если у них есть медицинская лицензия.

Р. Голованов:

- Результат всего этого безобразия, когда люди вышли, наплевали на режим самоизоляции, думаю, мы недельки через две увидим – возможно, какой-то пик и рост заболеваемости.

О. Кашин:

- Вот сейчас как раз очередной пик и рост, и о нем говорят как о «шашлычном росте». Вы знаете, я скептически отношусь к попытке все свалить на людей. Но, наверное, когда не сделали карантин тогда, когда были те самые роковые выходные, вот мы сейчас получаем их итоги. Но виноваты не люди, а те, кто их не прогнал с улиц, скажем так.

Р. Голованов:

- То есть полиция. Когда полиция винтит, Олег Кашин ее ругает, когда полиция не разгоняет, Олег Кашин ее ругает. В любом случае Олег Кашин ругает полицию. В этом наш сериал неинтересен.

О. Кашин:

- Роман, это наша диалектика. Давайте я позитивчика вам вкину, причем про Владимира Путина. Сегодняшнее его онлайн-совещание. Вчера я строил конспирологию про консервы, что его встреча с Трутневым была – консервы. Сегодня разобрались. Видимо, да, потому что там второй участник беседы говорит, что ездили на днях в Читинскую область, Забайкальский край, а по сайту министерства, ездили они 13 марта. То есть действительно старая запись. Но это был негатив. Сейчас будет позитив. Вы читали ту речь эндокринолога Дедова на этой онлайн-конференции Путина? Она совершенно невероятная. Он говорит: «Я был участником ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС. Я видел, какая была растерянность, сколько было паники, а самое главное, взаимоисключающих решений. Сегодня другая ситуация. Для команды Владимира Владимировича, для власти сегодня характерно самообладание и компетентность. Это очень важно. Я понимаю сонм проблем, которые, как айсберг внизу, приходится решать команде правительства и президенту…» Это какая-то Северная Корея, Туркмения. Люди, которые подбирают Путину этих визави, которые ему говорят: ах, какой вы великий, товарищ Путин, ах, как мы вас любим, - о чем они думают? Народ ведь смотрит. Какое самообладание, где оно? Мы с самолетами обсуждали эту историю, с бизнесом непонятно что, полемика Кадырова и Мишустина опять же. Не похоже, чтобы власть вела себя жестко, уверенно и крепко. Нет, власть растеряна, власть принимают взаимоисключающие решения. А потом выходит эндокринолог Дедов и говорит: «Какая у нас хорошая власть». На самом деле эти даже пиар-провалы, они ведь тоже в эту копилку падают.

Извините, заболел Джонсон. Все пишут. Трамп пишет твит: Боря, выздоравливай. Меркель пишет в соцсетях: Боря, выздоравливай. Владимир Путин шлет Джонсону телеграмму. Это действительно такой old school, который может быть какой-то фирменной чертой официальной России. Утренний комментарий Пескова (я не знаю, кто его об этом спросил), когда Песков сказал, что Британия не запрашивала у России медицинской помощи для лечения Бориса Джонсона. Представить себе после всего, что с нами было, после «дела Скрипалей», что британские власти попросят Россию дать им врачей для лечения Джонсона – что это за троллинг, что это за издевательство? Я не понимаю.

Р. Голованов:

- Мне бы хотелось вернуться к нашей вчерашней истории, которую мы обсуждали. «Чечня дерзит, Сочи закрывается - это всего лишь борьба с вирусом или сепаратизм?» Колонку Сергея Мардана можете прочесть на сайте kp.ru.

О. Кашин:

- А что считает Мардан? Я думаю, он считает, что сепаратизм.

Р. Голованов:

- А то, что считает Мардан, вы на сайте kp.ru читайте. Лид такой: «Кремль дал губернаторам особые полномочия. Не кончится ли это новой вольницей регионов, как в 90-е годы?» Кстати, Олег, вы-то как думаете?

О. Кашин:

- Кончится. Уже привело к этой вольнице, когда кто в лес, кто по дрова. Сегодня видели этот пост Кадырова, где он большими буквами пишет, хамя Михаилу Мишустину в ответ на его вчерашнее выступление. Да, регионы сегодня по факту должны брать суверенитета, сколько они хотят (или, как это называется, перераспределение полномочий). Это происходит уже на наших глазах. Поэтому повод не для прогнозов, а повод для констатации. Да, регионы уже не те, что месяц назад. И да, если сегодня будет собираться какой-то земский собор, который будет решать судьбу России, там будут сидеть Рамзаны Кадыровы буквально и губернаторы Уссы, а не какие-то люди, которых мы привыкли видеть на этих позициях.

На самом деле новая реальность уже наступила. Я открываю пост Кадырова. Большими буквами: «ЕСЛИ ЧТО!!!» Дальше он перечисляет, сколько машин въехало в Чечню, и прибыло 139 авиапассажиров (видимо, одним самолетом). И дальше: «Как-то так…» В общем, такой батл между Москвой и Грозным. Автор не я, но мне очень нравится эта формула: «Чечня закрылась от России, оставив щелочку для передачи денег». Вот так это пока выглядит. И дальше будет вопрос. Те деньги, о которых вы с Баранцом говорили, что здорово, что этими деньгами заливается пожар потенциальной войны, эти деньги работают или нет? Сейчас нет ответа на этот вопрос.

Р. Голованов:

- А почему они не работают? Что такого произошло, если они там закрылись и не хотят пускать других людей, кроме как грузовые машины? Я просто не понимаю.

О. Кашин:

- Да, грузовые машины с кэшем.

Р. Голованов:

- Вы можете мне объяснить, в чем история, в чем ее проблема?

О. Кашин:

- Проблема в противоречии между тем, что нам много лет доказывали, что Россия – единое государство, вертикаль власти и т.д. Сегодня мы наблюдаем, как вертикаль перераспределена между этими людьми. Хорошо, допустим, быть настоящей федерацией - когда ты, преступник, перебегаешь из штата в штат, и полиция соседнего штата уже не может тебе ничего сделать. Может быть, так и надо. Но приведите тогда свою и риторику, и поведение федеральное к этому положению вещей. А то вы ведь нам много лет доказывали, что главная заслуга Путина – он спас Россию от распада. Извините, а что такое распад? Когда выставляются бетонные блоки между регионами. Разве нет?

Р. Голованов: - Но сейчас же такая особая история, когда нельзя распространять болезнь по всем городам. Насколько я понял, сейчас внутри Москвы этот коронавирус удается сдерживать, чтобы он не распространялся. Нам сказали, что можно разъехаться по дачам и там это переждать. Не обязательно, что дача в Московской области. А переносчик я болезни или не переносчик, это вопрос. Что делать, закрыть Москву, закрыть область? Это тоже непонятно. Что, выйдут либералы типа этой Васильевой, этого подлеца Навального и буду растягивать колючую проволоку?

Олег Кашин

О. Кашин:

- Роман, пока проволоку натягивают Воробьев, Собянин и другие. Собянина как-то пригасили, исчез Собянин. Вот я ругался, что Путин исчез, но и Собянин куда-то отошел в тень. Я думаю, здесь тоже есть интрига. Мы перестали видеть и слышать мэра Москвы.

Как все закольцовывается. Сегодня Иван Голунов, который был известен в прошлом году по уголовному делу, когда полиция подбросила ему наркотики, выпустил статью о том, как в этой ситуации, на этом фоне московские власти, их подрядчики осваивают какие-то очередные миллиарды на перекладку плитки. То есть шутка про перекладку заразной плитки на не заразную материализовалась.

Здесь два момента. Во-первых, очевидно, что когда Путин сказал, что Москва пока не справилась с коронавирусом, это был удар по Собянину, и ему сказали: иди, занимайся своей плиткой. Во-вторых, все говорят: пилят, осваивают и т.д. Я здесь вступлюсь за Собянина. Потому что эти миллиарды на перекладывание плитки помимо прочего это еще работа для довольно большого количества не только гостей столицы, но и москвичей. И вот это такое рузвельтовское состояние, когда Америка была в великой депрессии, все обрушилось, нищета, и что делал Рузвельт? Он тратил государственные деньги на то, чтобы заказать нищему художнику картинку с индейцами на торце пятиэтажки, заказать какую-нибудь статую, театр какой-нибудь оплатить, чтобы он пьесы ставил. И так Америка выкарабкалась. На самом деле вложение в инфраструктуру и сейчас, и когда все кончится, это, наверное, правильный такой рузвельтовский шаг. Подчеркну еще раз, на той неделе Собянин был повсюду. Теперь о Собянине говорят только в контексте плитки, как главный спикер по коронавирусу он исчез. Интересный политический момент.

Р. Голованов:

- Сегодня Владимир Путин про нас с вами сказала, Олег. Давайте послушаем.

В. Путин:

- Мы теперь все вирусологи, по-моему, стали, вся страна – вирусологи. Но мнение истинных специалистов крайне важно.

Р. Голованов:

- Вот, мнение истинных специалистов (Олега Кашина) крайне важно.

О. Кашин:

- У нас есть вирусологи и в погонах. И сегодня удивительная новость про уголовное дело Следственного комитета по блогеру Александру Торну. Я видел это видео. Там такой человек с идиотским лицом говорит (это фейк): «Вирус изобретен в Новосибирске, его распылили на Китай, чтобы нанести удар по Китаю». Какая-то такая ерунда. Понятно, что это пародийное видео, понятно, что это юмор. И когда за этот плохой, плоский юмор теперь возбудили против человека уголовное дело… «Товарищ Бастрыкин…», - хочу сказать я и сам осекаюсь. Потому что читаю Фейсбук Бастрыкина, и вот этот пожилой генерал, начальник СК, чем он занят сегодня? День рождения Ильи Резника. И Бастрыкин пишет такую гигантскую простыню: с днем рождения, Илья Рахмиэлевич. Вчера был день рождения Винокура. Бастрыкин ему пишет поздравление. И когда человек увлечен поздравлениями деятелей шоу-бизнеса, естественно, что его ведомство начинает деградировать и возбуждать уголовные дела там, где их возбуждать не нужно. Поэтому руки прочь от блогера Торна. Да, плохой юмор – не повод для тюрьмы и штрафа. Александр Торн ни в чем не виноват. Он мог бы быть юмористом в передаче «Аншлаг», допустим. Это нормально. Он мог бы быть Винокуром. И этого Торна Бастрыкин бы поздравлял с днем рождения. Это дикое уголовное дело. Давайте на стадии возбуждения дела мы скажем: стоп, хватит издеваться над народом.

Р. Голованов:

- Объясните мне про вирусологов. Что имел в виду Путин про всех этих людей?

О. Кашин:

- Давайте я объясню, что имел в виду Путин, говоря о том, что все вирусологи. Путин слушает нас с вами, мы – нормальные парни. Потом к нему приходит вирусолог Собянин, говорит, допустим: Москву закрыть. Приходит вирусолог Патрушев, говорит: вирус придумали в ЦРУ. Потом приходит вирусолог Мишустин, говорит: денег не дадим. Потом приходит вирусолог Пригожин…

Я хотел рассказать оптимистическую историю. Я ссылался на каких-то знакомых, которые занимаются общественным питанием в Москве. В принципе я вижу их боль, я вижу, как у них закрываются кафе, вижу, что все плохо. Недели две назад последний раз была весточка, что кошмар, нечем платить за аренду и т.д. Вчера пишу: «Как дела? Что, совсем прогорели?» - «Нет, все наладилось». – «Как наладилось?» - «Мы кормим больницы, кормим врачей». Оказывается, есть такая история. Я назвал фамилию Пригожин – знаменитый кремлевский повар, который кормит армию, железную дорогу и т.д. Он кормит образцовую элитную Коммунарку. В Москве не одна коммунарская больница. В Москве много городских больниц, там кормят больных, и там даже нет столовых для врачей. Более того, там нет опции кормить врача. И когда врачи круглые сутки на вахте, а окрестные кафе закрыты, им тупо нечего кушать. Больницы обзванивают бизнесменов сами: дайте нам хотя бы 100 тысяч рублей супчик сварить докторам. В итоге (я, может быть, наивный оптимист), друзья, если у вас накрывается то, что у вас есть, попробуйте, найдите ближайшую горбольницу, спросите: а чем питаются врачи? Может быть, там вам будут рады. Это та история, которую бизнес-коучи должны рассказывать. Если у тебя кризис, ты поплачь полчасика, но не больше, а потом ищи возможности в нем. Вот такой бизнес-оптимизм от Тони Роббинса (человек, который мотивацию внушает). Я, друзья, пытаюсь внушить вам мотивацию.

Р. Голованов:

- Следующая история. В России зарегистрировали определяющий Covid-19 за 40 минут экспресс-тест. У нас на связи Дмитрий Кудлай, доктор медицинских наук, профессор, гендиректор АО «Генериум».

Д. Кудлай:

- Принцип в том, что делается это на том же оборудовании, на чем стандартная реакция ПЦР, где уже 4 производителя в нашей стране есть. Но этот тест (извините за некоторую научность) – обратная петлевая амплификация. Речь идет о том, что часть процесса - объединена и ускорена наработка этой рибонуклеиновой кислоты, которая соответствует РНК коронавируса, если он есть в биоматериале человека.

Р. Голованов:

- Олег, у нас сейчас самоизоляция, нерабочие дни. Они длятся до 30 апреля. Как вы думаете, раньше всю эту штуку снимут, чтобы люди вышли на улицы, а главное, не на улицы, а на рабочие места, к своим станкам, компьютерам, где они будут важные дела решать?

О. Кашин:

- Повторю эту мысль, что если ты уже начал эту процедуру оздоровления, завязал с алкоголем, продержись до конца назначенного срока, не срывайся, не нюхай пробку от водки. Если возвращаться на работу за неделю до Первомая, это и работу не спасет, и все усилия по борьбе с вирусом уничтожит. Поэтому все-таки сказали «сидите дома»… Я понимаю Путина, к которому приходят лоббисты, вирусологи из Газпрома или Роснефти, и говорят: Владимир Владимирович, нам же надо заслонку газовую крутить, надо снимать карантин. Вот заслонку крутите, пожалуйста. Один человек в маске и каске пошел, покрутил и всё.

Р. Голованов:

- Давайте послушаем мэра Саянска Олега Боровского. Он разрешил предприятиям малого бизнеса возобновить работу после выходной недели.

О. Боровский:

- К маю месяцу малый бизнес прихлопнется. У меня около 3 тысяч работает. Ну, осталось бы человек 500, которые бы еще могли выдержать, а остальные просто обанкротились бы. И самое страшное, ко мне приходили люди, уже доведенные до крайности. У нас бы увеличилось количество и суицидов, и, не дай бог, еще что-то. Люди брошены. Поэтому, как бы это печально ни было, люди должны работать.

Я тоже не понимаю своих коллег. У нас на территории 42 мэра второго уровня. Все молчат, никто не хочет брать ответственность. Есть у нас коллеги – в Черемхово Вадим Александрович, Петров. А основная масса сидит, смотрит, как получится. А зачем себе нервы тратит? Это же не их проблема, это не их касается, а кого-то другого.

О. Кашин:

- Удивительно, Роман. Выбор – либо погубить экономику, либо перезаражать всех людей. Третьего не дано. Опции помочь за счет какой-нибудь кубышки, которая, думаю, в какой-то мере даже в мэрии города Саянска есть. Почему выбор стоит именно так – надо выпускать людей в зону заражения, иначе они обанкротятся? Почему нет опции «помочь»? Это никто не объясняет. Государство жадное, власть жадная, власти плевать на людей.

Р. Голованов:

- А мне кажется, что нет. Мне кажется, что это только начало, что дальше будет история еще пострашнее.

О. Кашин:

- Поэтому, пока начало, надо позаражать всех, в Саянске выпустить на работу?

Р. Голованов:

- Нет, я про большие деньги.

О. Кашин:

- Роман, маленькая ремарка. Я в перерыве общался с московской знакомой. Спрашиваю: как там дела? Изоляция? Она говорит: нет, на работе. Вот фотография из офисного туалета. Я говорю: боже, и не боишься? Она мне отвечает: ты знаешь, мои страхи умерли много лет назад, когда я приняла решение прожить эту жизнь взахлеб. Меня впечатлило такое отношение к жизни у людей. Действительно, сейчас потеплеет, погода будет хорошая, и люди, взахлеб живущие, они, я думаю, еще дадут о себе знать.

Роман Голованов

Р. Голованов:

- С нами на связи путешественник Максим Озерной. Расскажу историю. В сентябре Максим отправился в экспедицию в честь 200-летия открытия Антарктиды. Но до Антарктиды не добрался, вынужден был остановиться в Чили. Где вы сейчас находитесь? Получается ли из Чили куда-то вернуться?

М. Озерной:

- Добрый день. Я вообще живу и работаю в Санкт-Петербурге. И мы, действительно, организовали вместе с петербургскими мореходными классами большую яхтенную экспедицию. И ушли из Питера в сентябре. Чуть-чуть я не добрался до Антарктиды. Это не так важно. Зато два раза вокруг мыса Горн обошел. Вернулся в Чили, чтобы оставить лодку на зимнюю стоянку. Это нормально. Но в Южном полушарии зима – это тогда, когда у нас лето.

Буквально за день до моего вылета обратно, 17 марта, все порушилось, карантин, самолеты перестали летать. И я застрял в южной чилийской Патагонии, в Огненной Земле. Это край света. Самый южный городок мира. Но южный – не значит теплый. Потому что тут до Антарктиды всего 500 миль, несколько суток ходу. Я нахожусь в городке на яхте своей. Сижу безвылазно. Выбраться я отсюда пока не могу.

О. Кашин:

- А план у вас какой? Отсидеться на яхте или улететь в Россию, бросив яхту в Чили? Что тоже решение на любителя. Что вы хотите?

М. Озерной:

- Бросить – это не совсем правильно. Это нормально, когда люди оставляют свои суда. Яхта на берегу, подключена к электричеству, вытащена в рыбацком порту, под охраной. Я ее и планировал оставить на полгода, до октября-ноября, чтобы продолжить путешествие. Это нормально. Но просто вылететь я отсюда не могу. Я нахожусь на острове. Самолеты не летают, паромы не ходят. Куда я денусь?

О. Кашин:

- Сидите в самоизоляции. В чем проблема сейчас? Или вам на работу в Питере надо?

М. Озерной:

- На работу, конечно, надо в Питер. Но просто физически отсюда никуда не деться. Да, я сижу на яхте в условной самоизоляции. Гуляю, конечно, здесь, воздухом дышу. Занимаюсь мелкой починкой, читаю, убираюсь. Очень хочу домой. И соскучился по семье.

О. Кашин:

- Мы передаем привет вашим родным. На вашем острове есть больные? Известно, как там эпидемиологическая обстановка?

М. Озерной:

- Да, есть больные. Остров такой вообще экологически. И совсем небольшое население. И живет здесь на всем острова 3 тысячи человек. Когда-то в середине марта врач привез коронавирус с материка, заболел. Его положили в больницу. И он заразил вокруг себя, по-моему, семь человек. Их увезли санавиацией в большой госпиталь в Пунта-Аренас.

Р. Голованов:

- Максим, вы билеты на самолет покупали?

М. Озерной:

- Да, у меня были билеты с Emirates. Сантьяго – Дубай – Петербург. У меня сумка была собрана. Я на следующий день должен был улетать. И все обрубилось мгновенно. Деньги вернули, сразу скажу. Там процедура, но деньги вернутся.

Р. Голованов:

- Спасибо. Мы все переживаем за людей, которые застряли за границей. Помните, как в «Дне радио»? Туристы, которые застряли в Конго. Переживаем за туристов. Но не очень.

О. Кашин:

- Здесь, скорее, экзотика. То, о чем мы говорили последние дни, хочу еще раз акцентировать, да начались эти полеты из разных стран, откуда вывозят русских туристов. Мне присылали видео – изнутри салон самолета «Аэрофлота» полупустой. Из Таиланда летят. В чем дело? И девушка в Фейсбуке пишет, что проверяют прописку. Москву берут всех, потому что Москва большая. В Питер – только по питерской регистрации. Там не хватает обсервацицй. И главное – уведомляют о том, что вылетает самолет, вообще впритык. То есть ты где-то в Пунта-Аренас условной, тебе надо добраться до Сантьяго – три дня скакать. А регистрация через полчаса заканчивается. А потом говорят: никто лететь не хочет.

МИД работает, посольства работают. Обзванивали людей, которые подавали анкеты. Но на стойках регистрации непонятные другие списки. Подтверждение приходит, допустим, вечером. В Таиланде комендантский час. Люди не могу добраться до аэропорта. Рейс утром. Как быть? И вот те полмиллиарда, которые мы волновались, дадут их или не дадут на социальную поддержку русских за границей, на что эти полмиллиарда идут? Буквально, чтобы люди поели. Потому что улететь у них по-прежнему шансов немного. И пока эта система не работает. Причем во многом, я так понимаю, авиакомпании саботируют. Потому что, да, они не хотят заниматься благотворительностью, мы выгоднее даже пустые самолеты пускать, чем, не дай бог, кого-то провезти в Россию. Удивительное дело, безумие, конечно.

Р. Голованов:

- Мне сейчас мой друг пишет. Он маркетолог, он работает с разными людьми из разных сфер. «Мне за прошедшие две недели пять бывших клиентов позвонили. Просят помочь с маркетингом, как-то выкрутиться, что-то сделать. Потому что у всех сейчас… Одна из клиенток звонила в слезах, она продает товары для дачи – от септиков до гамаков. Сезонный бизнес. Говорит: если не пойдут продажи, то… Если закроется, то она будет делать все, что угодно, лишь бы сохранить свой бизнес. Очень жалко ее. Три дочери. Женщине 45 лет, а муж у нее умер. Хотя он этим бизнесом занимался». И таких историй еще пять штук наберется про людей, которые сейчас в полном ужасе. И не понимают, куда им двигаться и что им делать. Вот этот карантин тоже людей добивает.

О. Кашин:

- Я боюсь как раз, чтобы вот эти трагические новости не стали подспудной агитацией за снятие карантина. Потому что, действительно, как-то уже все по поводу болезни расслабились. Что да, вроде бы мы не болеем, умирать не собираемся. А вот работа стоит.

Р. Голованов:

- А здесь смириться придется с болезнью. И жить дальше. Потому что наступит 30 апреля, и это не будет какой-то чудесный портал, как у Алисы в кроличью нору.

О. Кашин:

- Я не знаю, наступит 30 апреля, за ним 1 мая, тоже выходные. И дальше надо будет думать. Может быть, тоже продлевать. Потому что пик все-таки еще впереди, очевидно. О'кей, я не вирусолог, я не этот, я не этот. Может быть, я не прав. Но как-то очень странно говорить: ах, в России все хорошо! Да нет, везде всё одинаково. Просто с разной скоростью.

Р. Голованов:

- Конечно. И люди, когда будут понимать, что ужас-ужас, а чем мне кормить свою семью, как мне дальше жить, или уволить всех людей, или же рискнуть, конечно, они будут за то, чтобы выходить работать и продолжать свое дело.

Программа в студии Радио КП

О. Кашин:

-Помогайте людям. Не вы, Роман, конечно. Но Россия – богатое государство. Россия на днях салют устраивала в Москве по поводу юбилея освобождения Братиславы. Сколько стоит салют в пустом городе? Зачем он? Святыня – День Победы, все такое. Но Братислава! Могли бы уже как-то поэкономить. Объявили парад без ветеранов. А зачем парад без ветеранов?

Р. Голованов:

- Чтобы ветераны посмотрели его по телевизору. Вы не думаете, что это плохо?

О. Кашин:

- Мы это уже обсуждали. Покажите прошлогодний парад.

Р. Голованов:

- У нас каждый день – день сурка.

О. Кашин:

- А ведь завтра нам тоже нужно будет обсуждать. Потому что завтра тоже будет коронавирус. Понятно, что трагедия, народная беда. Общемировая трагедия. Но когда трагедия происходит каждый день, я сам работал в ежедневной прессе, в том числе в «Комсомольской правде», я прекрасно понимаю, что ежедневно о падающем метеорите писать нельзя. И метеорит переезжает на вторую полосу, на третью. А на первой будут котики. И вот как раз сейчас мы за этими котиками можем прятаться. Давайте завтра вообще без коронавируса. Но это страусиная позиция.

Еще раз: в реальном времени происходит народная беда. Исторический момент, который ломает наши судьбы буквально сейчас. Конечно, надо об этом говорить, даже если мы повторяемся, говорим одно и то же иногда.

Р. Голованов:

- Психологическое выгорание у людей может начаться на третьей неделе самоизоляции. Об этом сообщила Вероника Скворцова.

О. Кашин:

- Я вам лично устрою выгорание, прямо в нашем эфире. Потому что вы какой-то стали излишне прекраснодушный, что ли. Мир рушится, Роман! Какой оптимизм?

Р. Голованов:

- А что переживать? Мы вообще все живем для того, чтобы встретить конец света и чтобы наступил апокалипсис. Ничего в этом страшного нет. Мы просто забыли понятие этих слов.

Как обычно, у нас в это время звучит «Слово пастыря».

О. Кашин:

- Я удивился. Потому что вроде бы никаких новостей не было. Пасху не отменяли. Храмы при этом не открывали. Людей призывают сидеть дома. Что изменилось? Неужели какая-то опять тайная интрига? Давайте ее обсудить.

Р. Голованов:

- Патриарх Кирилл призвал увидеть в пандемии шанс на перемены к лучшему. Дальше была большая речь о том, что вот эту историю можно использовать для того, чтобы наш мир изменился. А если не получится, то мы опять наступим на те же грабли. А вот теперь второй пастырь – Олег Кашин. Но у него своя секта. Олег, вы-то видите перемены к лучшему?

О. Кашин:

- Извините, Роман, но буквально перед последним рекламным блоком вы мне сказали, что самое лучшее, чего может ждать христианин, это конец света и второе пришествие.

Р. Голованов:

- Страшно.

О. Кашин:

- То есть Патриарх Кирилл выступает с ревизией откровений Иоанна Богослова и предлагает, видимо, какую-то другую Россию, которая должна быть, как до пандемии, но лучше чем. Может быть, вам виднее? Я не знаю, что он имеет в виду. Чтобы все молились, постились и смотрели телеканал «Спас»? Или что-то другое?

Программа в студии Радио КП

Р. Голованов:

- Да, и программу «Завет». Нет, это история о том, что мы все вспомнили о Боге. Мы все вспомнили о том, что мы смертны. Люди стали жить прекрасно и вальяжно. Вы мне говорите: Роман, мир рушится! Меня тоже давят со всех сторон эти новости. Это ужас! Хочется выдернуть из себя этот мусоросборник, чтобы эти новости туда больше не поступали. Но нет, мне же вечером выходить на программу с Кашиным. Как я могу это выкинуть из головы?

О. Кашин:

- Роман, вот именно. Но про вальяжно – не надо. Потому что русские весь последний век прожили так себе. И говорить о том, что вот эта легкая передышка последних двадцати лет как бы обязывает нас как дальнейшим страданиям, - нет, нет, нет! Пускай пострадают первыми те, кто жил лучше нас в этот век, за наш счет. Пускай, простите, конечно, Грузия пострадает раньше русских, Украина.

Р. Голованов:

- Я не хочу, чтобы Грузия и Украина пострадали.

О. Кашин:

- Почему?

Р. Голованов:

- Я не хочу, чтобы люди страдали!

О. Кашин:

- Почему вы хотите, чтобы русские страдали первыми?

Р. Голованов:

- Я хочу, чтобы люди не страдали от этого. Это Олег хочет, чтобы все страдали.

О. Кашин:

- Русские должны страдать последними. Мы заслужили спокойную жизнь.

Р. Голованов:

- Русские вообще не должны страдать. Что вы так ненавидите русских людей?

О. Кашин:

- Я люблю русских людей. Но когда нас, русских, упрекают, что мы зажрались, что у нас благополучный быт, - эй, друзья, мы компенсируем непрожитые сто лет. Поэтому мы должны еще пожить.

Р. Голованов:

- Я вообще говорю про то, что человек, не важно, сколько у него денег в кошельке, просто забывает о смерти. А когда пришел коронавирус, все про смерть вспомнил. И всем стало страшно. И все начали переживать, ужасаться: а чем все это закончится? А про смерть нужно помнить всегда. Забывать про нее не надо. Она всегда рядом гуляет где-то здесь, по этим холодным коридорам. И неизвестно, когда тебя встретит. Это история о том, не знаешь, в какую стражу придет вор.

О. Кашин:

- Дело не только в смерти. И смерть на повестке дня все-таки еще стоит где-то сбоку. Сегодня в «60 минутах» сюжет по «остров мертвых» под Нью-Йорком, где уже какие-то тысячи захоронений, в пакетах целлофановых. Страшное дело. В России пока такого нет. В России ритуальный бизнес, спасибо партнерам семьи Мазараки из ФСБ, про которых Голунов писал, - ритуальный бизнес в России работает пока хорошо. Гробов хватает на всех. Пока никакого такого ада нет.

Речь идет о том, что слишком многие люди будут жить хуже в бытовом отношении после того, как все закончится. Когда нам говорят, что это нормально – жить хуже, даже когда ссылаются даже не на Евангелие, а непонятно на что, на, условно говоря, Иоанна Кронштадтского, то есть на какую-то уже такую спорную христианскую литературу, скажем так, это плохо. Русский должен жить хорошо. Это надо выдолбить вообще. И сейчас на повестке дня не вечные ценности, а буквально чтобы предупреждали людей о том, что самолет улетает из Бангкока, или чтобы малому бизнесу дали какие-то тысячи евро, как в германии. Вот о чем надо говорить.

Р. Голованов:

- Патриарх Кирилл напомнил, что болезни посылаются Богом для наказания людей и для их исправления. И иногда одно связано с другим. «Очень важно, чтобы эта болезнь, этот страх смертный послужил всем нам в исправление».

Программа в студии Радио КП

О. Кашин:

- Хорошо, Роман. Но если честно, когда вы о конце света говорите от себя, в ваших словах больше веры, что ли, чем вот в этих текстах, которые вы цитируете. Я не знаю, почему так происходит. Может быть, я предвзят. Но еще раз скажу: если мне придется, что называется, искать слово пастыря, я, конечно, обращусь к Роману Голованову, а не к чиновникам некоторых ведомств российских, скажем так, которые отвечают за духовность. К сожалению, так получается.

Р. Голованов

- Олег, не переживайте. Я всегда найду слова утешения и пригрею вас. И прочитаю вам: «Пятый Ангел вострубил, и я увидел звезду, падшую с неба на землю, и дан был ей ключ от кладезя бездны».

О. Кашин:

- Здесь мудрость. «Кто имеет ум, тот сочти число зверя». Еще раз скажу: слово пастыря – это вы. А я готов вас ввергать в депрессию. Потому что вы же все-таки и светский человек тоже. И вы тоже из своего бункера наблюдаете, как рушится мир.

Р. Голованов:

- Увы, да. Я тоже за этим наблюдаю. Давайте все же людей успокоим.

О. Кашин:

- Люди, успокойтесь, пожалуйста! Все равно вы ничего не исправите.

Р. Голованов:

- С одной стороны, у нас здесь есть такой ужас. С другой стороны, какая-то надежда. А с третьей – то, что любой человек испорчен первородным грехом. И психологическое выгорание на третьей неделе самоизоляции у людей обязательно наступит. Вы уже сколько на самоизоляции сидите?

О. Кашин:

- Как раз третью неделю.

Р. Голованов:

- Вы уже злой?:

О. Кашин:

- Ну вы видите. Злой, добрый – не знаю. Но я вижу на Яндексе индекс самоизоляции какой-то беспрецедентный сегодня, видимо, из-за хорошей погоды. 3,5 индекс, на улице есть люди – сообщает Яндекс. Потому что погода хорошая. Давайте еще раз призовем людей – не портите те две недели, которые были и благодаря которым в России нет этого «острова мертвых». Пожалуйста, братья и сестры мои дорогие, любимые, соотечественники, русские люди, - дома сидите, пойте песню про коня группы «Любэ» на балконе, готовьте шашлыки на балконе, а не в Серебряном Бору. Пожалуйста!

Р. Голованов:

- С другой стороны, когда ты выйдешь, а уже нет твоего рабочего места, ты пришел, хочешь кому-то кофе подать, во-первых, кофе подавать некому, во-вторых, самой кофейни нет. Кружки уже забрали. Пришли товарищи судебные приставы, которые пострашнее товарища майора будут, и все выносят. А ты кричишь: останьтесь, мои кружки, там, где вы стояли!

О. Кашин:

- Да, наверное, судебные приставы тоже хотят пить кофе. И ты открываешь кофейню для силовиков и обогащаешься. Думайте о тех возможностях, которые возникнут в кризисе и после кризиса. Если у вас есть сбережения, экономьте их, не тратьте. Потому что время реально суровое.

Р. Голованов:

- Мы вам дадим рецепты и советы, как пережить кризис, который еще дальше будет, может быть, только нарастать. А кто его знает, что осенью будет?

Приходите к нам завтра! Мы все расскажем!

О. Кашин:

- До завтра!