Кашин о Норильске: «Российская вертикаль неповоротливо работает в сложных ситуациях, все боятся кого-то огорчить»

Олег Кашин
Олег Кашин и Роман Голованов обсудили экологическое бедствие в Норильске, акции протеста в США, голосование за изменение Конституции и агитирующие за него ролики.

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


Р. Голованов:

- Летописцы земли русской Олег Кашин и Роман Голованов. Доживем с вами этот день до конца.

О. Кашин:

- Здравствуйте, Роман. Сегодня мы как старые американисты делаемся новыми сибиряками, перемещаемся в город Норильск, где случилось страшное, оказывается. Если честно, я три дня краем глазу вижу в социальных сетях, телеграм-каналах эти новости про то, что в Норильске что-то куда-то утекло. Откровенно скажу, меня это совершенно не трогало. Потому что, во-первых, я примерно представляю, что такое город Норильск, и говорить о том, что в нем вообще возможна экологическая катастрофа, это масло масляное. Сам по себе город Норильск – экологическая катастрофа. И когда в телеграм-каналах, где каждый второй пост заказной, пишут, что что-то пролилось, думаешь: понятно, наверное, это заказ против «Норникеля». И вот только сегодня, когда об этом заговорил Путин, начинаешь думать: значит, там что-то серьезное.

Р. Голованов:

- Давайте губернатора Усса послушаем.

А. Усс:

- По предварительной информации, из-за проседания свай фундамента произошла разгерметизация резервуара. В результате произошел разлив топлива с последующим возгоранием. Одновременно продолжилась утечка топлива в акватории рек Далдыкан и Амбарная. К счастью, водозаборов на них нет. В подразделение МЧС информация о произошедшей чрезвычайной ситуации поступила только 31 мая. Все это время предприятие пыталось собственными силами локализовать последствия разлива.

Р. Голованов:

- Кстати, рядом находится Енисей. Вдруг в Енисей бы утекло?

О. Кашин:

- Там главное – Карское море. Все утекло бы в Карское море. Тогда это действительно Чернобыль. Я сказал до синхрона: «Норникель», а Усс про «Норникель» не сказал. Более того, когда Путин в лоб его спрашивал, какая там компания, Усс называл какие-то дочерние предприятия – «Норильская энергетическая компания», еще что-то.

Р. Голованов:

- Давайте теперь Путина послушаем.

В. Путин:

- Ну что, «доклад закончил»? А что делать-то? Вы же губернатор. А кто собственник этого резервуара, откуда топливо вылилось?

А. Усс:

- Норильский комбинат «Антек». Это дочернее предприятие – Норильская топливно-энергетическая компания.

В. Путин:

- Липин Сергей Валерьевич – это руководитель этой компании? Сергей Валерьевич, по вашей оценке, что произошло, и почему органы власти узнали об этом только через два дня? Мы что, будем узнавать о чрезвычайных ситуациях из социальных сетей, что ли? У вас там все в порядке со здоровьем?

О. Кашин:

- Мы видим такого старого доброго Путина, который устраивает разнос, был в ярости, когда узнал. Еще раз отмечу, три дня социальные сети об этом писали. Большая пресса, телевидение, мы с вами об этом не говорили. Потому что нет такого рефлекса у российских официальных медиа, что если что-то случилось, нужно срочно об этом сообщать. Потому что либо это заказ, где идет речь об интересах больших компаний, наверняка у них есть какие-то враги, которые всегда заинтересованы в том, чтобы понагнетать, посгущать краски, как было, допустим, у «Транснефти» с «Роснефтью», когда они обвиняли друг друга в том, что нефть у них грязная.

И здесь оказывается, что одна из жертв этого преломления медиакартины – сам Владимир Путин, который так картинно говорит: «Мы что, будем узнавать из социальных сетей?» Очевидно, эта фраза заготовлена для того, чтобы народ подумал: ого, мы-то думали, что Путин соцсети не читает, а он всё читает. Понятно, что ни из каких соцсетей он это не узнаёт, понятно, что кто-то ему эту распечатку принес. И то, что спустя сколько-то дней, после того как все началось, пошла эта движуха, Зиничев, министр МЧС, полетел, - мы видим, нам показывают, как российская вертикаль медленно, неповоротливо, неэффективно работает в таких сложных ситуациях. Во-первых, все боятся кого-то огорчить – либо акционеров «Норникеля», либо самого Путина, либо губернатора Усса. Извините, вот ты – губернатор Усс, у тебя там часовые пояса, Путин далеко, а «Норникель» близко, и ты, естественно, будешь думать, кто тебе ближе, кто тебе важнее, особенно в этой непростой ситуации, когда пандемия и карантин.

В итоге эти ядовитые вещи текут в Карское море. Правда, вроде бы поток уже остановили, мировой катастрофы не будет, слава богу. Ну а город Норильск вряд ли кто-то спасет. Наверняка, Роман, вы видели, не в Норильске, а в Воркуте на «Авито», на таких сайтах, где продают обычно какую-то мелочевку, можно купить за какие-то копейки, буквально 100 тыс. рублей, трехкомнатную квартиру в центре Воркуты. По-хорошему вот эти большие города за Полярным кругом, конечно, это наследие ГУЛАГа, наследие рабского строя, они сейчас невозможны и не нужны. И когда мы говорим, что люди, живущие там, оказываются под угрозой, вопрос: под угрозой они когда оказались – сейчас, когда это разлилось, или когда они там поселились? На таких комбинатах должны работать люди вахтовым методом, а потом уезжать к себе в Сочи и прогреваться после работы в адских условиях Крайнего Севера.

Р. Голованов:

- Сейчас у Дудя вышел новый фильм про Камчатку. Не смотрели?

О. Кашин:

- Не смотрел. Но вы сравнили – Камчатку и Таймыр.

Р. Голованов:

- Я к тому, какая большая наша страна. Где Норильск, где река Енисей? Вы, Олег, знаете, а для многих каждый раз, когда происходит какое-то ЧП, Россия открывается.

О. Кашин:

- Это удивительный способ познания патриотизма. Это не то, какая прекрасная у нас, великая страна от края до края, а насколько мы не знаем страну, которую считаем своей родиной. Что такое родина для среднего россиянина? Это его город, на который он смотрит сквозь свое окно в 25-этажном доме. А страна такая, где-то есть и полярные реки, по которым текут нефтепродукты куда-то в Карское море. Вы были на берегу Карского моря? Нет. Такая полувиртуальная великая страна на самом деле.

Р. Голованов:

- А почему отдельные части так и остаются недоступными? Почему я Камчатку сейчас вспомнил? Туда добраться очень сложно. Там субсидируются билеты, но только кто младше, по-моему, 21 и старше 65 лет. У Дудя тоже об этом поднимается вопрос. Туда полететь было так же сложно, как сейчас куда-нибудь в Лондон отправиться или в какой-нибудь европейский город. Но туда можно по акции билеты найти, а вот на другую часть своей страны, куда лететь 8 часов, тебе это будет дороговато.

Олег Кашин

О. Кашин:

- Это вечный разговор, который мы ведем уже лет 20 точно, с начала нулевых. Ведь действительно прекрасная Россия, долина гейзеров, туризм, было бы здорово, если бы там было, как в Швейцарии. Понятно на самом деле, что не будет, конечно же, как в Швейцарии. Более того, сама официальная Россия или невидимая рука рынка выбрала для России вот такую мексиканскую модель, когда большая страна Мексика, все население в одном мегаполисе, в большой Москве, или в Мехико, а вокруг дикое поле, по которому бегают какие-то непонятные бизоны или наркоторговцы, которые всех убивают.

Россия на самом деле маленькая страна, в которой мест для приемлемого проживания (чтобы и в магазин пойти, и к доктору полечиться, и школа детям, и чтобы не умереть от холода) в России буквально раз-два и обчелся – крайний юг, Краснодарский край и город Москва. Даже Петербург – уже глухая провинция, и его на наших глазах сделали глухой провинцией. Понятно, что город Норильск в этой картине мира, на этой реальной карте России находится не за Полярным кругом, а за кругом ада. Нет никакого города Норильска. Кто там живет, они орки, гоблины и т.д. Так их воспринимает Москва, так их воспринимает, собственно, вся Россия.

Перейдем к другой теме. Я уже говорил про этого мужика в Екатеринбурге. И сегодня объявила полиция, наконец, она нашла версию, что он ранее судим, что он наркоман, что у него ножик был, в общем, правильно его застрелили. И про этого американского задушенного негра тоже говорили, что он до этого сидел, он наркоман. Удивительно, насколько интернациональна полицейская культура. Им всегда важно показывать, что жертва сама виновата. Человек может быть кем угодно – наркоманом, геем, коммунистом, фашистом, но это не повод его убивать.

Мы продолжаем наблюдать за тем, как американские трудящиеся занимаются луттингом, то есть тем, что в неполиткорректные времена называли грабежами и мародерством. Я уже говорил, насколько это похоже на наш 1917 год. Я увидел вчера в очередном американском Инстаграме портрет Анджелы Дэвис. Роман, вы, может быть, не знаете это имя, потому что даже я его не застал. Это конец 70-х, одна из главных западных звезд в советской культуре, американская коммунистка, которую тогда сажали в тюрьму, причем за дело, насколько я понимаю, сажали. И весь Советский Союз был обязан сдавать подписи за Анджелу Дэвис. Когда сейчас они перечисляют великих чернокожих, тут пригодилась и Анджела Дэвис. Удивительно, как эти люди, передовая нация, передовая культура, повторяют советские зады. То, что у нас было 170 лет левой диктатуры - тот опыт, которого не было у Запада. И когда они повторяют в каких-то деталях элементы того нашего тоталитарного опыта, каждый раз аплодирую.

Не хочу обижать своего товарища, хороший парень, но молодой, гуманитарное образование. Мы с ним спорим, и он мне говорит: «Олег, ты не понимаешь, что это не расовый конфликт в Америке, а социальный, конфликт богатых и бедных». А я сейчас читаю книгу про советскую литературу времен Хрущева и дословно эти слова я вижу там в докладной записке КГБ про писателя Катаева, где тоже ему говорят: товарищ Катаев не понимает, что в Америке конфликт не черных и белых, а богатых и бедных. Почему любой современный левый интеллектуал упирается в то, что он оказывается советским махровым коммунистом, не понимаю. Я вчера уже говорил, нельзя говорить «жизнь русского имеет значение», потому что это разжигание, фашизм, национализм. Надо говорить «жизнь россиянина имеет значение». Это настолько смешно… Вот у нас есть власть, есть ее оппоненты. Но в чем они едины? В том, что само слово «русский» опасно, влечет за собой 282-ю статью и т.д. Я еще раз повторю, что если (не дай бог, конечно) завтра Москва превратится в пылающий Миннеаполис, то же самое, будут сидеть старые советские либералы и спорить о том, корректно ли употреблять слово «русский», или это фашизм. Удивительный замкнутый круг.

Р. Голованов:

- По Катаеву советую книгу Сергея Шаргунова.

О. Кашин:

- Да, прекрасная книга. Но я цитировал не ее, а книгу Сергея Чупринина «Оттепель». Тоже хорошая, там набор архивных документов на эти темы.

Р. Голованов:

- Переносимся в Штаты. С нами на связи владелец ресторана «Пушкин» в Сан-Диего Айк Газарян. Чем прославился Айк?

О. Кашин:

- Айк – это русская мафия.

Р. Голованов:

- Мы вчера слушали Айка в программе «60 минут», а теперь Айк вместе с нами. Айк, у вас сейчас в руках есть автомат или ружье? Вам не приходится отстреливаться параллельно?

А. Газарян:

- Нет, слава богу, ничего не приходится делать. Мы и тогда не отстреливались. Но у меня всегда и на работе, и дома есть оружие.

О. Кашин:

- Сейчас у вас спокойная ситуация вокруг?

А. Газарян:

- Да, сейчас все спокойно. Обычно это происходит по ночам. Но вчера, например, было уже довольно тихо, люди протестовали, ходили, но это было очень спокойно. Суббота-воскресенье-понедельник у нас в городе был беспорядок, но со вторника все успокоилось.

О. Кашин:

- Айк, мне интересно, вы сколько лет в США живете, и кого поддерживаете на выборах – Трампа или Байдена? Интересно, за кого русская мафия?

А. Газарян:

- У нас нет выбора, кроме как голосовать за Трампа. Может быть, если бы был кто-то другой из демократов, которого можно было бы хотя бы поддержать, но тут такая ситуация, что только Трамп.

О. Кашин:

- Скажите, а сколько лет вы живете в Америке?

А. Газарян:

- 22 года.

О. Кашин:

- Обычно наши эмигранты, оказываясь на Западе, делались всегда жесткими правыми, антикоммунистами и т.д. Но сейчас новый тренд, когда русская молодежь, живущая в Америке, очень быстро превращается в таких маленьких Хиллари, когда их беспокоят права транссексуалов, права меньшинств и т.д. Как у вас с этим, какие у вас взгляды, как вы относитесь к этой левой публике, что вы о ней думаете? Может быть, имеет смысл ваше ружье не к погромщикам применять, а к интеллигенции, которая слишком увлеклась левыми идеями?

А. Газарян:

- Нет, я довольно спокойно отношусь ко всем меньшинствам – ну, живут себе и пусть живут. Но когда они пытаются какие-то свои идеи втиснуть мне, естественно, мне это не нравится. Или, например, еще хуже – моему ребенку. В этом смысле здесь есть проблема в том, что в школах заставляют наших детей слушать те вещи, которые, может быть, мы не хотим, чтобы они слушали. Или учить их тем вещам, которым мы сами должны их учить. Я, конечно, против таких вещей. Ну а против самих геев, лесбиянок и всех сексуальных меньшинств – ну, бог с вами, живите, делайте, что хотите, меня ваша жизнь не касается.

О. Кашин:

- То есть вы такой умеренно правый. Скажите, Айк, а вы русская мафия или армянин – кто вы для себя прежде себя, как вы себя позиционируете? Или американец?

А. Газарян:

- Я армянин, который родился в Советском Союзе, жил в России, а теперь живу здесь, у меня есть русский ресторан. Я люблю Россию, я люблю русских, я люблю Америку.

О. Кашин:

- Соседи-американцы вас считают русским, армянином или своим, белым американцем?

А. Газарян:

- Знаете, многие американцы не знают, где что находится, поэтому проще сказать, что ты русский, чтобы лишний раз не было: где, откуда, зачем, почему?

Роман Голованов

Р. Голованов:

- Айк, а то, что там происходит, эти погромы, это конфликт белых и черных, расовый конфликт, или все сошли с ума на карантине, обнищали и пошли громить, чтобы нажиться?

А. Газарян:

- На мой взгляд, это и то, и другое, и даже третье. Ну да, карантин, все сидели, как собаки на цепях, и тут свобода, отменили карантин. Пошли погромы – и карантин просто отменили. Никто здесь больше не говорит о коронавирусе вообще. Потом это не без либеральной и демократической партии это все устроено. Потому что у меня такое чувство возникает, когда я иногда смотрю CNN и прочее, что вместо того чтобы погасить этот конфликт, они, наоборот, разжигают его, люди снова выходят на улицы. Я видел интервью, которые они дают, я видел, что CNN или NBC, о чем они говорят…

Р. Голованов:

- Айк, у вас ресторан. Был карантин. Вас потрепал этот кризис? Или вам денег дали? Когда они пришли грабить, там было вообще что грабить или все уже потрачено за время закрытия?

А. Газарян:

- Я не боюсь, что они придут и украдут пельмени или какие-то дорогие вырезки мяса, бог с ними. У нас огромное количество алкоголя всегда. Ну, придут, ограбят нас, на 20-30 тысяч долларов, может быть, вынесут алкоголя. У нас есть бутылки, которые по 2-3 тыс. долларов стоят. У нас очень красивые витрины, у нас картины красивые, стулья, диваны. У нас ресторан в таком дизайнерском стиле. И каждая витрина, которая будет разбита, она стоит порядка 5 тыс. долларов. Поэтому очень не хотелось ничего менять.

Р. Голованов:

- А кризис потрепал или нет?

А. Газарян:

- Знаете, потрепал, конечно. Мы нашли выход из этой ситуации. Во время карантина мы все работали. А сам ресторанный бизнес – да. У нас не было, естественно, гостей два месяца, мы решили не делать доставку на дом.

Р. Голованов:

- То, что сейчас происходит, это экономически страшнее, чем было на карантине?

А. Газарян:

- Да, страшнее. Нам только дали открыться – и тут мы закрылись. Люди во время карантина хотя бы что-то делали, а сейчас многие из них боятся даже выходить на улицу.

Р. Голованов:

- Мы продолжаем ждать звонка из Норильска, но никто с нами на связь не выходит. Поэтому пойдем дальше. Из Америки мы опять возвращаемся в нашу Москву, где у нас принимают поправки, где у нас все готово к тому, чтобы провести день голосования. Есть такой замечательный блогер, его зовут Тема Лебедев, он же дизайнер, он же тот, кто нарисовал московское метро, точнее, его схему. Вот вы едете утром и смотрите на творение студии Темы Лебедева. Так вот, Тема принял участие в ролике, который записал RT, где известные уважаемые люди читают текст поправок и таким образом поддерживают вот это голосование. Олег, вы прочитали текст поправок?

О. Кашин:

- Вы знаете, Роман, они читают не текст поправок, они читают преамбулу Конституции, преамбулу старую, классическую, ельцинскую, 1993 года. И как раз сегодня Тема Лебедев сделал заявление, что в этой записи он поучаствовал до того, как выступила Терешкова и предложила обнуление. Оказывается, Тема Лебедев только до обнуления был сторонником поправок, а после обнуления перестал быть сторонником. Понятно, что это действительно дико смешно, понятно, что ему за это заплатили, он сам об этом публично говорил, что ему предлагали деньги за участие в этой рекламе, еще давно говорил, и вроде как тогда шла речь о том, что он не будет в ней сниматься. В итоге снялся, в итоге позор, скандал, в итоге тень позора Темы Лебедева легла на всех остальных героев этого ролика, включая Лео Бокерия, того ветерана войны знаменитого, которого сейчас все обсуждают, и других людей. В общем, провал, позор. Параллельно вот тот ролик про геев, о котором мы говорили, то же самое – актер, игравший самого такого гейского гея, дал интервью, сказал, что его за нарушение самоизоляции недавно забирали в полицию, он недоволен, он будет голосовать против поправок. Наконец композитор, который делал музыку для этого ролика про поправки, тоже сказал, что ролик плохой и он такой противный, что он, композитор, сам себе теперь не подает руку. В общем, агитация за поправки превращается в какую-то абсолютную дикую профанацию, когда люди сами как бы агитируя за поправки, беря, очевидно, за эти деньги, говорят – нет, нет, на самом деле мы против. То есть, это, как я вчера сказал, полный деградач. Я думаю, что, покопавшись в 140 миллионах россиян, можно найти там хотя бы человек 10, которые искренне поддерживали бы эти поправки. Но никому это не надо. Навык реальной агитации, навык реального патриотизма уже утерян. У людей во власти абсолютно товарно-денежные отношения с любыми идеями, с любыми словами. И в итоге получается полный провал, полный позор, который мы наблюдаем. Опять же, если бы я был Путиным, я бы, наверное, вникнув в это, как он вник в историю с Норильском, запереживал – как же так, ведь кругом измена, трусость и обман? Но, поскольку и я не Путин, и Путину на это плевать, я думаю, он смотрит ролики и думает – ой, хорошо, даже Тема Лебедев за нас. И в итоге, да, все держится на обмане, все держится на лицемерии, и думаешь, ну, боже мой, ну, как же так, ведь какое-то очень неустойчивое равновесие. Вот так скажем.

Р. Голованов:

- Тут даже я не знаю что сказать. А вы думаете, что так оно и было на самом деле, как Тема Лебедев говорит?

О. Кашин:

- Здесь я как раз не склонен ему верить полностью, естественно, он понимал, в чем участвует, естественно, он просто думал, что это окажется не таким скандалом. А поскольку Тема Лебедев все-таки не то что наш, но, по крайней мере, знакомых более близких, чем я, которые посмотрят ему в глаза и скажут – что же ты, Татьяныч, наговорил?

Р. Голованов:

- О, я думаю, что Путин посмотрит и скажет – о, так это ж Татьяныч тот самый…

О. Кашин:

- Да, так, извините, сама Татьяна Никитична, может ему сказать – чего ты, Тема, натворил? Мама его, известная писательница Татьяна Толстая. Я думаю, элементы совести у Темы Лебедева есть. Более того, вчера меня зверски пронзил буквально текст известного нам, мы с вами его обсуждали, Антона Красовского, который работает на пропаганду буквально, и он открытый гей, который об этом говорит. Естественно, ему, как гею, неприятно то, что государство, на которое он работает, с геями борется.

Р. Голованов:

- А как называется его Телеграм-канал?

О. Кашин:

- Гей на передержке.

Р. Голованов:

- Откуда это взялось?

Программа в студии Радио КП

О. Кашин:

- Из предыдущего ролика по борьбе с геями… И он, соответственно, пишет, что ничего не имеет значения, все эти ролики это дешевка, какая разница, у Галкина тоже плохой ролик. Неважно, что он пишет, важно, что человек переживает. Так вот, в ситуации, когда люди на государственной стороне все переживают, что им приходится ежедневно наступать себе даже не на горло, а, прости господи, на какие-то первичные половые признаки, чтобы не было стыдно, конечно, это ужасная история. То есть, по одну сторону кремлевской стены находятся сытые несчастные люди, по другую сторону стены находятся голодные несчастные люди. И в общем всем плохо, ни у кого гармонии нет, тоска ужасная. Вот даже, я не знаю, насколько это этично говорить, даже Анна Шафран не выдержала, да, Роман:

Р. Голованов:

- У нее спросите.

О. Кашин:

- Я не знаком, но шлем ей лучшей поддержки, потому что я видел ее лицо в этом ролике, когда она прощалась со своим радиоэфиром, было, конечно, жестковато.

Р. Голованов:

- А там же второй ролик вышел… второй я не видел.

О. Кашин:

- Второй еще более идиотский. Он не про геев, но он еще жестче. Там показывают Россию, в которой как бы не приняли поправки. И там маленький мальчик делает уроки, сестренка говорит, какой он у нас умный, хороший, будет министром. А мальчик мрачно говорит – нет, министром я не буду, потому что правительство будет сидеть до старости и не будет меняться. Оказывается, Конституция требует поправки, чтобы министров утверждала Госдума. То есть, в современной России, в той, которая есть, или которая будет после поправок, талантливые мальчики могут становиться министрами. Кому вы это рассказываете, боже мой? Посмотрите на наших министров – люди сидят десятилетиями... Более того, когда у министров рождаются дети, иногда и они становятся министрами. И агитировать за поправки с помощью того, что, если не будет этого порядка, как сейчас, то талантливый ребенок не станет министром… а сейчас может? Роман, вот вы талантливый юноша, вы министром можете стать? Не можете. Я тоже не могу…

Р. Голованов:

- Если только министром пропаганды! Ха-ха-ха…

О. Кашин:

- Тульской области – ха-ха-ха…

Р. Голованов:

- Нет, нет, района Ефремово… Нет, давайте Щекинский район… тут мне придется тяжело. Нет, давайте тогда Ефремово…

О. Кашин:

- В общем, смысл такой, что, когда у нас уже сменилось второе поколение номенклатуры, когда дети министров начала нулевых делаются главами госкомпаний и т.д., пугать несменяемостью власти – это какой-то отдельный как будто бы саботаж. То есть, я еще раз скажу – ну, вряд ли это саботаж. Ролики снимает повар Пригожин, великий человек, абсолютный, что называется, плоть от плоти современной власти. И если у него получается вот такое дерьмо, то, наверное, совсем все плохо у них. Это удивительная история!

Р. Голованов:

- Давайте про дерьмо еще поговорим. Я открою вам секрет, что есть такой оппозиционный блогер Алексей Навальный. Олег Кашин тут вообще не имеет никакого отношения, вы можете сейчас взять и заклеить пластырем камеру, чтобы за вами не следили – вы к этому отношения никакого не имеете.

О. Кашин:

- Хорошо, я ушел в телефон свой.

Р. Голованов:

- Да, Олег ушел в телефон, мы ему отключили микрофон и наушники, он не знал и не слышал, что здесь происходит. Вчера я принял участие в одном крутом стриме у Владимира Соловьева, там собрались как раз Владимир Рудольфович, Маргарита Симоньян, Роман Ашотович Габриелянов, Рома Голованов, Илья Ремесло и глава команды РУДН – сын Гаджи. Ой, что там происходило! Мы разобрали по косточкам всю историю Алексея Анатольевича, который выступил и назвал ветеранов предателями… Ну, по факту он уже показал себя, когда есть нацист, есть мерзкий человек и негодяй. И он вышел во всем своем облике. Теперь мы понимаем, что это все продолжение истории с Бессмертным полком. Когда туда загружали фото Власова, фото Гитлера. И Алексей Навальный – это и есть сам Гитлер – когда-то над этим смеялись в интернете: «О, Навальный – Гитлер!» А теперь – нет. Теперь Навальный – это Гитлер. Это просто знак равенства между двумя этими персонажами стоит. После он написал твитт, что…

О. Кашин:

- Роман, вы просили полторы минуты… это действительно невыносимо, кринж просто какой-то…

Р. Голованов:

- Короче, Навальный – предатель, власовец и нацист, и надо бы проверить всю его конторку на то, что это филиал СС.

О. Кашин:

- Да, я бы еще вот тот стрим, который вы посещаете, тоже бы проверил. Но на самом деле про Бессмертный полк у меня тоже есть краткий монолог. Вернемся к этой теме… Вот когда вы загружаете на Бессмертный полк фотографию Гитлера – понятно, это хулиганство, это людоедство, это фашизм, да. Я думаю, вы спорить не будете, Роман. А когда вы загружаете на тот же Бессмертный полк фотографию Лаврентия Якушева, ветерана НКВД, которую его внучка повесила, наверное, это здорово – дед воевал. В итоге мы про этого деда читаем, как он занимался лично расстрелами и, что меня отдельно поразило, когда он расстрелял очередную группу осужденных, жертв, заставил последнего выжившего инвалида пожилого заняться сексом с трупом убитой женщины, в обмен на жизнь, инвалид выполнил, он его все равно убил, он, дед, на Бессмертном полку, он то, чем мы гордимся… В общем, действительно вот сейчас такой наглядный случай под руку подвернулся. Действительно, появился портрет очередного ветерана, заслуженного ветерана, партизана, между прочим, на сайте Бессмертного полка, люди стали проверять, кто он такой. Да, он партизан, да, он немцев убивал, но еще больше он убивал русских, убивал по-садистски, убивал в застенках Житомирского НКВД, причем, и беременную женщину лично расстрелял. Какой-то адский совершенно человек по имени Лаврентий Якушев. Я уверен, что, если перебрать просто сайт «Подвиг народа», там на каждого простого пехотинца с винтовкой, там на 10 пехотинцев придется один негодяй, у которого был бэкграунд или с коллективизацией, или с 37-м годом и т.д. Что с этим делать? Вот те люди, у которых работа такая – бить себя в грудь и говорить «ветераны – святое» - у них вопросов нет. Вопрос есть у истории. Вопрос есть у совести. Вопрос есть у Бога. И этот вопрос до сих пор не разрешен. Что делать, если немцев, в том числе, победило вот это бериевское НКВД? Если один из маршалов Победы, наряду с Жуковым и Рокоссовским, маршал Берия? И если действительно в этом красном знамени Победы на рейхстаге есть и кровь узников ГУЛАГа, и есть и заслуга заградотрядов, есть и заслуга тех людей в полушубках, которые сидели на вышках лагерей, которые не были на фронте, но да, безусловно, тылом была Колыма. И когда нам говорят, что давайте об этом просто будем не думать, а, закрывая глаза и пуская слезу, умиляться любому ветерану, в том числе, и сотруднику НКВД, палачу и негодяю, это, конечно, неправильный подход. Естественно, такой неправильный подход производит коррозию всей национальной памяти, коррозию святыни, разрушает любую сакральность. И рано или поздно придется об этом говорить, причем, говорить уже, может быть, даже не на условиях моих, русского человека, понимающего ценность победы, а на условиях буквально Гитлера. Когда Гитлер скажет, новый Гитлер, которого мы пока не знаем по имени, скажет – все ветераны негодяи, все несут ответственность за НКВД. Вот то, что делается сейчас, это такая карамельная, пластмассовая сакрализация 45-го года, которой и вы, Роман, занимаетесь, и ваши друзья, она еще приведет к каким-то совершенно непоправимым последствиям, когда, как на Украине народ рушил памятники Ленину, так следующее поколение россиян будет рушить памятники 45-му году. Так вполне может быть, и ответственность за это будут нести те, кто сегодня превратил 9 мая в казенщину и в фейк.

Программа в студии Радио КП

Р. Голованов:

- А кто превратил Бессмертный полк в казенщину и в фейк? Кто превратил вот этих людей, которые выходили до вот этих ужасных времен на улицу с портретами своих дедов?

О. Кашин:

- У меня есть четкий ответ. Буквально те же люди, которые снимают ролики с Темой Лебедевым. Те люди, у которых нет ни сердца, ни совести, ни души. Нет ценностей. У которых работа такая – продакшн делать. Вот те люди, которые делают продакшн, они сделали продакшн из Бессмертного полка, они его уже в этом году проведут 26 июля, во время Дня ВМФ, когда уже никто не думает о 9 мая, но – положено выходить. Это десакрализация, ею занимаются не какие-то бандеровские недобитки или власовские, ею занимается официальная Россия, технологи наши политические, медийные, какие угодно. На них ответственность за десакрализацию великой Победы. И бог еще опять же, история, судьба их за это накажет.

Р. Голованов:

- Ну, красиво, пафосно сказали! Но вот это как раз повод думать о том, что 9 мая – это не только 9 мая, это не только дата на календаре, а это вся наша история, которая может возникать в нашей памяти не только в день Победы, который официально мы отмечаем всей страной, а он может состоять и в том, что есть деды-ветераны, которые живут в порушенных квартирах, которые забыты. Он может состоять в том, что у тебя полностью забыта история твоей семьи и ты можешь о ней вспомнить не только в этот день, ты можешь напомнить своему ребенку о том, кем был его дед или прадед.

О. Кашин:

- В «Комсомольской правде» точно так же в 1987 году, вот уже на терминальной, финальной стадии советской истории, так же писали о Великом Октябре. Что в него надо вдохнуть какую-то новую жизнь и фанфары правду не спасут, и демагоги новой моды, у нас с тобой есть высший суд – Октябрь 1917 года. Куда эта святыня делась? Рассосалась. И нет ее. Вот так и с 9 мая очень огромная вероятность, что так и будет. К огромному сожалению. Потому что слишком залапали его руками тех людей, для которых даже этот несчастный ветеран из ролика только повод в очередной раз мочкануть Навального. Опять же, кто виноват? Не знаю, видимо, атмосфера ненависти.

Р. Голованов:

- Олег, я, конечно, просто даже не хочу отвечать на все, что вы сказали, но и по рамкам жанра даже не хочу в это все вписываться. Жуткие слова, страшные…

О. Кашин:

- Я тоже. Вечный спор как бы, который разрешит только время…

Р. Голованов:

- Сейчас начнем спорить – опять поругаемся – и толку-то? Зачем это сейчас нужно? Правильно вы сказали, посмотрим, как время все это разрешит.

Давайте еще одну историю, которая тоже имеет отношение к Штатам, проговорим… чтобы просто уйти от этого ужаса. Девушка из Австралии решила поддержать протестующих в США, но поймала в тик-ток волну негатива. Она покрасила половину лица в черный цвет, а вторую оставила белой, обозначила единение белых и темнокожих. Пользователи не оценили и затравили блогершу за блекфейс.

О. Кашин:

- И правильно затравили. Дура потому что. Если ты белая – будь белой, в этом твоя историческая миссия. На колени не вставай, ботинки не целуй, но красить свое лицо в черное – сама дура. Правильно тебя будут пинать. И это урок всем вырусям, которые сегодня, желая как бы понравиться либо власти, либо многонациональной интеллигенции, отказываются от того, чтобы быть русским. Вот тем людям из «Новой газеты», которые даже несчастного Михаила Светова, вот уж кто точно не фашист, либерторианец известный, да, несчастного Светова записывают в фашисты, потому что он сказал, что жизнь русского имеет значение. Всех вырусей ждет вот это. Вырусь – это бывший русский, который хочет быть не русским. Такое стандартное выражение, вроде бы его придумал покойный Константин Крылов. Мы против вырусей, Роман, как бы это ни звучало.

Р. Голованов:

- А кто у нас явный пример этих вырусей?

О. Кашин:

- Я не хочу показывать пальцем, прямо совсем не хочу показывать показывать…

Р. Голованов:

- Ну, хорошо. Вот так как-то сложно и спорно заканчивается наша программа…

О. Кашин:

- Как мы любим…

Р. Голованов:

- Даже я своими ощущениями хочу поделиться – какой-то ужас, мрак, особенно вот то, что по одному человеку вы сейчас взяли и обмазали всю историю, весь общий Бессмертный полк черной краской. Ну, это то, чего вы сами призываете не делать здесь, когда вы говорите, что вот есть отдельные люди, а здесь есть другие люди, а я вот не такой, как они, а вы не такой, как там… и надо разделять всех… а тут – все под одну гребенку…

О. Кашин:

- Ну, Роман, до завтра.

  • Реклама партнёров
  • Источники
Источники:
Читайте также
Олег Кашин